Бэкмология vs Эзотерика

25 Авпреля 2015

Крылатая фраза гласит: «все познается в сравнении». Последуем народной мудрости и представим основания Бэкмологии в сравнении с довольно традиционной эзотерической практикой в исполнении психолога Игоря Саторина. Выбор в пользу именно этой практики был сделан ввиду несомненных литературных талантов ее автора – свою методику Саторин излагает ясным образным языком, буквально с первых фраз становится понятно, о чем идет речь.

Никакого желания покритиковать или очернить творчество Саторина у нас в помыслах не было. Человек доносит свое видение мира, многим оно импонирует – так пусть наша публикация станет ему дополнительной рекламой. С позиций маркетинга Бэкмология и практика Саторина занимают на сегментированном рынке разные ниши и конкурировать между собой не могут.

Бэкмология – это инструментальная среда для организации деятельности, или поддержки выработки и реализации идей. Идеи рождаются в головах людей, являются частью их поведения. Поведение во многом определяется работой сознания, которое в Бэкмологии определяется следующим образом.

Сознание – высшая форма отражения действительного мира; свойственная только людям и связанная с речью функция мозга, заключающаяся в обобщенном и целенаправленном отражении действительности, в предварительном мысленном построении действий и предвидении их результатов, в разумном регулировании и самоконтролировании поведения человека.

«Ядром» сознания, способом его существования является знание. Сознание принадлежит субъекту, человеку, а не окружающему миру. Но содержанием сознания, содержанием мыслей человека является этот мир, те или иные его стороны, связи, законы. Поэтому сознание можно охарактеризовать как субъективный образ объективного мира.

Объективно сознание проявляет себя в форме ментальной (мыслительной) активности, выражающейся в разумном поведении субъекта. Однако, такое определение не достаточно ясно в виду расплывчатости критерия разумности.

Субъективно, сознание проявляет себя в форме рефлексии, являющейся неким «интерфейсом» между внешним миром и «Я». Сознание, имеет дивергентную структуру, – оно всегда направленно от себя на внешний мир. Сфера субъективного лежит вне нашего имманентного «Я», и по отношению к нему тоже является частью внешнего мира. Тогда, рефлексирование можно определить единообразно, как способность осознавать собственное «Я» – как нечто отдельное, не только от внешнего физического мира, но и от своего внутреннего психического содержания.

В качестве объекта рефлексии может выступать:

  • отражение мира
  • мышление о нем
  • способы регуляции человеком своего поведения
  • сами процессы рефлексии
  • свое личное сознание.

Любой рефлексии или психофизическому акту предшествует акт получения субъектом информации из внешнего мира. Этот акт есть ни что иное как измерение, осуществляющееся посредством его сенсорной системы. Действия субъекта, направленные на получение информации из внешнего мира называют познавательной активностью. Единственным подходом к изучению сознания является изучение этой активности, направленной не только на внешний мир, а также внутрь сферы субъективного, как на часть этого мира.

Центром сознания является сознание собственного Я. Сознание:

  • рождается в бытии;
  • отражает бытие;
  • творит бытие.

Сознанию человека присущи такие стороны, как самосознание, самоанализ, самоконтроль. А они формируются лишь тогда, когда человек выделяет себя из окружающей среды. Самосознание – важнейшее отличие психики человека от психики самых развитых представителей животного мира. Следует заметить, что отражение в неживой природе соответствует первым трем формам движения материи (механической, физической, химической), отражение в живой природе – биологической форме, а сознание – социальной форме движения материи.

Сознание рассматривается как совокупность некоторых когнитивных операций, связанных с субъективным переживанием своих мыслей, чувств, впечатлений и возможностью передать их другим с помощью речи, действий или продуктов творчества.

Сознание включает в себя не только познавательные, но и эмоциональные, мотивационные, волевые компоненты.

Функции сознания:

  • Отражательная (познание): Сознание организует познавательные процессы (восприятие, представление, мышление), а также организует память.
  • Регулятивно-оценочная: Отношения человека к себе и окружающему миру. Сознание принимает участие в формировании части эмоций и большинства чувств. Человек на уровне сознания оценивает большинство событий и самого себя.
  • Порождающая (креативная): Сознание формирует новые образы и понятия, которых ранее не было в нем с помощью воображения, мышления и интуиции. Творчество невозможно без сознания. Многие произвольные виды воображения организуются на сознательном уровне: изобретательство, художественное творчество.
  • Рефлексивная (самоанализ): основная, она характеризует сущность сознания. Различение субъекта и объекта (противопоставление себя окружающему миру, различение «Я» и «не Я»). Сюда входят самосознание, самопознание и самооценка. Самосознание – процесс, при помощи которого человек анализирует свои мысли и поступки, наблюдает за собой, оценивает себя и т.д. Одно из значений слова «рефлексия» – это способность сознания человека сосредоточиться на самом себе. Кроме того, данным термином еще обозначается механизм взаимопонимания, то есть осмысления человеком того, как мыслят и чувствуют другие люди, с которыми он взаимодействует.
  • Преобразующая (целеполагающая): Исходя из потребностей человека, сознание формирует цели деятельности и направляет человека на их достижение. Человек сознательно определяет большинство своих целей и намечает путь к их достижению. При этом он часто не ограничивается совершением мысленных операций с предметами и явлениями, а выполняет и реальные действия с ними, преобразуя окружающий мир в соответствии со своими потребностями.
  • Времяобразующая: Сознание отвечает за формирование целостной временной картины мира, в которой есть память о прошлом, осознание настоящего и представление о будущем. Этим сознание человека отличается от психики животных.

Сознание – отражение объектов в виде идеальных образов. Объекты отражаются в чувственно-наглядных и логически-абстрактных образах. Система этих образов и составляет содержание сознания. Сознание как отражение действительности представляет собою знание, информацию об объектах.

Отражение действительности в сознании – не простое зеркальное отражение, копирование, а очень сложный процесс, в ходе которого вновь возникающие образы сочетаются с прежними, перерабатываются, осмысливаются. В сознании могут создаваться представления и понятия о том, чего нет или что может появиться. Но и любые, в том числе самые фантастические представления и идеи, в конечном счете возникают на основе данных, полученных в процессе отражения.

Важным моментом сознания является память – способность мозга сохранять и воспроизводить информацию. Сознание без памяти не может существовать, строить сложные образы на основе простых, создавать абстрактные образы и идеи.

Человек не только отражает те или иные явления действительности; в его сознании возникают эмоциональные переживания, оценки этих явлений. Эти переживания, оценки могут быть как положительными (радость, удовлетворение и т.п.), так и отрицательными (печаль, тревога и т.п.). Эмоциональные состояния различаются по своей силе и длительности. Эмоции как бы выделяют объекты с точки зрения потребностей человека, стимулируют его действия, мотивацию.

Мотивация – это совокупность побуждающих факторов, которые вызывают активность индивида и определяют направленность ее деятельности. Это понятие включают в себя представление о потребностях, интересах, целях, намерениях, стремлениях, побуждениях, желаниях, имеющихся у человека, а также о внешних факторах, которые заставляют его вести себя определенным образом. Отправная точка в поведении человека – его потребности. Мотивация связана с постановкой цели; в основе целеполагания – недовольство миром и собой. Большую роль в мотивации играет творческое воображение, представление о результатах своей деятельности, выработка идеалов. Человек строит идеал, некоторый образ того, как должен быть устроен мир и каким он сам должен быть, а затем ставит вопрос о том, как достичь этого идеала. Для последнего нужна воля. Воля – способность сознательно действовать, добиваясь реализации поставленной цели. Для этого требуется специфическое психическое напряжение – усилие воли. Благодаря воле сознание реализуется в практическом действии. Волевое усилие как бы завершает динамику сознания. Волевое управление поведением человека опирается на знания, эмоции и мотивации.

Поведение человека можно представить как две функционально взаимосвязанные стороны: побудительную и регуляционную. Регуляционная сторона поведения отвечает за то, как поведение складывается в конкретной ситуации. Побуждение обеспечивает активацию и направленность поведения. Побудительная сторона поведения связана с понятием мотивации.

Сознание можно представить в виде укрупненной структуры:

Сектор 1. телесно-перцептивные возможности. Ощущения, восприятия и представления, первичная информация о мире, теле и взаимодействии с другими телами. Главной целью и регулятивой бытия этой сферы является полезность и целесообразность поведения человеческого тела в окружающем мире.

Сектор 2. Логико-понятийные компоненты сознания. Выходит за пределы чувственно данного в сущностные области объектов. Главной целью и регулятивой является истина.

Сектор 1 и 2 – внешне-познавательная составляющая сознания.

Сектор 3. Эмоциональная компонента. Лишена непосредственной связи с внешним миром, сфера личностных, субъективно-психологических переживаний. Здесь формируются:

  • инстинктивно-аффектные состояния, т.е. предчувствия, видения, галлюцинации, стрессы;
  • эмоции (гнев, страх, восторг);
  • чувства с большей отчетливостью и осознанностью, наличием обратной образно-визуальной связи (наслаждение, отвращение, любовь, симпатия). Главная цель и регулятивный принцип удовольствия.

Сектор 4. Ценностно-мотивационная компонента. Высшие мотивы деятельности и духовные идеалы, способности к их формированию и творческому пониманию в виде фантазий, продуктивного воображения и интуиции всякого вида. Главная цель и регулятива – красота, правда, справедливость.

Сектор 3 и 4 – ценностно-эмоциональная, гуманитарная сторона сознания, где предмет познания есть собственное я и другие я, их творческая самореализация в гуманитарно-символьном виде (музыка, живопись, архитектура и т.д.).

***

Сложность поведения человека обусловлена сложностью его сознания. Возникают волнующие многих вопросы: возможно ли, осознавая всю сложность человеческой психики, взять свое поведение под полный контроль? И если возможно, то каким образом?

Психолог Игорь Саторин в своих публикациях «Иллюзия реальности» и «Проекция реальности» пытается дать нам ответы на эти вопросы. Утверждая, что жизнь иллюзорна, он показывает нам путь, вступив на который мы сможем полностью контролировать свое поведение. Приведем далее рассуждения Саторина:

Мы уверены, что реальность за пределами тела – это отдельный от нас внешний мир. Эта иллюзия внешней реальности соткана из наших мыслей. Сущность этой иллюзии заключается в том, что все мысли и ощущения – это всего лишь наши мысли и ощущения. Мы можем наделять события и людей только теми качествами, которые живут в нас. Все, что нас окружает – просто проекции нашего ума. Таким образом, вся жизнь – просто кино в нашем сознании.

Каждый видит мир только таким, каким является этот каждый. Наша реальность – отражение нашего нутра. Это все наше «Я». Во внешнем мире объективно не существует ничего плохого, ничего раздражающего, ничего важного, ничего пугающего. Все это просто оценки нашего индивидуального разума, наши личные качества, которые мы проецируем на внешний мир, на людей, также как кинопленка проецируется на белый экран. Все, что происходит с нами – это работа нашей психики.

Даже в таких обыденных ситуациях, как поездка в автобусе или простаивание в очереди, полезно осознавать, что «событие» само по себе – глубоко вторично. Важно именно то, что это событие пробуждает внутри нас, какая информация срабатывает, и как мы в итоге реагируем. Когда переживания увлекают, мы забываемся в них и начинаем верить в ту реальность, которую они позиционируют – это и есть усвоение привычки активного участия в иллюзорной реальности, состоящей из приятных и болезненных процессов ума.

Все суждения – иллюзорны. И теория о проекциях – не исключение. Все мысли и чувства делятся на хорошие и плохие. Все это – оценки нашего двойственного ума. За пределами ума жизнь – нейтральна, чиста, идеальна, за пределами ума – жизнь это белый экран, чистая нирвана.

Любое частное знание – это иллюзия, отступление от абсолютной истины вне ума. Цепляния за частные концепции – ограничивают и создают иллюзию информированности. Само по себе ощущение информированности, пребывания в центре событий – это игра ума. Истинная информированность – это видение того, что все концепции – это не события, а проекции, переживания, ощущения на фоне нашего сознания.

На уровне мировоззрения теорию о проекциях сознания можно рассматривать, как своего рода полезную установку, или ментальную программу, благодаря которой можно приблизиться к своей сущности.

Наша реакция на внешнюю реальность обусловлена нашими же внутренними данными. Понимание этого факта дает успокоение, потому что сложные ситуации перестают казаться какой-то несправедливой случайностью, ведь любое страдание исходит изнутри как проявление собственной психики. Это просто информация в уме.

Если мы сами видим, что мир вокруг – наше собственное отражение, реальность словно по волшебству – смягчается. Все объясняется просто – спокойное отношение и трезвый взгляд на жизнь вызывают аналогичный внешний отклик. Иллюзия реальности – концепция, которая может стать эффективным инструментом осознанной жизни.

Материя вторична, она – лишь проводник тех ощущений, что живут в нас. Купив желанную вещь, мы испытываем радость, потому что проецируем это переживание на внешний объект. По мере развития, мы разрушаем эту «зависимость», и перестаем приравнивать собственные переживания внешним формам. С пониманием, что источник всех переживаний внутри нас, уходит двойственность – сокращаются и радости, и страдания, но при этом просыпается интерес к живой реальности за пределами грез.

Во внешнем мире нет никаких сложностей. Их строит ум, а мы отождествляемся с мыслями, полагая, что это реальность. Истинная задача не столько в том, чтобы избавиться от сложностей, сколько в том, чтобы понять их природу. Тогда все внутренние противоречия автоматически разрешаются.

Каждое явление можно подгонять под аксиому, что все эмоциональные и мысленные реакции идут не извне, а изнутри. Это не чувство собственной важности тех людей, которые унижают нашу персону, это – наше чувство собственной важности, которое мы проецируем на окружающих, связывая его с внешними, событиями и людьми. Все личные реакции возникают в собственном сознании.

То, что все идеи ложны – это всего лишь очередная ложная идея. Причем ложность идей не должна вызывать уныние и апатию. Наоборот. Это же свобода! В свободе от идей, вы можете выбрать сами, каким из них следовать, а каким нет. Здесь как раз открывается альтернатива сделать действительно мудрый выбор. И выбирать стоит активность, осознанность, доброту, дружелюбие, понимание – вполне очевидные вещи. При этом можно все так же играть в мирские игры, просто более легко, без напряженного ожидания результата.

Вы перестаете воспринимать всерьез собственный ум. Вы осознаете, что привычная жизнь – это ваша проекция на неизвестное. И только тогда вы становитесь хозяином самого себя, и тонны внутреннего дискурса растворяются на фоне чистого сознания. Остается самая соль – ясность и четкое понимание того, что вам нужно. Все решения становятся настоящими, и приводят к реальным действиям.

Созерцание, как процесс вне мыслей и чувств, с которыми мы отождествлены, приближает нас к реальности. Сознание в чистом виде не зависит от мыслей, но наоборот, сами мысли (проекции) являются содержанием и формой сознания. Если вы смотрите на объект, например на ложку, и при этом у вас нет ни каких мыслей вообще, тогда откуда возьмется ложка? Ложки не существует! Ложка – это форма вашего ума, ваша проекция. Ложка – это сочетание букв, которыми выражается мысль. Без этой мысли есть нечто, и это нечто – неописуемо, без форм и без качеств.

Могут возникнуть разного рода сомнения, например, что это – лишь внутренняя сторона вопроса, «идеальная», то, к чему «можно стремиться», а мы живем в хаотичном материальном мире, и от повседневных забот нам не спрятаться. Эгоизм окружающих, болезни, кризис, безработица по-прежнему существуют. Но суть в том, что так называемая «идеальная» сторона – это не то, к чему мы должны стремиться, а то, что уже и так по-настоящему существует на данный момент. Если вы никогда в жизни не видели «ложку», вы не сможете ее увидеть. Даже, когда ее вам покажут, это будет просто какой-то неизвестный предмет – и то лишь при условии, что ваш ум натренирован думать о том, что предметы существуют. «Кризис» – в головах. Это всего лишь способ воспринимать мир.

Почему так трудно увидеть эти очевидные истины? Просто наше мышление вследствие многолетней привычки обусловлено концепциями, и мы уже не видим реальность здесь и сейчас. Мы живем прошлым, которое накладывается на настоящее и заслоняет его, погружая разум в сон проекций. Осознание данного факта может дать очень многое. Причем, это стоит понимать постоянно, каждый раз, когда что-то всплывает – будь то «нехороший» человек или «трудная» ситуация. Ведь все это просто – наши мысли, страхи, иллюзорные образы в сознании – наши проекции.

Реалистичные штампы. Во внешнем мире нет никаких идиотов и болванов. Все эти люди живут в нашей психике как информация сознания. Это наше восприятие внешних форм – наша иллюзия реальности. Когда изживается личный гнев, тогда злость другого человека перестает затрагивать.

К чистому сознанию никакая «внешняя» грязь не липнет. Фактически в таком восприятии никакой грязи быть не может. А вот если человек себя любимого считает светлым и чистым, а окружающих грязными и темными – это стопроцентный самообман. Об этих вещах можно и стоит думать, развивать, связывать с любыми ситуациями, проводить самоанализ.

Могут возникнуть сомнения. Как же это наше сознание могло сотворить из человека идиота? Ведь он и есть идиот! А в нашей воле не обращать на него внимания, либо накрутить себя, углубившись в проблему, и заработать стресс. «Человек и есть идиот» – это и есть личная субъективная проекция.

Булгаковский Иешуа всех окружающих искренне считал добрыми. Для него не было нехороших людей. Он был свободен от таких штампов. Мы сами строим свою реальность. Это наши органы восприятия и оценки, наши мысли.

Если вы приняли концепцию иллюзии реальности, полезно помнить, что в мире все – относительно. Если все – иллюзия, возможно, не стоит сразу раздавать все свои деньги, или садиться на раскаленную плиту. Игра сознания не перестает быть игрой, даже обладая такими жесткими правилами. Если вы работаете над собой, необходимо следить за собственными реакциями на действительность, а не указывать окружающим на то, что их недовольство вашей персоной – это всего лишь их личные иллюзорные проекции.

Понять, что жизнь – наше отражение – вполне реально. Это не какая-то философская концепция, а реальное ощущение, переживаемое, когда поток мыслей о том, что существуют «другие», приостановлен. Жизнь по-настоящему только тогда и начнется, когда ум успокаивается, и появляется возможность взглянуть на реальность ясным взором без всяких суждений и оценок. Жизнь – это игра сознания.

***

Умозаключения психолога Саторина отнюдь не оригинальны. Подобных взглядов придерживались и древнеиндийские философы, и некоторые европейские мыслители, да и сейчас в эпоху постмодерна они довольно широко распространены.

Покойный Рамеш Балсекар раскрыл перед нами традиции Адвайты, недвойственного учения. Суть учения проста. В то время когда люди считают что они делают какие-то вещи, делают выбор, что у них свободная воля, это все на самом деле иллюзия. Все деяния исходят от Абсолюта, а личность этого источника – чистое сознание, которое не в состоянии выбора. Эта ложная идентичность, которая вращается вокруг идеи, что «я есть тело» или «я делаю это» не дает увидеть чистое Сознание. Балсекар учил, что жизнь происходит, но нет индивидуального деятеля.

Наука не берется доказывать ложность утверждений об иллюзорности реальности. В этом нет никакой практической ценности. Если кому-то хочется думать, что иллюзорен поразивший Россию в конце 2014 года экономический кризис, ему можно только позавидовать. Позавидовать стоит и тем, кто считает иллюзорным традиционное российское хамство, мерзкий запах в тамбурах прокуренных электричек, постоянные пробки на московских улицах, войну на Украине, а также теракты исламистов.

О чудодейственной палочке-выручалочке нас приучили мечтать еще в детстве. Но годам тридцати начинаешь осознавать, что легкого пути не предвидится. Естественные науки не дают целостной картины мира. Психологи и социологи, как правило, строят весьма упрощенные модели, которые работают лишь в идеальных условиях. Чтобы модель заработала, условия приходится искусственно создавать, но об этом в умных книгах часто не удосуживаются упомянуть. Социальная психология сумела вывести только лежащие на поверхности истины. Зная их, не совершишь грубых ошибок, но выйти из сложной ситуации они не помогут. Философия со своими неразрешимыми вопросами только все окончательно запутывает.

При отсутствии действенных знаний только и остается, что уповать на иллюзорность реальности. Это самый простой путь разом избавиться от всех накопившихся проблем. Но, как говорится, с водой можно выплеснуть и ребенка. Никаких полезных результатов «просветление», или по Саторину, расширение сознания, не дает – оно не накормит, не напоит, не обогреет, не вылечит от недуга. Однако красота идеи завораживает, как в детстве, хочется верить – а вдруг это и есть указанный Всевышним истинный путь.

Вообще, знакомясь с подходом Саторина, создается устойчивое впечатление, что в отношении всех сложных и неоднозначных вопросов он применяет один и тот же трюк – объявляет проблему иллюзией. Вот характерное заявление Саторина: Выбор, как возможность принятия одного, или другого решения – иллюзия, потому что в сущности он является спонтанным, хаотичным следствием течения микро выборов, которые просто случаются. То, что мы называем деятельностью ума, и жизнью человека – происходит абсолютно механически в силу спонтанного движения тонкой материи и энергии.

Зачем на четырех страницах расписывать функционал и структуру сознания, когда есть способ прекрасно обойтись без этих знаний?!

Бэкмология идет в противоположном направлении. Ради получения практической выгоды она намеренно загружает человека знаниями.

Никто не спорит, что наше мировоззрение – это продукт воздействия социума. Психику начинают «программировать» с младенчества, и закладываемые в раннем возрасте импринты оказывают существенное влияние на всю оставшуюся жизнь человека. Для поддержания групповой динамики есть только один способ – установки. У каждой социальной группы есть свои нормы и ценности, и если хочешь к какой-либо группе принадлежать, изволь ее установки разделять. Иначе, хорошенько получишь по шее и на всю жизнь наживешь себе врагов.

Мы рассуждаем о вреде стереотипов, совершенно не думая о том, что без них наша жизнь превратится в сущий кошмар. Стереотипы всегда выручают нас в трудную минуту. Даже если какой-то стереотип устарел или применен не к месту, тебя сильно не осудят. А вот если поведешь себя однозначно непредсказуемо, можешь здорово подпортить свою репутацию.

Что бы ни заявлял, господин Саторин, думать как все, жить как все – это правильно. Даже если тебя окружают одни имбецилы, а жить приходится в трущобах, не стоит против этого открыто выступать, если прежде не подготовил для себя надежных тылов. Открыто обвиняя общество в чем-либо, будь готов на следующий день куда подальше сбежать, не оставив никому своего адреса. Тебя просто никто не поймет, если начнешь гадить в доме, где живешь, или плевать против ветра. Подобные мероприятия, если и проводятся, то после специальной подготовки, под тщательным контролем, не допуская никакой спонтанности.

Везде есть своя внутренняя логика. Чтобы не повесили обидный ярлык, не стать одиноким изгоем, или посмешищем коллектива, выделяться из коллектива стоит только при условии, если хорошо знаешь, как грамотно выделиться. Это обязательно должно происходить в нужное время и в нужном месте, чудо или сенсацию надо тщательно готовить. Так, героев любят видеть на спортивных площадках, а эрудитов – в специально организованных шоу. Правдоруб хорош на передаче у скандального обозревателя, клоуна воспринимают только в цирке.

Думать как все и жить как все – это минимальные условия обеспечения собственной безопасности. Переходя из группы в группу, ты каждый раз принимаешь новые установки и, возможно, отказываешься от старых. Принятие и отказ от установок отнюдь не означает очередную «ломку» в сознании. Бэкмология показывает, как проходить этот процесс экологично (безболезненно). Если тебе необходимо «взорвать» группу, ты отыскиваешь ее внутреннюю логику и на ее основе подбираешь нужное время и нужное место, чтобы грамотно выполнить задуманное. Здесь обязательно понадобятся знания о различных видах социальной организации. Бэкмология эти знания предоставляет.

Саторин предлагает свой рецепт:

Чтобы начать действовать – нет никакой необходимости ждать, пока вы достигните совершенства, или пока снизойдет «божественная окрыленность». Наилучшее обучение происходит на практике. Никакое накопление теоретических знаний Вас не спасет. Совершенство приходит именно с практикой. А чтобы действия не были слепыми, достаточно простой внимательности и спокойного отношения к себе.

Недавно мне случайно попалась на глаза запись телепередачи «Взрослые игры», где приглашенный гость – Юрий Мороз говорил, что бизнес – это «антинаука». Он утверждал, что знания, которые мы получаем в университете – только вредят. Люди копят знания, которые никогда не применяют. Настоящий бизнесмен, по его словам – человек, который использует минимум знаний – человек-практик, который действует не раздумывая. Конечно, перед совершением действия он может что-то подумать. Но сразу после этого практик должен действовать, иначе он – теоретик, а не практик. «Мысль и тут же – действие: мысль – действие, мысль – действие». Если после «мысли» идет еще одна мысль – все, вы увязли. Бизнес может построить только тот, кто действует. Это правило справедливо для всех наших замыслов. Будь то обучение, отношения, работа, хобби – любая смена декораций возможна, когда мы действуем.

Если у Вас есть искреннее желание, которое до сих пор не осуществлено просто потому, что вы раздумываете, эти раздумья могут продлиться до самой старости. Необходимо просто перестать думать и начать делать, и только тогда вы станете человеком, который чего-то добивается, при этом приобретая реальный опыт. Вы либо жертва обстоятельств, либо творец собственной жизни. Бесполезно бояться ошибок. Будущее – неизвестно. Но тот, кто действует – творит свое будущее в настоящем. Будущее – это наше развитие. Чтобы что-то было сделано, нужно просто взять и начать делать! Казалось бы, что может быть проще? Но почему-то иногда мы словно не понимаем этого. Чтобы стать практиком, человеком, который действует, необходимо просто начать действовать!

Как отчетливо видно, подход Саторина кардинально отличается от бэкмологической практики. Бэкмология – это не мировоззренческая концепция, а всего лишь инструментарий, который построен на накопленных знаниях. Если стоять на позициях Саторина, этот инструментарий неприменим. Следовательно, сущность Бэкмологии вырисовывается четче, если ее подавать в свете идеи иллюзорности реальности.

***

Идея иллюзорности реальности отнюдь не примитивна, как это может показаться на первый взгляд, хотя в практическом плане и предлагает всего один тривиальный путь – просветление, или по Саторину, расширение сознания, прочищение его, устранение грубых слоев невежества, чтобы добраться до его границ и растворить их, освободившись от «заточения». Признания иллюзорности реальности оказывает серьезнейшее влияние на все сферы человеческой деятельности. Именно это и призван показать сайт Игоря Саторина.

Итак, все начинается с разбиения людей на два лагеря: чужих и своих. Чужой – это шаблонная личность, свой – это сознательная личность.

Шаблонная личность. Человеку на этапе шаблонного мышления характерна вера, что мир – это «обычное» и в целом более-менее понятное явление. Новой информации, противоречащей этой «вере», шаблонная личность не доверяет, только потому что полагает, будто ее мировоззрение – это и есть окончательная реальность.

Шаблонная личность толком не замечает реальности, потому что полностью погружена в мир собственных грез о жизни. Это явление еще называют «отождествлением с умом». Шаблонная личность максимально отождествлена с умом, и почти не различает, где фантазии, а где реальность. Шаблонная личность не знает, чего хочет на самом деле, и путает свои устремления с коллективными ожиданиями.

И тем не менее, шаблонная личность может неплохо ориентироваться в социальном мире, потому что его «правила» базируются как раз на условных шаблонах, которым шаблонная личность склонна следовать без «лишних» вопросов.

Чаще всего шаблонная личность пребывает в непрерывном напряжении, потому что живет в разрез со своим нутром. Вместо того, чтобы соответствовать своему естеству, шаблонная личность всеми силами старается соответствовать коллективным шаблонам. Причем не важно, будь это социальный коллектив, или какая-нибудь секта, шаблонная личность не слышит себя ни тут, ни там, не видит своего пути, а все время пытается подогнать себя под искусственные мерки коллективного мировоззрения, чтобы соответствовать чужим идеалам.

Так происходит, потому что шаблонная личность удовлетворяется своей жизнью, когда ощущает одобрение от коллектива, которому принадлежит. Шаблонная личность верит в шаблоны, потому что без них жизнь кажется пугающе неизвестной.

Сознательная личность. В каждой стране – своя культура, свои уникальные стереотипы, глядя на которые понимаешь, что все это – действительно одна большая условность. Сознательный человек понимает, что жизнь может быть какой угодно. Мы можем жить так, как сами выберем, как сами захотим. Мы можем жить в любой точке мира и заниматься любым делом. Когда нет привязанности к шаблонам, начинаешь понимать, что каким бы иллюзорным не был выбор, от него в этой жизни зависит практически все.

Можно подумать, что сознательная личность попросту самоутверждается, упиваясь своей неординарной оригинальностью. Так бывает, но подобное поведение в большей степени свойственно шаблонной личности, ожидающей одобрения от авторитетной для нее аудитории.

Проще говоря, сознательный человек на самом деле живет так, как хочет, потому что понимает, что не обязан соответствовать чьим-то ожиданиям. Шаблонная же личность не осознает своих желаний, но верит, что хочет тех самых вещей, которые в качестве заветных целей пропагандирует коллектив.

Если шаблонная личность в своих решениях опирается на локальные стереотипы, навязанные общественным мнением, то сознательная личность ответственность за свою жизнь и свои решения берет на себя. Такой человек не упрощает собственные решения кодексом коллективных шаблонов и ожиданий, а выбирает сам, как ему жить.

И при таком раскладе может произойти одна очень интересная вещь. Когда исчезает мотив соответствовать общественным идеалам, то есть, когда человек больше не стремится выглядеть хорошим в глазах коллектива и не боится принимать свои решения, может прийти ощущение огромного облегчения, словно, наконец-то закончились бесполезные внутренние мытарства и терзания, и ты выходишь из заточения на свободу, где перед тобой открыто многообразие возможностей.

Цели могут остаться. Желание выглядеть хорошим в глазах общества может смениться утонченным самоутверждением в собственных глазах. Но постепенно проявляется вкус к жизни свободной от целей. Суть этого эффекта в том, что, когда цели как таковые перестают цеплять, внимание возвращается к спонтанной деятельности, которая происходит не ради цели, а ради самого процесса. Иными словами, человек, свободный от шаблонов, способен радоваться не только в будущем при осуществлении намеченных желаний, но уже сейчас – от самого процесса происходящей жизни.

Шаблонная же личность не замечает процесса, потому что в большей степени загипнотизирована целями, которые подчиняются коллективному одобрению. То есть, чем бы не занимался человек погруженный в стереотипы, он удовлетворяется только по достижению своих целей. Сознательная личность способна получать удовлетворение от процесса, потому что для нее не так важно одобрение коллектива, как возможность заниматься своим делом.

Если шаблонная личность выбирает стать сознательной, просто попытавшись заниматься «любимыми» делами, она заходит в тупик, потому что любимые дела шаблонной личности при этом продолжают диктоваться стереотипами, и разовые акции личностной трансформации при этом обычно ничего не решают.

Мы становимся сознательными, когда видим истинные мотивы своих действий, когда перестаем манипулировать, когда учимся видеть и говорить правду, когда сами становимся выражением этой правды, когда сами решаем, как нам жить. Мы становимся сознательными, когда не боимся своих чувств и желаний, и перестаем их прикрывать красивыми, социально одобренными масками.

Практика созерцательной осознанности при этом не теряет своей ценности, а срабатывает как психический усилитель, благодаря которому все жизненные уроки усваиваются интенсивней.

Гуманитарные науки предлагают множество классификаций типов людей:

  • типы темпераментов по Гиппократу: холерик, сангвиник, флегматик, меланхолик
  • типы характера по Э.Кречмеру: астеник, атлетик, пикник
  • типы темперамента по У.Г.Шелдону: эндоморфный, мезоморфный и эктоморфный тип
  • личностные типы по Карлу Юнгу: экстраверт - интроверт
  • тип акцентуированной личности по К.Леонгарду: лабильный, демонстративный и др.
  • психотипы по П.Б.Ганнушкин: циклоиды, астеники, неустойчивые, антисоциальные, конституционально-глупые
  • и другие

Имеются психологические типологии на основе конкретных видов приема и переработки информации:

  • аналитичные (детализирующие)/ синтетичные (интегрирующие)
  • мыслители / художники
  • объективисты / субъективисты
  • концептуальные «активные» / перцептивные «пассивные»

И теперь нас поделили шаблонный и сознательный типы. Но в свете идеи иллюзорности реальности такая типизация крайне важна – она просто не могла не появиться. Остается только понять, встречаются ли в жизни чистые шаблонный или сознательный типы или следует говорить лишь о преобладании у индивида того или иного типажа. Также возникает и ряд других вопросов. Можно ли сознательно изменить свой тип? Является ли тип врожденным или благоприобретенным? Какой из типов наиболее рационален и энергетически выгоден? Выходя из одной группы и вступая в другую, как себя правильно вести?

Согласно практике Бэкмологии, любой разумный человек прекрасно осознает, что использование шаблонов и стереотипов существенно упрощает жизнь. Когда нет своих идей, лучше всего присоединиться к сильной группе и жить по ее правилам.

Если же появляются собственные идеи и желание их реализовывать, человек, делая над собой небольшое усилие, освобождается от мешающих ему стереотипов и запускает собственные программы. Эти программы должны выполняться в разных средах – регулировать отношения с персоналом, покупателями, поставщиками, чиновниками. Если не знаешь особенностей той или иной среды, провал твоей идеи практически обеспечен.

Таким образом, успех дела упирается в знание особенностей социальной организации. В каждой среде ты ведешь себя в соответствии с принятыми в ней правилами и особенно не переживаешь, какое психологическое влияние они на тебя оказывают. Ты просто знаешь, что иначе себя вести нельзя. Причем знание правил у тебя должно появиться не по ходу «пьесы», а до ее наступления. Представление, что знания можно приобретать по мере необходимости, что всегда в запасе есть время для самообразования и самосовершенствования, глубоко ошибочно и многим людям сильно испортила жизнь.

Человек, не способный переключаться с одних стереотипов на другие, вряд ли сможет реализовывать свои идеи. Поэтому следует говорить о его оперативных возможностях к адаптации, а не о степени шаблонности или сознательности его мышления.

Адаптация – процесс для человека непростой, т.к. в это время сознание вынуждено делать усилия по обучению, приспособлению к новым условиям, не умещающимся в шаблоны привычного мышления. Учиться всегда нелегко, потому что в это время ты переходишь через себя, чтобы стать кем-то иным. Именно поэтому многие избегают адаптации и становятся консервативными, предпочитая оставаться в привычном окружении. Нежелание или неспособность адаптироваться нередко приводит к ощущению, что окружающий мир стал безвыходной тюрьмой порочных кругов, а жизнь – вечное заточение, когда ты изо дня в день вынужден совершать одни и те же нежеланные действия, полагая, что выбора у тебя нет. Никакое осознание, что ты являешься шаблонной личностью и надо проходить процедуру собственного очищения, не изменит ситуацию, если не улучшится адаптируемость.

С точки зрения практики Бэкмологии всякие попытки общей типизации личности ни к чему не приводят. Типизация имеет определенный смысл только в рамках определенного вида деятельности, поскольку каждый вид имеет свою специфику и лучше обслуживается определенным типом. Так, бухгалтерия требует аккуратности, менеджмент – гибкости, дизайн – креативности и т.п.

Переход от одного вида деятельности (игры) к другому обязательно сопровождается периодом адаптации. Чем короче и менее энергозатратен этот период, тем человеку легче жить. В Бэкмологии облегчению адаптационного периода уделяется немало внимания. Однако «таблеток» для улучшения адаптируемости в Бэкмологии нет.***

Программная статья Игоря Саторина – «Социальная система ценностей и заблуждений».

Тяга к легкой наживе заставляет нас верить, что счастье ожидает на протоптанных дорожках социального мировоззрения. Мы проникаемся приторными историями из фильмов и книг, и покупаемся на их сказочные хэппи-энды. Чтобы вписаться в шаблоны этих выдуманных историй, мы создали жеманную мораль, которой с ранних лет насилуем свое нутро просто для того, чтобы соответствовать противоестественным нормативам системы. Мы поверили, что следуя искусственным общественным ценностям, достигнем реального счастья. Но на деле и счастье здесь такое же искусственное. Мы так заигрались в «нормальных» людей, что сумели обмануться, приняв коллективные идеалы за наши реальные желания. Мы радуемся исполнению очередного желания просто потому, что сбрасываем с себя его мучительную жажду. И чем сильней было желание, тем мощней переживается пятиминутный оргазмический чих облегчения от этого сластолюбивого зуда. И только вечная неудовлетворенность напоминает – что-то во всем этом не так. Очередное желание не приносит никакой радости, помимо освобождения от его жажды. И вместо того, чтобы прислушаться к голосу этой неудовлетворенности, и понять, что нам на самом деле нужно, мы снова и снова завороженно несемся к чужим целям в надежде прийти к полному и окончательному удовлетворению. И снова все возвращается на круги своя – так работает социальная система шаблонных ценностей.

Система заблуждений. Все дело в том, что каким бы сложным не был наш мир, мы верим, что понимаем его. Первый и самый важный шаг к становлению на пусть истины – это понимание, что ты заблудился. Но мы не хотим этого понимать. Слишком уж это унизительно для нашей самооценки. Куда проще и приятней для отвода глаз сыграть очередную опостылевшую роль более-менее успешной и продвинутой личности, чтобы этим притворством заполучить дневную дозу щекочущего мозг уважения.

<...>

Неизвестное мы встречаем скептически, потому что однажды уверовали, будто наше мировоззрение – это и есть окончательная реальность. <...> Мы выбираем думать, что понимаем мир, потому что эта иллюзия успокаивает, погружая сознание во сны разума. А неизвестность этих опор лишает, и повергает ум в страх. Мы в своих головах выстроили целую систему знаний о мире – систему всевозможных идей, которые весь наш заговорщицкий социум поощряет, чтобы извлекать из них комфортную иллюзию понимания неизвестности.

Просто нам так удобно... – верить, что мы знаем мир, потому что этим знанием мы прикрываем глубинный страх перед реальностью, которая существует не в нашем уме, а там – снаружи, на «самом деле».

Правила игры. Все на самом деле не так уж плохо. Люди живут, как умеют, и не парятся. Вот только по-настоящему счастливых среди нас как-то не встречается. То есть на самом деле все мы паримся. Все мы с головой погружены в поиски «правильных» решений, которые расширили бы зону комфорта. Все мы хотим халявного прогресса, чтобы блага сыпались одно за другим, чтобы терялось только ненужное, а познание неизвестного ограничивалось лишь приятными впечатлениями.

В статье о правилах жизни я уже пытался выделить простейшие «законы», по которым жизнь случается не в теории, а на практике. Один из самых актуальных – это закон подгоняющего кнута и награждающего пряника.

Мы живем в таких условиях, когда вынуждены постоянно пребывать в движении, чтобы выжить. Мы не можем, как львы – побегать за дичью, а потом залечь на отдых. Мы рождаемся неприспособленными к местной фауне, и вынуждены использовать множество орудий выживания: одежду, машины, гаджеты и пр. Условия земной жизни подстегивают наше всестороннее развитие методом кнута и пряника.

И каждый из нас в самой сердцевине всех своих желаний озадачен двумя базовыми вопросами: как бы так сделать, чтобы кнут хлыстал послабже, а пряник был послаще?

<...>

Мы согласны оставаться несчастными невротиками с кислой миной при плохой игре, если эта игра хоть в ком-то вызывает толику уважения к нашему извечно болезненному самолюбию.

Социальное мировоззрение. Набор наших типичных верований выстраивается в социальное мировоззрение – систему представлений о том, как правильно жить, чтобы не беспокоиться о смысле собственной жизни. Например, одна их самых упрощенных идей о «правильной» жизни заверяет, что мужчина должен посадить дерево, построить дом и вырастить сына. Большинство из нас верит, что жить «как все» – правильно, потому что, как бы ошибочны не были всеобщие взгляды, только так мы и получаем всеобщее одобрение.

Заблудившийся социум готов проявлять сочувствие и понимание к своим – то есть к таким же заблудшим и несчастным. А если мы уклоняемся от совершения типичных социальных ошибок, ревнивый социум нам этого не прощает. Иными словами, какую бы блажь не гнал коллектив, он принимает отдельных участников только при условиях, когда они вместе с этим коллективом блажат в унисон. И, по-моему, в сегодняшнее актуальное время это – один из главных принципов социальной системы ценностей.

А если человек сомневается в привычных устоях, его в лучшем случае принимают за эксцентричного слегка двинутого умом чудака, которому в силу его «отклонений» остается только посочувствовать. И это в лучшем случае. В худшем, нестандартно мыслящая личность становится отщепенцем и воспринимается, как злой гений всеобщая угроза, которую общество с облегчением устраняет.

В наше информационно-пресыщенное время, однако же, случается и обратный эффект. Зажравшись своим болотным комфортом, мы порой жаждем «угроз» собственному мировоззрению, чтобы пощекотать нервы, слегка встряхнув себя от скучного сна «нормальной» жизни просто ради развлечения.

Серьезные же меры по освобождению от коллективной визуализации, чаще всего – ни к чему толковому не ведут, потому что становятся очередным самообманом в рамках базовых ценностей от системы. Бунтом против устоявшихся социальных устоев мы, как правило, попросту тешим самолюбие новым чуть более изощренным методом – выбираем верить, будто раньше пребывали в стаде слепых овец, а теперь становимся свободными и сильными львами.

Иными словами – это все та же гонка за морковкой самоутверждения, порожденная социальной системой ценностей. Просто раньше эта морковка мерещилась за одобрением и уважением соплеменников – мы старались быть как все, чтобы эти самые «все» нас принимали за «своих». А теперь, разочаровавшись в социальной системе, мы воспринимаем толпу как серую массу простых смертных, над которой став избранными отщепенцами величаво возвышаемся.

Часто отверженные обществом изгои становятся жертвами различных сект. Там они находят узкий круг соплеменников, в котором происходит теперь уже коллективное самоутверждение за счет возвышения над социальным «стадом».

<...>

Ценности и заблуждения. Если все искусственные ценности лживы, где же правда? Вспоминается изречение Лао Цзы: «Дао, выраженное словами, не есть истинное Дао». На практике это значит, что истинных ценностей не существует. Все концепции – наносное. Все, что нам остается – это упрощение жизни путем устранения многоярусных заблуждений. Тогда, даже если не откроется просветляющая истина, по крайней мере, напряжений точно поубавится.

Можно за так называемые «истинные ценности» условно принять принципы, которые помогают расчищать ум от бесполезных оторванных от реальности нагромождений. Но и здесь легко обмануться, подменив практику новомодными красивыми идеями для потехи самолюбия – такое происходит сплошь и рядом.

<...>

Обобщенно все наши устремления можно свести к успеху – к достижению благополучия в работе и отношениях. И все бы ничего, да вот только, как выше уже было замечено, в большинстве своем мы разучились слушать голос своего нутра. Мы не знаем, чего хотим на самом деле, но верим в искусственное счастье, основанное на голливудских ценностях. Мы остаемся напрочь глухи и слепы к своим истинным потребностям, потому что поверили, что счастье содержится в социальном успехе.

Следуя влияниям коллективного гипноза, мы, порой достигаем долгожданных целей от системы, и как бы понимаем, что случилось нечто важное – исполнилась мечта. Также, как во сне мы бегаем от пригрезившихся страшилок и радуемся иллюзорным благам, социально одобренное «счастье» силой нашей веры может вызывать ощущение, словно мы и вправду его достигли, ведь все внешние признаки достижения соблюдены.

<...>

Никакого счастья за целями от социальной системы никогда не было. И все приятные ощущения ограничиваются лживой радостью достижения этих целей. Но в силу своей психической слепоты, мы верим, что эта мимолетная радость – была кусочком вечного счастья. Просто, как нам кажется, мы что-то упустили, недоделали, или обнаружились какие-то новые обстоятельства, справившись с которыми, мы, наконец, настигнем счастье. Эти незавершенные гештальты преследуют нас всю жизнь.

Социальная система. Многие из нас искренне верят, что счастье в деньгах. Мы приравниваем деньги к успеху и уверенности в себе. Будут деньги, значит, будет и счастье – в этом нас убеждает социальная система ценностей. Она продает нам наши неврозы. Система продает наши ожидания. А чего мы ожидаем? Конечно же, все мы хотим легкого и понятного пути, где не требуется ломок самопознания. Надо то просто оставаться сентиментальными невротиками, глазеть в гипнотизатор ящик, покупать модные дорогие вещи, понимать в коллективных фетишах и делать вид, что все в ОК.

Спрос на легкое счастье порождает свое лживое предложение. Нам продают слюняво-сопливые фильмы, где транслируют невротичную «любовь», которая дальше инфантильной привязанности к самолюбованию в купе с половыми инстинктами никуда не заводит. Нам продают красивые истории про успех, где винтики социальной системы обретают голливудское счастье при помощи офисного самоутверждения. Оставайтесь невротиками, «не переключайтесь» и все будет ОК.

Социальная система ценностей, как я ее понимаю – это не какое-то хитрое одушевленное создание, и не государство с его законами. Без государства мир жил бы по законам джунглей. Система – это совокупность коллективных ожиданий, мировоззрение, которое невротики передают по наследству из поколения в поколение, поддерживая и укрепляя его при помощи средств массовой мистификации информации.

Когда нет знания о себе, нет и доверия к себе. Тогда человек перестает понимать, кто он, и к чему движется. И вместо того, чтобы исследовать свою истинную природу, он ее подавляет, а устремляется за чуждыми ему ценностями и чужими желаниями.

Нам хочется халявного счастья. Мы всю жизнь покупаемся на этот обман – верим, что дары социальной системы приведут к состоянию полного и окончательного удовлетворения. Но достигая цели, мы неизбежно оказываемся под воздействием очередного маятника двойственности, где вновь обретенное счастье, сменяется страхом это счастье потерять. Чувство собственника, ревность, раздражение, ранимость, неуверенность в себе – становятся платой за дары от системы.

Мы надеваем маски киногероев и транслируем образы, которые от нас ожидают в рамках социальной системы. А внутри – подавленное «дерьмо» – качества, которые не вписываются в систему. Отсюда берут свои корни все психосоматические недуги.

Мы хотим быть красивыми винтиками – нормальными парнями и девчонками. Возможно, есть люди, чьи глубинные интересы более-менее гладко вписываются в рамки системы. Но подавляющее большинство «счастливых» людей, свое счастье имитируют – совсем как голливудские актеры.

А какой может быть жизнь вне системы? Какой является жизнь свободная от диктата шаблонных ожиданий? Отношения перестают подчиняться правилам, становятся живыми и наполненными осознанностью. Работа перестает строиться исключительно вокруг денег и самоутверждения. Она становится выражением внутренней сути личности, и только при таких условиях способна привести к инновациям и открытиям, сделав человека мастером своего дела. Решения освобождаются от оков вынужденности, и человек начинает понимать, что волен изменить свою жизнь в любое время так, как ему захочется.

Быть собой – единственный путь заниматься любимым делом, и забыть о лени. Ведь лень – это просто сопротивление чужим желаниям. Быть собой – единственный путь оставаться здоровой личностью. Быть собой – значит быть не попсовой штампованной куклой, а настоящим осознающим человеком. И возможно, где-то здесь находится мост, ведущий от социальной психологии – к истинной духовности вне религий и вне концепций.

***

Критиковать или просто ругать социальную систему за ее неперсонифицированное отношение к своим членам стало излюбленным занятием интеллигенции уже давно. Ничего нового Саторин нам не говорит – его статься вполне типичный ужастик в постмодерновом дискурсе насчет общества потребления.

Лейтмотив статьи – все плохо, надо срочно что-то делать. По мнению Саторина, начать надо с освобождения от социальных стереотипов. Не ясно только, следует ли освобождаться всем сразу в одночасье, или можно, создав расписание, растянуть этот процесс во времени – сначала освобождаются студенты, потом служащие, далее неработающие... Также не ясно, что делать, когда со стереотипами будет покончено. Наверное, общество самоорганизуется на некой новой никому пока неизвестной основе.

Все предыдущие проекты утопий провалились, поэтому методологической поддержки ждать неоткуда. Тем не менее, по-видимому, следует полагать, что просветленный народ, сбросив с себя оковы зашоренности, в своем новом состоянии все же сумеет образовать доселе невиданную систему, качественно отличную от нынешней. В новом обществе все становятся мастерами своего дела, уважение потребностей любой личности приводит к осознанию установления равноправных отношений во всех сферах. Человек экономический превращается в человека гуманистического, и оттого на Земле наступает рай. Как логичный итог, все забывают о десяти заповедях за их ненадобностью.

Любая система накладывает ограничения на свои элементы, и если хочешь оставаться в системе, необходимо принимать эти ограничения. В новом обществе как системе обязательно будут свои ограничения, но они будут восприниматься людьми на неком новом уровне понимания. По-видимому, появится иная философия, и ее основы Саторин пытается закладывать:

А выбор есть всегда. Всегда есть возможности, о которых мы даже не подозреваем. Жизнь может меняться кардинально. Место жительства, деятельность, круг общения – все это вовсе не кандалы, а возможности, которые вы используете, имея полное право в любой момент своей жизни их поменять. Осознавать, что выбор есть – означает ощущать свободу. Ваше окружение, ваш мир кажется нормальной положенной реальностью исключительно в силу привычки. Нет такой обязанности – соответствовать общественным стереотипам. Вы можете жить так, как хочется. И только с осознанием этой свободы, открывается богатство безграничных вариантов продолжения сюжетной линии вашей истории, и волшебство снова понемногу проникает в жизнь.

В своих изысканиях Саторин далеко не одинок. Практически каждый духовный учитель с упоением говорит о свободе, к которой он укажет путь, пообещает научить «быть собой».

Практика Бэкмологии не имеет ничего общего с очищением, раскрепощением, освобождением и т.п. Жизнь вне системы – это не тема Бэкмологии. Существующая социальная система воспринимается как данность, которую нельзя изменить. Облегчение выживания в системе – вот для чего предназначена Бэкмология. В конкретном выражении Бэкмологии направлена организацию результативной деятельности, сокращение затрат используемых ресурсов, увеличение полезного выхода задуманных проектов и мероприятий.

Бэкмология – это интегративный продукт, что означает комплексное, системное использование различных методологических средств обеспечения познания и деятельности. Индивиду предоставляются знания о социальной организации и специальный инструментарий.

Знания о социальной организации включают теоретическую и практическую части. Теоретическая часть – это ключевые элементы менеджмента, психологии, философии, социологии, теории систем и других социально значимых дисциплин. Практическая часть – это описания разнообразных стереотипов поведения, методов саморегуляции, способов выхода из проблемных ситуаций.

Инструментарий Бэкмологии предназначен для повышения эффективности процесса принятия и реализации решений, практики управления. Благодаря Бэкмологии можно использовать методы коллективного принятия решений, не опасаясь, что тебе «сядут на шею». Реализация решений поддерживается на основе научных подходов и принципов кооперации. Это дает возможность почти полностью контролировать ситуацию, овладеть рядом стратегически важных компетенций:

  • управление собой, управление другими, поведение под управлением других
  • быстрое ориентирование и адаптация в незнакомой среде
  • согласование потребностей и устремлений с возможностями и ресурсами индивида
  • разумное целеполагание и нахождение оптимальных путей достижение поставленных целей
  • умение быстро распознать ситуацию и выбрать наилучшую линию поведения
  • прогнозирование развития ситуации и превентивные меры в отношении возможной агрессии
  • психологическая подготовка к неприятным встречам и нежелательным мероприятиям
  • психологическая защита и отслеживание энергоинформационных паразитных связей
  • умение создать атмосферу конструктивного диалога
  • поддержание баланса психической энергии, способствующего творческой самореализациии.

Само по себе управление – процесс достаточно сложный и утомительный. Принятие решений (планирование), организация, мотивация, контроль исполнения, координация – вот составляющие, присутствующие в каждом управленческом цикле. Прохождение каждого этапа требует специализированных знаний. Под принятием решений понимается деятельность, направленная на выбор наилучшего способа достижения поставленной цели. Принятие решения – это выбор наилучшей из возможных альтернатив. Процесс принятия решений – это упорядочение альтернатив с точки зрения их предпочтительности. Принимаемое решение, очевидно, должно быть наилучшем из представленных альтернатив, однако рассмотреть все аспекты и детали, которые могут влиять на выбор невозможно без посторонней помощи. Конечно, есть исключения, но затраты и усилия для обработки такого количества информации будут огромными. Между тем неоптимальность принимаемых решений ведет к значительным потерям возможностей и ресурсов. И потери тем больше, чем сложнее ситуация.

Бэкмология поддерживает прохождение управленческого цикла во всех его аспектах: философия, менеджмент, экономика, психология и др.

В психологическом плане Бэкмология – это прежде всего информационная система, включающая базу знаний по социальной организации, методологию «Становление воителя» и технологию рационального использования психической энергии. Данные три компоненты тесно между собой связаны и фактически образуют большую систему, предназначенную для поддержания оптимальной энергетики человека.

Бэкмология декларирует следующее. Эффективные люди имеют жесткие цели (знают, чего хотят от себя), но гибкое поведение. Они обладают личной силой. Неэффективные люди имеют гибкие цели (готовы в любой момент их изменять), но жесткое поведение. Они не обладают личной силой. За этим утверждениями стоит методология «Становление воителя». Данная методология – это конкретизация концепции Бэкмологии «критическое мышление, игра, энергетика и безопасность». Каждая составляющая имеет свое предназначение. Человек обладает способностью думать, он определяет свою судьбу, и эти решения могут быть изменены. И здесь, критическое мышление – ключевое умение, оно позволяет грамотно выявлять и решать проблемы в профессиональной деятельности, научной работе, человеческих взаимоотношениях и повседневной жизни. Игровая парадигма – это «мотор» для генерации и реализации идей. Воплощение любой идеи в жизнь требует наличия рациональной энергетики. А всякая деятельность – устранение возникающих проблем и реализация новых идей – немыслима без обеспечения собственной безопасности.

В рамках критического мышления иллюзии и заблуждения являются точкой опоры, без которой нельзя жить. Они появляются только при отсутствии знаний – с позиций Бэкмологии, более надежной точкой опоры, но далеко не всегда доступной. Очиститься от иллюзии и заблуждений означает остаться без точки опоры, т.е. оказаться в пустоте.

Но для Саторина мысль возникает из тончайшего пространства пустоты. Существование чистого сознания – это свобода, бессмертие и независимость от каких-либо материальных стимулов. Человек в своей сущности – и есть это бытие, в котором сменяется материя.

Именно в пустоте Саторин видит высший смысл:

Иллюзорная устойчивость материи, как «заслонка» мешает свободному току энергии, фиксирует и центрирует ощущение реальности, создает иллюзию отдельного существования. По мере расслабления и растворения этой напряженной «устойчивости», энергия начинает циркулировать все более свободно, а сознание обретает свободу пустоты без начала, конца, без какой-либо фиксации вообще. Плотные объекты остаются, но уже не являются единственными и основными в спектре внимания. Они словно подвешены в пустоте без верха, низа и каких-либо координат, пропитаны пустотой и состоят из нее. И так было всегда, просто осознание этого факта сдерживалось неготовностью разума принять эти факты, интегрировав их со своим опытом. Все это проживается путем простого глубинного расслабления с сохранением ясности сознания.

Мы ищем самих себя во внешних формах: в друзьях, любимых, событиях, достижениях. Пытаемся зафиксировать иллюзорное, преходящее самоощущение – сделать смертное вечным. То, что я называю здесь пустотой, можно также верно назвать абсолютной «наполненностью», завершенностью, единственной, реальной, устойчивой, нашей истинной природой.

Бэкмология базируется на иных представлениях. Иллюзии и заблуждения сами собой уйдут, если на их место встанут знания. Критическое мышление подвергает сомнению представления, которые прямо или косвенно являются источниками проблем, и замещает их более адекватными знаниями. Если знания неоткуда взять, иллюзии и заблуждения остаются, но при этом маркируются как требующие замещения.

Именно критическое мышление, предоставляя свободу анализировать различные ощущения реальности, помогает обрести чувство единства с открытой для исследования реальностью. Человек знает, что знания его несовершенны, и он в состоянии подвергать их сомнению, чтобы прийти к более совершенным представлениям, которые в свою очередь когда-то будут подвергнуты сомнению. Таким образом, любое несовершенное знание есть благо, ибо, отталкиваясь от него, можно прийти к более совершенному знанию. А начинается прогресс именно с иллюзий и заблуждений.

Человеческая цивилизация начиналась с мифотворчества и, отталкиваясь от мифов, люди создали развитую инфраструктуру, построили эффективную экономику, придумали многообещающие высокие технологии. Конечно, в обществе постоянно присутствуют иррациональные флуктуации, но рациональность рано или поздно все равно берет верх. Поэтому нет никаких оснований полагать, что основы социальной организации будут в ближайшее столетие пересматриваться. Человеку придется уживаться с существующими социальными проблемами, и критическое мышление будет здесь хорошим подспорьем.

***

В вопросах управления психикой Саторин, по всей видимости, стоит на позициях, близких к НЛП:

Наше поведение всецело управляется желаниями и потребностями. В этом отношении все мы – словно механические биомашины, управляемые ментальными программами. Исполнение потребностей обеспечивает наше выживание – мы поглощаем пищу, спим, справляем нужду, размножаемся.

<...>

Человек – это живой компьютер, действия которого обусловлены программой... И чтобы желания исполнились, нам просто необходима соответствующая программа.

<...>

В наш ум с детства закладывается огромное количество иррациональных программ о том, каким должен быть мир, как должны себя вести люди, какой должна быть наша персона.

<...>

Вся наша жизнь – это, своего рода, игра программ. Гурджиев был прав, человек – это такая живая машина. Мы состоим из программ и следуем их влиянию, но при этом можем сознательно программировать себя. Впрочем, такое самопрограммирование, также, можно свести к воздействию одних программ на другие.

<...>

Очень важно это понять. Никто не может иначе… Человек не является хорошим или плохим по определению. Все это – следствие переплетений тысяч психических программ. Все это просто внедрено в психику, которая механически проводит через себя волю программ. Обвинять человека, по сути, равносильно тому, чтобы бить шкаф, дверца которого в силу физических законов мира, случайно не во время открылась.

<...>

Воодушевление на практические действия – это самопрограммирование. Когда чтение дает стимулы, когда вам хочется добиваться намеченных результатов – это следствие положительного самопрограммирования. Чтение может разрушать программы и создавать новые, от которых исходят долговременные стимулы, побуждающие ум и тело действовать под их влиянием.

Большинство из нас большую часть времени воспринимают не реальность, а свои мысли о ней, поэтому мысли играют решающую роль. Мысли вытекают в установки, как относиться к объектам внешней среды, а установки в долговременные программы – личные глубинные убеждения. Между мыслями, установками и долговременными программами нет четкой границы.

<...>

На консультациях, я по сути занимаюсь выявлением деструктивных неадаптивных программ клиента, которые мы совместно тщательно анализируем и обесточиваем. Иногда в ходе консультирования клиенту приходится признавать, что исполнение отдельных желаний – нецелесообразно. Такие желания нивелируются с пониманием их бесполезности. Обретение ясности позволяет почувствовать собственные созидательные желания.

***

Бэкмология не использует техники, подобные НЛП, не практикует мантры, аффирмации и т.п. Бэкмология базируется на традиционной концепции «игры», и в ее арсенал входит учение К.С. Станиславского.

Игровая парадигма хорошо проработана как на теоретическом, так и практическом уровнях, и ее вполне достаточно для организации собственного поведения. Убедить себя играть ту или иную роль в состоянии любой человек, а при знании приемов игры и наличии игровой практики он способен играть вполне удовлетворительно.

Самопрограммирование, перепрограммирование, депрограммирование, когда путем целенаправленного самовнушения снимаются одни установки и внедряются другие, как правило, не имеет долгосрочного устойчивого эффекта. Поэтому Бэкмология не рекомендует использование этих методов, считая их ненадежными.

Наши социальные установки образуются в результате масштабных и продолжительных социально-политических «шоу», которые нельзя подменить простым прочтением мантры или элементарной техникой «якорения». Чтобы не попасть на «крючок» пропаганды, прежде всего надо иметь хорошее представление, какие механизмы задействует пропаганда, как она организуется и что предпринимать для противодействия ей. Информации на этот счет вполне достаточно, и при желании с ней всегда можно ознакомиться. Осведомленность – первый серьезный шаг на пути обеспечения безопасности собственной психики.

Следующий шаг – это освоение психоконтроллинга. Психоконтроллинг имеет много общего с контроллингом в менеджменте. Это непрерывный мониторинг своей деятельности на предмет ее экологичности. Экологичность означает следующее: объективная оценка ограниченности собственных возможностей, грамотное целеполагание, поступательное движение к намеченной цели, оптимальное использование ресурсов, отслеживание и избавление от подконтрольности поведения, повышение стрессоустойчивости, минимизация конфликтности в общении и т.п.

Целевая задача психоконтроллинга – создание эффективной системы принятия, реализации, контроля и анализа решений. Благодаря психоконтроллингу становится возможным:

  • формирование системы реалистичных планов
  • расширение собственной зоны комфорта
  • снижение рисков в деятельности
  • формирование эффективной системы информационного обеспечения
  • повышение качества решений и связанных с ними действий
  • регулярный контроль фактических значений ключевых показателей деятельности
  • анализ и выявление причин отклонений от намеченных планов
  • принятие оперативных решений по минимизации отклонений.

Психоконтроллинг сигнализирует об отсутствии развития, позволяет не допустить регресса или застоя, которые неминуемо приводят к стрессам. Именно благодаря психоконтроллингу появляются предпосылки для своевременного выхода из зоны комфорта, длительное пребывание в которой развитой личности категорически противопоказано. Зона комфорта – это область жизненного пространства, в которой ощущается относительный психологический комфорт. Она образуется в тех сферах, где не случается ничего непредсказуемого, где происходят хорошо знакомые и привычные для тебя явления, которые расслабляют и усыпляют психику. Иными словами, зона комфорта – это набор психических состояний, при которых ты позволяешь себе действовать автоматически, согласно выработанным шаблонам мышления и поведения. Находясь в зоне комфорта, ты ощущаешь себя в безопасности, но фактически ты подвергаешь себя серьезной угрозе оказаться в состоянии застоя и постепенного увядания.

В общем, психоконтроллинг обеспечивает индивидуальную независимость и стабильную масштабируемость деятельности в долгосрочной перспективе.

******

Еще одна программная статья Саторина «Идеалы и мораль общества»:

Если немного округлить, все мы мыслим готовыми, шаблонными формами, где «плохое» и «хорошее» прописаны по умолчанию. К примеру, верность в отношениях мы рассматриваем как несомненное благо, а измену как «грешное» зло. Хранишь верность – молодец. Изменяешь – предатель и грешник. Этот традиционный взгляд принимается как несомненный идеал. Всем априори ясно, что изменник – «плохой», ему положено испытывать угрызения совести, а блюститель верности – «хороший», ему собой можно гордиться.

Я не говорю, что общественные идеалы и мораль – это что-то «плохое». Чтобы выносить такие суждения, нужно самому быть морализатором, и слепо верить в «хорошее» и «плохое», не разобравшись в сути явления. Я даже не могу сказать, что мораль бесполезна и невыгодна. Она просто искусственна – как суррогат или подделка чего-то реального. И, в зависимости от обстоятельств, может приносить свою выгоду и свои убытки.

В обществе, где граждане сами не понимают, для чего им воздерживаться от воровства, вандализма и хулиганства, общественная и духовная мораль становится стражем поведения. За легкую провинность получай чувство вины и угрызения совести. За тяжелую – то же самое, плюс заключение под стражу, чтоб неповадно было. За небольшое отличие – гордость, за серьезное – грамоту и общественное признание.

Такая мораль вполне оправдана. Как родителям трудно доходчиво объяснить ребенку, почему их надо слушаться, также и обществу донести целесообразность нравственного поведения до граждан не представляется возможным, поэтому, чтобы «синтетические» законы государства казались натуральными, их сдабривают духовной и общественной моралью. Поэтому у всех по умолчанию в голове прошито, что добропорядочным быть «хорошо», а нарушать мир и порядок – «плохо». Такое положение вещей в философии называют категорическим императивом – принудительным, безусловным требованием без всяких возражений.

Ну, согласитесь, ведь буквально каждый «знает», что лживость, жадность, трусость, агрессивность и зависть – это плохо! А честность, щедрость, смелость, любовь и доброта – хорошо! Хотел к «хорошему» добавить скромность, но в наше время этот идеал уже не так прочен. В наше время «правильно» и модно быть в меру наглым и «раскованным».

<...>

Мы воспринимаем идеалы общества как законы вселенной, а между тем, все они – искусственны, и закреплены в нашем сознании при помощи условных рефлексов. Нас попросту обучили испытывать муки при совершении неугодных поступков и гордиться угодными. Обучили родители, поэтому и рефлексы у всех разные в зависимости от родительских прихотей.

<...>

На каком-то этапе личного развития от искусственных идеалов, видимо, никак не отвертеться. Но по итогу все они приводят к такому алогичному стилю мышления, который в психологии называют «мистическим», пропитанным иррациональными требованиями к себе и к жизни. Под мороком идеалов мы не принимаем жизнь, как есть, а начинаем требовать от себя и окружающих невозможного, несвойственного реальной природе вещей. На этой почве и формируются практически все неврозы. В психологии такая слепая морализация рассматривается как механизм психологической защиты – способ, которым личные притязания прикрываются «несомненными» ценностями.

<...>

А если человеку таки удалось себя переломить и накачать идеалы силой, подавляющей естественные желания, его жизнь неизбежно становится клеткой тех самых категорических императивов – безусловных принудительных требований к себе и окружающим. А кто этим требованиям не следует, тот вызывает раздражение, кажется неправильным и дурным.

Этим переживанием руководит засевшее в глубине души идеалиста чувство несправедливости. Внутренний голос как бы вопрошает: «Как же так? Ведь я мучаюсь! Соблюдаю правила! Значит и другие должны мучиться! Иначе, выходит, что я зря страдаю. Я должен как-то свои страдания оправдать. Иначе, выходит, что я лопух и страдал все это время напрасно. Иначе выходит, что кругом нормальные люди, а я со своими идеалами – желчный зануда!».

Чем крепче и выше идеалы, тем реалистичней мираж, в котором наша жизнь представляется преисподней несправедливости, где единицы достойных людей находятся под вечным гнетом богомерзких мерзавцев. Следуя идеалам, мы даем себе «пряник» веры в собственный героизм и превосходство над порочным социумом. Нарушая идеалы, мы себя же отделываем психическим хлыстом ненависти к себе, проявленной в стыде и чувстве вины.

На каком-то этапе принудительная, искусственная мораль становится очевидно невыгодной. Задача психолога в этом случае – показать клиенту, где и как он себя своими же идеалами обвел вокруг пальца, помочь увидеть происходящее и взвесить целесообразность собственных требований к себе и окружающим.

***

Бэкмология в отношении морали расставляет другие акценты. Во всех социальных играх используются «двойные стандарты». Поскольку практика «двойных стандартов» в обществе широко распространена, ее обязательно следует учитывать при создании и моделировании того или иного поведенческого сценария. Поставляемые Бэкмологией инструменты содержат в себе ноу-хау, которые способствуют прагматичному постижению и использованию различных социальных закономерностей, включая практику «двойных стандартов».

Рассмотрим общепринятое определение морали.

Мораль – принятые в обществе представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле, а также совокупность норм поведения, вытекающих из этих представлений – один из способов регулирования поведения людей в обществе. Особенностью морали является то, что она регулирует поведение и сознание людей во всех сферах жизни (производственная деятельность, быт, семейные, межличностные и другие отношения). Мораль распространяется также на межгрупповые и межгосударственные отношения. Соблюдение требований морали обеспечивается силой духовного воздействия, общественным мнением, внутренним убеждением, совестью человека.

По определению мораль нужна для направленного формирования оценок. Зная, какую оценку получит то или иное действие, мы выстраиваем свое поведение таким образом, чтобы создать у окружающих определенное мнение о нас. Это мнение повлияет на последующую оценку нашего поведения и т.д. Знание взаимосвязей мораль – оценка – мнение позволяет проектировать манипулятивное поведение. Манипулировать людьми становится невозможным, если не будет морали. Таким образом, мораль предоставляет широкие возможности для построения разнообразных социальных игр.

Что касается «искусственных идеалов», то Бэкмология расценивает в рамках социума все идеалы как вполне естественные. Искусственным идеал становится только при взгляде на социум со стороны. Подобный взгляд стороннего наблюдателя возможен только в теоретическом плане, на практике же все мы без исключения даем те или иные эмоциональные оценки идеалам, и наше психическое состояние сильно зависит от этих оценок.

Идеалы и придуманы именно для того, чтобы вызвать у людей оценки, – на их основе происходит социальная дифференциация. Разделение общества на группы, занимающие разное социальное положение, – один из важнейших социальных механизмов. Подвергать сомнению его целесообразность значит вообще сомневаться в целесообразности нашего общества. Можно сказать несколько иначе. Не будь идеалов – не будет и социальных групп. Именно идеалы провоцируют нас примкнуть к определенной социальной группе.

Существует множество систем ценностей. Каждый человек вправе выбрать ту систему, которая ему больше по душе. Человек вправе жить, вообще не принимая ни одну из систем. В случае необходимости можно симулировать принятие системы ценностей группы, в которую необходимо попасть, – и это, по-видимому, будет называться конформизмом.

Под конформизмом понимается отсутствие или подавленность собственной позиции и принципов, а также отказ от них под давлением различных сил, условий, обстоятельств (мнения большинства, авторитета, традиций и т.п.). Конформизм равносилен отказу человека от суверенности своего нравственного разума, от собственного выбора и возложению ответственности на внешние факторы (вещи, общественные институты и т.п.), следовательно, отказу от себя как от личности.

Хорошо или плохо быть конформистом – это вопрос оценки. Оценка делается на основе системы ценностей. Если никаких ценностей не признаешь, то и внутренняя оценка конформизма будет нейтральной.

Внешняя оценка твоего поведения всегда относительна. Каждая группа вырабатывает собственную оценку на основе  той системой ценностей, которая в ней принята. В фокус скольких групп ты попадешь, столько и будет оценок твоего поведения.

По существу ничего большего по поводу идеалов сказать нечего. С позиций Бэкмологии взгляд на идеалы Саторина – чересчур персонифицированный, или эмоциональный.

***

У кого-то обязательно возникнет вопрос: какая из методик лучше? Саторин и здесь предусмотрительно постарался, заявив: Все это субъективно. Любые оценки – продолжение иллюзий.

Создатели Бэкмологии не нашли для себя ничего полезного в методике Саторина. Единственное, что заставило их обратить на нее внимание, – это разительное отличие от Бэкмологии. Если Бэкмология отталкивается от научного подхода, широко использует достижении теорий систем и управления, интегрируется с менеджментом, то методика Саторина всецело замыкается на эзотерические ценности.

На самом деле, никаких оснований критиковать Саторина нет. Его методика бесплатна, предельно проста – если кому-то она импонирует, пусть возьмет ее на вооружение в течение некоторого времени и посмотрит, каково с ней живется. Тем более, сам Саторин постоянно говорит о важности практики.

Бэкмология, в отличие от методики Саторина, стоит немалых денег, сложна в освоении, не обещает в конце «пути» счастья или успокоения. А самое главное – в ней нет никакой таинственности, что привлекает толпы любопытных зевак.

 

 
Когда два тигра дерутся, наблюдай, а потом добей победителя.
Китайская пословица
Всё знают и всё понимают только дураки да шарлатаны.
А.П. Чехов