Гедоническая шкала эмоций

14 Июля 2015

Бэкмология построена на моделях. Каждая модель отражает определенный аспект нашей действительности. Модель – это структурирование нашей реальности, необходимое для управления ею. Пригодность модели, ее продуктивность и эффективность, зависит от индивидуальных особенностей человека. Если человек «видит» мир согласно модели, ее использование принесет ему несомненные выгоды – модель существенно упростит управление реальностью. Если человек «видит» мир иначе, модель может оказаться ему полезной  в отношении понимания других людей, для которых модель является актуальной. В данной публикации кратко описывается одна из базовых моделей человеческой психики – гедоническая шкала эмоций.

Кажется, мы всегда стремимся тем или иным способом к успеху. Мы стремимся к чувству благосостоянии, к ощущению себя хорошо. Мы ищем здоровье и достаток. Мы также стремимся к успеху, достигая любую персональную цель. Такие цели могут включать поддержку или заботу о любимых – семье и друзьях. Поддержка чьих-то персональных верований, таких как религия, страна, жизненный путь – другие распространенные цели. Стремясь к достижению любой из них, мы часто говорим, что «хотим» их. Мы добиваемся успеха, заботясь и получая то, что мы «хотим», чем бы это ни было: замечательные дом, динамичная карьера, любимая семья или Тесная духовная связь с спиритуальным Богом. «Хочется» – это цель, которую следует достичь. Достижение того, «что хочется» (достижение цели) является успехом.

Немного иной курс – успехом может быть избегание в жизни «подводных каменей» – избегание страдания, болезни и смерти. Мы не «хотим» ничего из этого. Также считается успешным избегание любой «нежелательной» вещи, к которой имеется чувство отвращения, омерзения, что считается пагубным. Успех – это не только достижение того, что ценно и «желательно», но также избегание всего того, что вызывает отвращение и «нежелательно».

Неудача – это отсутствие успеха. Это страдание и сокрушение от препятствий и врагов. Неудача – это разрушение здоровья и счастья, беда от болезни и боли. Смерть, конечно, является окончательной неудачей.

К чему мы приходим? А приходим к тому, что центральная тема жизни – наш собственный ум ищет успеха и избегает неудачи. Наша жизнь проходит в рамках понятий успеха и неудач, выигрыша и проигрыша, счастья и отчаяния. Не важно, что мы делаем, не важно, насколько велико или мало предприятие, мы всегда имеем некоторую цель, некоторое «хотение», которого мы пытаемся успешно достичь. Но с целью появляется и вероятность провала, которого мы стараемся избежать в поисках нашего успеха. Это всепоглощающая тема наших жизней!

Несмотря на наши поиски идеалистического существования, окружение может быть жестким, и достижение счастья является тяжелой борьбой. Различные угрозы окружения заставляли наших предков выбирать, как и куда направлять свои ограниченные ресурсы. Их время, труд и ценности могли быть использованы для преодоления внешних угроз или для увеличения их внутреннего благосостояния. Однако максимизировать оба направления было невозможно. Те, кто направил свои ресурсы на преодоление внешних угроз, были награждены – оны выжили. Те, кто расточали свои ресурсы, постепенно уступили давлению естественного отбора. Ключом к выживанию было направление драгоценных ресурсов в успешное поведение и извлечение их из бесполезного или деструктивного поведения. Отсюда максима: эмоциональная энергия увеличивается с успехом и уменьшается от поражения.

Для уцелевших ценой напряжения ограниченных ресурсов был «стресс». Внутренняя энергия для преодоления внешней угрозы должна  приходить откуда-то изнутри, и великое всепроникающее чувство желания жить было единственным доступным донором. Уцелевшие преодолели опасности, извлекая драгоценную энергию из частей самих себя и используя ее в направлении бдительности, сконцентрированности мышления и эффективных действий – часто беспокойных и чрезвычайных действий. Только через временное, частичное самопожертвование уцелевшие сдвинули баланс естественного отбора в свою пользу. Присутствие стресса в нашей жизни сегодня – наследие того, насколько требовательным может быть естественный отбор.

С каждым успехом наших предков, когда непосредственная угроза преодолевалась, самопожертвование оказывалось больше не нужным, и сконцентрированность мышления, действий и стресс на время ослаблялись. В такие периоды, как только пожертвованные внутренние силы возвращались к состоянию сбалансированных энергетических потоков, ощущение благосостояния в теле возобновлялось. Сегодня, так же как и наши предки, мы ощущаем сбалансированные потоки как чувство радости. Если поток сильный и вибрирует, мы называем это состояние эйфорией. Это также наследие естественного отбора. После преодоление препятствий нам позволялось вернуться и наслаждаться крайним чувством – вибрантным и всепроникающим ощущением жизни.

С течением времени уровни стресса и бдительности с каждой новой опасностью поднимались и опускались, тело расслаблялось и возвращалось к «хорошему» самочувствию только после успешного преодоления опасности. Этот отлив и прилив ощущений стал жизненным барометром, что такое «хорошо» и что такое «плохо» во внешнем окружении. Барометр падал, когда «плохое» близко подкрадывалось, и наши тела принимали защитную и стрессовую осанку. Барометр поднимался, кода «плохое» проходило, позволяя телу вернуться к балансу, заполняя его ощущением «хорошего». Постепенно у жизненного барометра появились «хорошее/искать» на одном конце и «плохое/убегать» на другом. Наши предки учились достигать «хороших» чувств и избавляться от «плохих». Сегодня наши ощущения внутреннего стресса и благосостояния – остатки прошлой наследственной борьбы. Наши «барометрические» ощущения теперь формируют базис наших потребностей и целей. Все это можно представить шкалой ценностей, которая направляет наш ум и мысли, позволяя отличать «хорошее» от «плохого», «успех» от «неудачи».

Наиболее важная характеристика всех ощущений – аффектов и эмоций – они приходят в двух различных  гедонических тонах, позитивном и негативном. Не существует нейтральных ощущений. Присутствие геодноического тона – приятное и неприятное – определят чувства. Интенсивность эмоции может быть столь драматичной, что мы часто даем эмоциям различные имена, хотя все они являются разными степенями одной эмоции. Счастье, например, происходит от радости и экстаза, а степень досады может быть описана как недовольство, несчастье, горе и даже депрессия.

Гедоническая размерность ощущений может быть представлена в виде шкалы от крайне приятной, или позитивной отметки, до крайне неприятной, или негативной отметки. Все эмоции определяются определенным смещением на гедонической шкале. Эта шкала предоставляет нам структуру оценки всех вещей в нашем окружении. Такие ощущения становятся средствами, на основе которых мы принимаем решения.

Здесь появляются две простые гипотезы. Первая состоит в том, что сенсорные ощущения развились в ответ на события окружения, которые единообразно предоставляли возможности или угрозы биологическому выживанию. Вторая гипотеза заключается в следующем. Оказывается содействие поведению на основе позитивных ощущений и противодействие – поведению на основе негативных ощущений.

Определив  гедоническую шкалу, становится возможным спроектировать систему, которая отвечает за эмоциональные процессы и процесс принятия решений. Один из способов понять любую абстрактную концепцию – через модель или диаграмму. Наша трехмерная модель включает линейную гедоническую шкалу, кривую поведения и пространство эффективности.

рисунок модели в публикации не приводится

Идея линейной шкалы с позитивными и негативными элементами берет свое начало от заявления широко известного ученого А. Маслоу: «человек – это вечно хотящее животное... и эти хотения, кажется, расставляют себя в определенную иерархию доминирования» (Маслоу, 1970, с. 7).

Позиционирование на гедонической шкале показывает предметы, которых «хочется больше» или «хочется меньше» относительно других предметов на шкале. Все вокруг нас градуировано согласно нашей персональной иерархии «хотений», нашего персонального набора ценностей. Концепция  гедонической шкалы не вызывает вопросов у тех, кому знакомы такие слова, как хороший, плохой, желание, отвращение, интерес, любопытство, любовь, ненависть и другие, которые интуитивно распознаются как позитивные или негативные по натуре. Многие люди имеют собственные слова для них: «мой список приоритетов», «мои цели», «мои сильные стороны и слабости», «плохое и хорошее». Эти различные термины охватываются гедонической шкалой, которая является лишь новым названием для общих убеждений, разделяемых виртуально каждым.

Понимание «хотения» – это желание получить или найти. Если ты хочешь найти новый дом, ты стараешься получить его. Ты его ищешь. Если тебе нужна новая одежда, ты ищешь ее в магазинах. Ты «ищешь» знания, читая книги, поскольку ты «хочешь» знаний. Общее правило: мы ищем вещи, которые хотим. Если мы хотим что-то, расцениваем это как «позитивное» или необходимое, мы идем за этим, мы покупаем это, мы изготавливаем это. Мы тратим наши дефицитные ресурсы (время труд и деньги) для получения того, что хочется.

Конечно, не все хочется в одинаковой степени, что-то хочется больше, чем другое. В отношении пищи, в этот самый момент рыба может быть предпочтительнее курицы, даже если курицы хочется чаще. Даже сравнение «яблоко и апельсин» возможно при использовании термина «хочу». Действительно, индивид может сравнить и выбрать яблоко вместо апельсина или поступить наоборот. Аналогично, можно сделать выбор между покупкой нового автомобиля и поездкой на Канарские острова. Мы обладаем способностью делать эту ментальную магию выбора, поскольку каждая идея или концепция в уме несет в себе динамическую потенцию, которая укладывается в персональную иерархию хотений. На основе этой иерархии мы принимаем все свои решения. Каждый список персональный, каждый список уникален. Этот уникальный список – основа  гедонической шкалы.

Нежелательные или «негативные» вещи также попадают в иерархию на гедонической шкале. Оплата налогов типично не вызывает ни у кого хотения. То же  касается и заключения в тюрьму. Однако выбор между сплачиванием налогов и заключением в тюрьму многие сделают в пользу предыдущего. При всем при том, что все мы не любим платить налоги, тюрьма для большинства из нас нежелательна больше. Соответственно, тюрьма нежелательна больше чем налоги и располагается ниже в нашей иерархии. Значение «избегать» естественно дополняет «не хотеть». Чем больше мы не хотим чего-либо, тем более мы этого избегаем. В общем, мы избегаем вещей, которых не хотим. На позитивном конце гедонической шкалы представлены вещи, которые мы хотим, а на негативном конце – вещи, которых мы не хотим.

Идея «искать» и «избегать» в отношении ценностей не нова – данный подход использовался многими психологами.  Приближение и уклонение не следует понимать просто как «движение в направлении» или «прочь от» некого стимула в окружающем пространстве. Так, «ярость» в случае атаки есть реакция «уклонения», хотя она и включает «движение в направлении» чего-нибудь. Избегание следует определять в терминах цели – прекращать, удалять, убежать от определенного типа стимула. Другими словами, когда ты атакуешь и разрушаешь что-либо, ты удаляешь это из своего настоящего и будущего окружения. Следовательно, атаки с намерением разрушить – это поведение перманентного уклонения посредством уничтожения.

Следующий логический вопрос: «Что насчет середины гедонической шкалы?» Большинство, с чем мы сталкиваемся ежедневно, имеет самые минимальные последствия для нас, и середина шкалы покрывает это. Например, можно полагать, ты не сильно желаешь видеть разбросанные ветки на площадке перед домом, но ты вероятнее всего не опасаешься их также. Если новый дом представляется позитивно, а тюрьма – негативно, то отношение к веткам на площадке практически нейтральное, «нулевое» (нет ценности). Мы используем понятие «безразличие» для описание наших ощущений, когда мы не чувствуем никакого тяготения или отвращения. Мы нейтральны по отношению к этому. Чем более нейтральны мы к чему-либо, тем ближе к середине гедонической шкалы мы подходим.

Гедоническая шкала динамична. Мы постоянно приобретаем какой-то опыт, и наши хотения могут меняться. Возможно, с детства у тебя было желание приобрести определенный автомобиль, и это хотение располагалось высоко на твоей персональной гедонической шкале. Однако после покупки машины ты понял, что для тебя это чистый «лимон», твое отношение к автомобилям резко изменилось и владение машиной в будущем для тебя стало нежелательным. Ветки на площадке накапливаются, они становятся бельмом в глазу или хуже – угрозой пожара, что изменит твое отношение к ним. Ветки переместятся на нижний уровень твоей шкалы, смещаясь от «безразличия» к «нехотению». Гедоническая шкала отличается подобным динамизмом, и если она заморожена в некий момент времени, то ее статическая картинка показывает, что наши ценности формируют определенную иерархию хотений.

При наличии гедонической шкалы мы теперь имеем механизм оценки чего угодно в терминах «плохой» или «хороший». Может производиться суждение о ценностях и установка приоритетов. Даже «личные преференции», «предчувствия», «животные чувства» и «интуиция» теперь имеют стандартные ссылочные рамки. Теперь мы можем знать, почему что-то в принимаемом решении вызывает у нас «хорошие» или «плохие» чувства. Это «что-то» расположено на персональной гедонической шкале, при помощи которой каждый из нас реагирует на окружение (как внешнее, так и внутреннее).

Как только скалярный ссылочный материал «хотений» и «нехотений» становится понятным, немедленно появляется проблема с «интенсивностью». Мы все интуитивно осознаем, что некоторые эмоции сильнее, чем другие, и модель не может быть законченной без учета этого. Интенсивность эмоций представлена в модели «кривой поведения».

Полная модель приводится в базе знаний Бэкмологии.

 

Публикации по основаниям Бэкмологии:

Энергетическая модель психики

Энергетическая модель эмоций

Энергетические модели в социологии

Основы личной безопасности по Бэкмологии

Основы личной энергетики по Бэкмологии

Критический ум

Игра

 
Чувства иногда могут расти внутри человека так, что он даже не замечает. А затем внезапно прорываются в сознание, в мир.
Айрис Мёрдок
Эмоции делают человека человеком. Делают нас теми, кто мы есть.
Роберт Кийосаки