Системы в нашей жизни. Часть 4

25 Декабря 2011

Часть 1    Часть 2    Часть 3

Системное мышление

Системный подход часто называют системным мышлением.

Системное мышление – способ видеть в объекте систему – проявляется в мысленном разбиении объекта на связанные между собой элементы, взаимодействие которых подчиняется определенному порядку, т.е. является организованным.

Системное мышление обращено к целому и его частям, а также к связям между частями. Оно изучает целое, чтобы понять части. Оно противоположно редукционизму, т.е. представлению о целом как о сумме составляющих его частей. Набор не связанных между собой частей не образует системы. Это просто беспорядочное нагромождение.

Системное мышление позволяет проникнуть за пределы того, что представляется изолированными и независимыми событиями, и увидеть лежащие в их основе структуры. Благодаря этому мы распознаем связь между событиями и, таким образом, совершенствуем свою способность понимать их и влиять на них.

Для конструктивного изучения системы системный подход предусматривает составление ее модели, т.е. упрощенный, по возможности формализованный (для проведения количественных исследований) аналог. Модель должна быть ориентирована на отражение именно тех свойств, которые представляют наибольший интерес.

В первую очередь следует определить степени свободы системы, т.е. совокупность независимых возможных вариаций параметров, описывающих состояние системы. Последующие действия должны выявить изменение состояния при нарушениях в среде и трансформациях системы. Для этого надо найти определяющие функционирование системы структурные элементы и содержательно описать их работу. Далее требуется обрисовать связи, объединяющие элементы в систему, и дать им упрощенную интерпретацию. Желательно зафиксировать проведенные операции графически в виде некоторого портрета системы.

Теперь следует установить идентичность модели реальной системе. Для этого проще всего сравнить поведение системы и сформированной модели при воздействиях на них возмущений. В идеале можно достигнуть тождественности реакций, но обычно добиться этого не удается. Различия будут особенно заметны в аварийных ситуациях, когда система попадает в незапланированные при ее создании условия.

Приведем общую схему формирования модели системы. Этому процессу отвечают три этапа.

А. Этап анализа системы. Действия, составляющие этап, направлены на изучение системы и заканчиваются получением концептуальной модели. Их основным содержанием является представление системы в виде совокупности элементов (декомпозиции), последовательное обследование каждого и связей между ними.

Б. Этап синтеза модели. Он состоит в получении моделей отдельных элементов, формализации их связей и в последовательном переходе от элементов к целостной модели. Завершается этап, когда в распоряжении исследователя имеется математическая модель системы. Естественно, для плохо формализуемых систем можно довольствоваться наличием лишь строгого описания фрагментов системы, тогда часть системы будет охарактеризована вербально, на естественном языке. Однако исследование такого симбиоза формализма с вербальностью представляет далеко не тривиальную задачу.

В. Этап проверки адекватности модели и системы. Эта процедура сопутствует всем этапам построения модели. Ее задача заключается в удовлетворении требований субъекта по обеспечению адекватности модели и исследуемой системы в смысле достижения необходимой точности описания процессов, представляющих интерес для субъекта.

Контроль адекватности проводится с привлечением теории идентификации. Содержание последней состоит в определении тождественности всей системы или ее элемента принятому аналогу (модели). При этом используется методология «черного ящика»: известны входные и выходные сигналы, с определенной степенью достоверности выбрана модель и требуется ввести в модель такие коэффициенты или ее так структурно преобразовать, чтобы в соответствии с заданным критерием была достигнута динамическая идентичность реакций системы и модели. Другими словами, проверка качества модели всей системы или ее элемента должна показать, что она реагирует так же, как система (элемент) на одинаковые входные воздействия.

Алгоритм проведения системного исследования
Схема формирования математической модели системы

Системное мышление тесно связано с такими понятиями, как эмерджентность и обратная связь.

Эмерджентность (интегративное качество). Из определения системы следуют поразительные выводы. Во-первых, системы функционируют как целое, а это значит, что у них есть свойства, отличающиеся от свойств составляющих их частей. Они известны как эмерджентные, или возникающие, свойства. Они «возникают», когда система работает.

Системы обладают эмерджентными, или возникающими, свойствами, которых нет ни у одной из их частей. Разобрав систему на части и проанализировав каждую из них, вы не сможете предвидеть свойства целостной системы.

Разделив систему на компоненты, вы никогда не обнаружите ее существенных свойств. Они проявляются только в результате действия целостной системы. Единственная возможность узнать, что они собой представляют, состоит в том, чтобы заставить систему работать.

Человек, как система, полон эмерджентных свойств. Например, сознание – системное, эмерджентное свойство. Кто мог бы предвидеть, что миллиарды соединений между нейронами сделают возможным самосознание? А все наши чувства – часть нашего «Я». Это вы обладаете способностью видеть, а не ваши глаза. Положите глаз на стол – он ничего не увидит. Ни в одной части тела не найти зрения, слуха, осязания, обоняния или вкуса. Вы живете лишь до тех пор, пока все части вашего тела действуют согласованно. Стоит отделить любую часть тела, и она умрет. Посмертное вскрытие обнаруживает тайну смерти, а не жизни.

Вот другой пример. Движение автомобиля – это также возникающее свойство. Чтобы двигаться, автомобиль нуждается в карбюраторе и бензобаке, но положите карбюратор или бензобак посреди дороги – далеко ли они уедут?

Обратная связь

Все части системы связаны прямо или опосредованно, а потому изменение в одной части порождает волны изменений, которые доходят до всех остальных частей. Значит, они тоже изменятся, а волны от этого процесса в конце концов достигнут той части, в которой началось изменение, и ей придется реагировать на это новое воздействие. Таким образом, изменение возвращается в исходную точку в модифицированном виде – получается не улица с односторонним движением, а петля. Ее называют петлей обратной связи. Когда две части соединены, воздействие идет в обоих направлениях, как в телефонной линии: если вы можете позвонить приятелю, он тоже может позвонить вам. Обратная связь предполагает, что часть выхода из системы снова подается на ее вход или система использует информацию о выходе на предшествующем шаге, чтобы внести изменения в то, что она делает на следующем.

Наличие обратных связей – неотъемлемая характеристика систем: нет обратных связей, нет и систем. Существует два основных типа обратной связи:

  1. Усиливающая обратная связь – когда изменение состояния системы служит сигналом к усилению первоначального изменения. Иными словами, система обеспечивает большее изменение в том же направлении.
  2. Уравновешивающая (балансирующая) обратная связь – когда изменение состояния системы служит сигналом к началу движения в противоположном направлении, чтобы восстановить утраченное равновесие.

Усиливающая обратная связь. Ее часто именуют «положительной», но это не очень удачное название, поскольку создается впечатление, что речь идет о чем-то непременно хорошем и одобряемом. Связь этого типа бывает полезной, но может стать и причиной несчастья, когда она ведет систему к гибели. Все зависит от того, что именно изменяется. Во избежание путаницы мы всегда будем говорить об «усиливающей» обратной связи.

Такая обратная связь толкает систему по выбранному пути. В зависимости от начальных условий она может вести к росту или затуханию процесса. Вознаграждение составляет часть петли этой обратной связи, если оно поощряет, ведет к усилению того же поведения. Это могут быть подарок, деньги, слова поддержки и даже улыбка. Вы совершаете действие, получаете вознаграждение и повторяете действие – вот вам и петля усиливающей обратной связи. Само по себе вознаграждение нельзя считать обратной связью, если оно не ведет к усилению того же поведения.

Уравновешивающая обратная связь. Вечный рост невозможен. Когда-нибудь в дело вступает второй вмд обратной связи и останавливает рост. Ее называют уравновешивающей обратной связью, т.е. противостоящей изменениям. Петля подобной связи действует там, где изменение в одной части системы ведет к таким последствиям в остальных ее частях, что первоначальное изменение тормозится или отыгрывается назад. Эта форма обратной связи противостоит переменам и поддерживает стабильность системы, которая в противном случае была бы разрушена действием усиливающей обратной связи.

Уравновешивающую обратную связь иногда называют «отрицательной», но такое название вводит в заблуждение по двум причинам. Во-первых, «отрицательная обратная связь» часто истолковывается как критика, во-вторых, слово «отрицательная» обычно относится к чему-то плохому. Но в самой по себе уравновешивающей обратной связи нет ничего плохого или хорошего. Ее присутствие просто означает, что система противится переменам. Нам это может оказаться кстати, а может и мешать – все зависит от того, чего мы добиваемся. Если хотим изменить сложную систему, уравновешивающая обратная связь окажется «силой сопротивления». А если стремимся сохранить систему, то же качество назовем «силой стабилизации».

В нашем организме действует множество механизмов уравновешивающей обратной связи. Например, температура человеческого тела неизменна. Небольшая часть мозга, называемая гипоталамус, действует как управляющий механизм «термостата». Когда температура отклоняется от нормы, он запускает изменения, ликвидирующие это явление. Другие механизмы уравновешивающей обратной связи обеспечивают стабильность пульса, кровяного давления и температуры тела в условиях разнообразных внешних воздействий. Именно надежность этих механизмов и делает нас жизнеспособными.
Механизм уравновешивающей обратной связи регулирует разницу между действительным и желаемым состоянием системы.

Уравновешивающая обратная связь направлена нf достижение цели. Все системы обладают механизмами уравновешивающей обратной связи, которые обеспечивают их стабильность, а потому у любой системы есть цель, даже если она заключается лишь в том, чтобы система осталось неизменной.

Уравновешивающая обратная связь направляет систему к цели, т.е. к такому состоянию, когда механизм уравновешивающей обратной связи выключается, а система оказывается сбалансированной.

Уравновешивающая обратная связь всегда направлена к уменьшению разницы между действительным и желаемым состояниями системы. Пока эта разница сохраняется, уравновешивающая обратная связь будет сдвигать систему в направлении желаемого состояния. Чем ближе к цели, тем меньше разница между этими состояниями и тем меньше изменяется система.

Итак, необходим механизм измерения, иначе система не будет знать о разнице между ее действительным и желаемым состояниями. Осуществляемые системой измерения должны быть достаточно точными, чтобы не возник риск запуска никому не нужных механизмов обратной связи. Кроме того, точность измерений должна быть адекватной задачам системы.

Упреждающая обратная связь. Чаще всего обратная связь дает цепочки причинно-следственных связей, в которых каждое очередное действие влияет на следующее. Например, чувство жажды заставляет нас пить, а напившись, мы избавляемся от жажды. Сказанное нами в общении формирует ответ собеседника, а сказанное им вызывает нашу реплику. В ответ на снижение температуры термостат включает бойлер, в результате чего температура повышается, и бойлер выключается. Причинно-следственные связи образуют замкнутый круг: то, что с одной точки зрения было причиной, с другой становится следствием. Во времени причина всегда предшествует следствию.

Упреждение – это интересный и несколько иной вариант обратной связи. Здесь все дело в нашей способности предвосхищать будущее. Предвидение еще не произошедшего события становится причиной того, что в противном случае не произошло бы. Таким образом, будущее влияет на настоящее. Например, предвидя неизбежную неудачу, вы в большинстве случаев действительно терпите поражение. В конце концов, какой смысл выкладываться, если все заранее обречено на провал? С другой стороны, когда вы рассчитываете на успех, ваши энергия и оптимизм и делают его более вероятным. Ощущать себя успешным – лучший путь к успеху. А пораженческие настроения ведут к поражению.

Наши успехи, страхи и представления о будущем помогают нам создавать его таким, каким мы предвидим его. Так что лучший способ обеспечить себе утомительный и неудачный день – это заранее «знать», что он таким будет. Ждите худшего, думайте только о малоприятном и убеждайте себя, что будущее вам известно. А раз вам заранее известно, что день будет нудным, вы весь день будете чувствовать себя не в своей тарелке, браться за разные дела, стараясь побыстрее со всем разделаться и наконец оказаться дома. Если при этом вы еще будете время от времени вспоминать другие дни, когда все у вас ладилось и было хорошо, можете быть уверены, что день окажется именно таким, как вы и предвидели. А когда захотите, чтобы день получился хорошим, сделайте все наоборот: ждите его с нетерпением, думайте обо всем интересном, что он вам принесет, и пусть в вашем воображении он будет важным и ярким. Полностью отдавайтесь любому делу. Вы будете приятно удивлены (или разочарованы), но, как правило, мысли о предстоящем «двигают» события в ожидаемом направлении. Упреждение создает самосбывающееся пророчество.

Иногда упреждение ведет к парадоксальным результатам. Самой попытки избежать какого-либо события оказывается достаточно для того, чтобы именно оно и случилось. Это все равно что пятиться в направлении ямы, стараясь в нее не попасть.

Такой тип упреждающей обратной связи – основа парадокса «будь естественным». Чем больше вы стараетесь сделать нечто такое, что может произойти только само собой, тем меньше в вас естественности. Вы можете хоть узлом завязывать себя и других, добиваясь поведения, вся ценность которого в непосредственности, спонтанности.

Иногда упреждающая обратная связь позволяет нарушить прогнозируемый ход дел. Предвидение будущих событий может полинять на настоящее таким образом, что случится прямо противоположное прогнозу. Например, если сказать целеустремленному спортсмену, что он проиграет, это может оказать на него мобилизующее действие. Чем больше вы будете убеждать его, тем сильнее он будет настроен на победу. Пророча неудачу, вы можете подтолкнуть его к успеху.

Таким образом, можно выделить четыре типа обратной связи:

  1. Усиливающая обратная связь имеет место, когда информация об изменениях в системе попадает обратно в систему и усиливает начавшееся изменение. Иными словами, «результат» изменений усиливает их «причину» и, таким образом, усиливает само изменение. Система все быстрее отклоняется от исходного положения.
  2. Усиливающее упреждение может создать ситуацию самоопровергающегося пророчества, когда предвидение или предсказание способствует уходу системы от предсказываемого состояния.
  3. Уравновешивающая обратная связь имеет место, когда информация об изменениях в системе попадает обратно в систему и гасит изменение. Иными словами, «результат» изменений подавляет их «причину». Состояние системы стабильно – это и есть ее «цель».
  4. Уравновешивающее упреждение имеет место, когда предвидение или предсказание изменения приводит систему в предсказанное состояние. Это – самосбывающееся пророчество.

Изменение целей

Уравновешивающую петлю приводит в действие разница между действительным и желательным положением вещей. Система работает в сторону уменьшения этой разницы, приближая действительное положение к желательному. Но есть и другой способ уменьшить разницу: понизить уровень ожиданий, стандарт, и сделать желательное состояние более доступным.
Такое изменение цели может быть хорошим ходом. Например, если вы выберете более реалистичный ориентир для веса вашего тела – такой, при котором будете чувствовать себя комфортно. Иногда цели бывают совершенно нереалистичными, и человек выигрывает от «снижения планки». Например, идеал сверххудой фигуры, характерный для людей, страдающих психическим расстройством, анарексией, совершенно нереалистичен и приводит их а грань гибели от истощения. Поэтому часть лечения таких больных – изменение их представлений об образе идеального тела. Также известны бизнесмены, которыми движут совершенно невыполнимые идеи, только на этот раз завышенный стандарт относится не к весу тела, а к целям бизнеса. Петля обратной связи может стать бесконечной и изматывающей, если внешние или внутренние цели нереалистичны, так что идеал оказывается недостижимым ни при каких обстоятельствах. Впрочем, бывает и так, то снижение целей используют для оправдания действительно невысокой эффективности.

Есть два механизма, в результате которых происходит снижение уровня целей. Во-первых, цели могут подгоняться под существующий уровень, вместо того чтобы приближать его к ним, и результатом окажется застой, а отнюдь не совершенствование. Прежде неприемлемое положение вещей может превратиться в норму. Привыкание – это знак деградации целей, если то, что раньше казалось нетерпимым, теперь рассматривается как нечто приемлемое. Это происходит порой на уровне целых государств, скажем, когда население привыкает к высокому уровню инфляции или безработицы. Такое бывает в бизнесе: производитель может радоваться тому, что умудряется выполнять заказы в течение недели. Вот десять дней, считает он, это действительно недопустимо. Но постепенно и этот срок становится нормой, а там, глядишь, и две недели. Когда срок поставки удлиняется до двух недель, потребители начинают громогласно протестовать, так что устанавливается новая цель– десять дней и ни днем больше. Это история британском почтовой службы, которая однажды ввела два срока доставки писем – первого класса, побыстрее, и второго класса, помедленнее. Прежде люди рассчитывали, что их письма будут доставлены адресатам на следующий день. По новой системе письма первого класса доставляли на следующий день, что некогда было нормой для всех писем, только теперь эта услуга обходилась немного дороже. Постепенно даже письма первого класса перестали доставлять на следующий день. Сегодня в такие сроки гарантированно доставляют только отправления экспресс-почтой, и стоят они еще дороже.

Когда мы привыкаем к пониженному уровню здоровья и материального благосостояния, наши цели, соответственно, дрейфуют вниз.

Медленное снижение стандартов трудно заметить, потому что мы привыкаем к статус-кво. Когда падение эффективности занимает месяцы и годы, предприятия не слышат сигналов тревоги. Незначительные изменения незаметны, но при взгляде назад видно, как множество мелких перемен сливается в одну большую.

Второй путь снижения целей имеет более опосредованный характер и заключается в «творческом» подходе к трактовке цели. Например, когда высокий уровень безработицы порождает политические затруднения, легко поправить положение, изменив определение «безработного», так что меньшее число людей получат право на соответствующий статус. Железная дорога может потрясти воображение точностью прибытия поездов, если опозданием считается отклонение от расписания более чем на десять минут.

Система национального здравоохранения Великобритании может позволить себе утверждение, что пациентов принимают в течение десяти минут после прихода в клинику. Но это перестает радовать, когда оказывается, что «приемом» считается получение талона в регистратуре, после чего вы можете еще три часа томиться в очереди к врачу. Такого рода лукавство не дает возможности провести сравнение эффективности системы в разные периоды.

Цели могут не только понижаться, но и повышаться. Если план по продажам выполняется без труда, на следующий месяц могут установить повышенное задание. Такого рода дрейф бывает опасным, если, например, «обычная норма» превращается в десятки бутылок вина и виски в неделю, а растущая тяга к спиртному не позволяет человеку почувствовать вред, наносимый себе и семье.

В системных терминах чем больше разница между действительным и желательным состоянием, тем больше искушение понизить уровень цели или искусно дать ей новое определение. Чем значительнее снижение уровня цели, тем меньше становится разница между действительным и желательным состоянием: «от самой большой проблемы нетрудно сбежать».

Как этому помешать? Цели дрейфуют, когда стандарты устанавливают по прошлым достижениям, а не в соответствии с видением будущего. Дрейфу целей вверх или вниз можно помешать, если устанавливать стандарты за пределами системы, скажем, бизнесу лучше ориентироваться на отраслевые показатели, а в личных делах можно положиться на совет уважаемого вами человека.

Ограниченность логического мышления

Логика обычно отождествляется с ясным, объективным мышлением, лучшим методом решения проблем. Вообще говоря, мы мыслим не слишком логично. Чаще всего творческие озарения рождает воображение, а уж потом человек ломает голову над тем, как логически их обосновать. Наше мышление эмоционально и ассоциативно, хотя порой мы недооцениваем эту его особенность и переоцениваем значение логики.

У логики есть свое место, но на нее нельзя положиться, когда приходится иметь дело со сложными системами. Мир нелогичен, он хаотичен, несовершенен и, как правило, неоднозначен. Следствием понимания того, что наши суждения и решения редко бывают однозначными, что они отличаются приблизительностью и неопределенностью, стала новая дисциплина – «нечеткая логика». В обычной логике на вопрос, как правило, отвечают «да» или «нет», а в нечеткой – «может быть» или «возможно». Нечеткая логика более соответствует сложным системам. Традиционная логика линейна: из А следует В, из В следует С, и так вплоть до окончательного вывода. Системы нелинейны; иными словами, целое больше суммы частей и качественно отличается нее.

Системы порождают странные и алогичные парадоксы. Возьмите проблему дорожных пробок. Когда машин на дороге слишком много, возникает затор, и автомобили движутся очень медленно. Очевидное и логичное решение этой проблемы – строительство новых дорог: чем более разветвлена дорожная сеть, тем легче по ней двигаться. Оказывается, это верно далеко не всегда. Добавление новых дорог к и так перегруженной дорожной сети может только ухудшить положение. Это правило, сформулированное в 1968 г. немецким исследователем Дитрихом Брассом, известно как парадокс Брасса. Он сформулировал его, наблюдая за попытками городского совета города Штутгарта разгрузить движение в центре города с помощью строительства новой дороги. Когда ее проложили, ситуация с транспортом стала еще хуже. Оказалось, проблема была не в дорогах, а в перекрестках – в сочленениях дорог, как понятно каждому системно мыслящему человеку. Одновременно с новыми улицами появляются и новые перекрестки, т.е. точки возникновения дорожных пробок. Правило Брасса полезно учитывать и при разработке оптимальных путей распространения информации в бизнесе, а также при общении между коллегами по работе. Существует оптимальное число информационных каналов, и введение дополнительных не обязательно улучшает ситуацию.

Системное мышление выявляет три заблуждения о характере причинно-следственных связей.

1. Причина и следствие разделимы, и следствие наступает после причины. Причина и следствие – это слова, имеющие различный смысл, но, в зависимости от точки зрения, они могут относиться к одному и тому же событию. В случае упреждающей обратной связи понятно, каким образом следствие некой причины может оказаться причиной того же следствия. Дефицит ли порождает накопление запасов или накопление запасов создает дефицит? Ответить на этот вопрос однозначно нельзя, потому что здесь круговая зависимость: если нити все время в одном направлении, вернешься туда, откуда двинулся в путь. Что наступает первым, зависит от того, с какого места мы начали. Мы привыкли мыслить в терминах либо причини, либо следствия. В системах это может быть одно и то же.

2. Во времени и пространстве следствие идет сразу за причиной. Таково естественное предположение, и когда следствие наступает сразу после причины, легче установить связь между ними, но и системе это не так. В ней всегда присутствует задержка, и следствие может проявиться в другой ее части. Имея дело с системой, нужно быть готовым к тому, что последствия будут отстоять далеко во времени и пространстве.

Возьмем, например, боль. Если проблема возникла в части тела, лишенной болевых рецепторов, чувство боли ощущается и другом месте. Сердечная недостаточность часто проявляется как боль в левой руке. Ущемление нервного отростка в позвоночнике может быть причиной боли в ноге. Травма одной части тела иногда вызывает боль в другой.

3. Следствие пропорционально причине. Эта идея верна в отношении материальных объектов: при столкновении автомобилей повреждения пропорциональны массе и скорости, но в случае живых и механических систем это не так. В механических системах можно получить значительный эффект от минимальных усилий, когда автомобиль «выпрыгивает» от легкого нажатия на педаль газа. Это происходит потому, что система усиливает эффект. В живых системах соотношение причины и следствия бывает еще более поразительным. Крошечные вирусы могут стать причиной масштабной эпидемии. Внедрение одного пестицида может оказать значительный эффект на экологическое равновесие обширного региона. Если ударить живое существо, оно может либо убежать, либо, например, укусить. Энергия реакции (следствия) пропорциональна не силе удара, а особенностям обиженного существа и известна как сопутствующая (коллатеральная) энергия. Она присутствовала и до вашего удара (т.е. до «причины»).

Иногда действие не вызывает последствий, потому что у системы есть порог восприятия. Если стимул имеет величину ниже этого порога, ничего не произойдет. Но, превысив его, мы получим сполна. Даже если вы слегка ударили собаку, она может укусить очень сильно. Реакция не всегда пропорциональна воздействию.

Учет фактора времени. Логика не учитывает фактора времени. Она работает с утверждениями типа: «если – то», т.е. с причинно-следственными связями. Например, вода кипит при температуре 100° С, а это значит: если температура поднимется до 100° С, то вода закипит. Следовательно, 100° С заставляют воду кипеть. (При прочих равных условиях, естественно.) Время в данных рассуждениях отсутствует.

А теперь посмотрим, что происходит, когда мы такой же ход мыслей используем при анализе системы, например поддержания постоянства температуры тела. Если температура вашего тела поднимется, то вы вспотеете. Но если вы вспотеете, то температура тела понизится. Если формально следовать вышеприведенной логической схеме, отсюда следует: если температура растет, то она снижается. Это какая-то логическая бессмыслица, но, тем не менее, именно с такого рода случаями мы сталкиваемся каждый день.

Данный пример показывает, почему логическое суждение – это не то же самое, что причинно-следственная связь. Дело в том, что последняя разворачивается во времени. Логические утверждения часто имеют обратную силу, они могут быть перевернуты. Но вот с причиной и следствием ничего подобного проделать нельзя. Как уже отмечалось, в системах действуют петли причинно-следственных связей, так что «следствие» в одной части петли может позднее оказаться «причиной» изменений другого элемента цикла.

Мыслительные операции

Применение системного подхода предусматривает активное использование мыслительных операций.

В психологии выделяют такие операции мышления, как:

  • анализ
  • сравнение
  • абстрагирование
  • синтез
  • обобщение
  • классификация
  • категоризация.

Схема формирования математической модели системы

Анализ – это мыслительная операция расчленения сложного объекта на составляющие его части. Анализ - это выделение в объекте тех или иных его сторон, элементов, свойств, связей, отношений и т.д.; это расчленение познаваемого объекта на различные компоненты. Например, школьник на занятиях кружка юных техников, пытаясь понять способ действия какого-либо механизма или машины, прежде всего, выделяет различные элементы, детали этого механизма и разбирает его на отдельные части. Так, в простейшем случае он анализирует, расчленяет познаваемый объект.

Синтез – это мыслительная операция, позволяющая в едином аналитико-синтетическом процессе мышления переходить от частей к целому. В отличие от анализа синтез предполагает объединение элементов в единое целое. Анализ и синтез обычно выступают в единстве. Они неразрывны, не могут существовать друг без друга: анализ, как правило, осуществляется одновременно с синтезом, и наоборот. Анализ и синтез всегда взаимосвязаны.

Анализ связан со структурой объекта, то есть делимости его на части. Однако при делении любой объект теряет существенные свойства. Синтез непосредственно связан с функциями объекта, поэтому анализ дает знание, а синтез – понимание.

Деление всех процессов мира на аналитические и синтетические является логическим следствием деления всех предметов мира на материю и форму или, что не меняет сути дела, на элементы и структуру. В этом контексте различают четыре разновидности анализа:

1. Природный анализ – разложение предметов на части, и природный синтез – объединение этих частей в новые предметы, в соответствии с природными возможностям.

2. Практический анализ – расчленение предметов на компоненты, и практический синтез – объединение их в целостности, также в соответствии с возможностями практики, которые в природе никогда не реализовались бы.

3. Мысленный анализ отделяет от предметов то, что ни в природе, ни на практике неотделимо, например, улыбку Чеширского кота от самого кота, а мысленный синтез соединяет то, что по законам природы соединить невозможно, напр., голову быка с телом человека.

4. От анализа и синтеза объективно существующих предметов отличают метаанализ и метасинтез, т.е. А. и с. знаний о мире.

Различают инстанциальную (от англ. instance – пример) и пропозициональную (от англ. proposition – предложение) трактовку анализа и синтеза, как познавательных процедур. В первом случае анализ понимается как мысленное разложения исследуемого объекта на компоненты, а синтез – как мысленное же объединение их в целое; во втором случае анализ и синтез называют преобразование предложений, обслуживающее инстанционально понимаемые анализ и синтез.

Логический
прием
мышления

 

Содержание процессов мышления

Результат процессов
мышления

Анализ

1. Объект  исследования,  подлежащий пониманию, делится на части.
2. Делается усилие понять поведение каждой части системы по отдельности.
3. Понимание частей структурируется в попытке получить понимание целого

Знание

Синтез

1. Объект исследования рассматривается как часть объемлющей системы.
2. Объясняется поведение объемлющего целого.
3. Понимание целого дезагрегируется для объяснения поведения части. Эта часть получает объяснение путем определения ее функции в системе

Понимание

Неразрывное единство между анализом и синтезом отчетливо выступает в таком познавательном процессе, как сравнение.

Сравнение – это операция, заключающаяся в сопоставлении предметов и явлений, их свойств и отношений друг с другом и в выявлении, таким образом, общности или различия между ними. Сравнение характеризуется как более элементарный процесс, с которого, как правило, начинается познание. В конечном итоге сравнение приводит к обобщению.

Обобщение – это объединение многих предметов или явлений по какому-то общему признаку. В ходе обобщения в сравниваемых предметах – в результате их анализа – выделяется нечто общее. Эти общие для различных объектов свойства бывают двух видов:

  1. общие как сходные признаки
  2. общие как существенные признаки.

Путем нахождения сходных, одинаковых или общих свойств и признаков вещей субъект обнаруживает тождество и различие между вещами. Эти сходные, похожие признаки затем абстрагируются (выделяются, отделяются) из совокупности других свойств и обозначаются словом, затем они становятся содержанием соответствующих представлений человека об определенной совокупности предметов или явлений.

Абстрагирование – мыслительная операция, основанная на отвлечении от несущественных признаков предметов, явлений и выделении в них основного, главного.

Абстракция – отвлеченное понятие, образуемое в результате мысленного отвлечения от несущественных сторон, свойств предметов и отношений между ними с целью выявления существенных признаков.
Выделение (абстрагирование) общих свойств разных уровней позволяет человеку установить родовидовые отношения в некотором многообразии предметов и явлений, систематизировать их и тем самым построить определенную классификацию.

Классификация – систематизация соподчиненных понятий какой-либо области знания или деятельности человека, используемая для установления связей между этими понятиями или классами объектов.

Следует отличать классификацию от категоризации.

Категоризация – операция отнесения единичного объекта, события, переживания к некоторому классу, в качестве которого могут выступать вербальные и невербальные значения, символы и т.п.

Закономерности рассмотренных операций мышления и есть суть основных внутренних, специфических закономерностей мышления. На их основе только и могут получить объяснение все внешние проявления мыслительной деятельности.

Роль эмоций в когнитивном процессе. Психические процессы, взятые в их конкретной целостности, – это процессы не только познавательные, но и аффективные, эмоционально-волевые. Они выражают не только знание о явлениях, но и отношение к ним. Эмоции, являясь «вторичными действиями», реакцией субъекта на свое собственное действие, регулируют «первичные действия», в том числе и интеллектуальные. Эмоции не просто влияют на мышление, но являются обязательным его компонентом. Роль эмоций в интеллектуальном творческом процессе многообразна. Это и муки творчества, и радость открытия.

Можно выделить три функции эмоций в мыслительном процессе:

1) эмоции как составная часть познавательных потребностей, являющихся истоком мыслительной деятельности;
2) эмоции как регулятор самого познавательного процесса на определенных его этапах;
3) эмоции как компонент оценки достигнутого результата, т.е. как обратная связь.

Многомерное мышление

Ракурс – это угол зрения, под которым рассматривается ситуация. Неожиданная точка зрения позволяет увидеть вещи в новом свете. Много лет назад одна газета еженедельно устраивала конкурсы – нужно было опознать знакомый всем бытовой предмет на фотографии, сделанной с очень близкого расстояния. Трудная задача. Попробуйте сами. Посмотрите на тыльную сторону ладони. А теперь поднесите увеличительное стекло так, чтобы стали видны мельчайшие поры. Узнаете свою руку? Теперь уберите лупу, чтобы опять увидеть руку в привычном виде. Мы узнаем предметы только со значительного расстояния. Если же они слишком близко, целостность восприятия нарушается, вещи становятся неузнаваемыми. Системные, эмерджентные, свойства возникают только при взгляде с некоторого расстояния в определенном ракурсе. Точно так же мы иногда теряемся в непосредственной близости от событий. Мы не в силах выделить паттерн, понять смысл происходящего. Узнавание и понимание требуют некоторого отдаления от события во времени, взгляда в определенной перспективе.

Необычный ракурс открывает нечто новое даже в очень знакомых вещах. Приходилось ли вам слышать свой голос в записи? Так сто слышат другие, но для человека собственный голос звучит иначе, поскольку он резонирует внутри. Нам странно слышать звук своего голоса, записанный на магнитофонную пленку. Большинство из нас привыкли к своему облику на фотографиях, а вот приходилось ли вам видеть себя на видео? Теперь благодаря прогрессу у нас есть возможность увидеть себя со стороны, и у многих это зрелище вызывает смешанные чувства.

То, что мы позволяем себе видеть, формирует наши ментальные модели. Они, в свою очередь, определяют и ограничивают нам поле зрения, а ограниченное видение усиливает наши ментальные модели – так возникает механизм усиливающей обратной связи. Мы видим то, что ожидаем увидеть. Наше видение мира определяет способ мышления. Так возникает ограничивающая нас модель мира.

Системное мышление позволяет видеть мир в ином ракурсе. Оно обращает внимание на взаимосвязь событий, на то, как из их взаимодействия возникает нечто большее и целое. При этом фундаментальный принцип системного мышления заключается в том, чтобы видеть события в самых разных ракурсах. Это очень важно, потому что мир неизмеримо богаче любого нашего представления о нем, и чем больше различных углов зрения, тем полнее понимание.

Многообразие ракурсов расширяет набор и охват наших ментальных моделей, а это дает возможность видеть различные аспекты явлений, так что устанавливается механизм усиливающей обратной связи, обогащающей нашу модель мира.

Что мешает нам постоянно видеть мир в разных ракурсах и учиться на этом? Во-первых, боязнь признать ограниченность своих взглядов. Ошибки, неудачи – не очень приятная вещь. Люди порой долгое время как будто не замечают их (иными словами, устанавливают слишком высокий порог), прежде чем начинают сомневаться в правильности своих представлений о ситуации (т.е. своих ментальных моделей).

Во-вторых, нам мешает результат проявления одной из распространенных ментальных моделей – убежденности в том, что наши намерения оправдывают то, что мы делаем. Это ведет к тому, что человек продолжает повторять одни и те же действия и если получает нежелательный эффект, то оправдывается тем, что вовсе не хотел, чтобы так вышло...

В-третьих, – и это самое важное – нам мешает отсутствие любознательности, т.е. такого состояния ума, которое выводит обладающих им за пределы ментальных моделей и ставит последние под вопрос. Если мы любознательны, если пытаемся выяснить, как и почему что-то происходит (или не происходит), то наши ментальные модели будут лучше реагировать на обратную связь, станут более гибкими.

Расширение горизонта. Любознательность порождает многообразие аспектов рассмотрения, богатство ракурсов. Не существует ошибочных углов зрения, есть такие, которые кажутся нам полезными, и другие, в которых мы не видим толку. А полезность – это личное, оценочное суждение, основанное на прежнем опыте. Поэтому стоит проявлять любознательность по отношению ко всему, что помогает формированию новых представлений. Способность к творчеству и разные виды интеллекта предполагают умение видеть предметы и явления в разнообразных ракурсах и, соответственно, получать различные виды обратной связи.

Системное мышление рассматривает ситуации и наши представления о них как единое целое. Мы не увидим их таким образом, если не посмотрим на них со стороны, не отступим назад, чтобы охватить взглядом все закономерности, паттерны. Другой путь – сконструировать целостную картину происходящего на основании рассмотрения ситуации в разных ракурсах. Тогда мы сможем получить ее объемное видение, так же как пара глаз дает нам способность пространственного зрения.

Взгляд изнутри или извне

Есть два принципиально разных подхода ко всему на свете, условно именуемые объективный и субъективный. Объективный подход предполагает взгляд на вещи извне, его обычно отождествляют с «правильным». Субъективный подход означает взгляд изнутри и считается менее достоверным. (Если вам скажут по поводу какого-то суждения, что это «ваша субъективная точка зрения», то обычно подразумевается, что ее не собираются принимать во внимание.) Рассмотрим эти два подхода в терминах системного мышления, не связывая себя предвзятыми оценочными суждениями.

Подходить объективно – значит смотреть на систему снаружи. Подходить субъективно – значит смотреть на систему изнутри. Системное мышление использует оба подхода.

Объективный подход. В конечном счете, полная объективность невозможна, потому что мы не можем быть вне системы, частью которой являемся, иначе мне бы не существовало. Полная объективность нереальна, потому что отсутствует наблюдатель, который мог бы рассказать нам о виденном. Так что субъективность и объективность подхода зависят от того, как вы определяете границы рассматриваемой системы.

Наука пытается быть предельно объективной, но и там нужен наблюдатель; даже квантовая физика упирается в то, что из ее уравнений невозможно его убрать. Наблюдатель влияет на исход эксперимента.

Наука на самом деле ничего не доказывает. Она только выдвигает предположения и проверяет их. Научное знание представляет собой набор постоянно обновляемых рабочих гипотез относительно свойств нашего мира. Наука чрезвычайно важна: она дает нам знания, понимание, повышает качество жизни, но при этом охватывает не все. Многое просто не может быть научно подтверждено. Это либо представления, ошибочность которых доказать невозможно (скажем, религиозные), либо – явления, которые не удается достаточно надежно изолировать от системы. Это значит, что мы не можем контролировать значения всех переменных, так что данные явления не могут быть предметом научного анализа. Сложные системы, такие как человеческие отношения или общество, обладают динамической сложностью, которую наука не в состоянии объяснить.

Например, исследователи нервной системы могут дать отличное описание мозга. Они знают, как работают нейроны и какие биохимические реакции сопровождают этот процесс, им даже известна молекулярная формула трансмиттера, который именно в эту минуту обеспечивает работу нейронов и мозга, позволяя вам видеть и слышать, понимать и думать об этой книге. Но исследователи ничего не могут сказать о богатстве вашего личного опыта, о том, каково это – быть вами, о вашем личном понимании этих слов. Они на это даже не претендуют. Сегодня уже не тайна – состав молекул, отвечающих за запах розы, но наука ничего не знает о том ощущении, которое возникает у вас при вдыхании ее аромата. Ваш личный опыт невозможно свести к импульсам в нейронной цепи или к приливам и отливам в потоке нейротрансмиттеров. Они всего лишь малые подсистемы организма. Ваш опыт – свойство системы в целом, и это субъективный опыт. Вы придаете ему значение, истолковываете его в терминах своей модели мира. Измените трансмиттеры, и опыт станет другим, но они не могут заменить друг друга. Мозг похож на кусок застывшей овсянки, но к вашему уму это не относится. Чтобы узнать его свойства, надо говорить с вами.

То же различие справедливо на коллективном уровне. Мы и состоянии измерить и оценить искусство и нравы нашего времени, социологические тенденции, политические движения, но куль тура – это то, в чем мы живем, и наш культурный опыт субъективен.
Ученые склонны к аналитическому подходу, они дробят вещи на части, чтобы понять, как они устроены. Системное мышление воссоздает целое из частей.

Системное мышление использует как субъективный, так и объективный подход. Очень важно отдавать себе отчет, какой имении подход вы используете в данное время. Оба они необходимы. Важно то, где вы проводите границы системы, – на что при этом ориентируетесь, помня, что невозможно выйти за пределы системы, частью которой являетесь. Если сделать границы системы слишком узкими, опыт сведется к серии нервных импульсов и потокам нейротрансмиттеров. А если слишком их расширить, вы рискуете не заметить их реального воздействия.

Субъективный подход. Взгляд на ситуацию «изнутри», или субъективный подход, дает нашему опыту непосредственность и истинность. Личный опыт бывает иллюзорен (что это было – тень, призрак, НЛО или солнечный луч отразился в облаках?), и для проверки мы сопоставляем его с опытом других; при этом не ждем, что наука подтвердит или опровергнет его, и не ищем объективности. Полезно различать два вида субъективности.

1. Ваша собственная субъективность. Каким предстает мир, проходя через ваши личные фильтры – интересы, ум и тело. Задумайтесь на минуту над чем-нибудь, имеющим для вас большое значение. Это ваша точка зрения, личный опыт, не просто идея, а живая, пульсирующая реальность.

2. Субъективность другого человека. Она предполагает скачок воображения, попытку «влезть в шкуру» другого, мыслить и чувствовать как он. Это не истолкование и не суждение о том, как он чувствует, а честная попытка на минутку «стать им». В этом второй смысл выражения «быть субъективным».

Представить себя на чьем-то месте, взглянуть на мир его глазами – это очень важно. Все, что вы делаете, влияет на других, и следует знать, как это выглядит с их точки зрения.

Имея дело с людьми, нужно уметь соединять свою позицию с подходами других. Вы – часть системы, которую пытаетесь понять, а значит, ваша точка зрения столь же ценна и необходима, как мнение других. Системой может быть совещание руководства, семейный спор или обсуждение местных политических проблем – нечто такое, что вам небезразлично и в чем вы разбираетесь. Даже если вас пригласили в качестве «внешнего» консультанта по проблемам бизнеса или семьи, вы – в силу своего участия и собственных ментальных моделей – становитесь частью этой системы. Ментальные модели других, разумеется, также являются ее частью.

Без учета субъективных мнений есть опасность принять чисто объективистский, аналитический подход к системе, при котором ее для понимания дробят на части, а людей воспринимают как объекты. После того как обе разновидности субъективного подхода дали вам понимание системы изнутри, можно обратиться к объективному подходу: взглянуть на дело со стороны, присмотреться к соотношению между вашими впечатлениями и мнением других и сделать выводы. В этом случае объективный подход даст вам более богатое понимание ситуации. Система будет меняться по мере роста понимания, которое является ее частью. Таким образом, мы получаем еще одну рекурсивную петлю обратной связи.

Пытаясь понять системы, связанные с человеческими отношениями (компании, семьи, альянсы), будьте внимательны к мыслям и ощущениям – собственным и других участников, т.е. учитывайте их точку зрения. Не обязательно с ними соглашаться, но если вы не сумеете их понять, то не поймете и систему.

Трудно изменить систему изнутри, опираясь только на субъективное понимание. Чтобы оценить, смогут ли наши действия дать нужный эффект, следует видеть картину в целом. Но и одного объективного подхода недостаточно, потому что он не учитывает субъективного значения вопросов и их важности для участников. Вот почему политические решения, принимаемые с наилучшими измерениями и нацеленные на общее благо, часто сталкиваются с противодействием на местах.

Проблему усугубляет наша склонность оценивать свои действия исходя из тех намерений, которыми мы руководствовались. С нашей точки зрения, мы поступаем так, как того требуют обстоятельства, а если что-то получается не так или кто-то на нас обижается, мы всегда себя оправдываем тем, что не имели этого в виду. Вины своей мы не признаем, сетуем на невезучесть, а в худшем случае каемся в легкомыслии.

О других мы рассуждаем иначе. Не видя мир с их точки зрения, судим не по намерениям, а по результатам, не учитывая, что, возможно, они могут испытывать трудности. Если кто-то обидел нас, мы предполагаем, что он сделал это намеренно, либо, в самом крайнем случае, что он неумен и некомпетентен. А себя мы судим совсем по другому! Чаще всего мы не осознаем, что реагируем на поведение, а не на намерения, ожидая, что другие должны реагировать на нас исходя из наших намерений. Это – дорога в ад взаимного непонимания и обвинений,. вымощенная благими намерениями.

Почему подобные ситуации возникают вновь и вновь? Главным образом потому, что мы все делаем молча. Мы редко говорим о своих чувствах. Нам кажется, что если прямо сказать другому, что мы думаем, он обидится, а если кто-то поступит так с нами, то будем обижены мы. Поэтому мы помалкиваем, и весь процесс протекает скрытно. В отсутствие честной обратной связи каждый ого участник так и идет вниз по все той же дороге в ад.

Земля – плоская? Конечно, да. Стоит только взглянуть себе под ноги. Но если посмотреть на снимки из космоса – она круглая, а международные путешествия подтверждают это ежедневно. Мы знаем (или верим), что Земля круглая, но в практических вопросах исходим из того, что она плоская. Мы слишком часто мыслим «плоско», чрезмерно упрощая ситуацию, когда необходима более полная картина событий.

Прямая линия – в действительности лишь отрезок кривой, часть окружности. Она выглядит прямой в силу ограниченности нашего зрения. Это приводит нас к пунктуации, заставляет придавить смысл всем этим кругам и последовательностям событий. Да и способны ли мы увидеть продолжение прямых и то, как они объединяются в круг? Когда мы вновь и вновь ходим кругами взаимного непонимания и поиска виноватых, возникает впечатление, что это – бесконечная прямая, которая каким-то образом постоянно возвращает нас в исходную точку. Нужно взглянуть на систему со стороны, чтобы увидеть круг и выход из него.

Постановка и достижение цели

Большинство методик достижения целей в системном подходе основано на простом принципе. Это принцип отрицательной обратной связи, позволяющий последовательно корректировать соотношение состояния системы и степени достижения поставленной цели. Разработанная психологами «модель успеха» достаточно гибкая, чтобы ее можно было применять в самых разнообразных ситуациях – от решения задач коммерческой организации или спортивной команды до решения личных проблем.

Звено 1. Четко определите: что вам нужно. Уже и сейчас многие люди придают большое значение правильной постановке целей. Без правильно поставленной цели любая деятельность окажется малопродуктивной - ведь успешной или неуспешной она может быть лишь относительно какого-то критерия. Если вы не знаете, куда идете, то любая дорога окажется долгой.

У каждого человека существует некая встроенная система постановки целей. У тех людей, которые еще не смогли конкретно сформулировать свои цели, могут, тем не менее, быть весьма сильные причины достижения чего-либо. Возможно, дело в том, что их цели недостаточно осознанны. Например, если кто-то не хочет участвовать в «крысиных гонках» современной жизни, мечтает избавиться от рутины однообразного механического труда и зажить спокойной, простой жизнью, на самом деле также ставит перед собой весьма амбициозные цели. Тот, кого считают безнадежным неудачником на работе, может достичь впечатляющих успехов в личной жизни. Цели, которые для одних не представляют никакого интереса, для других могут оказаться столь же значимыми, как и мировые рекорды. Чрезвычайно важно постараться использовать данное нам природой стремление ориентироваться на цель, а также осознавать те цели, которые прежде были недостаточно ясны, существовали на бессознательном уровне. Чего бы это ни касалось, четко решите, что же именно вам нужно. Тогда вы сможете сознательно использовать эту свою врожденную способность стремиться к цели.

Звено 2. Действуйте. Какой бы сильной ни была мотивация, все в реальном мире достигается, в конце концов, в результате тех или иных действий. В этом и есть ключ к пониманию основного различия между мечтателем, даже обладающим достаточно сильным характером, и настоящим деятелем. Действия, которые мы выбираем, зависят от того, что мы сочтем лучшим средством для достижения поставленных целей, поэтому чем точнее определены цели, тем больше шансов на их успешное достижение. Вполне вероятно, что в начале своего пути к успеху вы потерпите неудачу, ведь и ракета может отклониться от своей цели. Но если общее направление выбрано верно, начинает работать механизм отрицательной обратной связи, который и поможет вам довести дело до победного конца. Но прежде всего вы должны запустить процесс в том или ином направлении, вы должны начать действовать.

Звено 3. Отмечайте происходящие изменения. Наблюдение за происходящими изменениями дает нам материал, необходимый для осуществления обратной связи. Мы можем ответить на следующие вопросы: «Насколько мы отклонились от цели?», «Действительно ли происходит то, чего мы ожидали?» В дело вступает модель ПДПР: Пробуй, Действуй, Пробуй, Получай Результат. Мы должны сначала попробовать, для того чтобы решить, действительно ли путь, по которому мы движемся, приведет нас к намеченной цели. Если же мы поймем, что этого не происходит, начать действовать – значит предпринимать некоторые другие шаги, которые, как мы полагаем, должны приблизить нас к этой цели. Мы должны проделать этот цикл несколько раз, прежде чем действительно выйдем на верный путь и тем самым получим возможность добиться приемлемого результата.

Одним из основных моментов является чуткость нашего восприятия, наша способность видеть, слышать, а также в целом ощущать происходящие в окружающей обстановке изменения. Чем более точны наши наблюдения, тем больше у нас возможностей определить, какой именно тип поведения будет наилучшим образом способствовать достижению цели. Нужно находиться в постоянном внимании и в буквальном смысле использовать все наши чувства.

К счастью, наряду с данной нам от рождения способностью ориентироваться в наших действиях на определенные цели, мы обладаем и необычайной чувствительностью. Как и в случае с любыми естественными дарованиями – будь то в спорте, искусстве или ремесле, – наше мастерство повышается по мере тренировки, практического использования полученных нами навыков. Несколько позже я подробнее остановлюсь на специальных приемах, способствующих усилению остроты восприятия. Но все усилия имеют смысл только тогда, когда цель поставлена конкретно и поддается наблюдению.

Звено 4. Будьте гибкими. Вы должны быть постоянно готовы к тому, чтобы отказаться от привычного образа действий, если он по каким-либо причинам перестал быть эффективным, и попробовать по-новому подойти к проблеме, а затем вновь оценить полученные результаты. Довольно часто это оказывается камнем преткновения, особенно для тех, кто привык следовать проторенной дорогой. Нередко бывает нужен радикально новый подход. Стандартный совет в этой ситуации звучит так: «Действуй, действуй и еще раз действуй». В системном подходе же рекомендация формулируется иначе: «Если что-то не получается, попробуй сделать что-нибудь другое; откажись от способа действий, который уже принес тебе неудачу».

Другими словами: если вы всегда будете делать то же, что и сейчас, то и результат всегда будет тот же самый. Если ваш подход к проблеме не дает нужного результата, просто попробуйте что-нибудь новое.

3

В отличие от сравнительно устойчивого и субъективного по своей природе восприятия, наши желания подвержены переменам. В реальной жизни мы со временем корректируем те или иные цели или отказываемся от тех из них, которые ранее представлялись нам важными. Мы или «подстраиваем себя» под окружающий мир, становимся более реалистичными, или, наоборот, постоянно бросаем ему вызов, или же попросту меняемся с годами. В итоге мы снова возвращаемся к началу этого цикла, размышляя над тем, что же нам все-таки надо, пересматривая свои цели и двигаясь по направлению к новым целям. Эта удивительно простая, но вместе с тем универсальная модель будет подробно обсуждена далее.

Коммуникацию можно толковать просто как причину и следствие. Выделите одно взаимодействие, назовите его причиной, проанализируйте его ближайшие последствия, не принимая во внимание то воздействие, которое оно оказывает на более отдаленные события. Мы часто размышляем именно так, но, очевидно, это является сильным упрощением.
Закон причины и следствия имеет силу для неодушевленных объектов: если один бильярдный шар сталкивается с другим, то вы можете с приличной точностью предсказать место остановки каждого. После первоначального столкновения они больше не оказывают влияния друг на друга.

В живых системах все по-другому. Если я пну собаку, я смогу вычислить силу удара и, зная размеры и вес собаки, точно определить направление и скорость ее полета. В действительности же все произойдет не так: если я был бы настолько глуп, что додумался бы пнуть собаку, она, вероятно, увернулась бы от удара и укусила бы меня за ногу. Окончательное местоположение собаки вряд ли будет соответствовать результатам расчета.

Человеческие отношения – сложные, многие вещи в них происходят одновременно. Невозможно предсказать точно, что произойдет, потому что реакция одного человека влияет на поведение другого. Отношения – это замкнутый цикл; мы постоянно реагируем на обратную связь, чтобы понять, что делать дальше. Выделение только одной части цикла подобно попытке понять теннисную игру, наблюдая только за одной половиной корта. Вы можете потратить жизнь, вырисовывая, как удар по мячу становится «причиной» того, по какой траектории он возвращается, и устанавливая законы, определяющие то, каким должен быть следующий удар. Наше сознание ограничено и не может увидеть цикл коммуникации в целом, нам доступны лишь небольшие его части.

Содержание и контекст коммуникации объединяются, чтобы составить значение. Контекст – это общая ситуация, окружающая система в целом. Какое значение несет отдельный кусок мозаики? Сам по себе никакого, оно зависит от того, где он расположен на картинке в целом, куда он устанавливается и какие связи имеет с другими кусками.

Что означает отдельная музыкальная нота? Почти ничего сама по себе, все зависит от того, как она связана с нотами, окружающими ее, является ли она высокой или низкой, как долго она звучит. Одна и та же нота может восприниматься по-другому, если ее окружить новыми нотами.

Существуют два основных способа понимания опыта и событий. Вы можете сосредоточиться на содержании информации. Что это за кусок «мозаики»? Как он называется? На что он похож? Чем он похож на другие куски? В значительной степени обучение так и происходит: куски мозаики могут оказаться интересными и прекрасными при изучении по отдельности, но при этом вы получаете лишь одномерное представление о предмете. Проникновение в глубину требует другого рассмотрения: во взаимодействиях или в контексте. Что означает этот кусок? Каким образом он связан с другими? В каком месте он встраивается в систему? Наш внутренний мир убеждений, мыслей, репрезентативных систем и субмодальностей также образует систему. Изменение одной части может иметь обширное воздействие и генерировать изменения в других частях системы, в чем вы убедитесь, когда будете экспериментировать с изменениями субмодальностей своего опыта.

Несколько слов, сказанных вовремя, могут преобразить жизнь человека.

Может показаться странным, что изменение одного небольшого кусочка воспоминаний может полностью изменить ваше состояние. Но именно это и происходит, когда вы имеете дело с системами – один слабый толчок в правильном направлении может вызвать глубокие изменения, только необходимо знать, где толкнуть. Старание бесполезно. Вы можете стараться действительно сильно, чтобы почувствовать себя лучше, а закончите тем, что будете чувствовать себя хуже. Старание подобно попытке открыть дверь внутрь, вы потратите массу энергии, прежде чем догадаетесь, что она открывается наружу.

Поставив себе цель и начиная действовать, необходимо прежде убедиться в отсутствии внутренних оговорок и сомнений. Нам следует также обратить внимание на внешнюю экологию и оценить воздействие, которое наши цели будут оказывать на более широкую систему наших отношений.

Таким образом, результаты наших действий возвращаются к нам в виде замкнутого цикла. Коммуникация – это взаимоотношения, а не одностороннее движение информации. Вы не можете быть учителем без учеников, или продавцом без покупателей, или адвокатом без подзащитных. Поступать искренне и мудро значит оценивать взаимоотношения и взаимодействия между собой и другими. Уравновешенность и взаимоотношения между частями нашего разума будут зеркалом уравновешенности и взаимоотношений, которые у нас сложились с внешним миром.

Грегори Бэйтсон, одна из наиболее важных фигур в развитии НЛП, применил кибернетику или системное мышление к биологии, эволюции и психологии, в то время как Вирджиния Сатир, всемирно известный семейный терапевт, проводила терапию семьи как сбалансированной системы взаимоотношений, а не как набора личностей с проблемами, которые необходимо решить. Каждый человек был значимой частью. Она помогала семье достичь более удовлетворительного и здорового равновесия, и ее искусство опирается на точное знание того, где вмешаться и кого необходимо изменить таким образом, чтобы все взаимоотношения улучшились. Как в калейдоскопе, вы не сможете сдвинуть один кусочек, не изменив рисунка в целом. Но какой кусочек изменить, чтобы создать желаемый рисунок взаимоотношений? В этом и заключается искусство эффективной терапии.

Лучший способ изменить других – это изменить себя. При этом вы измените свои взаимоотношения, и люди будут вынуждены измениться тоже. Иногда мы тратим много времени на то, чтобы изменить кого-то, в то время как сами ведем себя таким образом, что препятствуем этим изменениям. Ричард Бэндлер назвал этот паттерн «чем дальше, тем ближе».

В физике существует замечательная метафора, известная как Эффект Бабочки. Теоретически движение крыльев бабочки может изменить погоду на другой стороне земного шара, если произведет возмущение воздуха в критический момент в критическом месте. В сложной системе малое изменение может вызвать огромный эффект.

Но не все элементы системы одинаково важны. Одни могут быть изменены с незначительными последствиями, другие будут иметь обширное влияние, если вы хотите вызвать изменения своего пульса, аппетита, периода жизни или скорости роста, то вам необходимо вмешаться в работу маленькой железы, называемой гипофизом. Это сильно напоминает пульт управления телом. Она действует таким же способом, каким термостат контролирует систему центрального отопления. Можно регулировать каждый радиатор в отдельности, но термостат контролирует все. Термостат находится на более высоком логическом уровне, чем радиаторы, которые он контролирует.

Заключительные словаи

Системное мышление может помочь практически в любой ситуации. В тот самый момент, когда жизнь покажется совершенно несправедливой, а ситуация чудовищно запутанной, вам может открыться системный паттерн, направляющий развитие событий по предопределенному сюжету.

И даже если проблемой окажется ваш старый приятель или скучная вечеринка, наверняка в ее основе обнаружится системная структура. Чтобы найти выход из ситуации, вначале нужно расшифровать формирующую ее системную структуру. Это расширит ваши возможности выбора и контроля над происходящим.

Для расширения области своего влияния сначала взгляните на себя. Влияние непременно предполагает ответственность. Ее часто путают с виной. Когда спрашивают: «Кто несет за это ответственность?» – то обычно предполагается, что идет поиск «козла отпущения», на которого можно возложить вину за происходящее. Но на самом деле ответственность – это способность принять вызов и достойно ответить на него. И чем шире возможность выбора, тем больше должна быть способность оказаться на высоте положения.

Попав в очередной раз в уже знакомую проблемную ситуацию, задайте себе вопрос: «Каким образом я ее создаю?» Контур обратной связи – это круг, и повлиять на него вы можете только в том месте, где с ним пересекаетесь. Значит, нужно присмотреться к тому, как ваши действия воспринимаются другими и как развивается ситуация. Ваше действие кажется вам реакцией на слова или поступки других, но, с их точки зрения, возможно, инициатор – вы. Начиная анализ с себя, можно заново осмыслить собственный опыт и, таким образом, завершить круг обратной связи.

При системном подходе к событиям вы перестаете мыслить в таких категориях, как обвинение или самообвинение. Да, есть такая ментальная модель обыденного мышления, утверждающая, что если что-то пошло не так, значит, кто-то в этом виноват. Как говорят, «сколько веревочке ни виться, а конец будет!» Но, начав анализировать контуры обратных связей, вы увидите, что конец веревочки может находиться в любом месте. Здесь все идет по кругу. В системе никого нельзя счесть исключительным виновником событий. Часто случается так, что человек действует в собственных интересах, как он их понимает, но ситуация складывается таким образом, что результаты оказываются прямо противоположными ожидаемым. Однако нельзя сказать, что вы беспомощны: у вас есть рычаги и возможность влиять на систему.

Что бы ни случилось с вами, это всегда сигнал обратной связи, в определенной степени – результат каких-то действий в прошлом, и он рано или поздно вас настигает. Вчера, неделю, месяц или годы назад вы бросили камень в озеро, и вот волны дошли до вас. Вообразите множество людей, бросающих камни в то же озеро. Конфигурация ряби очень сложна, установить каждый отдельный источник практически невозможно: тут приложили руку не только вы, но и другие. Смешно кого-либо винить, но вы, тем не менее, несете ответственность за собственный брошенный камень, раз участвовали в процессе.

Когда некто становится частью системного сюжета, то происходящее с ним зависит от его роли в данной системе. Здесь нет ничего личного. Это неизбежность. Это порождается системой, в которой он оказался. Поведение большей частью определяется структурой системы. Измените структуру системы, и результаты окажутся иными. Но чтобы осуществить это, нужно понять систему.

Вот ряд полезных советов.

Устанавливайте связи. Все, что с нами случается, – это обратная связь. Мы приложили руку к тому, чтобы все происходило именно так. Это означает, что нужно мыслить циклами, контурами, а не прямолинейно. Нужно устанавливать связи.

Наука столетиями приучала всех к основной парадигме: причина – следствие. Однако такой подход разобщает картину мира и наш опыт. Он отделяет нас от нашего опыта и последствий наших действий. Системное мышление обладает большей силой и гибкостью. Мысля петлями обратной связи, мы обращаемся к собственному опыту и вступаем в контакт с миром, становимся его частью и слышим не эхо, а реальные голоса.

Системное мышление связывает нас с нашими чувствами, потому что только с их помощью к нам может попасть сигнал обратной связи. Самый важный аспект такого мышления  – умение видеть взаимоотношения, быть их частью и мыслить циклами. Это простое, но глубокое изменение способа мышления способно переменить ваш мир, вывести из круга статичных причинно-следственных связей и сделать участником динамичного процесса, в котором вы окажетесь главным героем.

Наши действия имеют множество последствий. Побочные эффекты присутствуют всегда. Для кого-то они могут даже оказаться главным результатом. Так что, когда отдел сбыта компании начинает принимать заказы на изготовление оборудования с индивидуальной комплектацией, побочным эффектом могут быть очень серьезные проблемы в производственном отделе. Вопрос в том, окажутся ли они настолько значительными, что смогут породить уравновешивающую обратную связь, нацеленную на тех, кто создал ситуацию. В данном примере производственники могут вежливо потребовать, чтобы отдел сбыта перестал брать слишком много заказов на индивидуальную комплектацию (именно из-за нее возникают проблемы). Не исключено, что они не станут открыто возражать, но будут выполнять эти заказы с такой задержкой, что проблемы возникнут уже у отдела сбыта. Здесь также появится обратная связь, и виноватыми на этот раз окажутся производственники.

В качестве побочного эффекта мы иногда получаем не только проблемы, но и существенную выгоду. Например, политика экономии энергии позволяет снизить расходы на отопление, но при этом еще и содействует уменьшению загрязнения воздуха, а это сокращает число респираторных заболеваний и астмы у детей. В результате национальная система здравоохранения может уменьшить расходы на лечение этих болезней, что высвобождает средства для других областей медицины. Одновременно это способствует борьбе с такими проблемами, как кислотные дожди, парниковый эффект и радиоактивные отходы. Системность современной экономики такова, что трудно найти область, в которой не отзовется политика экономии энергии.

Что же нам мешает так действовать?

Результаты не соответствуют усилиям. Если известна точка приложения рычага, можно малым усилием вызвать большие перемены. И наоборот, если нет понимания системы, может получиться так, что при самых больших усилиях результаты окажутся ничтожными. Форсирование усиливающего контура – это напрасная трата времени и сил, если существует противодействующая уравновешивающая петля. Ваши же собственные усилия преобразуются в контуре обратной связи и обращаются против вас. Чем вы настойчивее, тем жестче кажется противодействие системы, которая на самом деле перенацеливает вашу же энергию. Выход в том, чтобы выяснить, что именно препятствует росту, и ослабить уравновешивающую петлю.

Когда возникает проблема, системное мышление предлагает ряд полезных вопросов.
Прежде всего спросите себя:

Чего я хочу?
Что я имею?

Стремление к цели создает петлю уравновешивающей обратной связи, которой движет разница между действительной ситуацией и желательной. Поэтому настоятельно рекомендуется четко и ясно определять как свои цели, так и представления о том, что именно вас не устраивает в настоящем. Потом следует выяснить:

Что мешает решить эту проблему?
Почему эта проблема сохраняется?
Какими действиями я этому способствую?

Эти вопросы приведут вас к пониманию структуры проблемы, причем без обвинений в чей-либо адрес.

Затем нужно обратить внимание на имеющийся механизм обратной связи:

Каких результатов мне удалось достичь к данному моменту?
Чему я научился на этом опыте?

Наконец, подумайте о ментальной модели, которая стоит за этой проблемой:

Каковы мои предположения относительно этой проблемы?
Каковы мои предположения относительно действий и мотивов других людей, вовлеченных в проблему?

Ответив на эти вопросы, вы сможете строить модель системы.

Ваши ментальные модели – часть системы, которую вы пытаетесь понять, так что, устанавливая границы моделируемой системы, проследите, чтобы вы сами были в нее включены. Грегори Бейтсону, пионеру изучения системного мышления в 1950-х, приписывают следующие слова: «Когда исследователь начинает зондировать неизвестные области мира, противоположный конец зонда всегда касается его жизненно важных органов».

Система не может действовать лучше, чем позволяет ее слабейшее звено. Один из подходов к изменению системы состоит в том, чтобы найти ее самое слабое звено. То место, где система сломается под давлением, может быть использовано как точка приложения рычага, чтобы повысить ее эффективность или чувствительность.

В городах скорость зависит от пробок. Если поездка занимает час, из которого 15 минут вы проводите в пробке у перекрестка, удачный объезд может увеличить вашу среднюю скорость на 25%.

Другой пример – выполнение поставщиком заказа, который может быть вовремя и без проблем передан в производство. У производителя – прекрасно налаженная система хранения запасов, он быстро получит все нужные комплектующие и в срок выполнит заказ. Но затем неэффективная служба доставки может провозиться неделю, пока доставит изделие клиенту.

Задержки особенно часто случаются в тех системах, где человек, вступающий в контакт с потребителями, не имеет права принимать решения без согласования с вышестоящим начальством. Делегирование полномочий и упрощение организационных структур радикально улучшили ситуацию во многих компаниях.

Постоянное совершенствование может приносить плоды, если вы, рассматривая систему в целом, направляете усилия на улучшение самых слабых или самых медленных ее звеньев. Опыт показывает, что во многих случаях первоисточник ограничения системы – «очевидная» и потому не подвергаемая сомнению ментальная модель. Ее изменение ведет к порождающему обучению, которое навсегда избавляет от возможности возникновения проблемы в будущем.

Если посмотреть на принцип слабейшего звена с другой точки зрения, получается, что эффективность системы всегда ниже возможностей ее сильнейшего звена. Из личного опыта каждый знает, что проблемы возникают не только при недостатке, но и при избытке питательных веществ. Избыток чего угодно – это опасно (даже избыток воды может оказаться смертельным). Деньги, возможно, – единственное исключение, хотя выше определенного уровня и это сомнительно: опрос людей, получивших крупный выигрыш в лотерею, показал, что через год после этого событии ощущение счастья и удовлетворенности жизнью было почти таким же, как до выигрыша.

Кроме того, когда вы пытаетесь максимально увеличить отдачу от одной из частей системы, обратные связи создают давление на другие ее части. При этом теряется сбалансированность системы. Так что если попытаться сделать какую-то часть системы быстрее или эффективнее, в целом она может стать менее действенной. Например, чрезмерное развитие какой-то группы мышц может вызывать перенапряжение сухожилий, крепящих их к костям, что зачастую заканчивается повреждением связок. Мышцы нуждаются в сбалансированном развитии. Здесь главное – пропорциональное развитие всего тела.

Пример из бизнеса: известна компания, которая наняли консультанта, чтобы рационализировать работу отдела управленческого учета. Это ему удалось. Благодаря полученным рекомендациям отдел стал работать более эффективно. К сожалению, в результате ему понадобилось намного больше информации от отдела маркетинга, так что на тот легла большая дополнительная нагрузка. Это вызвало законный протест, и организацию лихорадило до тех пор, пока не был найден приемлемый компромисс. Ни консультант, ни руководители компании не подумали о том, к чему приведет новый подход в организации управленческого учета. Отделы обменивались обвинениями и дружно кляли консультанта.

То, что хорошо для каждой части системы, зачастую бывает наилучшим для системы в целом.

Есть еще один вывод. В долгосрочной перспективе лучше всего то, что способно самостоятельно приспосабливаться, а не то, что наилучшим образом приспособлено сейчас. Сделав часть системы сверх эффективной или очень быстрой, нужно понимать, что это хорошо только в данном контексте или в данное время. Обстоятельства меняются. То, что хорошо подходит к определенной среде, не будет так же удачно вписываться в новое окружение. Цена, которую приходится платить за повышение адаптации к существующей ситуации, – утрата гибкости перед лицом меняющихся обстоятельств. Когда вы лучше всего адаптированы, вы особенно уязвимы к переменам. Каждое решение создает свои проблемы. Момент наивысшего успеха – это время, когда нужно активно задуматься о следующем шаге, следующей идее или следующем рынке. Не пытайтесь меняться, идя в ногу со временем, – опережайте время, или оно будет диктовать вам перемены.

Задержки. Мы склонны обдумывать последствия наших действий, используя линейное мышление. Думаем о действии, затем – о возможных последствиях, потом – о последствиях этих последствий и т.д. Если охарактеризовать способность обычного человека заглядывать в будущее в терминах шахматной игры, то мы оказываемся не в состоянии продумывать положение фигур более чем на несколько ходов вперед. Мы забываем, что в системе есть механизмы обратной связи, которые дадут о себе знать лишь со временем. Цикл, в котором они разворачиваются, может замкнуться с большим опозданием, и тогда все наши тщательно продуманные линейные планы рухнут. На самом деле мы не умеем учитывать хода времени.

При обдумывании действий редко удается учесть этот фактор. По сути, мышление – это всегда имитация, моделирование возможного будущего: прежде чем приступить к делу и все испытать в реальности, мы пытаемся продумать возможности и предвидеть последствия в безопасных мысленных экспериментах. Реальные поступки необратимы – время не течет вспять.

Пытаясь представить будущее, мы строим в уме детальную модель, чтобы понять то, в чем хотим разобраться, осмыслить возможные последствия и, если они нам не нравятся, попробовать другое решение, которое может дать более привлекательные результаты. Компьютерное моделирование полезно при исследовании сложных систем, таких как управление, экология, развитие городок, экономика и, разумеется, погода. С их помощью можно отследить динамику многих переменных, изучить работу механизмов обратной связи и задержек. У компьютера нет ментальных моделей, скрытых, неявных целей и желаний или легкомысленного оптимизма. Но моделирование не может заменить понимания, часть которого составляют наши ментальные модели. Компьютерное моделирование можно использовать для того, чтобы провести их тестирование, улучшить и опять подвергнуть тестированию.

Системное мышление учит нас скромности. Мы быстро начинаем понимать, что мир сложнее любого компьютера. Наш сознательный ум не способен все понять и увидеть, даже если он опирается на вычислительные возможности самых совершенных машин. Поведение, рациональное для отдельного человека, может обернуться катастрофой для группы. Но мы можем изменить свое мышление, начав с себя как части системы, со своих ментальных моделей, постоянно учитывать фактор времени, научиться осознавать, что нам не избежать последствий собственных действий. Меняя мышление, мы изменяем свое поведение в контуре усиливающей обратной связи, и это, в свою очередь, меняет наше мышление. Все перечисленное может сделать наше поведение более мудрым. Мы никогда не будем знать все обо всем, но наших знаний должно быть достаточно для жизни.

 

 
Мы все находимся в канаве, но некоторые из нас смотрят на звезды.
Оскар Уайльд
Тот, кто желает сделать все, никогда не будет делать что-либо.
Андре Моруа