Технологии изменения сознания. Часть 1

Деструктивные секты и харизматические группы

19 Октября 2011

Нейрологическая ситуация такова, что все мы – роботы, автоматически реагирующие на импринтированные реальности авторитарного типа. Все наши мотивации порождаются случайными нейрологическими импринтами, сформировавшимися в период импринтной уязвимости.

Чтобы скрыть от обитателей человеческого улья упрямые факты об их генетическом роботизме, выдвигаются эксперты по связям с общественностью, которых иногда называют философами или богословами. Но, как выяснилось, философы и теологи лоббировали интересы своих туннелей реальности, поэтому моральное насилие стало повсеместным.

Мы не осознаем, что наше поведение определяется нормами морали. Мы не замечаем принуждения, которое оказывают нам семья, клан, церковь, школа, общество, государство и гражданское право. Мы не обращаем внимания на методы, с помощью которых каждый из этих институтов пытается лимитировать наше поведение с выгодой для себя. Зато мы обучены испытывать страх, чувство вины, мы знаем, что такое грех, зло и запреты. Кто угодно может манипулировать нашим чувством вины, нашим страхом и нашим «грехом», хотя виновность и невиновность, прощение и наказание представляют собой обычные элементы мифологии.

Мифология маскирует примитивную реальность плохо налаженных роботов, которые то и дело натыкаются друг на друга. Самые тяжелые и якобы неразрешимые социальные проблемы мы не сумели решить исключительно из-за собственного невежества, потому что не знаем и не хотим знать, как функционирует мозг и нервная система. Мы не верим в способности мозга эволюционировать и изменяться, потому что зациклились на вере в собственную беспомощность и механически повторяем давно выученные уроки.

Духовная технология широко применяется для уменьшения индивидуальной свободы и усиления власти идеологии и религии. Психолог – бихевиорист Б. Ф. Скиннер, выступая от имени авторитарного государства, ратовал за контроль «по ту сторону человеческой свободы и достоинства». В книге «За пределами свободы и достоинства» он пропагандировал необходимость модификации поведения общества за счет массового обусловливания. По его мнению, только так можно управлять и руководить обществом. Духовно конвейерному обществу требуется полнейшая кооперация и послушное подчинение граждан, для чего требуется применение методик кнута и пряника, поощрения и наказания. Но уязвимость любой технологической системы, устанавливающей тоталитарный контроль над сознанием, состоит в том, что сначала должны быть удовлетворены предварительные условия. Эти условия требуют введения секретности и единомыслия. Утечка информации, свободомыслие (инакомыслие) и понимание применяемых принципов и техник позволяют избежать роботизации и программирования.

Инфраструктура и маркетинговая политика «духовного» рынка сложна и продуманна, образные системы тщательно подобраны и выверены. «Духовный продукт» на любой вкус: в виде семинаров, книг, кассет, курсов... «Фишка» девяностых – НЛП и ченнелинг. Появились контактеры, владеющие каналом Христа, Вознесенных учителей, Сириуса и трансплутоновой планеты X. Доходный бизнес.... За наш счет....

Но не все стремятся пополнить ряды очередного «Белого Братства». И тогда в ход идут деструктивные психотехники.

Мы, как обыватели, не знаем о существовании методов влияния на группы людей и отдельную личность. Мы не знаем о том, как сами создаем иллюзии, в которые охотно верим. Не знаем, что внутри нас всегда гнездится страх, навязанный нам извне. Не знаем, что в определенных ситуациях мы становимся очень внушаемыми. Не знаем о нашей склонности идти за харизматическими лидерами, и искать избавления от стресса в групповой сплоченности и коллективной вере. Мы не знаем о техниках модификации поведения, групповом конформизме, склонности подчиняться авторитету, когнитивном диссонансе и инстинктивно-приматологическом желании людей объединяться в группы. Мы не знаем о способах введения людей в измененные состояния сознания. Не знаем о существовании тонких технологий реформирования сознания, благодаря которым пытливым, ищущим и духовно развитым людям (и нашим детям!) могут внушать фобии и прививать зависимости. Не знаем, что, манипулируя жаждой духовности и философскими исканиями людей, их неудовлетворенностью, потерей ценностей и потребностью что-то изменить, их могут превратить в фанатиков. Многие молодые люди, бесстрашно тасующие карты состояний сознания из колоды реальностей, успели обжечься, оказавшись в узких коридорах реальностей карцерного тоталитаризма.

Когда-то давно нас убедили, что есть Он, и чтобы справиться с неопределенностью, нам остается уповать лишь на Него. Потом нас убедили, что Путь к Нему, каким бы именем Его ни называли, становится короче, если взаимодействовать с Ним через «посредника». «Посредник» строит официальные учреждения – церкви, принимает пожертвования, отпускает грехи, борется за численность паствы, учит чтить священные писания. «Посредник» обещает нам райскую жизнь после смерти. «Посредник» облекает себя духовной властью. Но вот незадача. Духовная власть развращает, разлагает, портит, калечит, расправляется и безжалостно уничтожает тех, кто навязывает свои правила другим. Власть над душами становится проклятием. Болезненную неспособность духовных вождей признать этот исторический факт можно объяснить только таинственным повреждением электропроводки, из-за которой в их нервных системах нарушена схема приема, обработки и передачи информации.

«Посредник», взявший на себя все Его полномочия – самозванец, ибо с Ним можно общаться непосредственно. Именно Он создает все реальности и миры, факты и интерпретации, карты и модели, хаос и порядок. Именно Он, как сказал Альфред Джерри, – это кратчайшее расстояние между нулем и бесконечностью. Он – это наш МОЗГ.

Как только ты осознал, что твоя нервная система создает твою собственную реальность, извлекая ее из гераклитова потока, ты ощущаешь экзистенциальное одиночество. Возникает вопрос: каким дорожным указателям тебе следовать, какими показаниями компаса руководствоваться, к каким целям стремиться?

Вселенная учителей, богов и пророков напоминает однородную, вязкую, сладенькую молочную кашицу – эдакое однородное единство. Войти в контакт с настоящим Единством можно только тогда, когда повысишь порог чувствительности и точность калибровки, чтобы разглядеть неоднородность. Для этого нужна новая философия.

Эта философия не может опираться на слепую веру в Бога, в вождя, в авторитет. Она должна опираться на расширенное сознание, на знание нервной системы и умение ею управлять. Она предполагает терпимость к различиям, реальное право делать самостоятельный выбор, свободу личности и невмешательство в чужие дела. Это вызовет квантовый скачок в интеллектуальной эффективности и эмоциональном равновесии. Новая философия должна сохранить тенденцию сексуальной открытости и более честного, реалистического признания равенства полов и притягательного различия между полами. Мифологическим и религиозным символом этой философии должен стать не распятый на кресте богочеловек, а любовный союз мужчины и женщины.

Если каждый из нас не начнет управлять собственной нервной системой, то это сделает за нас кто-то другой. Если мы сами займем место у пульта управления, каждый из нас станет хозяином собственной жизни. Только мы сами вправе менять туннели реальности, в которых живем, выбирая их по собственному усмотрению.

Однажды бабушка Гурджиева дала ему добрый совет: «Никогда не делай то, что делают все. Никогда не думай так, как думают все. И, самое главное, никогда не доверяй чужим картам. Да и своим картам доверяй лишь временно».

Каждый из нас несет ответственность за выбор, который он сделал. Истинный духовный рост невозможен, когда человек отказывается от права на самостоятельный выбор и от ответственности за этот выбор. Остерегайтесь людей, претендующих на знание истины в последней инстанции. Держитесь подальше от групп и мировоззрений, которые обладают монополией на знание единственного метода, позволяющего достичь состояния абсолютной просветленности. Ибо, по словам Курта Воннегута, «нет конца дьявольским проектам, которые способен разработать и создать слишком сложный мыслительный аппарат».

Что такое харизматическая группа

На протяжении истории человечества в разных уголках мира появлялись самые разные «пророки», обладавшие достаточной харизмой, чтобы привлечь к себе последователей. Что такое харизма? Во-первых, это редкое качество или умение общаться, приписываемое тем людям, которые демонстрируют исключительную способность увлекать за собой толпу. Во-вторых, это божий дар или приобретенная в результате самообучения психическая способность вызывать чудесные изменения в человеческом поведении. Итак, чтобы «пророк» мог стать харизматическим лидером, он должен обладать даром убеждения и способностью побудить людей к выполнению некой трансцендентной миссии, используя все доступные ему средства (в том числе и телевидение).

По мнению социолога Макса Уэбера, если харизматический лидер хочет достичь успеха и сохранить непререкаемый авторитет на протяжении долгого периода времени, он должен создать упорядоченную социальную структуру и обслуживающую ее систему негласных законов.

Трансцендентность миссии типичной харизматической группы отражается в ее обрядах и ритуалах, поэтому лидер должен создать базовые групповые традиции. Эти традиции, в которых лидер объявляется воплощением святости, предписывают группе руководствоваться неким стандартом поведенческих норм, чтобы успешно выполнять групповую миссию. Эти нормы распространяются на личную жизнь каждого члена группы и на совместную групповую деятельность. Любая социальная структура жизнеспособна на протяжении длительного периода времени только тогда, когда она организована, создает новые инициативы, следит за соблюдением порядка и разрешает повседневные конфликты. Поэтому в харизматической группе необходимо создать административный аппарат и четко обозначить иерархию власти.

В состав харизматической группы могут входить десятки, сотни и даже тысячи членов. Члены такой группы (а) коллективно разделяют определенную систему убеждений; (б) проявляют высокий уровень социальной сплоченности; (в) придерживаются строго установленных норм группового поведения; (г) приписывают харизматические (и даже божественные) качества лидеру группы и даже самой группе как социальному институту.

Несмотря на разницу в идеологии и ритуальном поведении, вес харизматические группы объединяет одна общая черта, которая характеризует процесс вступления в группу и опыт членства. Харизматические группы всегда возникают в тот период, когда общество с его традиционной системой ценностей не в состоянии решить серьезные социальные проблемы, которые встают перед личностью. Чаще всего люди вступают в харизматические группы в период сильного стресса – когда испытывают хроническую неудовлетворенность, переживают кризис отношений или ощущают, что не могут себя реализовать. Харизматические группы обычно привлекают новых членов, создавая атмосферу безусловной любви, признания и поддержки и предлагая особое мировоззрение, которое обещает решить все их экзистенциальные проблемы. Вступление в такую группу сопровождается сильными эмоциональными переживаниями, глубокими изменениями в восприятии и, как правило, приносит эмоциональное облегчение. Антистрессовое действие и улучшение общего эмоционального состояния позволяет новообращенному члену считать группу состоятельной, а се миссию – великой.

Лидер труппы воспринимается как авторитетная фигура, обладающая знанием и способная разрешить вес проблемы человечества. В процессе взаимодействия с последователями лидер группы сам начинает верить в то, что ему предназначена великая миссия спасения человечества, и любое действие оправдывает групповой философией трансцендентальности его миссии. Это позволяет ему предъявлять такие требования к последователям, которые объективному постороннему наблюдателю кажутся противоправными и оскорбительными. Опираясь на догму или свод принципов, которые получены от лидера, группа с большой серьезностью относится к решению повседневных задач и участию во внутри групповых мероприятиях.

Чем ближе завербованные в группу люди сходятся с остальными членами группы и чем сильнее разделяют групповые ценности, тем благополучнее в эмоциональном плане себя чувствуют; напротив, если они эмоционально отделяются от группы, то начинают испытывать глубокий эмоциональный стресс. Такие эмоциональные «качели» укрепляют в них желание подчиниться групповым нормам, поскольку конформизм подспудно сопровождается улучшением их эмоционального состояния.

Групповые нормы поведения обычно регулируют все сферы жизнедеятельности последователей (включая сферы сексуальных наклонностей, общения и интеллектуальных стремлений). Эти стандарты поведения определяют, что «правильно» и «неправильно», допустимо или недопустимо, желательно или нежелательно. Поскольку во всех этих сферах последователи предпочитают действовать сообща, они не считают ни коллегами, ни друзьями посторонних людей, не принадлежащих к данной группе, и стараются держаться от них подальше. Каждый член группы постоянно стремится добиваться все более высокого уровня признания группы и в полной мере соответствовать групповым ожиданиям.

Чтобы оставаться стабильной, харизматическая группа должна быть сплоченной социальной системой. В 1947 году Курт Левин определил групповую сплоченность как «некое силовое поле, формирующее у участников чувство принадлежности к группе и желание в ней остаться». Сплоченность предполагает привлекательность группы для ее членов и глубокую взаимную симпатию между членами группы, которая укрепляет их связь друг с другом и порождает доверие. Для сохранения доверия между членами группы и их доброго отношения друг к другу нужно манипулировать их действиями, взглядами, и изгонять бунтарей, которых делают козлами отпущения. Все действия членов группы внимательно отслеживаются гласно или негласно назначенными наблюдателями. Члены группы подчиняются групповым нормам, безотчетно опасаясь ухудшения эмоционального состояния и подавленности, которые ассоциируются с сомнениями в истинности групповых ценностей. Фактически, основой групповой сплоченности служит эмоциональный аспект в системе групповых межличностных отношений.

Информация из внешнего мира фальсифицируется и редактируется, а ее подача строго дозируется, чтобы как можно сильнее сгладить противоречия между взглядами группы и общества в целом. Чтобы предотвратить дестабилизацию и заручиться преданностью членов, группа может придерживаться взглядов, которые не просто игнорируют реальность, но и противоречат большинству общественных норм. Явным показателем того, что идеалы группы заслуживают доверия, служит приход новых членов, поэтому многие группы ведут политику агрессивной вербовки.

«Пограничный контроль», который практикуется группой, призван защитить ее от внешней агрессии. Группа вынуждена бороться, чтобы сохранить собственную целостность и обрести признание или, по крайней мере, заслужить к себе терпимое отношение со стороны общества в целом, ибо в группе обычно представлено небольшое и инакомыслящее меньшинство. Чтобы защитить членов от ассимиляции, в группе насаждается подозрительное отношение к обществу в целом, а также к его представителям, не разделяющим ценности группы. Собственно говоря, всех людей делят на последователей и «чужаков», причем последние не считаются полноценными людьми, а если так, то ради стабильности группы как социальной системы их официально разрешено обманывать и ими можно манипулировать.

Харизматические группы могут входить в конфликт с окружающим обществом. Они пренебрегают интересами семей новообращенных, придерживаются агрессивной и даже параноидальной политики в отношении посторонних людей, которые подозреваются в недружественном отношении к группе. Идеологические позиции группы идут вразрез с идеологией общей культуры. С одной стороны, они манипулируют эмоциональной потребностью последователей принадлежать к сплоченной социальной системе. А с другой – предлагают последователям довольно причудливую идеологию, позволяющую окружить группу психологической стеной. Таким образом лидеру удается создать закрытую систему. Эта система успешно затягивает членов в глубокую воронку социального контроля, который требует абсолютной преданности и отказа от обычных социальных норм.

Исследуя поведение многих харизматических лидеров, психологам удалось выяснить, что, помимо харизмы, чаще всего они обладают незаурядным умом, находчивостью и предприимчивостью. Как правило, это ловкие, изобретательные, проницательные и образованные люди. Среди лидеров или в руководстве многих современных сект есть бывшие военные психологи, которые в свое время занимались разработкой психологических приемов ведения войны и прекрасно освоили техники воздействия на человеческое сознание. Многие лидеры стремятся управлять людьми так, чтобы они не подозревали, что ими управляют. Они умело внушают последователям веру в собственное могущество и контролируют их поведение через эту веру. Чаще всего они ощущают собственную неполноценность, и поэтому отчаянно цепляются за возможность утвердиться за чужой счет. Демонстрируя внешнюю власть над людьми, они отвлекаются от глубокого внутреннего конфликта.

Дальнейшее развитие харизматических групп, как правило, происходит по одному из следующих сценариев. Они могут стать бюрократическими организациями, когда харизма лидера основателя приписывается иерархическому руководству группы. Они могут ассимилировать в общество, если руководство не придерживается тактики самозащиты и изоляции. Они могут войти в прямой конфликт с обществом из за идеологических разногласий и агрессивной позиции с обеих сторон, что потенциально может привести к преступной деятельности группы. Во избежание негативных последствий эти группы могут переселяться в отдаленные места.

Что такое деструктивная секта

Заглянув в толковый словарь, можно узнать, что «секта» – это религиозная община, или группа, отколовшаяся от господствующей церкви и отправляющая специфический культ, а «культ» – это религиозное служение божеству и связанные с этим обряды, то есть некая религиозная практика поклонения и обожествления. Секты как общины, более или менее радикально порвавшие с официальными, или государственными, церквями, весьма часто расходятся с ними не только в метафизических, но и в этических вопросах. Везде, где в той или иной форме существует официальная религия или в основу государственных (общественных) отношений положены определенные этические принципы, этика неотделима от политики. Поэтому секты часто бывают оппозиционны не только по отношению к церкви, но и по отношению к государственному и социальному порядку. В том же толковом словаре читаем, что сектой может называться и вполне светская группа лиц со своим собственным культом. Согласно второму определению, «секта» – это узкий круг людей, которые обособились от общества и замкнулись на узком круге интересов, поклоняясь определенной эстетической или интеллектуальной программе, тенденции или харизматической личности.

Итак, секта – это группа, которая характеризуется специфическим ритуалом поклонения богу или личности, изоляцией от «враждебной» социальной среды и наличием харизматического лидера.

Хотя странные убеждения и ритуалы секты еще не свидетельствуют о ее деструктивном характере, в современном мире слово «секта» приобрело крайне негативный оттенок и ассоциируется с опасной группой людей, возглавляемой «пророком», психопатом, шарлатаном, или бандитом.

В деструктивных сектах к последователям систематически применяются современные методы психологической обработки и приемы воздействия на сознание, активно используются техники модификации поведения, эксплуатируется внутренне присущий человеку групповой конформизм и подсознательная потребность подчиняться авторитету. Кроме того, в деструктивных сектах широко практикуется обман, фальсификация и запугивание. Это позволяет поэтапно разрушить личность и, манипулируя мыслями, чувствами и поведением последователей, реформировать их сознание. В деструктивной секте нарушаются права человека. Активно воздействуя на сознание и подсознание людей с помощью ряда специальных техник, им прививаются фобии и зависимости, лишающие последователей возможности покинуть секту.

На сегодняшний день существует множество техник воздействия на нервную систему и мозг человека, то есть на человеческую нейрологию.

Все, что человек думает, помнит, осознает, чувствует и узнает, – это результат деятельности мозга. Каждый человек обучается и чувствует по-своему, потому что в процессе развития нервной системы в его памяти запечатлевается определенная информация (импринт). Каждый импринт определяет позитивный или негативный фокус для последующего формирования условных рефлексов (обуславливания). Именно импринты и условные рефлексы определяют, как человек воспринимает реальность. С помощью специальных техник человека можно ввести в состояние так называемой импринтной уязвимости, когда он становится повышенно внушаемым, и полностью его перепрограммировать. Создавая новые импринты и новые условные рефлексы, можно изменить систему представлений, сознание, восприятие реальности и модели мышления. Мозг как бы «переключается» и начинает работать иначе. Сознание человека изменяется и человек воспринимает лишь ту реальность, которую ему навязали. Начинается процесс автоматической фильтрации: сигналы, которые не вписываются в его новый туннель реальности, экранируются, а информация, которая хорошо увязывается с навязанной ему системой представлений, воспринимается как единственно верная. Применяя к людям методы нейрологического воздействия, секта «стирает» истинную личность и создает «новую» с «новым» сознанием.

Когда человек долгое время живет в «искусственной» реальности деструктивной секты, он теряет индивидуальность и живет в скорлупе «искусственной» личности, созданной сектой. Каждая личность характеризуется определенным набором убеждений, моделей поведения, стилем мышления и эмоциональными реакциями. В условиях психологической обработки и колоссального социального воздействия реальная личность человека, сформированная родителями, воспитанием, образованием, друзьями и его свободой выбора, насильно подменяется новой сектантской личностью. Человека погружают в такую социальную среду, где он вынужден отказаться от прежнего «Я». Чтобы функционировать в новой групповой реальности, он должен принять новый облик, который одобряется группой. Любая реальность, которая может напомнить ему о его прежней личности и вернуть прежнее представление о себе, искусственно устраняется. Даже если поначалу человек умышленно подыгрывает окружению, чтобы остаться в группе, со временем он неизбежно пропитывается тоталитарной идеологией, которая меняет его предыдущую систему представлений. Такой процесс изменения можно запустить в течение нескольких часов, но для его стабилизации, как правило, необходимо несколько недель. Любая тоталитарная система, и, в частности, деструктивная секта, стремится разрушить индивидуальную целостность человека и его самостоятельность в принятии решений.

Конституция гарантирует права на свободу совести и вероисповедания, на личные и гражданские свободы. Группа людей обладает правами на свободу религиозного сознания и беспрепятственное отправление обрядов, какими бы странными они ни казались обществу. Если люди хотят верить в то, что Махараджи Джи, Виссарион, Мария Дэви Христос, Элизабет Профет, Сан Мюн Мун, Махариши Махеш, Ошо, Джим Джонс, Чарльз Мэн сон или Дэвид Кореш – мессия, это их право. Но (и это главное!) никто не имеет права вводить в их подсознание деструктивные установки, внушая веру в то, что указанный господин (или госпожа) – мессия. Никто не имеет права посягать на их свободы и деструктивно воздействовать на их личность с помощью психологического программирования и техник манипуляции сознанием.

После окончания второй мировой войны спецслужбы всего мира активно приступили к экспериментам в области нейропрограммирования личности и направленного изменения группового и индивидуального сознания. По признанию ЦРУ, уже в начале пятидесятых годов проводились секретные эксперименты под кодовым названием MK ULTRA по исследованию влияния психоделиков, наркотиков, электрошока и гипнотических техник на человеческую психику.

Особый вклад в психологию внесли работы Курта Левина, который эмигрировал из нацистской Германии в США. Левин заложил основы такого направления, как групповая динамика, и занимался активным ее исследованием, ибо справедливо полагал, что основные изменения личности происходят не в индивидуальном, а групповом контексте. Он считал группу динамическим целым «со свойствами, отличными от свойств ее слагаемых или суммы этих слагаемых».

В шестидесятые годы в гарвардском университете под руководством проф. Тимоти Лири, одного из создателей теории трансакционного анализа и концепции групповой терапии, проводились исследования в области модификации поведения. Еще до войны Адлер говорил о значении социального окружения для личности и о том, что группа позволяет сформировать и модифицировать взгляды и суждения личностей, которые переживают кризис ценностей и целей. Но проф. Лири исходил из предположения, что мозг – это биохимическая электрическая система, которая обладает способностью воспринимать и конструировать разные реальности! Чтобы изменить сознание, нужно найти и грамотно использовать специальный «ключ». Этот ключ «открывает» нервную систему для исследования, а мозг для перепрограммирования. Он избавляет от обусловленности восприятия, помогает активизировать новые контуры нервной системы и расширяет сознание. Справедливость теории проверялась в серии экспериментов по психологической реабилитации и изменению поведения заключенных. Именно Тимоти Лири был автором призыва «turn on, tune in, drop out», который переводится как «включись, настройся, отстранись». «Включись» – активизируй свои нервные способности и генетические задатки, «настройся» – гармонично взаимодействуй с окружающим тебя миром, а «отстранись» – активно, избирательно и тонко «отслаивай» рефлекторные и подсознательные убеждения.

В конце шестидесятых психологи проявили интерес к возможности модификации поведения отдельных личностей и групп при проведении сеансов групповой психотерапии, основанных на методе свободных дискуссий. Групповая дискуссия, роль которой экспериментально и последовательно исследовалась все тем же Куртом Левином, позволяла столкнуть оппозиционные мнения, помогая участникам увидеть разные стороны проблемы, и уменьшала их сопротивление новой информации. Экспериментальные техники, которые разрабатывались из лучших побуждений, были призваны заставить людей отказаться от привычных схем поведения и мышления, развивать потенциальные возможности, скрытые резервы и выводить на уровень самоактуализации. На таких сеансах людей побуждали «раскрепощаться», избавляться от комплексов, рассказывать группе о самых интимных личных проблемах. Широкое распространение получила психотехника, в которой члена группы усаживали в центр круга, а каждый из присутствующих по очереди указывал ему на его недостатки и проблемы. Нет необходимости говорить, что без консультации опытного психотерапевта такая техника может глубоко травмировать человеческую психику и спровоцировать тяжелые психологические проблемы.

Кроме того, в результате развития системы нейролингвистического программирования (НЛП) большое количество людей познакомилось с техниками погружения в гипнотический транс, не имея ни малейшего представления об этической стороне работы с подсознанием. Ричард Бэндлер и Джон Гриндер, создатели модели НЛП, активно популяризировали эту технологию в качестве инструмента для расширения человеческих способностей. Эта модель была построена на основе модели стратегической психотерапии Мильтона Эриксона, в которой широко использовались трансовые и гипнотические состояния. Феномен гипнотического транса (или эриксонианского гипноза) вызывал измененное состояние сознания, в котором человек становился повышенно внушаемым и получал установки, вызывающие изменения его личности.

Если вначале групповые и индивидуальные методики испытывались только на добровольцах, многие из которых, кстати, положительно оценили этот опыт, то со временем некоторые техники просочились в массовую культуру и популярную психологию, став общедоступными. Их бесконтрольно применяли разные люди в самых разных целях. С помощью этих техник недобросовестные «гуру», жаждавшие богатства и власти, научились манипулировать последователями. Лидеры самых разных сект начали понимать, какие преимущества сулит использование новых методик воздействия на личность. Начала развиваться так называемая технология «культового менеджмента», на базе которой формировались современные деструктивные секты нового типа. В таких сектах к последователям применяется комплекс психологических мероприятий, позволяющих поддерживать у них определенное состояние сознания, формировать у них настройку на новый, культовый туннель реальности, а также полностью контролировать их эмоции, мысли, поведение, деятельность и связи с внешним миром.

В России и Украине разгул деятельности деструктивных сект начался в начале девяностых, когда пал тоталитарный режим и охранявший его «железный занавес». Именно тогда население лишилось пропагандистской идеологии, которая активно формировала общественное сознание и общественный туннель реальности на протяжении последних семидесяти лет. Тогда же был расформирован специальный отдел КГБ, который занимался проблемами психологического и религиозного терроризма и контролировал духовные потребности сограждан. Свято место пусто не бывает, и территорию России и Украины наводнили новые идеологи местного и заморского происхождения. Толпы на стадионах рукоплескали евангелистам и иеговистам, вступали в «Аум Син рике», объединялись вокруг Марии Дэви Христос, ехали в сибирскую тайгу за «последнезаветчиком» Виссарионом, превозносили дианетиков сайентологов, обретали «сознание» Кришны», становились крестоносцами мунистами, слушали речи американских телевизионных проповедников и зачитывались откровениями в переводных книгах «божественной дуады» Профетов. Все эти «пророки» новой эпохи успешно «ловили души» неопытных сограждан, рекламируя и тиражируя простые рецепты выживания, которые оказались весьма востребованными.

Новоявленные мессии продавали карты «новой реальности» с «маршрутами» самореализации и достижения гармонии, причем все пути однозначно вели к просветлению и спасению.

В США секты и «новые религиозные движения» расцвели пышным цветом во время культурной революции шестидесятых. Миллионы молодых людей, к которым примкнули и некоторые не догматически настроенные представители старшего поколения, оказались в этическом вакууме. Заполнять этот вакуум ринулись духовные «пастыри» и морализирующие мафиози – так называемые ловцы человеческих душ. Появился телевизионный евангелизм, популяризированный буддизм и хипповый индуизм. Пессимистические, полные ностальгии верования намеренно гасили взрывную волну расширения сознания, сопровождавшую десятилетие культурной революции. Дивергенция, индивидуализм и утопический оптимизм шестидесятых были насильственно уничтожены. Духовный бандитизм приобрел масштабы настоящей эпидемии, а Америка превратилась в дикий «духовный» Запад. За власть над душами жестоко конкурировали лидеры религиозных банд и идейно вооруженные пророки. Откуда то всплыли гуру и свами, мастера и учителя, наставники и пророки, живые боги и богини. Но о реальном существовании деструктивных сект и об опасности, которую они представляют для личности, население Америки узнало только в семидесятые.

«Знакомство» произошло благодаря средствам массовой информации, которые забили тревогу и тем самым привлекли внимание общественности к этому феномену. Сначала Америку потрясло известие о похищении Патти Херст, дочери магната Уильяма Рэндольфа Херста III, которая вдруг стала «Таней» и членом Симбионской Армии Освобождения – левоэкстремистской террористической группировки. Потом стало известно о массовом суициде членов секты «Народный храм» в Джонстауне. Это заставило общество взглянуть на секты другими глазами. Над «престолом» лидера «Народного храма» Джонса висел плакат с лозунгом: «К тому, кто не помнит прошлого, оно приходит снова и снова». Хотя никто не знает, почему Джонс выбрал в качестве девиза именно это высказывание Джорджа Сантаяны, полезно задуматься о смысле этой фразы применительно к современным деструктивным сектам.

Принципы социальной психологии и групповой динамики в харизматических группах

Психологические силы, которые действуют в харизматической группе, мотивируя ее деятельность и цементируя ее состав, невозможно исследовать через призму индивидуальной психологии. Их можно выявить и проанализировать, только рассматривая группу как единый организм. Эти психологически силы – коллективные убеждения, групповая сплоченность и измененное сознание.

Коллективные убеждения

Убеждения, разделяемые членами сект, связывают их тесными узами, формируют жизненные позиции побуждают к самопожертвованию. Чтобы понять, как новообращенный принимает систему убеждений, не совпадающую с его прежними установками, воспользуемся теорией атрибуций (приписывания) Фрица Хайдера. Согласно этой теории, люди приписывают значение событиям или поступкам других людей, опираясь на собственные уже существующие убеждения, устойчивые черты и мотивы, а также на подсказки, которые предлагает им внешняя ситуации. С помощью теории атрибуции можно понять, как люди интерпретируют личные впечатления и персональный опыт в таких сферах, как психотерапия, политика и религия.

Атрибуция (англ. attribution) – в социальной психологии – «реальный» когнитивный процесс понимания и объяснения поведения др. людей и своего собственного. Суть атрибуции заключается в наделении людей качествами, которые не могут быть результатом социальной перцепции, поскольку не присутствуют в явном виде во внешнем, доступном наблюдателю поведении, а атрибутируются (приписываются) им. Таким образом, атрибуция – попытка интерпретировать социальный объект, понять его поведение в условиях дефицита информации путем домысливания.

Люди знакомятся с собственными установками, эмоциями и другими внутренними состояниями, делая о них выводы в процессе наблюдения за собой. «Знакомство» с установками подразумевает отслеживание своего поведения и ситуации, в которой эти установки проявляются. Когда человек наблюдает за собственным поведением и за ситуативными обстоятельствами, в которых это поведение появляется, а затем на основе этих наблюдений делает определенные выводы, формируется его представление о себе. Но, поскольку эта информация не является полной, и к тому же не подвергается скрупулезному анализу, человек в своих выводах частично опирается на домысел. Функционально он занимает позицию стороннего наблюдателя – наблюдателя, который обязательно должен опираться на поведенческие характеристики человека, чтобы на их основе делать вывод о внутренних состояниях. Кроме того, на интерпретацию более поздней информации накладывают отпечаток первые, или ранние, впечатления. Например, люди могут приписывать значение важным событиям в жизни с точки зрения религиозных убеждений, которые были привиты им семьей в детском возрасте. Даже если в детском возрасте они воспринимали эти установки сугубо формально и не вникали в суть концепций, по мере взросления они наблюдали за собой и замечали собственную причастность к ритуалам данной веры. Человек не обязательно осознанно принимает решение о религиозной ориентации, чаще всего он называет себя «католиком» или «православным» лишь потому, что постоянно выполняет практики, традиционные для данного вероисповедания.

Такое же приписывание происходит в ситуациях, где человек не знает, как реагировать. Трактовка некой череды непонятных событий может поставить его в тупик. В состоянии растерянности он испытывает неуверенность и охотно прибегает к любому правдоподобному объяснению, предлагаемому социальным контекстом, в котором происходили эти события.

Как тут не вспомнить замечание великого Ницше: «Столкновение с неизвестным вызывает страх, замешательство и смятение; мгновенно возникает желание справиться с мучительным состоянием неопределенности. Основное правило: любое объяснение лучше его отсутствия… Итак, на поиск причины толкает страх. Вопрос „почему?“ задается не из праздного любопытства, а ради получения определенного ответа, который успокаивает и приносит облегчение».

Впоследствии человек может прибегать к этому легко доступному и правдоподобному объяснению всякий раз, когда оно кажется уместным в данной ситуации, которую он не знает, как интерпретировать. Мы справляемся с неопределенностью, оглядываясь на прошлое, в котором пытаемся найти объяснения, или выискиваем подсказки в ситуации нынешней, а затем приходим к определенному выводу без тщательного анализа всей доступной информации. Одна из фундаментальных ошибок атрибуции: мы находим причины там, где их ищем. Есть определенные ситуации, в которых действительно повышается вероятность того, что человек подпадет под влияние случайных и второстепенных подсказок вместо того, чтобы провести подробные наблюдения и подвергнуть их контролю. Чаще всего это происходит, если

1) человек почти лишен социальной поддержки;
2) прежняя информация, которой он располагает, скудна и неоднозначна;
3) решение сложных проблем выше уровня его реальных возможностей;
4) его взгляды не подтвердились, потому что оказались поверхностными или неправильными;
5) прошлый негативный опыт понизил его самооценку.

Эти представления могут объяснить, каким образом у потенциальных рекрутов начинают формироваться новые убеждения, когда они, к примеру, посещают семинары и вводные лекции, которые проводит та или иная секта. Члены секты знакомят их с неконкретными и неточно сформулированными представлениями, которые впоследствии служат стартовой площадкой для идеологической обработки новичков, когда происходит «глубокое погружение» в конкретную догму секты и ее истинную систему представлений. Фактически, новичок вступает в группу, еще не осознав, что это за группа, хотя в процессе конверсии за ним сохраняется право при желании задавать вопросы. Но на практике редко кто из новичков это делает. Напротив, чаще всего потенциальные рекруты сначала увлекаются более интересными делами, которые предлагает им секта, и только со временем приходят к признанию, секты и ее догмы. В сущности, секта прибегает к уловкам и манипуляции, искусно и дозированно погружая новичка в новую систему убеждений.

Например, в Церкви Объединения многих людей привлекает тематика регулярных дискуссий о нравственных ценностях, смысле жизни, способах реформирования мира, помощи страждущим и других вечных проблемах человечества. Заинтересовавшись повесткой дня семинара, они отвечают согласием на приглашение милого и интеллигентного человека (в действительности профессионального вербовщика секты) посетить ближайший семинар, который проводится в «учебном центре» при гуманитарном фон , де. На однодневном семинаре и в самом деле обсуждаются животрепещущие проблемы человечества. Затем некоторых приглашают принять участие во втором, уже двухдневном, семинаре, который «проводится в ближайшие выходные», где их исподволь знакомят с азами мунистской доктрины – Божественным Принципом. Поскольку большинство «гостей» не обладает детальным знанием Ветхого и Нового Завета, им преподносят «новый взгляд» на историю и указывают простой путь к спасению, попутно обещая решить все их проблемы. За это время «гости» начинают испытывать глубокую эмоциональную близость к людям из группы, которые «мечтают о всеобщем братстве и верят в Божественный Принцип». При этом практически никто из «гостей» семинара даже не догадывается, что Божественный Принцип – это основа системы религиозных представлений секты.

В конце двухдневного семинара спонсоры приглашают желающих провести следующий уикэнд в загородном учебном центре. Участникам семинара часто кажется, что они нашли в группе то, что так долго и безуспешно искали ранее. Им представляется, что групповые принципы предполагают истинную заботу о людях. В пятницу вечером они садятся в микроавтобус и уезжают за город. Даже если случайно они слышат упоминание о «мунистах», это не ассоциируется ни с их с группой, ни с организаторами семинара, ни с Божественным Принципом.

Если же они узнают, что Божественный Принцип изложил преподобный Мун, и удивляются, отчего им не сказали об этом сразу, «хозяева» обстоятельно объясняют «причину» утаивания информации. Оказывается, преподобного Муна несправедливо критикуют; к тому же друзья и близкие «гостя» могли бы отговорить его от участия в семинаре, и он не получил бы возможности услышать Божественный Принцип. По их словам, организаторы семинара просто хотели дать шанс человеку сохранить непредубежденность восприятия Божественного Принципа и самостоятельно решить, что к чему. Как правило, этого объяснения оказывается вполне достаточно, чтобы рассеять сомнения или возникающие подозрения.

Вместе с потенциальными новообращенными в загородный центр приезжают и члены секты, ответственные за их вербовку. С восьми утра до одиннадцати вечера новички участвуют в насыщенной программе мероприятий. Гвоздь программы – цикл полуторачасовых лекций, в каждой из которых рассматриваются основные положения Божественного Принципа. После каждой лекции в течение получаса проводится дискуссия, в ходе которой изучаемые религиозные положения исследуются на примерах из жизни каждого участника.

Хотя от участников и ожидается эмоциональная заинтересованность, никто не пытается их «заводить», провоцируя катарсис. Напротив, дискуссии направляются в русло интеллектуальных размышлений, поскольку в религиозной доктрине содержится интеллектуальная составляющая, которая сама по себе служит источником интереса для привлечения пытливых умов.

Руководители семинара незаметно, но эффективно регулируют общение новичков на семинаре. При этом «хозяева» стремятся вызвать максимум доверия у «гостей» и позитивную реакцию на группу в целом, для чего окружают их вниманием и заботой. Они создают теплую дружескую и даже семейную атмосферу, в которой участники, помимо лекций и обсуждений, по расписанию занимаются спортом, хором поют, едят вкусную пищу, придумывают скетчи, совершают пешеходные экскурсии. Это вроде бы несерьезное времяпрепровождение и «развлечения на отдыхе» в действительности тщательно продуманы и создают нужную атмосферу для передачи, приема и обмена информацией. Все беседы на темы, не связанные с Божественным Принципом, вежливо пресекаются.

Обсуждение проводится маленькими группами из девяти человек. При этом в каждую группу входят четыре вербуемых, четыре активных вербовщика (которые приглашали их на семинар и теперь «пасут») и прикрепленный к ним опытный руководитель, направляющий ход обсуждения. Таким образом, большинство участников маленькой группы поддерживает идеологию секты и манипулирует остальными, искусно применяя явные и скрытые тактики коммуникационного менеджмента. Эти условия позволяют ограничить возможности гостей высказывать точки зрения, которые идут вразрез с выбранной линией обсуждения, или намеренно их дезавуировать. На протяжении двух дней новички вовлекаются в интенсивные обсуждения, которые специально разработаны для того, чтобы развенчать их предыдущие представления, не совпадающие с групповыми взглядами.

К примеру, обсуждается фундаментальный элемент религиозной доктрины секты о том, что Бог планировал поженить Адама и Еву, чтобы они родили идеальных детей, и тем самым установил «Царство Божье на Земле». Согласно Божественному Принципу, Сатана в буквальном смысле искусил Еву, а «нечистая» Ева довела до греха и Адама, благодаря чему Сатана стал духовным отцом всего человечества. Именно в этом и состоял первородный грех, из за которого Бог изгнал первую семью из Рая. Современным молодым людям довольно трудно принять эту доктрину из-за того, что она слишком буквально интерпретирует историю Адама и Евы. Более того, в мунистском пересказе она выглядит несколько иначе, чем в Библии, и не вяжется с традиционным христианским представлением. Поэтому во время дискуссии после «урока богословия» у новичков не могут не возникнуть вопросы и сомнения. Постараемся показать, как члены секты рассеивают эти сомнения.

Допустим, один из гостей выражает сомнения в истинности представленного материала. Он выглядит явно неудовлетворенным и заявляет, что не только не верит в то, о чем ему поведали, но и вообще удивляется, как можно утверждать, что Дьявол действительно существовал и в буквальном смысле кого-то искусил. Тотчас же к нему поворачивается один из членов секты и доверительно признается, что вначале ему тоже было трудно все это принять, и прошло много времени, пока он, наконец, сумел это осмыслить. Но если не понять точный смысл Божественного Принципа, он становится просто очередным увлекательным сюжетом для книги. Когда член секты произносит эти слова, он одновременно поддерживает новичка, понимая его неуверенность, но в то же время подает ему сигнал о том, что, в конечном счете, эта неуверенность временная, а сомнения необоснованные.

Понимающее отношение члена секты, который производит впечатление неформального лидера группы, вызывает доверие у новичков, и ему как авторитету, адресуются следующие вопросы. Например, к нему обращается девушка из группы, которая спрашивает: «Неужели все это нужно понимать в буквальном смысле?»

Здесь в беседу включается другой член группы, который может сказать примерно следующее: «Да, все это станет понятнее, когда ты поймешь, что миром правит зло, а все люди пребывают во мраке невежества. Нет ничего удивительного, что за всю историю человечества миллионы людей погибли в бессмысленных войнах, хотя находились те, кто пытался их предотвратить». Этот монолог подхватывает третий член секты, добавляя: «Мы блуждаем в потемках, когда воспринимаем Библию как метафору, как иносказание, как некую условность». Что при этом происходит? Внимание новичков фокусируется на предыдущих словах неформального лидера, а не на сути вопроса. Тем самым эти два члена секты сняли с него тяжкое бремя, избавив от необходимости в одиночку разъяснять религиозную доктрину секты. Голоса трех членов секты, подтверждающих одну и ту же точку зрения, кажутся более убедительными, чем один голос, и приобретают характер общего мнения, которое единодушно разделяют все члены секты. Поскольку никто из этих трех членов секты не был формально закрепленным лидером группы, новички с готовностью выслушивают их мнение. Ведь это не мнение, высказанное непререкаемым авторитетом, а мнение таких же, как они, молодых ребят, которые приобрели интересный жизненный опыт в Церкви (никто же из новичков не знает, что эта Церковь – деструктивная секта). Атмосфера доброжелательности не вызывает желания спорить, опровергать их утверждения и доказывать свое мнение. Поэтому девушка, выслушав обоих членов секты, говорит: «Понятно».

Вовсе не случайно центром внимания стала эта девушка, а не первый член группы новичков, который выражал сомнения. Члены секты почувствовали, что юноша способен убедительнее и активнее высказывать сомнения, чем девушка, и, скорее всего, начнет с ними спорить, если они попытаются навязать ему свои взгляды.

После этого лидер смотрит на группу с таким видом, словно проблема решена. Глядя на девушку, представлявшую самое слабое звено в этой группе, он завершает эту тему словами: «Теперь вы понимаете, как вначале трудно принять этот фрагмент истории. Однако со временем вы увидите, как на его фундаменте выстраивается прекрасное здание нашей доктрины».

В сущности, членам секты удалось избежать конфронтации с юношей, потому что они сумели очень грамотно повести себя с психологической точки зрения. Они выслушали его с интересом, высказались в поддержку его взглядов и окружили любовью. Все это резко уменьшило вероятность того, что ему захочется и дальше выражать сомнения и настаивать на своей позиции. Они похвалили его за то, что он сумел глубоко проникнуть в суть Божественного Принципа и мгновенно ухватил самое главное. Безусловно, в такой доброжелательной атмосфере даже у самого отчаянного спорщика пропадет желание отстаивать свою точку зрения, и он уступит, по существу, не вдаваясь в подробное обсуждение положений доктрины.

На удивление, «гости» почти не задумываются, что с пугающей быстротой приближаются к переоценке ценностей и признанию системы убеждений, которая окажет глубокое влияние на их последующую жизнь. Для изменения системы представлений человека используются столь тонкие уловки и приемы, что вербуемый практически не чувствует напряжения, которое обычно появляется при осознании несовместимости двух знаний. Переход с позиции общей поддержки обездоленных к признанию странных убеждений Церкви Объединения происходит практически незаметно. Это наглядно показывает не только пластичность и изменчивость наших убеждений, но и свидетельствует о человеческой склонности подчиняться авторитету.

Пытаясь объяснить себе причину неожиданного внимания и любви, которыми их окружают, «гости» вынуждены приписать это высоким личным качествам людей в группе и высоким целям, которые объединяют группу. Так они начинают видеть смысл в идеалах, которыми руководствуются группа, и проникаться групповыми представлениями и новой групповой перспективой. Кроме того, контраст между неуверенностью в завтрашнем дне, который обычно испытывает человек в состоянии стресса, и явной уверенностью, которую демонстрируют члены группы, побуждает его приписывать происходящим с ним событиям особое значение. Кроме того, в реальной жизни тот, кто обладает социальной властью, обычно начинает и контролирует беседу, что часто приводит нижестоящих к переоценке собственных знаний и интеллекта. (Это тоже одна из ошибок атрибуции.) Поэтому, когда руководители семинара рассказывают о трансцендентности миссии Крестового похода за Единый мир (так мунисты называют свои группы перед новичками), это активно трансформирует убеждения вербуемых.

Вечером в воскресенье обычно поднимается вопрос о том, хотят ли «гости» подробнее изучить Божественный Принцип. Всем участникам предлагают остаться на следующий семинар, который будет продолжаться до конца следующей недели, но оставляют за ними право вернуться домой. Участники семинаров сами решают, как им поступить. Тем, кто уезжает, напоминают, что они в любой момент могут вернуться, и многие участники семинара, которые приняли решение уехать, действительно через какое то время возвращаются. Обычно желание остаться высказывает малая часть «гостей», но в этом нет ничего удивительного, поскольку, с одной стороны, «церковь» предлагает необычную систему взглядов, но с другой стороны, предоставляет возможность и далее участвовать в семинарах.

На недельных семинарах дискуссии становятся более продолжительными с обязательными утренними занятиями, которые длятся три часа. Днем проводятся спортивные мероприятия, экскурсии, походы, а также предлагается возможность принять участие в текущих хозяйственных работах на территории центра. Ближе к вечеру снова проводятся лекции и дискуссии, а после ужина новички проводят свободное время с членами секты.

«Гостям» предлагают вести дневник, в котором их просят записывать все ощущения и мысли – вплоть до самых сокровенных. Перед отходом ко сну они могут обмениваться впечатлениям с другими новичками. Во время этих полуночных обсуждений лидеры групп акцентируют внимание на важной роли сновидений, и «гости» часто замечают, что способны запоминать сны намного лучше, чем раньше. В этом они похожи на клиентов психоаналитиков, которых стимулируют запоминать сны, создавая для этого специальную обстановку. Сама расплывчатость и непонятность сновидений служит прекрасным материалом для группового толкования, обычно направляемого в поддержку глубинных убеждений сновидца.

Так, после четырех дней семинара одному из участников семинара приснился сон, в котором он, спеша на лекцию в колледж, упал и сильно ударился. Рядом оказался незнакомый человек, который сказал, что поможет ему подняться, но юноша ему не доверял, так как этот человек был похож на соседа, вызывавшего у него с детства страх. Он хотел убежать в надежде получить помощь в другом месте, но испугался, увидев ушибы на руках и ногах. Затем он подошел к огромному зданию, где ему рассказали, как добраться до больницы, и он пошел в указанном направлении, чувствуя себя в безопасности.

Члены группы интерпретировали мужчину угрожающего вида как прошлые грехи сновидца, а огромное здание – символом учебного центра как источника безопасности. Несомненно, они пытались убедить участника семинара, что центр и Церковь служат спасительной гаванью от суеты, стресса и бесцельности жизни в повседневном мире. Они намеренно не говорили о возможности других толкований сна, в которых, возможно, отражался страх сновидца перед разрушением его жизни, если он согласится с взглядами преподобного Муна (незнакомца), и его потребности уехать с семинара домой.

Во всех случаях снам дается предвзятое толкование. В любом сновидении видится указание признать взгляды Церкви. Нередко члены секты впоследствии признавались, что интерпретация сновидений укрепляла их решимость вступить в секту.
На новичка также оказывает влияние наблюдение за собственным поведением, когда он замечает, что принимает самое непосредственное и активное участие в семинаре: в лекциях, пении, молитвах, просмотрах слайдов и фильмов, чтении пропагандистских брошюр, групповых дискуссиях. Кроме того, он ощущает глубокое эмоциональное родство с членами группы. Участие в групповых видах деятельности формирует его представление о себе как об участнике Крестового похода, разделяющем групповые убеждения и ценности. Таким образом, наблюдение за собственным поведением, когда он выполняет групповые упражнения и воспринимает идеи, излагаемые руководителями, побуждает его приписывать особое значение новым впечатлениям.

Как только процесс приписывания запускается в действие, он начинает направлять последующее поведение человека и подспудно становится объясняющей моделью, на которую тот опирается при интерпретации дальнейших событий. Например, ему начинает казаться, что после напряженных дней семинара он понимает причину неуверенности в себе и в будущем. У него словно спадает пелена с глаз, и он начинает понимать, почему большинство людей несется по жизни, не видя в ней ни смысла, ни цели. У него возникает ощущение, что он нашел смысл и цель жизни в направлении, указанном друзьями из группы.

Вступая в Церковь Объединения, новичок попадает в небольшое сообщество людей, которых он знает лично, но кроме них для него существует намного более крупное псевдосообщество, сформированное из всех членов Церкви. Эта огромная группа, с членами которой он никогда не встречался, становится для него такой же реальностью, как маленькая группа, с членами которой он действительно знаком. Зная о такой обширной межперсональной сети, существующей лишь виртуально и только в его индивидуальном сознании, член харизматической группы ощущает эмоциональную близость ко многим людям, поддерживающим ту реальность, которую он основал в процессе приписывания. Когда ты знаешь, что тысячи людей смотрят на мир с такой же позиции, как ты, самая странная доктрина и самая нетрадиционная вера кажется более убедительной. Когда тысячи людей разделяют твои взгляды, ты можешь найти оправдание самой странной миссии и логически обосновать собственную преданность культовой фигуре. Когда новую философию поддерживают многие, человек с большей вероятностью ее принимает и затем ревностно отстаивает.

Кстати, концепция псевдосообщества позволяет понять некоторые виды психопатологии, в частности, паранойю. Параноику, в чьем больном воображении существует некое псевдосообщество, не нужны подтверждения других людей, разделяющих его точку зрения. Псевдосообщество состоит из людей, которые, по мнению параноика, населяют весь мир; обычно эти люди – потенциальные враги, которыми могут быть участники Всемирного Заговора, члены масонских лож, агенты спецслужб, члены мафии или других не менее страшных и могущественных организаций.

Зная о групповой солидарности и социальной восприимчивости, можно понять, почему на «установочные семинары», куда приглашается аудитория потенциально возможных рекрутов, Церковь Объединения посылает почти всех самых активных членов секты, а не одного члена, который мог бы быть лидером в группе новичков. Дело в том, что убежденные сторонники той или иной идеи, которые представляют большинство аудитории, могут активно манипулировать содержанием, направлением и развитием бесед с ничего не подозревающими «гостями».

На семинарах Церкви новички подчиняются требованиям группы, участвуя в навязанных ею мероприятиях. Наблюдая за собой, они замечают, что ведут себя точно так же, как убежденные участники «Крестового похода», к которым они успели эмоционально привязаться. Эти люди кажутся им такими искренними, и они делают такое доброе дело, пусть даже иногда их действия кажутся наивными. После определенного момента человек, который действует, руководствуясь некоторыми установками, но в целом добровольно, начинает считать эти установки своими. Во время недельного семинара в результате наблюдения за своим поведением (и ощущением эмоционального благополучия, которое он начинает испытывать), человек проникается доверием к системе убеждений и ценностей группы. Он начинает понимать значение Божественного Принципа и роль, которую этот Принцип может сыграть в его жизни. Все больше он ориентируется на группу в восприятии окружающего мира и в принятии решений.

В тщательно спланированных и организованных групповых ситуациях людей можно постепенно подталкивать в нужную сторону, чтобы они пришли к выводам, которые коренным образом отличаются от выводов, сделанных ими в спокойной обстановке (когда у них была бы возможность самостоятельно обдумать и проанализировать ситуацию). В обстановке активного группового воздействия они могут принять самые необычные убеждения, а группа, к которой они ощущают глубокую эмоциональную близость, постоянно эти убеждения подкрепляет. Эти убеждения считаться априорно правильными и несомненно истинными, так как в групповой обстановке людям активно изменяют состояние сознания. Члены группы становятся «глухими» и «слепыми» в том смысле, что в отсутствие альтернативной информации они утрачивают возможность интеллектуального размышления и анализа. Они справляются с любыми трудностями, оправдывая группой любые принятые решения, в том числе усвоив стереотипный взгляд на «чужих», на тех, кто не принадлежит к группе.

После окончания второго уикэнда недельного семинара наступает очередной ключевой момент. Теперь оставшиеся гости получают возможность участвовать в заключительной сессии, что означает еще две недели пребывания в центре. Тех, кто принимает предложение остаться, привлекают к обычной деятельности, которой занимаются члены секты. Одну неделю они посвящают вербовке, а вторую неделю – торговле безделушками для пополнения финансов секты. Как правило, они занимаются этим в родном городе.

На протяжении этих двух недель они живут по очень плотному графику, спят в скромных городских общежитиях, поднимаются в шесть утра и практически весь день занимаются церковной агитацией. Ранним утром, в середине дня и поздно ночью они слушают лекции, читают молитвы и делают записи в блокнотах.

Все это время они находятся в неблагоприятной обстановке, сталкиваясь с враждебностью, презрением и насмешками потенциальных рекрутов и прохожих, которые зачастую у них ничего не покупают.

Встречаясь с серьезным сопротивлением окружающих, которые откровенно высмеивают мунистское мировоззрение, новички вынуждены яростно отстаивать и доказывать состоятельность своей новой системы убеждений. Это только усиливает их приверженность к секте, поскольку необходимость отстаивать некую позицию в споре может заставить человека еще сильнее ее придерживаться, даже когда он занимает эту позицию по просьбе третьего лица. Две недели труда на благо Церкви укрепляют решимость остаться в группе.

По завершении цикла семинаров оставшимся участникам предлагают решить, хотят ли они официально вступить в Церковь Объединения. Те, кто желает, а их лишь малая часть от числа приглашенных на первый семинар, становятся членами Церкви, их приписывают к какому-нибудь учебному центру или мобильной команде в той части страны, где они нужны, – обычно за сотни километров от родных мест.

Через несколько лет многие активные члены секты с большой теплотой вспоминают период их обращения в мунизм, и признаются, что после вступления в секту не только избавились от стресса, но и впервые ощутили реальность Бога. Лишь небольшое число членов секты вспоминает о психологической травме, полученной ими в этот период. Обычно она бывает связана с нарушением режима питания, сна, общим состоянием внутреннего конфликта и депрессии. И лишь немногие человек говорят о том, что ощущали в тот период сильное психологическое давление.

Во время конверсии люди довольно часто входят в трансцендентные состояния. Многие участники семинаров рассказывают, что совершенно отчетливо испытывали особые, незнакомые ощущения в теле, что в этот период время бежало быстрее или тянулось медленнее обычного, что они ощущали чье то незримое присутствие. Это лишь малая часть примеров изменений в сознании, ощущаемых во время интенсивных и продолжительных групповых встреч, которые проводятся с целью вербовки с последующей конверсией. Нередко участники семинаров рассказывают о том, что в моменты пробуждения «видели» персонажей, которые снились им ночью. Иногда, сидя на семинаре, они ощущали присутствие тех, кто сыграл важную роль в формировании их нового религиозного сознания, например, Сан Мюн Муна.

Многие люди признаются, что трудные и неприятные ситуации в период прохождения семинаров только укрепляли их решимость остаться в секте. Например, занимаясь вербовкой, они иногда совершали ошибки и подходили не к тем людям. Когда они представлялись и объясняли, почему к ним подошли, те начинали их грубо отгонять и обзывать. Новоявленных вербовщиков убивала мысль, что эти люди, даже не выслушав, с ненавистью отвергали все, что им хотят сказать. В этот момент они вспоминали слова руководителя семинара, который предупреждал о готовности к тому, что их слова вызовут раздражение и гнев окружающих. Это и есть начало пути по следам Бога. Даже не понимая смысл этой фразы во всей полноте, новички ощущают, как вера теплой волной буквально разливается по их телу. Им кажется, что они выполняют Божественную миссию под руководством преподобного Муна, у них возникает чувство, что они не одни, и в этот момент они понимают: чтобы ни случилось, их сердце принадлежит секте.

Групповая сплоченность

Групповая сплоченность – это результат воздействия всех сил, удерживающих людей в группе. Когда группа сплочена, все ее члены активно работают, всеми силами поддерживая остальных членов и поощряя их самоотверженную преданность группе и ее интересам. Тем самым они защищают друг друга от общей угрозы, и гарантируют безопасность коллективных источников духовного и материального благосостояния. При слабой сплоченности в группе интерес к эволюции и процветанию группы пропадает, забота об утрате ее позиций и «лица» в целом уходит на второй план и вероятность плодотворных совместных действий членов группы уменьшается.

Групповую сплоченность можно наблюдать и в неформальных компаниях подростков, которые ищут любую возможность, чтобы собраться, даже когда этим «сборищам» активно мешают родители. Групповая сплоченность существует и в формально организованных группах, например, в профессиональных спортивных командах, военных или полицейских отрядах, члены которых идут на существенные жертвы, чтобы помочь друг другу в выполнении общей миссии. Однако в большинстве организованных объединений групповая сплоченность не характеризуется ни неблагоприятной обстановкой, ни великими потрясениями. Члены группы могут регулярно встречаться, делиться опытом, обмениваться информацией и оказывать друг другу практическую помощь.

Эмоциональная близость в семьях – это тоже проявление групповой сплоченности, так как все члены семьи отождествляют себя с семьей. И в семьях, и в больших харизматических группах все члены чрезвычайно зависят друг от друга, находят эмоциональную поддержку друг у друга, рассчитывают друг на друга в принятии решений и объединяются перед лицом общего врага.

Любая религиозная секта должна поддерживать у всех членов секты не только ощущение принадлежности и включенности в единый организм, но и глубокую эмоциональную привязанность друг к другу. Это позволяет объединяться перед лицом внешней угрозы и «гармонизирует» искаженный взгляд секты на мир, даже если социальной стабильности секты угрожает явное помешательство ее лидера, как это случилось в Америке с Бабой.

Секта из тридцати последователей самопровозглашенного гуру Бабы образовалась в начале семидесятых годов, вскоре после того, как Баба совершил духовное паломничество в Индию и начал целыми днями сидеть на скамейке в Центральном парке на Манхэттэне. Его последователи, которые называли себя «Семьей», ежедневно приходили к этой скамейке, где ели, пели, медитировали и поклонялись своему лидеру. Они ощущали глубокую эмоциональную близость к нему и друг к другу. Философия Бабы строилась на концепции «освобождения», согласно которой для слияния с Господом нужно отрешиться от мирских желаний, амбиций и чувства вины. При этом Баба вообще не разговаривал, а излагал свою концепцию на языке жестов и знаков. Последователи могли понять его персональную образную систему только через переводчика.

Через несколько лет по призыву Бабы группа переместилась в сельскую местность, что свидетельствовало о высокой сплоченности группы. Но вскоре у Бабы появились симптомы психического помешательства. Его немота приобрела характер аутизма, развитый им язык знаков стал до того фрагментарным, что его никто не мог понять, а поведение отличалось странностью и жестокостью. Например, он потратил значительную сумму денег из скромных фондов группы на покупку личного джакузи, хотя там, где они жили, не было электричества. Кроме того, он начал постоянно избивать некоторых членов секты и принуждать женщин к сексуальным контактам.

Все это должно было бы сильно подорвать групповую стабильность. Однако поведение Бабы никак не повлияло на целостность и сплоченность группы! Члены секты совместно пользовались всеми групповыми ресурсами, многие из них передали гуру значительные денежные суммы. Ни переезд в сельскую местность, ни изоляция, ни явная невменяемость Бабы, ни его вызывающее поведение не привело к их разобщению. Они адаптировались к ситуации, сохранив зависимость от лидера и высокий уровень групповой сплоченности. Они продолжали считать, что Баба благотворно на них влияет, а путь, который он указал, – это «тяжкое испытание», требующее большой веры и силы духа. Как ни парадоксально, они считали это моделью свободы, а безумное поведение Бабы – следствием отказа от социальных ограничений и условностей. Они не отрицали, что Баба «невменяем», но считали, что «безумие» позволяет ему лучше транслировать божественную энергию и преподносить им уроки. Когда Баба насиловал женщину из секты, группа делала вывод, что эта женщина получила хороший урок не зацикливаться на целомудрии. Покупку джакузи расценили как пример непривязанности к деньгам.

«Семья» Бабы демонстрирует динамику патологически чрезмерной взаимозависимости и сплоченности, позволяющей ей (то есть «семье) сохранять стабильность перед лицом внутренней и внешней угрозы. Это привело к созданию искаженного представления о реальности, которое было выработано и поддерживалось по взаимному соглашению. Такое искаженное представление позволяло группе находиться в равновесии. Консенсус достигался отрицанием реальности и логическим обоснованием коллективно иррациональной системы представлений. Для некоторых групп реальность становится менее важной, чем сохранение тесных уз.

Интенсивная сплоченность, подкрепляемая изоляцией, может служить инструментом для удерживания членов в секте, как, например, продемонстрировала секта «Аум Сенрике». Асахара требовал, чтобы его последователи жили общинами, разорвав связи с семьями и родственниками, и совместно медитировали.

Такое же искаженное проявление социальной сплоченности прослеживается в группах психотерапии. Британский психоаналитик Уилфред Байон, один из создателей современных моделей групповой терапии, указывал, что на динамику группового поведения влияют скрытые силы, о которых члены группы даже не догадываются. Причем главной среди этих психологических сил, оперирующих в группе, он считает желание членов зависеть от лидера и сохранять близость друг к другу.

Для исследования динамики больших групп Байон разработал групповые упражнения. Отказываясь или почти отказываясь от лидерства в группах психотренинга, инструкторам консультантам удавалось спровоцировать непредсказуемое поведение членов, которые, например, начинали крайне враждебно относиться к групповым мероприятиям. Без абстрактного идеала или внешнего врага трудно очертить границы группы; без границ, а значит и без элементарной структуры, любое действие импульсивно и поэтому потенциально опасно. В таком эмоциональном климате члены группы обращаются к инструкторам, надеясь, что хотя бы они смогут контролировать это буйство; а инструкторы начинают испытывать страх, что не сумеют действовать достаточно быстро и разумно, чтобы предотвратить катастрофу.

В харизматических группах лидерам не свойственен подобный страх, ибо они направляют эти силы на формирование «закрытых обществ» с жестким «пограничным контролем», которые требуют от членов исключительной и безраздельной преданности. Лидеры сводят все социальные роли, доступные членам, к их групповым ролям. Они формируют «социальные коконы», которые позволяют трансформировать личности членов за счет принуждения группы к социальной, идеологической или физической изоляции.

Альтернативные состояния сознания. Гипноз и внушение

Люди особенно подвержены социальному влиянию, когда вынуждены думать, ощущать и чувствовать иначе, чем обычно, или когда кто-то или что-то нарушает их эмоциональное равновесие. Такие изменения в субъективном восприятии (или изменения в сознании) разрушают психологическую матрицу, к которой привязаны наши представления (без привычных внутренних ориентиров мы утрачиваем всякое представление о реальности). Замешательство, которое возникает, когда мы, сталкиваясь с неизвестностью, не в состоянии объяснить происходящее, побуждает нас поверить в самые абсурдные объяснения наших ощущений и принять новые установки, вложенные в эти объяснения. Измененное сознание может быть главной движущей силой как среди хорошо адаптированных людей, так и среди людей с нарушениями психики. Оно играет роль инструмента для трансформации личности и вовлечения людей в харизматические группы. Измененное сознание позволяет формировать убеждения членов харизматической группы.

О феномене изменения состояния сознания во время отправления групповых религиозных ритуалов известно с древних времен. В русле рационального эмпирического мышления мистический опыт трансов, видений и глоссолалии считался ненаучным. Истинность любого явления проверялась экспериментально и в ходе объективных наблюдений. Увы, в системе материализма не было места для мировоззрения, основанного на духовных ценностях. Как воспроизвести субъективные ощущения? Феномен измененного сознания трудно вписывается в современные модели психиатрии. Исследования психической деятельности обычно проводятся на уровне наблюдаемого поведения, или нейрофизиологии, и обычно не затрагивают субъективные аспекты опыта.

Классификации подвергается то, что могут увидеть и измерить независимые наблюдатели, тогда как измененное сознание воспринимается лишь субъективно.

Однако этот феномен не только существует, но и служит одной из движущих сил в харизматической группе. Чтобы понять роль состояний измененного сознания в харизматических группах, обратимся к работе Уильяма Джеймса «Многообразие религиозного опыта», написанной еще в 1902 году. Он писал: «Распределение сознания оказывается точно таким же, каким оно было бы у любого органа, созданного для управления нервной системой, которая стала слишком сложной для саморегуляции». Такое представление о сознании как о метаоргане позволило Арнольду Людвигу сформулировать определение измененного состояния сознания. Он описал его как «любое психическое состояние, вызванное разнообразными физиологическими и психологическими маневрами или фармакологическими веществами, которое может субъективно распознаваться самим субъектом (или объективным наблюдателем этого субъекта) и весьма отклоняется от подвижного бодрствующего сознания».

Но какие аспекты восприятия действительно изменяются в ИСС (измененном состоянии сознания)? Если рассматривать сознание в виде многомерного пространства, где каждое измерение представляет какую то грань восприятия или чувственного опыта, то различные ИСС можно охарактеризовать как континуум разных измерений. Что касается харизматических групп, то в этот диапазон измерений входят: ощущение времени, персональная идентичность, зрительное восприятие и инстинктивные потребности организма. Каждое измерение добавляет полноты персональному состоянию сознания и позволяет находить подобия и различия между различными измененными состояниями.

В соответствующей социальной среде люди действительно испытывают религиозные трансцендентные переживания. Во многих харизматических группах христианской направленности сохранилась традиционная практика групповой молитвы, во время которой люди входят в ИСС и переживают мистический опыт. Иррациональный субъективный опыт, «запрограммированный» убеждениями, помогает им постичь «высшую» реальность. Культурные рамки группы заставляют последователей «предчувствовать» трансцендентный опыт. Это «предчувствие» стимулирует интенсивные и глубокие переживания.

В состояние транса человека можно ввести и с помощью практики глоссолалии. Во время процесса, который называется «драйвингом», харизматический лидер секты, как правило, одаренный оратор, вводит аудиторию в состояние крайнего возбуждения. Драйвинг осуществляется поэтапно: сначала аудитория поет гимны в определенном и четко повторяющемся ритме (иногда отбивая ритм хлопаньем в ладоши, а иногда в музыкальном сопровождении). После такого предварительного «подогрева» аудитории лидер начинает ритмично двигаться и громко читать молитву. Далее начинается этап глоссолалии, когда молящийся начинать громко выкрикивать молитвы, которым вторит весь зал. Через некоторое время все присутствующие входят в состояние транса.

Такое гипнотическое состояние резко отличается от обычного состояния бодрствования. Если в нормальном состоянии сознания благодаря пяти органам чувств наше внимание сосредоточено на восприятии сигналов внешнего мира, то в состоянии транса наше внимание полностью сфокусировано на внутренних ощущениях. Человек видит, слышит и ощущает внутренне. Степени погружения в транс бывают различными, от легкого отключения до глубокого «замораживания», когда человек практически не воспринимает окружающий мир и чрезвычайно подвержен внушению. Именно в таком состоянии человеку легко внушить те или иные установки.

Собственно говоря, сам процесс внушения заключается в том, что человеку вводят установочную программу определенного поведения, воздействуя на психофизиологические механизмы его мозга, в результате чего запускаются цепочки психонервных процессов, регулирующих его поведение. Такая программа полностью определяет стиль поведения, характер воспринимаемой информации и эмоциональные реакции человека, которого подвергли внушению.

Члены «религиозных» сект, находясь в состоянии медитативного транса, становятся более внушаемыми и восприимчивыми к ее доктрине. Кроме того, состояние транса обычно сопровождается очень приятными ощущениями и полным расслаблением, поэтому люди стремятся как можно чаще переживать этот опыт.

К примеру, изменения в сознании (играющие важную роль в формировании персональных убеждений) членов «Миссии Божественного Света» осуществляются во время четырех «медитаций», каждая из которых вызывает определенные ощущения в теле, неожиданные видения, вкусовые и слуховые галлюцинации и изменение ориентации во времени. В названии секты фигурирует понятие «Божественный Свет», так как во время одной из медитаций человек может увидеть этот свет.

На одном из собраний присутствовал молодой практикующий психиатр, который считал самообманом и патологией «ощущения», которые невозможно проверить в ходе независимых наблюдений. Но когда он полностью расслабился, убаюканный плавным течением слов лектора, то неожиданно увидел яркое свечение вокруг фигуры лектора. «Я видел очень яркий свет. Лектор светился, словно религиозный персонаж на иконе. Он был похож на святого. Это был реальный свет, такой же реальный, как свет электрической лампочки. Я начал внимательно прислушиваться к словам, но ничего нового не услышал. Я скептик, который не верит в чудеса. Я решил себя проверить и специально отвернулся. Я полагал, что, взглянув на лектора вновь, уже не увижу этот таинственный ореол, но каково же было мое удивление, когда я вновь отчетливо его увидел. Никто мне не говорил, что такое возможно, так что это не может считаться принятием желаемого за действительное. К тому же мне казалось, что никто, кроме меня, этот ореол не видит. Когда лекция закончилась, я поднялся с места и пошел к двери, наблюдая, как лектор по-прежнему светится. И пока я шел, я вдруг начал осознавать, что со мной произошло нечто важное, нечто такое, от чего я не могу просто так отмахнуться. Это стало началом пересмотра моих представлений о мире. Это стало частью окружающей меня реальности».

Этот пример измененного состояния сознания ничем не отличается от других, описанных в литературе по религиозной конверсии, но труднообъяснимых с психиатрической точки зрения. Видение ореола могло быть галлюцинацией, возникшей в результате изменения восприятия, которое объясняется диссоциативной реакций, временным психозом или даже массовой истерией. Но в поведении, биографии и манере общения психиатра не было и намека на такой диагноз, хотя совершенно ясно, что этот опыт позволил ему приписать его жизни новый смысл. Видение ореола вывело его из состояния равновесия, и он обратился к философии секты, пытаясь найти в ней объяснение этому загадочному явлению. С этого момента его взаимоотношения с сектой начали углубляться, ибо пережитый им опыт создал фундамент для нового мировоззрения и понимания его роли в этой жизни.

Такой или похожий опыт пережили практически все участники собраний Миссии Божественного Света. Для многих из них измененное сознание в форме необъяснимых ощущений и трансцендентных эмоциональных состояний послужило толчком к религиозной конверсии и вступлению в секту.

Изменяемое в процессе группового опыта, каждое такое состояние сознания позволяет приписать новое значение приобретенному опыту. Феномен ИСС заложен в физиологии человека, и поэтому у состояний, которые субъективно воспринимаются как похожие, могут быть общие физиологические характеристики. Это иллюстрируют изменения в нервной деятельности, обнаруженные в некоторых состояниях ментального расслабления и рефлексии. Например, энцефалограммы людей, давно практикующих трансцендентальную медитацию, свидетельствуют об активизаций альфа волн во время медитации. Это умиротворенное состояние можно сравнить с состоянием, в котором находится курильщик марихуаны при интоксикации, когда он расслабляется в отсутствие входной информации из социума. В этом случае на энцефалограмме видны альфа волны большей амплитуды. Активизация альфа волн, сопровождаемая похожим психическим расслаблением, достигается благодаря биофидбэк тренингу.

Поскольку измененные состояния сознания могут замещать друг друга, многие члены новых религиозных движений переключились с употребления наркотиков на медитацию для достижения похожих психических состояний. Такое изменение субъективного состояния, то ли от наркотиков, то ли благодаря попаданию в новую социальную среду, позволяет человеку приписать новое значение его ощущениям. Например, измененное состояние сознания во время медитации служит средством дестабилизации прежних установок и подготавливает медитирующего к признанию групповых убеждений. Оно поддерживает групповую сплоченность, стабилизирует и даже повышает степень включенности человека в группу. Эмоциональная реакция на медитацию укрепляет стремление регулярно ее практиковать.

Некоторые восточные секты вели избирательный отбор потребителей ЛСД и марихуаны. Например, Баба, лидер маленькой восточной секты, называл мистический психоделический опыт увертюрой к втягиванию человека в гравитационное поле его группы. Для признания иррациональных убеждений в этой группе огромное значение имел опыт приема его членами психоделических наркотиков и психотомеметиков. Важная роль измененных состояний сознания в Миссии Божественного света подтверждается отзывами членов, описывающими транцендентальность ощущений, которые они переживали во время ежедневных медитативных практик.

В состоянии транса критические способности человека снижаются и ухудшается способность оценивать полученную информацию. Еще В. М. Бехтерев утверждал, что в обход «критичной личности» и активного внимания, когда деятельность мозга осуществляется бессознательно, человеку можно внушить нужные идеи, реакции и эмоции. Например, его можно заставить поверить в то, что он – «избранный» и должен выполнить великую миссию. Внушение осуществляется вербально, так как слова передают информацию и эмоциональный заряд. Во время групповых мероприятий, когда критичность слушателей снижается, их эмоциональная сплоченность и чувство единения укрепляется, им прививаются самые невероятные фобии и самые иллюзорные и иррациональные установки.

Для привлечения людей в секты активно используются технологии воздействия на подсознание с помощью сигналов, записанных на видео и аудиокассетах. Как известно, кинопленка движется со скоростью 24 кадра в секунду. При такой скорости человеческий глаз успевает увидеть все, что происходит на экране. Но если ввести дополнительный, – 25 й кадр, – он останется незамеченным для глаза, но войдет в подсознание. Точно также можно записать на звуковую дорожку информацию, которая не будет восприниматься сознательно, но будет активно воздействовать на подсознание. Кстати, такие технологии могут использоваться в СМИ, на стадионах во время массовых проповедей, на партийных митингах и пр.

К концу просмотра видеоматериала, или проповеди, сопровождаемой прослушиванием аудиоматериала, который предоставляет секта, человек не только перестает логически и аналитически мыслить, но и теряет способность к адекватному восприятию реальности окружающего мира. Причем, если человеку удается сразу же вернуться в привычный туннель реальности, он не в состоянии понять, что с ним происходило.

Чтобы ввести аудиторию в транс, не обязательно прибегать к медитациям. Можно использовать такие приемы, как постоянное повторение и акцентирование внимания на определенных фразах. Глядя на группу в такой обстановке, легко распознать, когда люди начинают входить в транс. Это похоже на сон в состоянии бодрствования: они расслабляются, начинают реже моргать и проявлять рефлекс глотания, не реагируют на окружающих, а взгляд становится безучастным. Когда люди пребывают в таком состоянии, недобросовестные манипуляторы могут внушить им самые иррациональные убеждения, которые искажают реальность. Эффективность внушения зависит от эмоционального состояния и силы воображения слушателей, а также от харизмы лектора, который осуществляет внушение. Человек, ставший объектом внушения в трансовом состоянии, в состояния бодрствования может испытывать раздвоение личности.

Как формируется общественное мнение. Электронное духовенство

Еще один способ группового гипнотического перепрограммирования – средства массовой информации. Этот способ блестяще (и с присущим ему юмором) описал Тимоти Лири в книге «Нейрополитика».

«Реальность для каждого вида определяется его каналами и методами передачи информации. Примитивное племя общается при помощи хрюканья, жестов, барабанного боя, гонцов и дымовых сигналов. Первые одомашненные приматы поначалу общались при помощи печатных страниц, картин, костюмов, религиозных драм, песен и статуй. Созданная таким образом реальность охраняла социальную мораль и социальные техники выживания, которыми руководствовался наш вид в доэлектронную эру.

Могучим генетическим инструментом, определяющим и защищающим этику одомашненных приматов, выступает официальная пресса. Новости искусно «вплетаются» в кибернетические возвратные циклы, в которых пресса рассказывает читателю то, что он хочет услышать. Ведь только тогда читатель будет покупать газету. Заголовки, курсив и жирный шрифт, лихо закрученные замысловатые сюжеты, санкционированные «утечки» информации, сведения от «информированных источников, пожелавших остаться неизвестными», тенденциозные сообщения и фотографии играют важную роль в формировании общественного мнения. Они же намечают актеров, персонифицирующих моральную драму. Эта игра свирепа и безжалостна. Ее главный принцип таков: живи как хочешь, пока твоя жизнь не стала достоянием гласности. Все позволено… пока никто не видит. Но малейшая публичная оплошность, публичный просчет или слабость – и твоя фотография появляется в газетах. Общественное мнение о тебе сформировано.

«Общественное мнение» – это коллективный нейрологический импринт, который требует постоянного закрепления. Так же, как каждому гражданину в состоянии бодрствования надо постоянно напоминать, что он тот, кем себя считает, общественному мнению тоже требуется постоянное закрепление методом повторений. Например, имидж Уинстона Черчилля приходилось выплавлять, словно стальную маску. Когда эта маска застыла и оформилась, ее постоянно приходилось шлифовать и обтачивать, чтобы сохранилась четкость линий. Один неверный шаг мог навсегда все испортить.

Но главным изготовителем и продавцом идеологического шоу выступает телевидение. Все мы знакомы с классическим телевизионным противостоянием: полицейские против преступников, сионисты против палестинцев, скинхэды против цветных, агенты спецслужб против террористов. Сегодняшнее вечернее шоу становится причиной волны завтрашних преступлений.

Среднестатистический обыватель смотрит телевизор не менее пяти часов в день. Этот кошмарный нейрологический факт не так то просто осознать. Наверное, понадобится целый год круглосуточного телевещания, в котором умные профессора, демонстрируя графики и диаграммы, сумеют нам научно объяснить, как наши мозги привыкают к допингу в виде телевизионного «мусора». Телевидение создает, программирует и расписывает по часам нашу реальность. Оно формирует общественное мнение и создает идеологические иллюзии. Чтобы упаковать и подать лавину «новостей», телевизионная цивилизация нуждается в непрерывных сенсациях и нескончаемых шеренгах «героев дня»… актеров реальности, играющих роли в дневных и вечерних телевизионных передачах, программирующих нашу жизнь.

Современная реальность создается, главным образом, телевидением и кинематографом. Информационные продюсеры становятся кастой жрецов, которая управляет и манипулирует реальностью.

Как тут не вспомнить «дела» телевизионных евангелистов, которые были «застуканы» на месте преступления, вследствие чего вокруг их имени разгорелся информационный скандал. Грехи евангелистов рекламируются так же широко, как и грехи политиков, хотя сценарий падения евангелистов существенно отличается от сценариев падения высших должностных чинов, прописанных в Белом доме. Харизматические ребята добиваются славы и признания, заявляя, что обладают «божьим даром». Их грех состоит не в том, что они тайно обогатились. Кальвинистская догма гласит, что агентам Царя Царей и Бога Богов положено процветать и вообще жить красиво. Грехопадение харизматических евангелистов обычно связано с причастностью к скандалам на почве сексуальных извращений. Ох уж этот первородный грех. Греховна человеческая природа, темны чары развратных женщин и лукав дьявол. Ведь именно его нечестивые агентки прячутся в низкопробных мотелях под видом проституток. Харизматических евангелистов судит паства. Они признаются в совершенном грехе с телевизионных экранов. Они плачут. Они молят, чтобы кровь Иисуса смыла с них грехи и пороки. Поскольку они обладают божьим даром, то и наказываются по высшему разряду. Они приговариваются к падению в низшие круги ада. Они теряют доходные туристические земли, колоссальные прибыли, особняки и – последний удар плетью – доступ к телевизионному эфиру, благодаря которому распространяли свои заразные идеи.

Неожиданное распространение евангелизма на телевизионном экране ознаменовало появление гипнотического аспекта в электронной технологии, приступившей к манипулированию самыми сильными человеческими побуждениями.

Вы усаживаетесь в удобное кресло и включаете телевизор. На экране возникает харизматический лидер, провозгласивший себя Гласом Божьим. Он искусно вызывает у зрительской аудитории измененное состояние сознания, страстно вводя телезрителя в классический гипнотический транс. И внушает загипнотизированному мозгу ревностный религиозно родовой фанатизм.

Как создать свою секту

К сожалению этот бизнес еще мало известен в предпринимательских кругах и это несмотря на многократно доказанную им свою эффективность и рентабельность. Поэтому эта работа призвана обратить внимание бизнесменов на эту сравнительно неосвоенную область, а также дать некоторые практические советы, облегчающие создание своей секты.

Книга. При основании секты можно, но не обязательно, использовать Книгу (всегда пишется с большой буквы!). Такой подход имеет как свои плюсы, так и свои минусы, которые будут рассмотрены позднее. При выборе Книги для своей секты следует руководствоваться следующими критериями:

а) Книга должна быть непонятной! Это самое важное требование, так как если смысл книги понятен, то вы оказываетесь лишним – и без вас разберутся. Во-вторых, если книга непонятна и запутанна, это создает впечатление, что в книге зашифрована некая великая истина. Если же в некоторых частях Книги, несмотря на все старания автора, все-таки прослеживается некий смысл, необходимо чтобы все эти части противоречили друг другу. Иначе говоря, в Книге не должно быть ни малейшего намека на логику, иначе все пропало.

б) Все утверждения в Книге не должны ни в коем случае обосновываться. Отсутствие каких-либо обоснований гарантирует, что утверждения, приведенные в книге, не будут опровергнуты каким-нибудь ретивым критиком. Действительно, ведь практически невозможно опровергнуть утверждение, которое никак не обосновывается. Если же автор все-таки не удержался от объяснений, то оно должно быть как можно более бессмысленным и непонятным. Это подчеркивает мудрость Книги. Пример: «Звезды зажигаются ночью, потому что душа это зеркало Бога» и т.д.

Примеры подходящих книг: рассказы Ричарда Баха, книги Карлоса Кастанеды, сценарий мультфильма «Ежик в тумане»...

Применение Книги. Необходимо заявить, что именно вы и только вы поняли великую истину, хранящуюся в Книге и готовы открыть ее своим последователям, если они будут следовать вашим поучениям. Параллельно рекомендуется объявить себя пророком, воплощением какого либо бога или не мелочиться и объявить богом себя самого. Для борьбы со скептиками, задающими каверзные вопросы по содержанию Книги, а также для ответа на любые вопросы вообще существует две методики:

1) Ничего не отвечаете, мудро улыбаетесь и смотрите с брезгливой жалостью на задавшего вопрос. Весь ваш вид должен выражать удивление тем, что спрашивающий не понимает таких элементарных вещей.

2) На любой вопрос отвечаете цитатой из Книги. При выборе цитаты лучше всего руководствоваться методом случайных чисел.

Эти два способа можно для усиления эффекта чередовать. Если вы проявите необходимое упорство, то через некоторое время у вас появятся последователи, и можно будет переходить непосредственно ко второй фазе – изыманию денег сектантов, и использованию сектантов для упрочения своего влияния. Но об этом позже. А пока рассмотрим негативные стороны использования Книги.

Как видно из этой работы вы будете далеко не первым, кто додумался до подобного использования Книги. А это означает, что все подходящие Книги уже разобраны и вам придется при основании секты вступить в острую конкурентную борьбу с руководителями других сект уже использующих выбранную вами Книгу, с вытекающими отсюда «разборками».

Как это ни печально, но вам придется выучить Книгу наизусть иначе, если вы хоть раз ошибетесь при цитировании, вашей репутации знатока сокрытой в Книге мудрости может быть нанесен непоправимый ущерб.

Безусловным же плюсом использования книги является то, что вы всегда можете опереться на ее авторитет, а также вам не придется самому придумывать притчи (см. ниже) для ответов на вопросы учеников и критиков, поскольку вы можете ограничиться цитированием Книги.

Притчи. К сожалению, молчать все время, загадочно и мудро улыбаясь невозможно. Иногда придется отвечать на вопросы последователей, а также критику непосвященных. Если вы отказались от использования книги, то у вас остается единственный способ ответа - притчи. Притчи должны сочиняться вами на тех же принципах, что и Книга (см. выше), но так как притчи рассказываются устно, то они должны быть короче.

Методика рассказывания притчи. При рассказывании притчи ни в коем случае не смотрите на собеседников, иначе вы можете не выдержать и рассмеяться (прецеденты уже были). Взгляд должен быть устремлен вдаль. В него можно добавить каплю вселенской скорби. Лицо должно быть бесстрастным (неопытные пророки часто пытаются во время рассказа притчи улыбаться мудрой всепрощающей улыбкой, не понимая, как сложно улыбка сочетается с устной речью, это доступно только настоящим профессионалам, так что лучше не рисковать).

Примеры коротких притч:

– «время – слеза, текущая из глаза бесконечности»

– «Однажды Бао пришел к Шао и спросил: "Видел ли ты мертвую мудрость?» «Нет» – ответил Шао. «Так смотри!» – воскликнул Бао и умер».
– «Однажды любимая собака пастуха сломала ногу. Он убил ее, зажарил и съел. Вот так и мы должны научиться извлекать радость из своих горестей».

Обряды. Очень важны для успешного управления сектой. Обряды должны быть физически тяжелы, отупляющи, вредны для здоровья и, разумеется, бессмысленны. Это необходимо чтобы вымотать ваших последователей до такой степени, чтобы у них просто не оставалось сил на сомнение в вашей правоте и задавание вам всяких провокационных вопросов. К тому же приучив ваших учеников выполнять всякие идиотские требования, вы добьетесь того, что в последствии они будут выполнять ваши приказы не раздумывая. Следует также обратить внимание на то, чтобы некоторые из обрядов были почти невыполнимы, в этом случае любые свои неудачи вы можете обосновать нерадивым выполнением обрядов вашей паствой. Можно также использовать при обрядах методики по внушению и зомбированию для полного подавления воли (НЛП и т.д.).

Примеры рекомендуемых обрядов:

_ не есть мяса, рыбы, яиц ... в общем, ничего не есть кроме петрушки и укропа
– каждый день скакать не менее пяти километров на правой ноге, плюя на каждый седьмой скачок через левое плечо не менее трех раз
_ ежедневно встав на четвереньки повторять 12000 раз «шавкалось хливкие шорьки пырялись по наве и хрюкотали зелюки как мюмзики в мове»
– носить только набедренную повязку в любое время года
– волосы сбрить. Везде!
– Отрезать правую мочку уха
– Не танцевать!

Вербовка сторонников. На начальных этапах формирования секты вы должны воздержаться от привлечения психически здоровых, образованных людей, склонных к аналитическому мышлению. Так как они, не утратив способности к логическим рассуждениям, скорее всего, назовут все ваши великие откровения полной чушью и будут, увы, недалеки от истины. Такой их скептический настрой крайне негативно влияет на духовную атмосферу молодой неокрепшей секты. Вы, конечно, можете спросить – где же взять столько психов для создания секты?! Не стоит беспокоиться. Как показывают новейшие исследования, количество психически неуравновешенных людей в нашем обществе стремительно растет. Так что психов хватит на всех. К тому же вам отнюдь не обязательно искать настоящих сумасшедших. Подойдут и люди с просто нестабильной психикой (алкоголики, наркоманы, испытывающие тяжелую депрессию и т.д.), а до нужной кондиции вы сможете их довести с помощью обрядов (см. выше). Когда число ваших сторонников станет значительным, можно уже привлекать в секту и нормальных людей, которые с коммерческой точки зрения представляют больший интерес. Влиять на них вам поможет так называемый психологический коллективный резонанс и все те же обряды. Действие психологического коллективного резонанса можно объяснить на таком примере – если нормальный человек определенное время находится среди психически нездоровых людей, в его психике также начинают развиваться отклонения. Именно этот прием используется для вовлечения в секту множества последователей на поздних этапах ее развития.

О чем следует помнить. Вы обязательно должны верить в то, что говорите своим сектантам, так как большинство людей очень чутко чувствуют ложь. Конечно, возникает вопрос как в этом случае не только не свихнуться самому (риск чего очень велик), но и с выгодой использовать свое положение главы секты. В принципе в этом нет ничего сложного. Умудряетесь же вы наутро после каждой пьянки с полной верой заявлять, что больше – никогда! Хотя прекрасно понимаете всю неосуществимость этого заявления. Тот же подход следует использовать и в секте. То есть вера верой, а выгода выгодой.

Так, применяя все перечисленные выше приемы, вы сможете создать свою секту. Все остальное зависит уже от вас. Возможно, вы добьетесь таких же успехов как такие широко известные компании: «Белое братство», «Сайентологи», «Аум-сенрике» и другие.

 

Продолжение:   Технологии изменения сознания. Часть 2. Психологические основы изменения туннеля реальности человека

 
Не играйте с масками реальности, пока не научились обращаться с реальностью масок.
Р.А. Уилсон
Фактов нет – есть лишь интерпретации
Ф. Ницше