Направления психотерапии

8 Ноября 2011

Психотерапия – психологическая помощь, направленная на разрешение эмоциональных проблем. Психотерапия основана преимущественно на беседе специалиста-психотерапевта с пациентом.

К психотерапии обращаются люди как с относительно несложными жизненными проблемами, так и с серьезными психическими заболеваниями, например шизофренией; чаще всего они ищут помощи при тяжелых эмоциональных стрессах.

У психотерапии могут быть весьма специфичные цели, например преодоление фобии, или более широкая задача – помочь человеку изменить собственную личность, стать более доверчивым, общительным, способным к созданию стабильных эмоциональных или сексуальных отношений.

Существуют различные классификации психотерапии.

По отношению субъекта психотерапии к воздействию:

  • аутопсихотерапия (средства самокоррекции поведения, эмоционального состояния и мышления; эмоциональная разрядка, мышечно-эмоциональный, легочно-эмоциональный, сенсорно-эмоциональный методы)
  • гетеропсихотерапия (средства психотерапевтического воздействия, применяемые специалистом по психотерапии для коррекции эмоционального состояния, поведения и направленности мышления пациентов).

По типу психокоррекционного воздействия:

  • директивная (связана с управлением авторитарных позиций, «под диктовку»)
  • недирективная (К.Роджерс, гештальт-терапия, логотерапия В.Франкла и др.).

По количеству пациентов:

  • индивидуальная
  • групповая.

По технике применения:

  • суггестивная (в различных видах используется внушение, например, гипноз)
  • рациональная (разъясняющая психотерапия, психотерапия убеждением, адресуется к логическому мышлению пациент)
  • реконструктивно-личностная (сделать личность, способной к разрешению внешних и внутренних конфликтов путем реорганизации системы ее отношений, учение В.Н.Мясищева)
  • аналитическая (попытка создания через символический подход диалектической взаимосвязи между сознательным и бессознательным. Психика рассматривается как система саморегуляции, чье функционирование - есть изнутри направляемое движение к жизни со все более полным осознанием. В психотерапии диалог разворачивается между сознательным состоянием анализанда и его личным и коллективным бессознательным. Это становится возможным благодаря таким проявлениям бессознательного как сновидения, фантазии и т.п.)
  • бихевиоральная (поведенческая)
  • когнитивная (изучается «цепочка» из мыслей, эмоций и поведения с применением методик поведенческой терапи)
  • экзистенциальная.

Классификация психотерапевтических направлений также может быть произведена по трем основаниям:

  1. теоретическая база
  2. целевой аспект расстройства
  3. методы психотерапевтического воздействия

В качестве первого основания классификации избрана теоретическая база данного направления.

Психотерапия обращается к человеческой психике. Согласно многократно обоснованным многими авторами теоретико-методологическим взглядам, всеобъемлющее научное знание о таком сверхсложном объекте, как психика человека – принципиально недостижимо. Иными словами, психологическое знание всегда остается лишь частичным, ограниченным, охватывающим лишь конечный набор аспектов исследуемого объекта – психики. Следовательно, в познании человеческой психики нормальной является ситуация одновременного сосуществования множества разнообразных, несовместимых между собой  теоретических взглядов, по-своему описывающих свой объект. При этом взаимоотношения между этими теориями устроены наподобие введенного в квантовой физике «принципа дополнительности». Каждая теория в той или иной мере приближается к идеалу истинного знания, но ни одна из них не может претендовать на единственность.

В приложении к психотерапии, эта ситуация выглядит как сосуществование многих психотерапевтических направлений, основанных на разных теоретических описаниях человеческой психики.

На первый взгляд, психотерапевтические направления никак не упорядочены по первому основанию классификации, однако имеется способ их упорядочения. Таким способом может быть учет выраженности в данной психотерапевтической концепции нозологического подхода, его «удельный вес» относительно прочих составляющих данной концепции. Нозология отвечает на вопросы, во все времена волновавшие человечество – что такое болезнь и чем она отличается от здоровья, каковы причины и механизмы развития болезни, выздоровления или смерти

В таком случае, на одном полюсе такой шкалы (его можно обозначить как «нозологический») окажется клиническая психотерапия – одно из наиболее развитых в России психотерапевтических направлений, теоретическая база которого практически полностью исчерпывается терминологией нозологической психиатрии. Фактически, теоретическим объектом данного направления является не человеческая психика, а психическое заболевание, со всеми присущими любому заболеванию составляющими – симптоматикой, этиологией, патогенезом и т.д.

На противоположном («антропологическом»)  полюсе шкалы оказывается такое психотерапевтическое направление, как недирективное консультирование по К. Роджерсу, теоретическую базу которой составляют приложенные к психотерапевтическим задачам воззрения экзистенциальной философии на природу и цель существования человека (т.е. учение философов-экзистенциалистов в области «философской антропологии», что и обусловило выбор названия для этого полюса шкалы), тогда как нозологическая терминология в теории недирективного консультирования не представлена вовсе. Характерно, что психотерапевты, относящиеся к данному направлению избегают даже таких «невинных» терминов, как «больной», «пациент» – человек, обратившийся за психотерапевтической помощью, именуется в рамках данного направления «клиентом», что подчеркивает его равноправие с психотерапевтом.

Прочие же психотерапевтические направления могут быть размещены на данной шкале между двумя названными. Например, классический психоанализ З. Фрейда должен быть размещен достаточно близко к середине шкалы, однако с некоторым сдвигом в сторону  «клинического полюса», т.к. наряду с общепсихологическими воззрениями, важную и органичную составляющую теории Фрейда составляет выстроенная по нозологическому принципу неврозология.

По второму основанию классификации психотерапевтические направления упорядочены в соответствии с целевым аспектом расстройства, к которому непосредственно адресуются психотерапевтические воздействия. Таких аспектов традиционно выделяется три: симптоматика, патогенез, этиология. В соответствии с этим психотерапевтические направления могут быть объединены в три группы: симптоматические, патогенетические и этиологические (последние нередко именуются также каузальными, т.е. «причинными». Заметим, что перечисленные аспекты упорядочены по мере удаления от наличных проявлений расстройства: если симптоматика расстройства непосредственно наблюдаема, то патогенетические механизмы могут быть лишь мысленно реконструированы на основе теоретической модели психики или психического заболевания, принятой в данном психотерапевтическом направлении, а также на основе профессионального опыта и интуиции психотерапевта.  Причины же заболевания нередко остаются лишь гипотетическими.

При этом следует учитывать, что в рамках конкретного психотерапевтического направления могут быть не представлены употребленные выше нозологические термины (такие, как «этиология», «патогенез»), однако описания психотерапевтических воздействий представителями данного направления могут быть интерпретированы с употреблением данных понятий. Например, как уже говорилось, нозологическая терминология отсутствует в работах представителей недирективной психотерапии по Роджерсу, однако в качестве цели психотерапевтического воздействия усматривается устранение т.н. «неконгруэнтности», т.е. утраты клиентом внутриличностного контроля собственного поведения, которое становится жестко подчиненным общественным стереотипам. При этом причиной неконгруэнтности считается имеющаяся в опыте клиента (прежде всего, детском) фрустрация, т.е. нехватка положительной оценки его личности со стороны окружающих. Таким образом, психотерапевтическое воздействие в рамках недирективной психотерапии по Роджерсу направлено на устранение патологического механизма, т.е. является патогенетической.

В качестве третьего основания классификации психотерапевтических направлений избраны используемые в рамках тех или иных направлений методы психотерапевтического воздействия.

Следует отметить, что разнообразие психотерапевтических методов не уступает разнообразию психотерапевтических теорий. При этом одни и те же методы могут быть использованы на основе разных теоретических взглядов и адресуются к разным аспектам расстройства, и, наоборот, разные методы могут быть использованы на одной и той же теоретической основе, а также адресоваться к одному и тому же аспекту расстройства. Например, гипнотическое внушение может быть использовано для коррекции болезненных симптомов в рамках клинической психотерапии, а может использоваться для облегчения «отреагирования психической травмы» в рамках гипноанализа – т.е. для устранения причины заболевания, описываемого в соответствии с психоаналитической теорией. В то же время, на основе психоаналитической теории используются как «традиционные» психоаналитические методы (свободное ассоциирование, анализ сновидений), так и (в рамках неопсихоаналитических направлений) игровые, гипнотические, физические и многие другие методы.

Упорядоченная классификация психотерапевтических методов – сама по себе задача чрезвычайной сложности. Однако может быть использована «плоская», номинативная классификация психотерапевтических методов, без какого-либо искусственного их взаимного упорядочения. Таким способом могут быть выделены следующие группы методов:

1. методы, связанные с использованием измененных состояний сознания (гипнотического, аутогенной погруженности, а также состояний, достигаемых в результате использования тех или иных психоактивных веществ либо определенной техники дыхания);

2. «разговорные» методы, представляющие собой различные варианты психотерапевтической беседы, как неструктурированной, так и подчиненной определенному ритуалу, с элементами убеждения или внушения наяву, либо без таких элементов;

3. поведенческие методы, построенные на принципах рефлекторного обусловливания, по Павлову или по Скиннеру (те или иные формы поведения либо вознаграждаются, либо караются);

4. игровые методы – основаны на использовании разных видов игры, как предметной, так и ролевой;

5. косвенные методы психотерапии – прежде всего, физического характера (рольфинг, плацеботерапия, танцевальная терапия и пр.).

Выделенные группы психотерапевтических методов должны рассматриваться как нечеткие множества, т.к. границы между группами не являются строго определенными и конкретный метод может попадать одновременно в несколько групп, однако практически всегда возможно определить, какой именно группе он соответствует наиболее явным образом. Так, например,  «прогрессивная мышечная релаксация по Джекобсону» по технике своего исполнения приближается к косвенным методам, т.к. представляет собой своего рода статическую (изомерическую) гимнастику, однако целью выполнения данной «гимнастики» является достижение пациентом состояния, аналогичного первой фазе гипноза (сомноленции) – следовательно, метод прогрессивной мышечной релаксации должен квалифицироваться, как относящийся к первой из названных выше групп методов, но включающий  черты, характерные для последней из групп.

Заметим также, что определенные группы методов обладают некоторым сродством с определенными теоретическими базами психотерапевтических направлений. Например, психотерапевтические направления, основанные на тех или иных вариантах условно-рефлекторной теории, чаще всего используют поведенческие методы воздействия – впрочем, известны случаи, когда на базе «ортодоксальной» теории Павлова широко применялись и методы гипнотического внушения.

Представляется, что на основе трехмерной систематики психотерапевтических направлений может быть дана достаточно полная характеристика практически любого известного психотерапевтического направления, состоящая из описания его теоретической базы, целевого аспекта расстройства и основных используемых данным направлением методов.

Психоанализ и психоаналитическая психотерапия

Психоанализ – это наиболее распространенное, разветвленное и одно из старейших психотерапевтических направлений. Отсчет его истории начинается в 1895 г. с выходом в свет книги австрийского невролога и психолога Зигмунда Фрейда (1856-1939) «Толкование сновидений», явившейся первым изложением его психологической теории, основанной на практических наблюдениях его как, сначала, врача-невропатолога, а затем – собственно психотерапевта. Эта книга открыла новую эпоху в развитии как практической психотерапии, так и фундаментальной психологии.

Теория Фрейда быстро приобрела широчайшую популярность, как в профессиональной среде, так и у широкой публики, что обусловило чрезвычайно быстрый рост основанного им психотерапевтического направления, его распространения во многих странах Европы и Америки. Впоследствии, на основе теоретических либо методических расхождений, от «ортодоксального» фрейдовского направления (которое только и называется «психоанализом» в строгом смысле) отделились многочисленные ветви.

В «ортодоксальном» варианте теоретическую базу психоанализа составляет разработанная Фрейдом двухмерная структурная модель человеческой психики. По одному измерению, психика подразделяется на две основных «области»: сознание и бессознательное. Сознание понимается Фрейдом в соответствии с традиционным, восходящим еще к Декарту, определением – как «непосредственный опыт субъекта», т.е. именно та часть внутренних переживаний, мыслей, чувств и т.д., которые доступны непосредственному усмотрению «внутренним взором» субъекта. Иными словами, сознание – это то, что субъект прямо и ясно сам о себе знает. Бессознательное же составляют те переживания, мысли, чувства,  которых субъект не осознает, которых за собой не знает, но которые, тем не менее, оказывают существенное влияние на его поведение, и, что особенно важно – на его сознание. Причины, по которым то или иное психическое содержание становится бессознательным (процесс перевода сознательного содержания в бессознательное называется «вытеснением») связаны с эмоциональным «зарядом» («катексисом») этого содержания – вытесняются содержания, имеющие пугающий или постыдный характер.

Граница между сознанием и бессознательным размыта, представляет собой особую зону психики, которую Фрейд именует «предсознательным». Предсознательное составляют психические содержания, которые обычно субъектом не осознаются, но могут быть осознаны без особых затруднений, простым волевым усилием, тогда как содержание собственно бессознательного может быть осознано только с помощью специальных процедур.

По второму измерению человеческая психика подразделяется Фрейдом на три элемента: «Оно» – самая архаическая часть (присутствует в психике от рождения индивида), содержащая два первичных инстинкта (позыва): Эрос (сексуальный, созидательный) и Танатос (смертельный, разрушительный), и вытесненные из сознания содержания; «Я» – более молодая часть (образуется в возрасте около 3 лет), ответственная за приведение побуждений, идущих от «Оно», в соответствие с требованиями общества; «Сверх-Я» – самое позднее образование (формируется в раннеподростковом возрасте), представляющее собой систему интернализованных требований общества.

При «наложении» этих двух схем («сознание – бессознательное» и «Оно – Я – Сверх-Я») выясняется, что сознательными, согласно учению Фрейда, являются лишь части «Я» и «Сверх-Я».

Важную часть теории Фрейда, имеющую непосредственное отношение к психотерапии, составляют разработанные им представления о причинах и механизмах возникновения неврозов.

Согласно этим представлениям, причинами возникновения неврозов оказываются «психические травмы» – ситуации столкновения, конфликта между позывами, исходящими из «Оно», и требованиями со стороны общества (непосредственно, или посредством «Сверх-Я»). Такого рода конфликты, с точки зрения Фрейда, возникают в человеческой жизни постоянно и для их разрешения «Я» использует целый арсенал т.н. «защитных механизмов», основным из которых является упомянутое выше «вытеснение». Однако в некоторых ситуациях защитные механизмы не срабатывают должным образом (например, оттого, что исходящий из «Оно» позыв оказался избыточно интенсивным, либо был избыточно сурово «наказан» обществом или «Сверх-Я»), и возникший конфликт оказывается вытесненным из сознания без разрешения. В этом случае травмировавшее переживание «ищет выхода» в форме невротической симптоматики, которая по содержанию всегда связана с вытесненной травмой. Например, истерический паралич рук у юной пианистки представляет собой болезненный способ разрешения конфликта между завышенными требованиями родителей или учителей к ее искусству и ее неспособностью соответствовать этим требованиям. Кроме «традиционной», известной клиницистам, невротической симптоматики, вытесненные переживания могут косвенным образом проявляться в сновидениях и т.н. «психопатологии обыденной жизни» – всякого рода автоматических оговорках, ошибках при чтении и т.д.

Таким образом, по «теоретическому измерению» систематики, психоанализ оказывается примерно посередине между «нозологическим» и «антропологическим» полюсами шкалы, т.к. в его составе имеется как общепсихологическая, так и нозологическая составляющие.

Целью психоаналитического лечения является «отреагирование травмы» – извлечение травмировавшего переживания из бессознательного, анализ того позыва, который был в основе травмы и тех общественных требований, с которыми он вошел в противоречие, и последующее выражение тех эмоций, которые связаны с этой травмой (ситуация, в которой пациент бурно выражает свои негативные эмоции, связанные с травмой, называется «катарсисом», т.е. «очищением»). Таким образом, психоаналитическое лечение должно быть квалифицировано как преимущественно этиологическое. В то же время, в нем обнаруживаются и черты патогенетического лечения, т.к. центральным элементом лечебного процесса оказывается выявление и разрушение тех «неправильных» защитных механизмов, которые обеспечивают удержание травмы в бессознательном, с последующей заменой их адекватными защитными механизмами, после разрешения конфликта.

В арсенал методов «ортодоксального» психоанализа входят два основных психотерапевтических приема. Прежде всего, это разработанный Фрейдом метод «свободного ассоциирования»: больной лежит на кушетке, психоаналитик сидит за его головой, вне его поля зрения. Больному предлагается свободно говорить все, что ему придет в голову. Предполагается, что в процессе такого говорения, больной, неожиданно для себя, может допустить высказывания, имеющие отношения к психической травме, либо непосредственно, либо посредством проявившихся в его речи пауз, оговорок и т.п. Эти высказывания подмечаются врачом, который предлагает больному свои интерпретации по их поводу в терминах психоаналитической теории. Такие интерпретации, будучи принятыми больным, либо отвергнутыми им, способствуют осознанию травмы и скрывающих ее защитных механизмов.

Второй важнейший метод классического фрейдовского психоанализа представляет собой интерпретация сновидений пациента. Больному предлагается рассказывать врачу свои сновидения, а врач, на основе учения Фрейда о «зашифрованном» представлении психической травмы в сновидении, дает сну истолкование.

Таким образом, основные психоаналитические приемы относятся к категории «разговорных» методов.

Курс традиционного психоаналитического лечения обычно весьма длителен и может занимать до нескольких лет, в течение которых пациент около 4 раз в неделю посещает терапевтические «сеансы», продолжительностью по 45-50 минут.

Кроме «ортодоксального», в семейство психоаналитических направлений входит множество «боковых ответвлений», объединяемых под общим названием «неопсихоанализ». От классического направления они отличаются либо изменениями в теоретической базе, либо применяемыми терапевтическими приемами.

Теоретические изменения при сохранении основного арсенала приемов более характерны для неопсихоаналитических направлений, отделившихся от классического психоанализа в начале XX века, еще при жизни Фрейда и основанных его ближайшими учениками. Важнейшими из таковых являются:

  • «Аналитическая психотерапия». Основана швейцарским психиатром К.Г. Юнгом, дополнившим учение Фрейда представлениями о «коллективном бессознательном» – области психики, еще более «глубинном», чем фрейдовское бессознательное и содержащем бессознательный опыт человечества в целом, как биологического вида.
  • «Индивидуальная психология». Основана А. Адлером, полагавшим, что базовыми позывами являются не сексуальность и агрессия, а стремление к власти и чувство неполноценности – именно Адлер ввел в обиход популярное выражение «комплекс неполноценности».

Несколько позже возникают направления, которые, при относительной неизменности теоретической базы, вносят изменения в арсенал используемых в лечении методов, с целью сокращения длительности курса лечения. Ярчайшим примером тому является основанное Я. Морено направление под названием «Психодрама». Основной лечебный прием этого направления – «разыгрывание» психотравмирующих ситуаций наподобие театральных пьес, либо с привлечением профессиональных актеров, либо (значительно чаще) – в психотерапевтических группах, состоящих из пациентов, каждый из которых на разных сессиях выступает то в качестве «протагониста» (того, чья психотравмирующая ситуация разыгрывается на этой сессии), то в качестве актера для другого «протагониста».

Следует отметить, что для большинства неопсихоаналитических направлений характерен сдвиг в сторону «антропологического» полюса теоретической шкалы, т.е. постепенный перенос внимания с исследования клинических особенностей и лечения психических расстройств на более общие «проблемы человека».

Важнейшие направления психоаналитического «семейства»: классический психоанализ, аналитическая психотерапия (юнгианский анализ), индивидуальная психология (адлерианский анализ), психодрама, гипноанализ, символдрама (кататимное переживание образов, кататимно-имагинативная психотерапия по Х. Лейнеру), транзактный анализ.

Психодрама. Психодрама – особый и достаточно эффективный метод, в котором пациенты терапевта прорабатывают свои неврозы и психозы путем театрализации, т.е. представляют свои внутренние проблемы при помощи сценического действия.

Основатель психодрамы – Я.Морено. В психодраме проигрываются события субъективной реальности. Психодрама позволяет менять жизненные роли и сценарии.

Морено исходил из того, что жизнь невротика напоминает пьесу, которая создается не им. Поэтому такой невротик должен выучить соответствующую роль, чтобы адаптироваться в социуме. В случае неудачи – «провал», а значит дальнейшее развитие невроза. Морено рассмотривал человека в его связях с окружающим миром. Территория психодрамы – то место, где личность проявляет себя в данный момент.

Теорию психических нарушений Морено строил с разных позиций: ролевые категории, ролевой конфликт, ролевая дистанция и социальный атом. Нарушение ролевого развития служит причиной невроза. Такие нарушения могут быть обусловлены наследственностью или внешними условиями (экономические и общественные факторы, плохое здоровье, межличностные отношения). По мнению Морено, большое значение необходимо уделять влиянию фактора межличностных отношений на психическое развитие личности. Характер нарушения психики можно понять, анализируя систему отношений человека с миром. Например,  у человека может быть обнаружено несоответствие между реальным и желаемым кругом общающихся с ним людей. Также Морено уделял важное значение роли. Человек рождается с потребностью играть роли. Это свойство Морено назвал акциональным голодом. Оно характерно для здоровой личности. Действия невротика блокируются страхом, он не способен принимать на себя роли. Деформация социальных связей, изменение ролевого поведения, когда старые роли отмирают, а новые не осваиваются, ролевой конфликт приводят к тому, что ролевое поведение находится в застое. Патологическое развитие связано с нарушениями в процессе освоения ролей, застыванием на одном или регрессией к более низкому уровню ролевого функционирования.

Морено выделяет четыре категории, соответствующие ролевым уровням: соматические, психологические, социальные и трансцендентальные роли. Эти категории соответствуют разным реальностям, в которых живет человек. Например, соматические роли связаны с поддержанием жизнедеятельности организма. Социальные роли определяются статусом человека и его способом взаимодействия с социальной реальностью. В психологической роли отражается способ отражения человеком действительности.  Трансцендентальные роли подчиняет себе другие роли. Например, в соматической роли человек осуществляет половой акт, в психологической переживает влюбленность, в социальной роли выступает жениха, а в трансцендентальной роли является любящим. Из-за перенесенных страданий психологическая роль любящего может блокироваться, и человек регрессирует на соматический уровень, заменяя любовь сексом, что может вызвать проблемы в сексуальной сфере. Он может стать неразборчивым, постоянно меняющим половых партнеров, но не получающим наслаждения.

Еще одна причина возникновения нарушений по Морено – это ролевой конфликт. Различают интра– и интерролевой, интра– и интерперсональный конфликты.

Интраролевой конфликт обусловлен тем, что любая роль состоит из частных ролей, некоторые из них могут отвергаться или плохо осваиваться. Например, руководитель может хорошо справляться с принятием решений, планированием, но испытывать затруднения при мотивировании подчиненных, оценке их труда, поощрении и наказании. Интерролевой конфликт разворачивается при противоречии двух или нескольких ролей. Такой конфликт может возникать у молодой женщины между профессиональной ролью и ролью матери.

Интраперсональный конфликт тянется из прошлого. Новая маска всегда наслаивается на предыдущую. Вместе они определяют черты новой маски, а значит, формируют новую роль. Например, молодой любящий муж не проявляет заботы и нежности в отношении жены, так как эта модель поведения не усвоена им в детстве. Он не видел эмоциональности отца, так как она блокировалась матерью. Переживание чувств и неспособность их выразить приводят и к переживанию интраперсонального конфликта.

Интерперсональный конфликт возникает между разными людьми, если они находятся в дивергентных ролях, например один и тот же человек по отношению к другому может быть и начальником, и другом: действия в роли начальника часто не соответствуют ожиданиям от роли друга. Поэтому одновременное существование в таких ролях потенциально несет конфликт.

Для описания причин нарушений Морено использует также понятие ролевой дистанции. Если человек не отделяет себя от роли, он выполняет ее требования и следует ожиданиям других. Это препятствует удовлетворению собственных потребностей. Поэтому невроз может возникать как недостаток ролевой дистанции. Или, например, описанный Морено т.н. невроз креативности, когда человек достаточно уверенно начинает играть требующуюся от него роль, но утрачивает способность к творчеству. Его ритм жизни и действия становятся запрограммированными и стереотипичными. У него исчезает способность к проявлению вариаций, а жизнь превращается следованию определенному сценарию.

Поведенческая и когнитивно-поведенческая психотерапия

Под этим названием объединяется целое семейство психотерапевтических направлений, связанных между собой сходством теоретических воззрений и технических приемов психотерапии. При этом, в отличие от психоаналитического «семейства», поведенческая психотерапия не имеет единого «родоначальника» и разные школы в ее рамках не связаны общей «родословной».

Общей теоретической базой всех направлений поведенческой психотерапии является «объективная психология», имеющая своим началом программу построения эмпирической психологии, сформированную И.М. Сеченовым. Основной категорией этого большого направления, вне зависимости от конкретной школы, было поведение, которое в самом общем виде понимается как совокупность наблюдаемых изменений состояния объекта во времени.

Ранние (конец XIX – начало ХХ вв.) школы объективной психологии понимали поведение как последовательность наблюдаемых реакций организма на раздражения, получаемые из внешней среды. В отечественных школах поведение описывалось в терминах «раздражитель» – «рефлекс», в зарубежных (американских): «стимул» – «реакция» (S–>R).

В России, а затем – в Советском Союзе существовали два основных варианта объективной психологии: рефлексологическая теория В.М. Бехтерева (1857-1927) и учение И.П. Павлова (1849-1936) о высшей нервной деятельности.

Принципиальных теоретических расхождений между этими двумя школами практически нет. Центральное понятие обеих теорий фактически одно и то же, хотя и обозначенное несколько разными терминами. Это понятие реакции организма на ранее незначимый для него раздражитель, образовавшейся в результате многократного сочетания нейтрального раздражителя с раздражителем физиологически значимым. В бехтеревской теории такая реакция получила название «сочетательный рефлекс», в павловской – «условный рефлекс». Именно это понятие послужило краеугольным камнем первого, классического этапа развития объективной психологии. Его использование дало возможность строгого описания возникновения и развития сложных неврожденных форм поведения.

Приблизительно такая же концептуальная база была и у классической американской школы объективной психологии, основанной Дж. Уотсоном (1878-1958) и получившей от него название «бихевиоризм» («поведенчество», от англ. behavior, откуда вариант названия – «бихевиоральная терапия»). Однако было два существенных отличия идей Уотсона от представлений советских исследователей. Первое отличие состоит в отсутствии строгой анатомо-физиологической «привязки» выявляемых механизмов поведения. Второе – в ином понимании природы взаимосвязи между раздражением и рефлексом (в терминологии Уотсона – между стимулом и реакцией). Если и Павлов, и Бехтерев понимали эту взаимосвязь как причинно-следственную, то Уотсон – как статистическую, что дало возможность привлечения математических методов к общепсихологическим исследованиям. Именно благодаря такому взгляду появилась возможность установления большого числа поведенческих закономерностей, а не одного лишь общего правила выработки «временных связей», как то было в классических советских школах объективной психологии. Например, был выявлен «закон упражнения», устанавливающий зависимость выработки навыка (условной реакции) от количества упражнений. В математической форме этот закон выглядит следующим образом:

Q=A/t , где Q – количество ошибочных реакций, t – время обучения, а – константа (т.е. «количество ошибочных реакций обратно пропорционально времени обучения», что эквивалентно вышеприведенной позитивной формулировке закона).

Такой подход позволил перейти от описания акта образования условного (сочетательного) рефлекса к исследованию процесса научения.

Однако классический поведенческий подход быстро продемонстрировал свою ограниченность. Уже в 30-х гг. ХХ в. были обнаружены факты, не могущие быть объясненными простой стимул-реактивной схемой. Это привело к формированию ряда научных школ, остававшихся в рамках объективной психологии, но признававших существование ненаблюдаемых процессов, управляющих поведением. В американской психологической традиции такие процессы получили название «промежуточных переменных» (находящихся «между» стимулом и реакцией), а школы, занявшиеся их изучением, известны под общим названием «необихевиоризм». Важнейшим из таковых явился «оперантный бихевиоризм» Б. Скиннера. В экспериментах с голубями он обнаружил, что те осуществляют определенное поведение (в частности – поднятие головы выше определенной отметки) не под воздействием некоторого стимула, а напротив, в ожидании этого стимула, для того чтобы получить этот стимул – что означает возврат в психологию категории цели.

Развитие собственно психотерапевтических систем на теоретической базе объективной психологии происходило существенно различными путями в Советском Союзе и за рубежом.

В СССР на основе учений Павлова и Бехтерева сформировались направления, привлекавшие в качестве психотерапевтических приемов в основном методы, основанные на использовании измененных состояний сознания – гипнотическое внушение и аутогенную тренировку, а также методы разъяснения и убеждения. Впоследствии происходило «вырождение» теоретической базы советской психотерапии с мощнейшим сдвигом к «нозологическому» полюсу, с постепенной элиминацией «не-нозологических» составляющих теории, в результате чего сформировалось психотерапевтическое направление, бывшее на протяжении всего советского периода единственным «официальным» в отечественной психотерапии и известное ныне как «клиническая психотерапия». Последнюю можно кратко охарактеризовать как направление, основанное на теоретической базе нозологической психиатрии, преимущественно адресующееся к патогенезу и симптоматике расстройства и использующее в основном методы, основанные на измененных состояниях сознания.

В развитии же западной психотерапии, базирующейся на идеях объективной психологии, можно выделить два основных этапа: собственно поведенческий и когнитивно-поведенческий.

На первом этапе (50-60 гг. XX в.), связанном с именами таких авторов, как Вольпе, Лазарус, Айзенк и др., поведенческая психотерапия основывалась на «ортодоксальном» варианте бихевиоризма с привлечением идеи Скиннера об «оперантном научении». В этом контексте расстройство описывалось, как «патологический рефлекс», т.е. «неадекватная» либо «неэффективная» реакция организма на стимуляцию извне. В таком контексте целью терапевтического воздействия считались «неправильные» поведенческие реакции, которые следовало заменить «правильными» – т.е. лечение в рамках такого рода психотерапии должно быть признано исключительно симптоматическим. Для достижения же нужных изменений нужно было «оттормозить» (термин И.П. Павлова) неправильный рефлекс путем связывания его с «отрицательным подкреплением», т.е. наказанием и сформировать правильный рефлекс путем связывания его с «положительным подкреплением», т.е. наградой. Иначе говоря, арсенал психотерапевтических приемов поведенческой психотерапии на этом этапе полностью исчерпывается собственно поведенческими методами. Весьма показателен здесь такой прием: пациенту дается задание отмечать в специальном формуляре факты «неправильного» и «правильного» поведения, а затем, по истечении оговоренного отчетного периода подсчитывать «баланс» в этом формуляре, и, если количество «правильных» поведенческих актов превысит количество «неправильных» – он может получить некое вознаграждение, размер которого зависит от размера «остатка» в балансе.

Поведенческая психотерапия основывается на техниках изменения патогенных реакций (страха, гнева и т. п.). Например, если у человека болит голова, то достаточно дать лекарство, которое снимет головную боль, т.е. идет поиск средств, ликвидирующих болезнь.

В основе метода поведенческой психотерапии лежит представление о том, что патогенные реакции (страх, тревога, гнев, панические расстройства и т.п.) являются неадаптивным реагированием на некоторую внешнюю ситуацию. Например, самолет, на котором летел человек, чуть не разбился, и после этого у него возникла адаптивная реакция, которая проявляется в случаях, когда он сталкивается с самолетами (видит их по телевидению, слышит в рассказах, и проч.) Задача терапии в этом случае – заставить такого человека не реагировать на самолеты. В этом случае, механизмом устранения неадаптивных реакций является механизм взаимоисключения эмоций. Если человек испытывает радость, то он не испытывает в это же время страху, или если человек расслаблен, то он также не подвержен реакциям страха. Поэтому, если человека, у которого развился вышеприведенный страх самолетов «погрузить» в состояние релаксации или радости, а потом показывать ему стрессогенные стимулы (в нашем примере – различные виды самолетов), то реакций страха у такого человека, по мнению представителей поведенческой психотерапии, не будет. При этом первоначально должны предъявляться стимулы, имеющие низкую стрессогенную нагрузку, которая будет возрастать постепенно (от рисунка детских самолетиков до фотографий огромных авиалайнеров), и может включать 15-20 объектов.

В рамках поведенческой психотерапии наиболее известными методами являются следующие.

Оперантное обусловливание (научение) подчеркивает, что поведение есть функция его последствий. Поведение усиливается позитивным или негативным подкреплением; оно ослабляется наказанием.

Позитивное подкрепление – это предъявление стимулов, которые усиливают реакцию. Иными словами, это – награждение. Примером может служить учитель, который хвалит ребенка за прилежную учебу.

Негативное подкрепление – это процесс усиления поведения путем изъятия, удаления негативных стимулов, таких как боль, скука, избыток тепла или холода и т.п. Примером может служить прием таблетки анальгина при головной боли. Другой пример: пациент, испытывающий страх в метро, может избежать этого переживания, оставшись дома.

Систематическая десенсибилизация. Данный метод предложен Дж. Вольпе и заключается в вытеснении выученных реакций. Слово «десенсибилизация» происходит от лат. sensibilis – чувственно воспринимаемый. Приставка «де» обозначает отделение, удаление, отмену, уменьшение, понижение. В основе метода систематической десенсибилизации лежит представление о том, что патогенные реакции (страх, тревога, гнев, панические расстройства и т.п.) являются неадаптивным реагированием на некоторую внешнюю ситуацию. Предположим, ребенка укусила собака. Он ее испугался. В дальнейшем такая адаптивная реакция, которая заставляет ребенка быть осторожным с собаками, генерализируется и распространяется на все виды ситуаций и на все виды собак. Ребенок начинает бояться собаки в телевизоре, собаки на рисунке, собаки во сне, маленькой собачки, которая никого никогда не укусила и сидит на руках у хозяина. В результате такой генерализации адаптивная реакция становится дезадаптивной. Задача данного метода состоит в десенсибилизации опасного объекта – ребенок должен стать нечувствительным, устойчивым к стрессогенным объектам, в данном случае – к собакам. Стать нечувствительным – значит не реагировать реакцией страха.

Этот психотерапевтический метод направлен на ликвидацию чувства страха. Систематическая десенсибилизация представляет собой постепенное преодоление привычек к реакциям невротической тревоги. У пациента вызывают физиологическое состояние, несовместимое с тревогой, обычно релаксацию, после чего подвергают его действию раздражителя, вызывающего слабую тревогу. После привыкания к слабому раздражителю сила его увеличивается, пока на чрезвычайно сильный раздражитель пациент не научится реагировать как на слабый, с последующим полным исчезновением тревоги.

Систематическая десенсибилизация полезна при лечении неврозов, не связанных с межличностным взаимодействием, при которых тренинг ассертивного поведения эффекта не дает; в частности, речь идет о фобиях или о тех пациентах, у которых одно только присутствие другого человека вызывает страх. Метод основан на принципе реципрокной ингибиции страха.

Одной из методик поведенческой психотерапии является техника наводнения. Суть техники состоит в том, что психотравмирующий объект демонстрируется пациенту столь длительное время, что тому уже становится все равно. А значит в последующем такой объект (ранее травмирующий его психику) будет ему не страшен. Или, например, происходит искусственное формирование у пациента ложных стимулов-реакций, например, если человека заставлять прикасаться к колючей проволоке, по которой будет пропущен ток (слабое напряжение, чтобы не убило, а лишь человек испытал боль), то через какое-то время (индивидуально в каждом случае в зависимости от развитости интеллекта) у такого человека закрепится реакция: колючая проволока = ток, напряжение, и больше проволоку он трогать не будет.

Следующий, когнитивно-поведенческий этап развития (70-е гг. ХХ в. И до настоящего времени.) связан с именами А. Бека и А. Эллиса. На этом этапе произошла радикальная перестройка теоретической базы, повлекшая соответствующие изменения в целях и методах психотерапевтического воздействия.

Психотерапевтическая теория была обогащена идеями, заимствованными из «когнитивной психологии» (от англ. cognitive – «познавательный») – нового направления общепсихологической мысли, выделившегося из объективной психологии, бурно развивавшегося в 70-х гг. XX в., и по сей день остающегося одним из ведущих в общей психологии.

Основой когнитивной психологии является «компьютерная метафора», представляющая человека как устройство обработки информации, снабженное блоками ввода информации (ощущения и восприятие), обработки (мышление) и хранения (память).

В соответствии с этими идеями классическая поведенческая схема «S – R» заменяется схемой «S – C – R», где «С» – это «когниции», акты обработки информации человеком. Иными словами, обработка информации занимает место «промежуточной переменной» между стимулом и реакцией и именно она определяет рефлекторный ответ организма на стимулы внешней и внутренней среды.

В этом случае психическое расстройство понимается уже не как «патологический рефлекс», а рассматривается как следствие неадаптивных мыслей, т.е. неверной обработки информации. Именно нарушение мышления лежит в основе депрессии, тревоги, фобии, ипохондрии и т.д. Неадаптивные мысли характеризуются автоматичностью (самопроизвольным возникновением), внутренним созвучием (эго-синтонностью), слабой осознанностью, трудной доступностью и высокой устойчивостью. Кроме того, неадаптивные мысли алогичны. В теории когнитивно-поведенческой терапии выделяются следующие группы алогизмов:

  • Произвольное заключение. Человек делает выводы без опоры на факты или даже вопреки им. («Я плохой работник»)
  • Избирательное абстрагирование. Вывод делается на основе детали выхваченной из контекста. («Моя жена меня не любит»)
  • Преувеличение: все видится в крайностях. Преувеличивается проблема и возможный ущерб.
  • Минимизация. Преуменьшение проблемы, или недооценка собственных возможностей справится с проблемой.
  • Сверхобобщение. Общее правило выводится из одного эпизода. («Никто меня не любит, я полный неудачник. Я теряю всех моих друзей»). Игнорирование позитивного. Игнорирование положительного или забывание все хорошее. Склонность рассматривать позитивные события как утраты.
  • Дихотомическое мышление. («Все или ничего, черное или белое»).
  • Персонализация. Себе приписывается ответственность за поведение других людей. («Я чем-то обидел его»). Все принимается на свой счет – персонификация.

Помимо автоматических мыслей, занимающихся переработкой текущей информации и являющихся реакцией на настоящий момент, имеют место глубинные установки и правила, представления о себе и об окружающем мире.

На новом этапе развития, психотерапевтическая теория становится более «нозологической». Теоретизирование в когнитивно-поведенческой терапии носит характер когнитивного анализа конкретных нозологических форм.

Лечебный процесс в рамках когнитивно-поведенческой терапии состоит в распознавании неадаптивных мыслей, конфронтации с ними, их последующей коррекции и замене более реалистичными. Следовательно, в отличие от «классической» поведенческой, лечение уже не симптоматическое, а патогенетическое.

Арсенал используемых психотерапевтических приемов также претерпел существенные изменения, т.к. помимо традиционных поведенческих приемов когнитивные психотерапевты используют и методы, ранее относившиеся к инструментарию «рациональной психотерапии» (в настоящий момент это «старое» направление практически вытеснено когнитивно-поведенческой терапией) – такие, как разъяснение, убеждение, дискуссия, а также игровые методы.

Важнейшие направления поведенческого «семейства»: условно-рефлекторная терапия, бихевиоральная терапия, когнитивная терапия Бека, рационально-эмоционально-поведенческая психотерапия Эллиса. Сюда же можно отнести и нейролингвистическое программирование (НЛП).

Когнитивная психотерапия. Основатель – Аарон Бек. Бек разработал теоретико-клинический подход, который назвал когнитивной терапией и направил свои научные интересы на исследования психопатологии депрессии, самоубийств, тревожных и панических расстройств, алкоголизма, наркозависимости, расстройств личности и возможности их когнитивной терапии. Например, исследуя депрессию, Бек пришел к выводу, что суть депрессии – искаженные когнитивные процессы, а именно – внутреннее ощущение безнадежности. Эта безнадежность является результатом неправильных выводов человека о своем жизненном опыте. По Беку, психопатологические состояния души (фобии, тревога, ипохондрия и т. и.) являются следствием нарушения когнитивных процессов, т.е. другими словами, пациенты страдают от собственных мыслей, на изменение которых и должна была, по его мнению, направлена терапия. Причем в когнитивной психотерапии работают, в отличие от психоанализа, с сознательным содержанием, т.е. когнитивные терапевты не считают, что за любыми высказывания пациента скрыты глубинные мотивационные проблемы, поэтому они не интерпретирует высказывания пациента. В этом случае когнитивная психотерапия напоминает бихевиоризм, с которым схожа с общей центрированностью на настоящем, ориентацией на проблему. В техническом аспекте когнитивная терапия использует поведенческие методы. А.Бандура показал, что один из наиболее эффективных способов изменения мыслей, образов и убеждений – изменение поведения. Джеймс Прохазка и Джон Норкросс сформулировали основные черты когнитивной терапии:

1) неудовлетворенность клинической теорией и результатами психоанализа;
2) когнитивная ориентация (помощь пациенту заключается в необходимости научить его правильно мыслить, потому что все проблемы проистекают из нарушений мышления);
3) эмпиризм (теория должна подкрепляться практикой);
4) проблемная ориентация (направленность на решение конкретных проблем);
5) психотерапия является разновидностью обучения (а психотерапевт выполняет роли учителя и ученого);
6) обязательным элементом лечения является домашняя работа клиента.

Эмоциональные и поведенческие проблемы связаны с нарушенными когнитивными процессами. Например, если человек реагирует страхом на стук в дверь, полагая, что за ним пришли «органы», то, по мнению Бека, у человека возникают неадаптивные мысли, вызывающие у такого человека внутреннюю дисгармонию и болезненные эмоциональные реакции и мешающие ему справиться с жизненными ситуациями. При этом сама мысль может быть вполне реалистичной. Например, спортсмены-гимнасты могут испытывать страх из-за появления мыслей или образов о падении. Подобные мысли вызывают головокружение и дрожь, которые нарушают равновесие.

Неадаптивные мысли, по мнению Бека, характеризуются «автоматичностью», «эго»-синтонностью, слабой осознанностью, трудной доступностью и устойчивостью. Автоматические мысли возникают сами по себе, непроизвольно, как правило, они не осознаются. Поэтому становится важным выявлять самим пациентом возникающих у самого себя мыслей. Пациент может сообщить множество ситуаций, в которых у него возникает необъяснимая тревога. Такая тревога становится понятной в случае, когда пациент восстанавливает мысли, возникающие в ответ на психотравмирующие ситуации.

Эго-синтонность мысли, т.е. переживание пациентом этой мысли как собственной, делает эту мысль очевидной. Например, мысль об очевидности смерти могут приводить как к возникновению страха смерти, так и к уверенности (осознанию) справедливости такой мысли.

Автоматические мысли искажают реальность. Бек описывал следующие виды искажения.

  1. Произвольные заключения (например, человек делает определенные выводы без опоры на факты или даже вопреки им).
  2. Избирательное абстрагирование (на основе детали, выхваченной из контекста, делается вывод, который не согласуется со всей остальной информацией).
  3. Сверхгенерализация (из одного или нескольких изолированных эпизодов выводится общее правило, которое распространяется на широкий круг ситуаций).
  4. Преувеличение и минимизация (какие-то проблемы способны возвеличиваться в катастрофичности событий, а какие-то словно и не замечаться).
  5. Персонализация (приписывание себе ответственности за поведение других).
  6. Дихотомическое мышление («черно-белое» восприятие, крайности в суждениях, по типу «или – или», или успех или поражение, и проч.)
  7. Принятие на свой счет (субъективное мнение пациента-невротика о том что он кому-то нужен, чтобы все замечали его действия, по типу: «я не успела накраситься или сделать прическу, и все это заметили»).

НЛП – одно из самых противоречивых и окутанных легендами направлений современной психотерапии – и, шире – психотехники (технические приемы из арсенала НЛП в настоящее время широко используются в разнообразных областях взаимодействия между людьми: педагогике, риторике, рекламе и пр.).

Противоречивость данного направления состоит, прежде всего, в несоответствии между декларируемой теоретической базой и используемыми терапевтическими приемами, а также противоречивости внутри самой теоретической базы. Теоретическая база НЛП, согласно высказываниям его основателей и современных адептов, представляет собой синтез современных лингвистических, нейрофизиологических и кибернетических знаний. При внимательном же рассмотрении «теория» НЛП оказывается эклектичным смешением вульгаризированных вариантов ряда популярных в 60-х гг. ХХ в. частных концепций в рамках перечисленных научных дисциплин. Прежде всего, к таковым относится «трансформационная грамматика» Н. Хомского, из которой авторы НЛП заимствовали лишь произвольно интерпретированное ими различение  «поверхностных» (реально звучащих) и «глубинных» («внутрипсихических») структур человеческой речи, отождествляемых с психической структурой субъекта.

Предполагается, что, во-первых, на основе «поверхностной» структуры может быть реконструированы «глубинная», а во-вторых, применением специальных приемов (под общим названием «рефрейминга»), изменяющих «поверхностную» структуру, могут быть достигнуты изменения в «глубинной» (заметим, что такая процедура имеет явную параллель в изменении неадаптивных когниций в рамках когнитивно-поведенческой терапии). Собственно, именно в этом и видится суть психотерапевтического вмешательства, т.е. декларируется патогенетический характер НЛП-психотерапии.

В реальной же терапевтической практике НЛП зачастую сводится к изменению поведения (в т.ч. речевого) пациента с помощью создания ряда новых, более адаптивных поведенческих стереотипов методом классического павловского обусловливания (которое в рамках НЛП именуется «созданем якорей» или просто «якорением»).

Что же касается якобы присутствующих в теоретической базе НЛП «современных нейрофизиологических и кибернетических» знаний, то это утверждение, мягко говоря, не совсем соответствует действительности и носит пропагандистский характер.

Экзистенциально-гуманистическая психотерапия

Это большое семейство психотерапевтических направлений имеет еще более диффузную структуру, чем рассмотренное выше поведенческое. Несмотря на то, что общая теоретическая база гуманистической психотерапии – экзистенциально-феноменологическая философия и психология – восходит еще к работам крупнейших мыслителей конца XIX – первой половины ХХ вв. (таких как Ф. Брентано, В. Дильтей, С. Къеркегор, Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, К. Ясперс), как самостоятельная группа направлений она оформилась только в середине ХХ в., после Второй Мировой войны. При этом различные психотерапевтические школы, которые в конечном итоге осознали себя как принадлежащие к единому гуманистическому семейству, поначалу возникали независимо друг от друга в разных странах, в основном немецко- и англоязычного ареалов. Частью эти школы основывались «выходцами» из психоаналитической среды (например, «Dasein-анализ» Бинсвангера, «логотерапия» В. Франкла), частью же – формировались независимо от уже существовавших психотерапевтических традиций (клиент-центрированное консультирование К. Роджерса). Нередко основатели отдельных направлений самостоятельно приходили к идеям экзистенциализма на основе собственного личного и психотерапевтического опыта, и лишь затем устанавливали связь с экзистенциально-феноменологической традицией. Такой вариант развития особенно характерен для школ, возникших в США.

В центре теоретических изысканий гуманистической психотерапии находится понятие экзистенции (от лат. Existentia - существование), воспринятое из философии экзистенциализма.

Экзистенциальная психотерапия рассматривает видение психики с позиции природы.

Понятие «экзистенция» происходит от латинского слова existere, означающего «выделиться, появляться». В переводе русский язык имеется в виду процесс, связанный с возникновением или становлением. Поэтому экзистенциальные методы в психотерапии связаны с психологической работой на онтологическом уровне (от греческого ontos — «бытие»), направленной на помощь пациентам в отстаивании и утверждении своей модели существования, несмотря на ограничения, которые накладывает жизнь.

Экзистенция – специфическая форма существования, характерная только для человека в отличие от всего сущего. Отличие здесь состоит в том, что человеческое существование – осознанно и осмысленно. Однако – и это важно для психотерапевтической практики – разнообразные жизненные неурядицы, психические травмы, неправильное воспитание (не дающее ребенку ощущения любви и защищенности) могут «замутнять» человеческое существование, делать его безвольным «автоматом», живущим неосознанно и бессмысленно. Следствием же такой «замутненности бытия» и являются разнообразные расстройства из области «малой психиатрии» и психосоматики. Примечательно, что «большие» психические расстройства (подробно исследовавшиеся одним из основателей экзистенциальной психологии – Карлом Ясперсом), равно как и тяжелые, неизлечимые соматические заболевания, рассматриваются нередко как «экзистенциальный вызов», могущий при правильном к нему отношении привести больного не к «замутнению», а, напротив, к «прояснению» (термин Ясперса) экзистенции.

Именно в «прояснении экзистенции» видится сущность психотерапевтического лечения. Предполагается, что «проясненная экзистенция» представляет собой подлинное душевное здоровье, т.к. обладая именно такой экзистенцией человек и является человеком в полном смысле, свободно осознающим и контролирующим свою жизнь, свободно реализующим себя в ней (именно поэтому данное направление и называется «гуманистическим», т.к. своей целью видит восстановление человечности в человеке). Для того же, чтобы прояснить экзистенцию, следует выявить и устранить те факторы, которые ее «замутняют». Поэтому лечение в рамках гуманистической психотерапии является преимущественно этиологическим с элементами патогенетического характера.

Своими корнями экзистенциально-гуманистическая психотерапия уходит как в идеи классической философии (Сократ, Платон, Августин, Б.Паскаль, Ф.Шеллинг, Л.Фейербах, К.Маркс и др.), так и философии современной.

Родоначальником экзистенциального направления в философии и психологии является Сёрен Кьеркегор. С точки зрения Кьеркегора, человек, в отличие от животного, является экзистирующим созданием (так как человек сотворен по образу и подобию Бога). Исходя из этого, разум человека является вторичным по отношению к его экзистирующей сущности, и не может служить основанием человеческой жизни,  потому что разум не способен охватить всю уникальность человеческой жизни. Разум, по мнению Кьеркегора, также не может объяснить божественное чудо. Кьеркегор считал, что жизнь человека покоится на духовных нормах. Совокупность этих норм он называл этикой. Кьеркегор описал три сферы существования человека — эстетическую, этическую, религиозную.

Эстетическая стадия понималась философом как чувственность. Крайним выражением эстетического бытия, по мнению Кьеркегора, является эротика.

Этическая стадия служит сознанию ответственности и долга каждого человека перед другим человеком. На этом уровне жизни культивируются постоянство и привычка, а основным требованием становится требование стать самим собой.

Религиозная этика является противопоставлением как эстетической, так и этической стадиям жизни человека. Физиологическим основанием первой этики являются чувства, второй — разум, третьей — сердце. Религиозная этика выводит человека к истинному источнику бытия — вере. Вера, по мнению Кьеркегора, является основанием высшей стадии развития экзистенции человека. Кьеркегор призывал прислушиваться к внутреннему голосу, под которым он понимал голос веры.

Фридрих Ницше также как и Кьеркегор скептически относился к простому разуму в его рационалистической форме. С точки зрения Ницше, рефлексия это обращение на себя, отражение. Важным является то, что человек отражает, иначе рефлексия истощает жизненные силы. Ницше (как после и Фрейд) пытался понять бессознательные мотивы в природе психики. Ницше считал, что человек многое постигает на собственном жизненном опыте. При этом известны яростные нападки Ницше на религию, и в частности на христианство. Власть в понимании Ницше является способом самореализацию индивида, т.е. требует смелости прожить весь индивидуальный потенциал конкретного существования. Власть является потребностью жизни человека, и означает рост, превращение потенциала в действительность. Фундаментальная проблема человека по Ницше — это достижение правды существования.

Эдмунд Гуссерль внес свой вклад в понимания экзистенциалистских идей в психотерапии. Он считал, что сведение духовной жизни человека к «объективным» факторам и «телесным» процессам неминуемо ведет к кризису наук о человеке, и пытался в самом познающем субъекте найти универсальные пути конструирования действительности, а также  считал, что главная характеристика сознания — его интенциональность (направленность на предмет).

Сознание по Гуссерлю является осознаванием, переживанием предмета, а предмет есть то, что обнаруживается лишь в акте сознания, поэтому функция человеческого сознания образуется актом переживания (восприятия, суждения, воспоминания, оценки и т.д.) и тем предметом, на который направлен данный акт. Это два полюса любого феномена: если исключить один, то исчезнет и другой. Бытие и сознание, как мыслимое и мысль, не существуют друг без друга, поэтому Гуссерль считал необходимым прослеживать интенциональные акты, конституирующие предмет. Такие связи по Гуссерлю связаны друг с другом мотивациями. Одно осмысленное переживание служит возможностью для другого, а сознание представляет собой поток переживаний.

Мартин Хайдеггер (ученик Гуссерля) полагал, что, совершив открытия, наука воплотила их в насилие над природой ради получения материальных благ, т.е. ради выгоды. Человек в этом случае видит в мире лишь источник получения новых предметов потребления, не замечая что его деятельность угрожает его собственному существованию.

Жан-Поль Сартр уделял внимание понимание свободы как выбора своего бытия и в конечном итоге определения судьбы. По Сартру задачей является не изменить мир, а изменить свое отношение к нему.

Альбер Камю считал, что люди ищут в мире смысловые ценности, дающие основу для нравственных суждений. Напряжение между стремлением человека и безразличием мира создает абсурд человеческого существования. По Камю, человек может жить с достоинством перед лицом абсурдности. Такое достоинство понимается как бунт против собственной судьбы.

Рональд Лэнг выдвинул достаточно любоптную гипотезу о том, что для того чтобы понять психотика или невротика, необходимо погрузиться в его мир. Заметим, что одним из способов суггестивного воздействия является подстраивание к модальности объекта.

Также Лэнг выделял три формы тревоги, которые встречаются при психотических расстройствах: «поглощение», «прорыв», «окаменение» (деперсонализация). Неуверенность в себе рождает тревогу от опасности подчиниться воле других индивидов, поэтому невротик не стремиться оказаться в обществе, воспринимая каждый контакт с реальностью как нечто ужасное и рождая в результате этого страх, который переносится на межличностные отношения. Для предотвращения поглощения другими невротик превентивно деперсонализирует других. В итоге шизоидная личность создает целую систему «ложных Я», заменяющих при взаимодействии с другими людьми скрытое от всех и невоплощенное «внутреннее Я». В результате этого психоневротик ощущает себя отстраненным от внешнего мира, а результатом обеднения его внутренний мира оказываются чувства бессилия и пустоты.

Лэнг предполагал, что ненадежное структурирование психики возникает в раннем детстве и причины его установить невозможно. В дальнейшем индивид предпринимает попытки защиты, которые оказываются несостоятельными; тем более, отмечал Лэнг, чем сильнее «Я» защищается — тем сильнее оно разрушается. Мир шизоида является миром, который угрожает со всех сторон его бытию и из которого нет выхода. С расколом «внутреннего Я» мир переживается как нереальный, а все относящееся к восприятию и действиям — как ложное, бесполезное и бессмысленное, а так как психотик боится контактов с внешним миром — он подменяет иллюзорный мир истинному, реальному.

Кроме того достаточно любопытные исследовательские разработки были у Л.Бинсвангера, М.Босса, М.Бубера, И.Ялома, Р.Мэйя, Г.Оллпорта, Г.Мюррея, Дж.Келли, А.Маслоу, В.Франкла и др. Например Франкл считал, что потеря смысла существования вызвала в западном капиталистическом обществе новый тип невроза — «ноогенный невроз», отмечая что к психотерапевту часто обращаются с теми проблемами, которые всегда рассматривали священники. При этом в поиск индивидом смысла жизни Франкл видит залог  подлинности бытия. Франкл различал две стадии бессмысленности — экзистенциальный вакуум (фрустрация) и экзистенциальный невроз. Экзистенциальный вакуум характеризуется субъективными переживаниями скуки, апатии, пустоты, цинизма. Экзистенциальный, или ноогенный невроз, развивается при присоединении к экзистенциальной фрустрации невротической симптоматики. Он может принимать любую клиническую форму, но его главная характеристика — блокированние воли к осознанию смыслу. Наиболее типичные варианты реагирования на возникающий экзистенциальный вакуум по Франклу — конформизм и подчинение тоталитарности.

Отношение теоретиков экзистенциально-гуманистической психологии и психотерапии к нозологическому языку разнообразно. Если для выходцев из немецкоязычной среды нозологический подход – вполне органичная часть их взглядов (болезнь рассматривается как отдельная «сущность», вмешивающаяся в свободное развитие личности), то англоязычные авторы под влиянием «антипсихиатрии» (движение психиатрической мысли, популярное в англоязычных странах в 60-х гг. ХХ в.)  нередко рассматривают нозологическое описание случаев как «навешивание ярлыков», мешающее свободной «экзистенциальной коммуникации» терапевта и пациента. Вследствие этого теория гуманистической психотерапии с точки зрения используемой здесь систематики тяготеет к «антропологическому» полюсу классификационной шкалы.

Выделяют шесть признаков гуманистической психологии:

1) главная роль принадлежит творческой силе человека;
2) антропоморфная модель человека (господствует представление о мире как космическом человеческом теле, так что различные части космоса соответствуют частям человеческого тела, что демонстрирует единство макро – и микрокосма. Наряду с антропоморфной моделью имеется зооморфная (териоморфная) модель, большей частью не для космоса в целом, а для земли: земля – это гигантская лосиха, земля сделана из панциря черепахи или головы змеи, поддерживается змеем, рыбой, быком, слоном, китами и т.д.);
3) развитие человека определяют цели, а не причины;
4) холистический подход к человеку;
5) необходимость принятия в расчет человеческой субъективности мнений, точек зрения, сознательных и бессознательных импульсов человека;
6) психотерапия основана на хороших человеческих отношениях.

К.Роджерс и Р.Санфорд (1985) указали на следующие основные черты человеко-центрированой терапии:

1) определенные установки психотерапевта образуют необходимые условия терапевтической эффективности;
2) основной акцент деалется на феноменологическом мире клиента (отсюда определение психотерапии как «клиент-центрированной»);
3) терапевтический процесс ориентирован на изменения в переживаниях, на достижение способности более полно жить в данный момент;
4) основное внимание уделяется процессам изменения личности;
5) одни и те же принципы психотерапии равно применимы и к психотикам, и к невротикам, и к психически здоровым людям;
6) прослеживаемый интерес к философским проблемам.

Арсенал психотерапевтических приемов, используемых гуманистическими психотерапевтами чрезвычайно широк. Однако можно с уверенностью сказать, что предпочтение ими отдается методам разговорного типа, т.к. именно в свободном разговоре возможно возникновение той самой «экзистенциальной коммуникации». Впрочем, особенно на ранних этапах лечения, психотерапевты гуманистического толка могут привлекать и любые другие методы, вплоть до гипноза – если это поможет освободиться от конкретных факторов «замутняющих» экзистенцию пациента.

Важнейшие направления гуманистического «семейства»: Dasein-анализ (экзистенциальный психоанализ по Бинсвангеру), логотерапия (экзистенциальный анализ по Франклу), клиент-центрированное консультирование по К. Роджерсу, гештальт-терапия, транзактный анализ.

Трансактный анализ. Этот метод, разработанный американским психиатром Э.Берном, заимствует некоторые идеи психоанализа. Терапевты данного направления полагают, что в человеческой личности существуют одновременно аспекты «родителя», «ребенка» и «взрослого»; в процессе общения эти аспекты личности разных людей вступают во взаимодействие («трансакции»), причем трудности обычно возникают, когда определенный аспект (например, детская импульсивность) одного человека взаимодействует с иным аспектом (например, рационализмом взрослого) в другом человеке, а участники такого взаимодействия не понимают происходящего.

Клиент-центрированная психотерапия. Основатель – Карл Роджерс. Клиент-центрированная психотерапия постулирует мысль о том, что наиболее существенные изменения в личности и поведении – результат опыта переживания, а не осознания и понимания. Поэтому целью психотерапии является не содержание проблемы, а глубокие переживания клиента. На практике это означает, что если клиент в ситуации психотерапевтического приема говорит не о своей сокровенной проблеме, а лишь о своих успехах, то не следует подталкивать его к обсуждению этой проблемы, уважая выбор клиента. Клиент-центрированная психотерапия позволяет перевести контакт с пациентом на уровень переживаний, и вести работу уже на этом уровне (т.е. прослеживается явная эмпатическая связь между терапевтом и клиентом). Клиент-центрированная психотерапия Роджерса означает, что психотерапия ориентирована не на теорию или на проблему, а на клиента: он свободен в терапии делать и говорить то, что хочет, и является, по мнению Роджерса, ключевой фигурой в создании психотерапевтических изменений.

В последние годы жизни Роджерс сконцентрировался на приложении своей теории клиент-центрированной психотерапии к обеспечению личностного роста и улучшению качества человеческих контактов в различных областях. Он исследовал эффективность малых групп в процессах ускорения индивидуальных изменений. Подобный подход использовался в менеджменте, педагогике, и т.п.

Гештальт-терапия. Это психотерапевтическое направление основано Ф. Перлсом (1893-1970), американским психотерапевтом германского происхождения и представляет собой обособившуюся ветвь психоаналитической терапии.

Теоретическая база этого направления складывалась на основе синтеза глубоко ревизованных Перлсом идей классического фрейдовского психоанализа и ряда постулатов гештальтпсихологии (общепсихологического  направления, поставившего в центр своих изысканий понятие «гештальта» – целостности, несводимой к сумме своих элементов), а также некоторых принципов экзистенциально-феноменологической психологии и психотерапии.

Согласно Перлсу, здоровая личность – это личность полностью и осознанно контролирующая собственную жизнь, собственное поведение, т.е. личность интегрированная, целостная. Но, в силу тех или иных обстоятельств, интеграция личности может нарушаться – обычно в качестве такого обстоятельства выступает фрустрация (неудовлетворение) каких-либо существенных потребностей. Если удовлетворенная потребность рассматривается Перлсом как гештальт (завершенная целостность), то неудовлетворенная – как незаконченный гештальт, создающий внутрипсихическое напряжение. В ответ на такое напряжение вступает в действие один или несколько «защитных механизмов»: интроекция (усвоение без ассимиляции личностью чужих взглядов, норм поведения и т.п., которые «перехватывают» у личности контроль за поведением), проекция (неосознанное отчуждение и приписывание другим собственных качеств), ретрофлексия (превращение межличностного конфликта во внутриличностный), дефлексия (уклонение от контакта с другими людьми, с реальностью в целом, замещение его ритуализированным, «салонным» поведением), конфлуенция (отождествление себя с социальным окружением, замена «я» на «мы»). «Защитные механизмы», фактически, и представляют собой разновидности патогенетических механизмов невротических расстройств – в этом близость идей Перлса к идеям классического психоанализа.

Цель психотерапии – разрушение актуально функционирующих «защитных механизмов», освобождение личности от них, с тем, чтобы установить прямой контакт между ней и реальностью в соответствии с экзистенциально-феноменологическим принципом «здесь и сейчас» – следовательно, гештальт-терапия является подчеркнуто патогенетической, дистанцирующейся от характерного для психоанализа стремления к установлению и ликвидации причины расстройства.

В методический арсенал гештальт-терапии входят, в основном, приемы разговорного и игрового типов, осуществляемые в режиме групповой психотерапии.

Характерной особенностью гештальт-терапии как психотерапевтического направления является ее открытость, неортодоксальность – готовность как к привнесению в собственную практику «чужих» методических приемов, так и к более глубокой интеграции с другими направлениями. В частности, весьма охотно гештальт-терапевты применяют методические приемы из арсенала психодрамы – а зачастую представители этих двух направлений и вовсе образуют единое профессиональное сообщество, использующее все теоретическое и методическое богатство обеих традиций.

Телесно-ориентированная психотерапия

Телесно-ориентированна психотерапия (ТОП) – направление психотерапии, объединяющее ряд авторских методов: вегетативная терапия (В.Райх); биоэнергетический психоанализ (А.Лоуэн); стержневая (Core) энергетика (Д.Пьерракос); соматическая терапия – биосинтез (Д.Боаделла); радикс (Ч.Келли); хакоми (Р.Курц); соматический процесс (С.Келеман); организмическая психотерапия (М.Браун); первичная терапия, или терапия первичного крика (А.Янов); комплексы двигательных упражнений, связанных с вывлением и улучшением привычных телесных поз (Ф.Александер), а также осознанием и развитием телесной энергии (М.Фельденкрайз); структурная интеграция, или рольфинг (И.Рольф); биодинамическая психология (Г.Бойсен); бодинамика, или психологи соматического развити (Л.Марчер); чувственное осознавание (Ш.Селвер); психотоника (Ф.Гласер); процессуальная терапия (А.Минделл).

В сферу телесно ориентированной психотерапии входит также ряд оригинальных отечественных методик, в первую очередь танатотерапия (В.Баскаков). Близкими к телесно ориентированной психотерапии являются ряд методик, фрагменты которых могут использоваться в работе с клиентами: розен-метод (М.Розен); БЭСТ (Е.Зуев), инсайт-метод (М.Белокурова), различные виды двигательной и танцевальной терапии, включая анализ движений (Р.Лабан) и техник актерского мастерства, телесно-дыхательные и звуковые психотехники, а также восточные виды телесных практик.

Исторические корни телесно ориентированной психотерапии лежат в работах Ф.Месмера, Ш.Рике и Ж.-П.Шарко, И.Бернхайма, В.Джемса и П.Жане, в одном ряду с которыми стоит теория И.М.Сеченова о «мышечном чувстве». Широкую же известность и систематизированное оформление это направление получило благодаря работам В.Райха, начиная с конца 30-х гг. Райх считал, что защитные формы поведения, которые он называл «характерным панцирем», проявляются в мышечном напряжении, образующем защитный «мышечный панцирь», и стесненном дыхании. Поэтому Райх использовал различные процедуры контакта с телом (массирование, контролируемое надавливание, мягкое прикосновение) и регулируемое дыхание, целью которых представлялся анализ структуры характера клиента, выявление и проработка мышечных зажимов, приводящие к высвобождению подавляемых чувств. Соответственно общей основой методов телесно ориентированной психотерапии, исторически обусловивших отделение их от психоанализа, является использование в процессе терапии (body-mind therapy) контакта терапевта с телом клиента, основанное на представлении о неразрывной связи тела (body) и духовно-психической сферы (mind). При этом полагается, что неотреагированные эмоции и травматичные воспоминания клиента вследствие функционирования физиологических механизмов психологической защиты запечатлеваются в теле. Работа с их телесными проявлениями помогает по принципу обратной свзи проводить коррекцию психологических проблем клиента, помогая ему осознать и принять вытесненные аспекты личности, интегрировать их как части его глубинной сущности (self). Интеграция тела и разума основывается на функционировании интуитивных, правополушарных компонентов психики, иначе именуемых естественным организменным оценивающим процессом (К.Роджерс). Поэтому в работе терапевта с клиентом поощряется доверие последнего к телесным ощущениям, или интуитивной «внутренней мудрости» собственного организма. Тем самым методы телесно ориентированной психотерапии ставят акцент в работе с клиентом на знакомстве с телом, подразумевающем расширение сферы осознания им глубоких организмических ощущений, исследование того, как потребности, желания и чувства кодируются в различных телесных состояниях и обучение реалистичному разрешению внутренних конфликтов в этой области.

Раскрепощение тела, «включение его в жизнь» приближает человека к его первичной природе и помогает ослабить отчужденность, испытываемую большинством людей (А.Лоуэн). В процессе работы внимание клиента направляется на его ощущения для повышения способности к осознаванию телесных ощущений, производится также усиление телесных ощущений для поощрения чувств. Особое внимание уделяется ощущениям, связанным с распределением в теле вегетативной или биологической энергии (В.Райх), начиная от поверхности кожи до глубинных процессов метаболизма (М.Браун), устранению нарушений, блокирующих ее нормальное протекание.

От простых телесных ощущений терапевт помогает клиенту перейти к эмоционально окрашенным телесным переживаниям. Зачастую это дает возможность осознать их историю, вернуться к тому времени, когда они впервые возникли (регрессия), чтобы прожить их заново и тем самым освободиться от них (катарсис). Тем самым человек обретает более прочный контакт с реальностью (заземление), включающий как физическую опору и устойчивость применительно к жизненным условиям (А.Лоуэн), так и тесную связь с собственными эмоциями и отношениями с близкими людьми (С.Келеман). В арсенале телесно ориентированной психотерапии имеются также различные упражнения: дыхательные, способствующие энергизации и коррекции дисфункциональных дыхательных паттернов; двигательные, способствующие устранению патологических двигательных стереотипов, развитию мышечного чувства и тонкой двигательной координации; медитативные и другие. Помимо работы с внутренними переживаниями клиента, подвергаются анализу также и отношения клиента с терапевтом, представляющие взаимное проецирование ими друг на друга отношений с другими личностно значимыми персонами (перенос и контрперенос). При этом процессы переноса рассматриваются как в традиционном для психоанализа психологическом плане, так и в физическом и энергетическом.

Методы телесно ориентированной психотерапии особенно эффективны дл лечения психосоматических заболеваний, неврозов, последствий психических травм (травмы развития, шоковые травмы) и посттравматических стрессовых расстройств, депрессивных состояний. Телесно-ориентированная психотерапия является также инструментом личностного роста, позволяющим добиться более полного раскрытия личностного потенциала, увеличения числа доступных человеку способов самовыражения, расширения самоосознания, коммуникации, улучшения физического самочувствия.

Биосинтез. Биосинтез – это направление телесно-ориентированной (или соматической) психотерапии, которое с начала семидесятых годов нашего века развивают Д. Боаделла и его последователи в Англии, Германии, Греции и других странах Европы, Северной и Южной Америке, Японии и Австралии. Биосинтез – психотерапия, ориентированная на процесс. От клиента не требуется, чтобы он следовал модели здоровья терапевта, заменил свои паттерны на его. Терапевт мягко работает с дыханием, помогает ослабить мышечные напряжения с тем, чтобы наиболее точно воспринять и раскрыть внутренние тенденции движения и роста клиента, его возможности и особенности его пульсации. Терапевт в биосинтезе становится «партнером по танцу», который сопровождает и ведет клиента к новому опыту, иному ощущению заземления в собственном теле, восстановлению здоровой пульсации.
Подход биосинтеза опирается на опыт:

1) эмбриологии – в связи с этим о биосинтезе говорят, что благодаря ему, психоанализ получил свою органическую основу;
2) райхианской терапии;
3) теории объектных отношений.

Впервые термин «биосинтез» использовал английский аналитик Френсис Мотт. В своей работе он основывался на глубинных исследованиях внутриутробной жизни. Уже после смерти Ф.Мотта Дэвид Боаделла решил применить этот термин для описания собственного терапевтического подхода. Он также хотел подчеркнуть отличие своего метода от биоэнергетики, развиваемой А.Лоуэном и Дж.Пьерракосом, и биодинамики – школы Г.Бойсен и ее последователей, занимавшихся различными формами массажа для освобождения блокированной энергии. Все три направления: биоэнергетика, биодинамика и биосинтез – обладают общими корнями (райхианский анализ),однако имеют принципиальные различия.

Сам термин «биосинтез» означает «интеграция жизни». Речь идет об интеграции в первую очередь трех основных жизненных, или энергетических потоков, которые дифференцируются в первую неделю жизни эмбриона, интегративное существование которых существенно для соматического и психического здоровья, что и нарушается у невротиков. Эти энергетические потоки связаны с тремя зародышевыми листками: эндодермой, мезодермой и эктодермой.

От В. Райха биосинтез унаследовал точку зрения, что личность может быть понята на трех уровнях:

  1. на поверхности мы видим маску: панцирь характерных отношений, сформировавшийся для защиты от угрозы целостности личности в детстве или раньше. Это фальшивое self, которое защищает self истинное, чьи потребности были фруструированы в младенчестве (или до рождения);
  2. когда защиты начинают ослабевать, проявляется более глубокий уровень болезненных чувств, включающий в себя гнев, тоску, тревогу, отчаяние, страх, обиду, чувство одиночества;
  3. под уровнем болезненных чувств находится основной ядерный уровень, или ядро личности, в котором сосредоточены чувства базисного доверия, благополучия, радости и любви.

Фрустрация ядра создает уровень страдания, подавление страданий и протеста создает «маску». Здесь необходимо отметить, что многие терапевты, пользуясь различными теоретическими концепциями и разнообразнейшими техниками, легко выводят человека на переживание боли, страха, ярости. Однако, если работа ограничена лишь этим уровнем, клиент обучается эмоциональному высвобождению и приобретает новый паттерн, отреагирование становится своеобразным наркотиком. В биосинтезе же терапевт старается в каждой сессии направлять клиента к первичному ядерному уровню ощущений, т.к. только в контакте с чувствами радости, надежды, благополучия, удовольствия жить человек получает энергию для реальных изменений, для исцеления - физического, психического и духовного. Эмоциональный выброс не является самоцелью: вмешательство перестает быть терапевтичным, если после отреагирования клиент не находит новых источников внутренней поддержки. И сама система защит рассматривается в биосинтезе как стратегия выживания, адаптации, поддержки. Поэтому любые паттерны человека не «ломаются», а исследуются с большим уважением. Биосинтетики говорят: «Прежде, чем пустить поезд по рельсам, необходимо выстроить мосты». Прежде, чем трансформировать (не разрушать!) паттерны, надо обеспечить реализацию «жизнезащищающей функции». Биосинтез использует и развивает идею В.Райха о «защитном мышечном панцире», прослеживая ее связь с эмбриологией. При этом в биосинтезе понятие «панциря» детализируется; описывается три панциря, каждый из которых связан с одним из зародышевых листков:

  • мышечный (мезодермальный),
  • висцеральный (эндодермальный),
  • церебральный панцирь (эктодермальный).

Мышечный панцирь включает в себя и тканевой, так как из мезодермы развивается не только костно-мышечная, но и сосудистая система.

Существует опасность разделения людей на «здоровых», не нуждающихся в терапии, и больных, тех, кому без нее не прожить. Однако «более реалистично рассматривать здоровье как широкий спектр состояний и проявлений» (D.Boadella). Тогда мы признаем право на невротические реакции «благополучных» людей и способность к «здоровому реагированию» у лиц с тяжелыми соматическими и психическими расстройствами.

Таким образом, эффект терапии зависит от умения терапевта раскрыть внутренние ресурсы здоровья клиента. Внутреннюю канву биосинтеза составляет работа по достижению соматического, психического и духовного здоровья; внешнюю – работа по восстановлению интеграции действия, мысли и чувства, утраченной на ранних этапах развития (реинтеграция).

Тремя основными процессами реинтеграции являются:

  • заземление (grounding)
  • центрирование (centеring)
  • видение (facing).

Заземление – это работа с мезодермальным панцирем. Заземление включает в себя оживление потока энергии вниз по спине и оттуда в «5 конечностей» – ноги, руки, голову.

Центрирование – это движение к гармоничному дыханию и эмоциональному равновесию.

Видение (Facing) и звучание (Sounding) – терапевтическая работа с контактом глаз, взглядом, голосом.

Танатотерапия В. Баскакова. В России среди многих удачных разработок своей концептуальностью и необычностью приемов выделяется Танатотерапия (85-86 гг.), автор которой - психолог, телесно-ориентированный психотерапевт Владимир Баскаков. Танатотерапия – метод психотерапевтического воздействия на весь круг проблем человека и весь спектр телесности. Название происходит от греческого – смерть и лечение, уход, забота (акцент делается на двух последних значениях). Танатотерапия как метод отвечает всем требованиям телесно-ориентированной психотерапии и, в то же время, отличается от всех методов особым подходом. В танатотерапни с пациентом (клиентом) работают в положении лежа на утепленном полу. В работе участвуют от одного до нескольких танатотерапевтов (2-4, наиболее распространенное число – 3).

Концепция Танатотерапии базируется на представлениях о страхе смерти и умирания как следствии страха перед жизнью. Этот базовый страх человека (страх смерти) генерализован, во-первых, потому, что проявляется одновременно на трех уровнях: телесном, ментальном и эмоциональном; и во-вторых, в силу того, что приобретает более сложно организованную структуру и вид страхов изменений, расставаний, потерь, любых других явлений и процессов, имеющих смысл перехода и окончания. Выделяются три причины страха смерти:

  1. в процессе цивилизации человеком были приобретены, четыре базовые проблемы, что сделало человека слабым перед жизнью;
  2. человек не замечает в естественных и простых явлениях жизни постоянного присутствия компонента смерти (например, посаженное в землю зерно в ней умирает, но из него рождается колосок);
  3. в настоящее время утеряны представления о смерти-закономерности, их сменили представления о смерти-«монстре»; поскольку же в нашей жизни слишком много именно такой смерти (войны, катастрофы, терроризм, неизлечимые болезни), чувство человека к этому явлению велико и однозначно (страх).

Страх смерти настолько силен, что приводит к истощению всей биопсихической структуры человека; это делает его еще менее адаптированным к трудностям жизни и уводит телесность от предусмотренного природой пути развития. Поэтому в танатотерапин на концептуальном уровне заложено оказание помощи клиенту (пациенту) в налаживании партнерских отношений со своим телом. Однако, это возможно лишь при содействии в установлении контакта с индивидуальными причинами дезадаптации: страхом смерти и его разновидностями. Поскольку «внутреннюю реальность человека» создают общие, биопсихические процессы, то их гармонизация достигается высвобождением целительных биологических реакций, организующих и корригирующих общий энергобаланс человека (это – основа метода). Условия для «настройки» и актуализации биологических реакций создаются: обстановкой работы с пациентом (клиентом) (в положении лежа на утепленном полу); особенностями приемов; очень медленным темпом их выполнения; отношением танатотерапевтов к процессу терапии (помощь, забота); качеством терапевтического прикосновения. Перечисленные факторы психотерапевтического воздействия приводят к максимальному обездвижению и выраженному расслаблению тела (основательное «заземление») и снятию психического напряжения. В результате ослабления установок сознания (управляемого страхом смерти) эмоциональные реакции человека на актуализированные содержания протекают в «мягком» режиме. Только забота, помощь и такое тотальное расслабление создают условия для безопасной (не разрушающей) встречи-контакта с фрустрирующими образами и чувствами, которые они вызывают, т.е. с основным содержанием причин страха смерти данного индивидуума и соответствующими психосоматическими паттернами. Поскольку в танатотерапии воздействия крайне деликатны и дозированы, а также осуществляются в очень медленном темпе, то происходит не «ломка» старых паттернов, но их незаметное, часто неосознаваемое вначале, изменение (или заметное, но практически безболезненное). Это становится возможным благодаря тому, что в этих условиях организм вспоминает адекватные биологические компоненты поведенческих стратегий и тактик (хранимые генофондом человека), актуализация которых в обычной жизни подавляется страхом смерти и установками человека. В состоянии такого тотального расслабления тело с виду напоминает тело человека, умершего естественной, «правильной» – природосообразной – смертью (на лице появляется выражение спокойствия, само тело становится «объектным», т.е. обездвиженным, выражение расслабленным, очень тяжелым). Поэтому можно считать танатотерапевтичесий процесс моделированием (не имитацией) процесса «правильного умирания». Так как в танатотерапии работают с болезненными переживаниями в виде психосоматических паттернов не «ломая», а «настраивая» их, то отреагирование здесь исключается: это обеспечивает клиенту(пациенту) более полное представление о взаимосвязи и взаимообусловленности событий и переживаний в его жизни... Впрочем, и обсуждение сессионного опыта пациента не является обязательным.

Такой деликатный подход в большой степени способствует трансформации личности, которая происходит в результате умирания и смерти прежнего качества и появления нового. Это является особой задачей танатотерапии.

Техника Александера. Техника Александера – метод, показывающий людям, неправильно и неэффективно пользующимся своим телом, как можно избежать этих неправильностей в действии и в покое. Под «использованием» Александер имеет в виду наши привычки в держании и движении тела, привычки, которые непосредственно влияют на то, как мы функционируем физически, умственно и эмоционально.

Матиас Александер был австралийским шекспировским актером; свою систему он создал в конце XIX века. Он страдал повторяющейся потерей голоса, для которой, по-видимому, не было никакой органической причины. Александер провел девять лет в тщательном самонаблюдении перед трехстворчатым зеркалом. Посредством самонаблюдения он обнаружил, что потери голоса были связаны с давящим движением головы назад и вниз. Научившись подавлять эту тенденцию, Александер перестал страдать от ларингита; кроме того, исключение давления на шею оказало позитивное действие на все его тело. Работая над собой, Александер создал технику обучения интегрированным движениям, основанную на уравновешенном отношении между головой и позвоночником.

Частично популярность Александера объяснялась его влиянием на таких знаменитых современников, как Олдос Хаксли и Джордж Бернард Шоу. В Англии и Америке в 20-30-е годы в некоторых кругах интеллигенции было модно брать уроки у Александера. Его метод применялся различными группами людей, включая группы людей с плохой позой тела, группы людей, страдающих какими-либо заболеваниями, лечение которых затруднялось деформированными функционированием тела, и группы людей, которые должны использовать свое тело с максимальной легкостью и гибкостью, например, актеров, танцоров, певцов, спортсменов. В последнее время наблюдается возобновление интереса к методу Александера как к части общего направления телесной терапии.

Александер утверждал, что человеческий организм есть единое целое и деформация одного компонента негативно влияет на все тело. Лечение одного недуга часто приносит только временное облегчение, так как многие физические проблемы обусловлены системой плохих привычек. Согласно Александеру, привычка определяет функционирование. Привычка – характерный способ реагирования человека на все, что он делает. Привычки закрепляются их постоянным использованием, и привычные телесные позы человека не обязательно будут правильными. Плохие привычки сначала проявляются как поведенческая непоследовательность, мышечная боль или неуклюжесть, но спустя какое-то время могут возникнуть более резко выраженные телесные проблемы, мешающие эффективному функционированию тела. Метод Александера направлен на исследование привычных телесных поз и их улучшение, помогает участнику создать правильные взаимоотношения частей тела. Александер указывал, что при правильной телесной позе голова должна вести тело, спина – быть свободной от аномальных изгибов и давления, а поддерживающие скелетную основу мышцы должны находиться в динамическом равновесии.

Каждая методика состоит из определения того, что надо делать, нахождения лучшего способа выполнения задания и самого процесса выполнения. Тренер помогает участнику расширить сферу осознания своего тела и переживания себя как интегрированного целостного человека. Методики Александера могут быть использованы для преодоления таких привычек, как сжимание кулаков, ерзание, что ведет к освобождению чувств при снятии мышечного напряжения. Простые паттерны движений повторяются вновь и вновь, приводят к глубоким изменениям формы тела и более пластичному его функционированию.

Метод Фельденкрайза. Метод Фельденкрайза предназначен для восстановления естественной грации и свободы движений, которой обладают все маленькие дети. Фельденкрайз работает с паттернами мышечных движений, помогая человеку найти наиболее эффективный способ движения и устранить ненужные мышечные напряжения и неэффективные паттерны, которые вошли в привычку в течение многих лет.

Моше Фельденкрайз получил докторскую степень по физике во Франции и работал в качестве физика до сорока лет. Он глубоко заинтересовался дзюдо и основал первую в Европе школу дзюдо, сформировав собственную систему. Фельденкрайз работал с Ф.М. Александером, изучал йогу, фрейдизм, Гурджиева, неврологию. После Второй мировой войны он посвятил себя работе с телом.

Фельденкрайз использует множество упражнений, меняющихся от урока к уроку. Они обычно начинаются с небольших движений, постепенно соединяющихся в большие и более сложные паттерны. Цель состоит в том, чтобы развить легкость и свободу движений в каждой части тела.

Фельденкрайз указывает, что нам нужно принять большую ответственность за себя, понять, как действует наше тело, научиться жить в соответствии с нашей естественной конституцией и нашими способностями. Он отмечает, что нервная система прежде всего занимается движением, и что паттерны движения отражают состояние нервной системы. Каждое действие включает мышечную деятельность, включая смотрение, говорение, даже слушание (мышцы регулируют натяжение барабанной перепонки, приспосабливаясь к уровню громкости). Фельденкрайз подчеркивает необходимость научиться расслабляться и находить собственный ритм, чтобы преодолеть дурные привычки в использовании тела. Мы должны освободиться, играть, экспериментировать с движением, чтобы научиться чему-то новому. Пока мы находимся под давлением, или в напряжении, или в спешке, мы не можем научиться чему-либо новому. Мы можем лишь повторять старые паттерны. Упражнения Фельденкрайза обычно разбивают кажущуюся простой деятельность на ряд связанных движений, чтобы выявить старый паттерн и развить новый, более эффективный способ выполнения той же деятельности.

Работа Фельденкрайза направлена на восстановление связей между двигательными участками коры головного мозга и мускулатурой, которые сокращены или испорчены дурными привычками, напряжениями и другими негативными влияниями. Цель состоит в том, чтобы создать в теле способность двигаться с минимумом усилий и максимумом эффективности, не посредством увеличения мускульной силы, а посредством возрастающего понимания того, как тело работает. По Фельденкрайзу, возрастающее сознавание и подвижность могут быть достигнуты посредством успокоения и уравновешивания работы двигательных участков коры. Чем более кора активна, тем менее мы сознаем тонкие изменения в деятельности.

Упражнение: поворачивание головы. Сидя на полу или на стуле, медленно поверните голову направо, без напряжения. Заметьте, насколько голова поворачивается, насколько вы можете видеть что-то сзади. Повернитесь обратно, вперед.

Снова поверните голову направо. Оставляя голову в покое, поверните глаза направо. Посмотрите, может ли голова больше повернуться направо. Повторите три-четыре раза.

Поверните голову направо. Теперь повернитесь плечами направо и посмотрите, можете ли вы повернуть голову еще больше назад. Повторите три-четыре раза.

Поверните голову направо. Теперь сдвиньтесь бедрами вправо, и посмотрите, можете ли вы повернуть голову еще дальше назад. Повторите три-четыре раза.

Наконец, поверните голову направо, и, не меняя больше ее положения, сдвиньте глаза, плечи и бедра направо. Насколько далеко вы теперь можете повернуть голову?

Теперь поверните голову налево. Посмотрите, насколько далеко вы можете ее повернуть. Повторите каждый шаг упражнения, которое вы проделали в правую сторону, но только в уме. Представьте себе движение головы и движение глаз налево, и т.д., каждый шаг по три-четыре раза. Теперь поверните голову налево и сдвиньте глаза, плечи и бедра налево. Как далеко вы можете теперь повернуться?

Трансперсональная терапия

Возвращаясь к первоначальному смыслу психологии – учению о душе (греч. psyhe – душа, logos – учение, наука), трансперсональная психология рассматривает заботу о душе как первостепенную задачу психотерапии. Трансперсональная психология – направление, фокусирующее внимание на глубинных областях психики, процессах развития личности и динамики сознания, философски переосмысляющее и научно обосновывающее представления, опыт и психотехнологии мировых духовных традиций. Объект исследовательских и практических парадигм и проектов трансперсональной психологии – творческий, самосовершенствующийся, стремящийся к полной и адекватной реализации своих возможностей, человек.

Трансперсональная психология изучает сознание в широком спектре его проявлений: измененное состояние сознания, множественность состояний сознания, духовный кризис, околосмертные переживания, развитие интуиции, творчества, высшие состояния сознания, личностные ресурсы, парапсихологические феномены. Она опирается на целостное видение человека в перспективе его духовного роста, классическую и неклассическую философскую антропологию, мировые духовные традиции, разнообразные способы самопознания и психотерапии, такие как медитация, холотропное дыхание, телесно-ориентированная психотерапия, терапия искусством, работа со сновидениями, активное воображение, самогипноз и др.

Если в классических психологических и психотерапевтических подходах, например, как в психоанализе, проблемы человека рассматриваются только на биографическом уровне, то в трансперсональной психотерапии используется более широкий подход, который включает в себя кроме биографического уровня, перинатальный (история и переживание рождения) и трансперсональный (сверхбиографический опыт, включающий в себя переживания человеком: истории предков, филогенетический опыт, мировой культуры; переживания опыта идентификации с растениями, животными, с другими личностями, с различными формами сознания – от отождествления с отдельными органами до планетарного сознания; архитепические переживания и осознание сакральных знаний).

Трансперсональная психотерапия основывается на представлениях о возможности реализации внутреннего, глубинного трансперсонального потенциала человека для исцеления и оздоровления психики, для личностного и духовного роста через осознование и переживание неудовлетворенных и нереализованных желаний человека, трансформации негативных последствий перинатального периода жизни, психотравмирующих событий. В этом и заключается ценность трансперсонального подхода – не только помочь решить глубинные проблемы человека, но еще и высвободить колоссальный внутренний развивающий и самоисцеляющий потенциал (ресурс), а так же научить им пользоваться.

Для открытия и развития внутреннего трансперсонального ресурса используется широкий диапазон методов и интегративных психотехник. В совокупности они направлены на установление баланса и гармоничное слияние физических, эмоциональных, психических и духовных аспектов человека. Далее приведем краткий обзор основных методов трансперсональной психотерапии.

С точки зрения трансперсонального подхода, на психическое состояние человека непосредственное влияние оказывает его физическое состояние здоровья. Поэтому кроме традиционных оздоровительных процедур – диета, спорт и т.д., обычно рекомендуемых при прохождении терапии, в трансперсональном подходе используются телесно ориентированные техники – биоэнергетическая терапия Лоуэна, чувственное осознание, танцевальная терапия, различные упражнения из йоги, тай-дзы-цюань, восточных единоборств. Такие техники позволяют лучше осознать взаимосвязь между телом и душой, установить между ними взаимосвязь и наладить механизм самоисцеления физических заболеваний через осознавание и последующей трансформации проблемы. Осознование и последующие освобождение от телесных блоков и зажимов позволяет человеку, проходящему терапию почувствовать себя более расслабленным, за счет этого в дальнейшем более спокойным, свободным, а следовательно способным осознавать и решать свои проблемы на более высоком уровне сознания.

Методы работы с эмоциональными проблемами в трансперсональной психотерапии чаще всего используют различные технические приемы, вызывающие измененные состояния сознания, которые обеспечивают возникновение эмоционального катарсиса и трансперсональных переживаний. В основном, для достижения измененных состояний сознания используются различные техники дыхания – ребефинг, холотропное дыхание, вайвейшн.

Для освобождения от эмоциональных блоков используются техники гештальт-диалогов, направляемого воображения – созидающей визуализации Шакти Гавэйн, техники работы со снами разработанные С. Лабержем, творческий подход к анализу сновидений описанный С. Криппнером и др. Обычно, психологи не имеющие трансперсональной ориентации рассматривают работу со снами как короткий и простой путь ведущий к бессознательному, не учитывая скрытый колоссальный потенциал обеспечивающий доступ к трансперсональным областям сознания.

В трансперсональной психотерапии также используются методы экзистенциальной терапии – помогая клиентам решить проблемы выбора, смыслов, свободы, ответственности, любви, смерти и т.д.

Кроме применения выше указанных психотерапевтических методов, трансперсональные терапевты применяют техники, взятые из древних духовных практик – упражнения для ума и медитация. Обучаясь в процессе трансперсональной терапии новым паттернам отношения к себе и окружающему через осознание, то есть обучаясь по-иному осмысливать переживания, человек развивает сознание. В процессе рефлексии происходит когнитивное переосмысление, которое позволяет трансформировать множество проблем, вытесненной информации и научиться более целостному и свободному существованию.

Обучение медитации позволяет успешно дополнить развитие сознания человека, развить внимание и концентрацию. Практика медитации успешно дополняет трансперсональную терапию позволяя эффективно работать с состоянием тревоги, вызванным вытеснением в бессознательное важных для клиента переживаний.

Одна из особенностей трансперсональной терапии заключается в том, что, выбирая техники для работы, психотерапевт учитывает как личностные особенности, так и общечеловеческие – трансперсональные. Поэтому как широки трансперсональные представления о человеке и его окружающем, так же широки и методы, используемые в практике трансперсональной терапии.

Традиционные методы лечения наркомании – медицинская детоксикация и/или психологическая поддержка рациональными методами психотерапии, являются мало эффективными, это подтверждает растущая статистика. Это объясняется многоуровневостью проблемы наркотической зависимости. Как было экспериментально доказано, это объясняется тем, что на глубинном, бессознательном уровне у личности остается психологическая (эмоциональная) зависимость от состояний даваемых наркотиком - измененным состоянием сознания.

Потребность в измененных состояниях состояния (уход в иную реальность), изначально есть у каждого человека. В измененном состоянии состояния (ИСС) мозг человека работает в других режимах. В ИСС человек получает доступ к своим ресурсам. Известны случаи, когда под влиянием сильных переживаний, человек совершал те действия, которые в обычном состоянии сознания для него невозможны. На протяжении многих лет эволюции люди использовали трансовые состояния для выживания, получения знания, удовольствия. Люди получают удовольствие через экстремальные состояния, занимаясь опасными видами спорта, входят в состояние транса, употребляя алкоголь и наркотики.

Достигаемые на тренингах состояния расширенного сознания близки к мистическим переживаниям, полным психодуховных и экзистенциальных открытий. Часто при помощи погружений в процесс связного дыхания человек избавляется от психосоматических заболеваний, перестает быть агрессивным, начинает ощущать гармонию с людьми и природой. Проходя стадии интеграции, личность человека становится целостной.

Методами трансперсональной психотерапии освобождение от разрушающих зависимостей проходит намного легче и быстрее, благодаря сакральным переживаниям и законному выходу за пределы эго.

 

 
Самореализация возникает спонтанно, и этого не происходит, когда ее делают самоцелью.
Виктор Франкл
Жизнь имеет в точности ту ценность, которой мы хотим ее наделить.
Ингмар Бергман