США в борьбе за мировое могущество. Часть 34

8 февраля 2013

США в условиях глобального финансово-экономического кризиса 2007 – 2010 гг.

В условиях глобального финансово-экономического кризиса США задействовали все институты и механизмы с использованием широкого круга инструментов. Основная «нагрузка» по восстановлению стабильности на финансовых рынках легла на министерство финансов и ФРС.

Антикризисная политика администрации Дж. Буша-мл. носила «догоняющий» характер, ее эволюция следовала за меняющейся ситуацией. В 2007 г. государство адекватно не отреагировало на разрастающийся ипотечный кризис, не оценив его глубину и корреляцию с рынком ценных бумаг. В начале 2008 г., когда замаячила угроза экономического спада, ФРС США предприняла экстраординарную меру – двойное внеочередное снижение ставки сразу на 0,75 и на 0,5 процентных пункта (до 3%). К маю 2008 г. базовая процентная ставка была понижена до 2%.

Нетрадиционно было то, что республиканская администрация, являющаяся сторонницей «экономики предложения», в качестве одной из первых антикризисных мер прибегла к стимулированию спроса населения. К подобным шагам ее во многом подталкивало демократическое большинство в конгрессе. В феврале 2008 г. конгресс выделил 167 млрд. долл. на поддержание потребительского спроса. 30 июля 2008 г. был принят Закон, утвердивший ассигнования в 300 млрд. долл. на займы домовладельцам, испытывающим трудности с рефинансированием долгов.

В период март–июль 2008 г. основные меры предпринимались в целях решения проблемы дефицита ликвидности и предотвращения паники на финансовых рынках. Так, государство помогло спасти финансовую компанию Bear Stearns: ее срочно купила J.P. Morgan, получившая под эту сделку кредит в 30 млрд. долл. Главной целью этого шага было предотвратить эффект домино на мировых финансовых рынках, поэтому решение было принято в уик-энд, чтобы не допустить паники на Токийской бирже, открывающейся в понедельник.

И только осенью 2008 г., когда финансовый кризис вошел в острую стадию, государство прибегло к чрезвычайным антикризисным мерам на финансовых рынках. 20 сентября 2008 г. министр финансов США Г. Полсон представил план мер по смягчению проблемы так называемых «токсичных» активов путем их выкупа, на что запрашивалось у конгресса 700 млрд. долл. Первый законопроект, в основу которого лег план Полсона, несмотря на необходимость срочных мер, был отклонен палатой представителей. Многие законодатели боялись голосовать за принятие закона, так как общественное мнение было настроено против того, чтобы тратить деньги налогоплательщиков на спасение банков, стратегия которых и вызвала финансовые потрясения. Часть консервативно настроенных законодателей оппонировала плану Полсона, считая, что он подрывает рыночную систему. Когда палата представителей «зарубила» законопроект, начался обвал на фондовом рынке. После существенной переработки новая версия законопроекта была принята конгрессом, она вошла в силу как зонтичный Закон 110-343, основным блоком которого является Закон об экстренной стабилизации экономики 2008 г. (Emergency Economic Stabilization Act of 2008), инициировавший Программу помощи проблемным активам на общую сумму в 700 млрд. долл. Во многом из-за невозможности адекватной оценки рыночных активов в периоды плохо работающих рынков министерство финансов вместо выкупа безнадежных долгов прибегло к мерам рекапитализации банков.

Американское государство пошло на беспрецедентное вмешательство в деятельность финансового сектора. Естественно, государство и раньше принимало меры по спасению ведущих рыночных игроков. Так, в 1998 г. были выделены средства на спасение крупнейшего американского инвестиционного фонда LTCM, крах которого мог привести к проблемам в мировой финансовой системе. Однако это были единичные случаи. Попытка правительства ограничить помощь отдельным финансовым институтам в разгар кризиса 2008–2009 гг. не смогла смягчить «эффект домино». Республиканская администрация Буша (эта партия исторически поддерживала минимизацию государственного вмешательства в рыночную экономику) вынуждена была одобрить Закон о чрезвычайной стабилизации экономики. Программа помощи финансовым институтам в обмен на привилегированные акции, фактическая нацио нализация Fannie Mae и Freddie Mac (7 ноября 2008 г. директор Агентства Federal Housing Finance Agency объявил, что оно берет Fannie Mae и Freddie Mac под опеку), – экстраординарные шаги со стороны республиканской администрации. Однако она во многом была связана идеологическими установками своей партии и особенно уязвима к критике в период выборной кампании. Под влиянием консервативного лобби она позволила обанкротиться Leman Brothers, чтобы показать, что рынок дол жен диктовать результаты (спасение Stearns вызвало ранее волну критики). Это решение привело к подрыву доверия к финансовому рынку, так как инвесторы увидели, что даже крупнейшая компания со 175-летней историей ненадежна. Год спустя стало ясно, что это был самый непродуманный шаг в антикризисной политике администрации Буша-мл.

«Великая рецессия», начавшаяся в США с ипотечного кризиса 2006 года, в 2008 году привела к серьезным последствиям: котировки на фондовых рынках резко снизились; для компаний существенно сократились возможности получения капиталов при размещении ценных бумаг; в различных индустриях произошло снижение объемов производства, снижение спроса и цен на сырье, возросла безработица; негативно отразился и крах экономик отдельных стран Европы.

Республиканцы и демократы в своих выборных компаниях 2008 года предлагали различный курс преодоления кризиса. Представитель Демократической партии Барак Обама призывал государство помочь банковской индустрии, в то время как кандидат Республиканской партии Джон Маккейн считал, что законы свободного рынка решат исход дел в банковской индустрии и что в обязанности государства не входит вознаграждение повинных в кризисе.

Видение Обамы  победило на президентских выборах, и он стал президентом США, унаследовав страну в критическом финансовом состоянии. Впервые в истории США за президентское кресло боролись два действующих сенатора. Впервые оба кандидата от основных партий родились вне континентальной территории США – Обама на Гавайях, а Маккейн в Зоне Панамского канала. Впервые с 1952 года в выборах не участвовали ни действующий президент, ни действующий вице-президент (Джордж Буш-младший по Конституции не мог баллотироваться на третий срок, а Ричард Чейни неоднократно и решительно отвергал все попытки выдвинуть его в президенты).

Выборы при любом возможном исходе являлись историческими с точки зрения традиционно мало представленных в политике групп населения. Барак Обама стал первым афроамериканским президентом США (он также первый кандидат африканского происхождения, баллотирующийся на этот пост от основных партий), а Джозеф Байден – первым католиком-вице-президентом США. Если бы победил Маккейн, то Сара Пейлин стала бы первой женщиной-вице-президентом.

Администрация Барака Обамы пришла к власти в период, когда кризис, начавшийся как ипотечный, а затем финансовый в США, не только «перетек» в реальный сектор, но и стал глобальным. Многие эксперты стали серьезно сравнивать его с Великой депрессией. И хотя такое сравнение по многим параметрам некорректно, кризис 2008–2009 гг. является наиболее сильным за послевоенный период. Перед администрацией встала задача срочно решать целый блок социально экономических проблем. Основные макроэкономические показатели США за первые месяцы 2009 г. показали ухудшение ситуации. Кризис явно не достиг дна, что заставляло рыночных субъектов нервничать и усугубляло нестабильность на финансовых рынках. Поэтому одним из программных приоритетов нового правительства стало восстановление доверия населения, потребителей и инвесторов.

ФРС, начав в 2008 г. цикл смягчения монетарной политики, к концу года довела базовую процентную ставку до 0–0,25% (в 2009 г. ее оставили на том же уровне). У государства в этой области не осталось места для маневра. Новая администрация задействовала разнообразные механизмы (как традиционные, так и нетрадиционные), прибегая к масштабным финансовым вливаниям.

В марте 2009 г. ФРС расширила покупку ипотечных ценных бумаг и начала также покупать долгосрочные казначейские ценные бумаги. В общей сложности, ФРС купила казначейских ценных бумаг на 300 млрд. По предварительным данным, в конце марта 2011 г. будет приобретено агентских ценных бумаг, обеспеченных ипотекой, (MBS) на 1,25 трлн долл. и агентских долговых бумаг на 175 млрд долл. Эти покупки привели к тому, что ликвидность банковской системы была значительно повышена, а американские банки держали в феврале 2010 г. более 1,1 трлн долл. резервов в федеральных резервных банках.

Из многочисленных программ восстановления финансовой стабилизации следует отметить идею выкупа плохих активов, для чего создается совместно с частными инвесторами ряд инвестиционных фондов, которые консолидируют выкупленные у банков «токсичные» активы под гарантии министерства финансов. 25 марта 2009 г. ФРС США объявила о реализации программы стимулирования потребительского кредитования через созданный еще в ноябре 2008 г. (но так и не начавший свою деятельность) соответствующий фонд – Фонд кредитования под залог ценных бумаг, покрытых активами (Term Asset Backed Securities Lending Facility – TALF). Цель этой программы – повышение доступности кредитов для малого бизнеса и по требителей, активизация займов на образование и автокредитование. В рамках нового плана администрация Б. Обамы увеличила финансирование TALF и продлила сроки действия до 30 июня 2010 г. США пошли на такой шаг как проверка балансов (stress-tests) крупнейших банков с активами более 100 млрд долл., получивших государственную помощь в рамках TARP. Открытое заключение о состоянии этих банков помогло успокоить инвесторов. Десяти банкам было предписано к ноябрю 2009 г. увеличить капитал на 75 млрд долл. К осени 2009 г. банкам удалось получить 80 млрд долл. Более 30 банков выплатили 70 млрд долл. долга министерству финансов, при этом государственный бюджет (налогоплательщики) получил 17%-ный доход.

Динамичное развитие инноваций во многих социально-экономических областях, да еще в условиях глобализации, приводит к появлению рисков, которые государство не успевает отслеживать. Так, анализ причин, вызвавших глобальный финансово-экономический кризис, показал, что законодательство в сфере финансового регулирования не успевало реагировать на появление новых финансовых техноло гий, новых игроков, усложняющуюся систему посредничества. Не была сформирована правовая база использования нетрадиционных механизмов и инструментов для разрешения системных кризисных ситуаций. В июне 2009 г. администрация Б. Обамы представила проект реформы системы регулирования финансовых рынков. В США часть предложений начала проводиться в жизнь регулирующими органами на основе ведомственных распоряжений. Однако ключевые пункты реформы должен утвердить конгресс. Несмотря на то, что проект появился на свет после консультаций с представителями конгресса, делового и академического сообщества, различных групп интересов, он вызвал резкую критику, прежде всего со стороны республиканцев. Наиболее острые дискуссии развернулись вокруг двух положений – расширения полномочий ФРС и создания отдельного органа по защите потребителя.

Основным столпом антикризисного плана Б. Обамы стало принятие Закона о восстановлении экономики и реинвестировании (American Recovery and Reinvestment Act of 2009). В нем декларируется, что первоочередной задачей финансируемых программ является стимулирование спроса и создание новых рабочих мест. Конгресс выделил на эти цели 787 млрд. долл. Социально-экономическая программа Обамы, объявленная как антикризисная, тем не менее, ориентирована скорее на среднесрочные временные рамки. Более того, в ней ставятся стратегические задачи на посткризисный период. Этот курс Б. Обама подтвердил в своих бюджетных посланиях к конгрессу на 2010 и 2011 фин. гг. и в обращении к нации 27 января 2010 г.

Многие социальные программы начали работать немедленно, в частности помощь в поиске работы, увеличение размеров пособий по безработице, расширение помощи малоимущим и т.д. Налоговые льготы для физических лиц и для бизнеса (на сумму 288 млрд долл.) способствовали стимулированию спроса и предложения. Одним из первых документов, подписанных Б. Обамой в социально экономической области, был меморандум от 30 января 2009 г. о создании рабочей группы для выработки стратегии помощи среднему классу. Антикризисный пакет в значительной степени ориентирован на выполнение этой задачи. Б. Обама в своем обращении к конгрессу от 27 февраля 2010 г. основной упор сделал на меры государственной поддержки среднего класса и мелкого бизнеса. Однако в долгосрочном плане правительству придется системно решать проблему размывания среднего класса.

Большинство программ было нацелено на решение не только чрезвычайных краткосрочных задач по восстановлению социально-экономической стабильности, но и долгосрочных задач увеличения эффективности вложений в человеческий капитал, в инновации, в инфраструктуру XXI века.

Государство пошло на «мягкую национализацию» крупнейших финансовых институтов, шаг немыслимый для США еще несколько лет назад. 23 февраля 2009 г. Минфин США и ФРС выступили с совместным заявлением о том, что в рамках антикризисной программы они могут конвертировать долю государства в капитале банков из привилегированных акций в обычные. Государство не стремится к полному контролю над компаниями, получившими помощь. Более того, в официальных заявлениях подчеркивалось, что государство заинтересовано уйти из частного сектора как можно скорее. Однако администрация Обамы стала более активно требовать от компаний, попавших в финансовый капкан, смены неэффективных топ-менеджеров, сокращения бонусов и т.п.

Антикризисная политика администрации Б. Обамы

В антикризисной политике администрации Б. Обамы проанализируем два взаимосвязанных блока мер по восстановлению финансово-экономической стабильности и социально-экономической стабильности, а также проект реформы системы финансового регулирования. Социально-экономическая программа Обамы, объявленная как антикризисная, тем не менее ориентирована скорее на среднесрочные временные рамки. В краткосрочном плане гораздо более важным представляются действия новой администрации по поддержке домовладений и финансового сектора.

Следует учитывать, что представленный президентом Б. Обамой план реализуется на фоне осуществления антикризисных мер, уже предпринятых администрацией Буша-младшего, которые должны были бы усилить синергетический эффект. Однако пакет мер, предложенный ранее республиканской администрацией, оказался малоэффективным, что увеличивало недоверие потребителей и инвесторов к государственной политике.

Политика восстановления финансово-экономической стабильности
ФРС, начав в 2008 г. цикл смягчения монетарной политики, к концу года довела базовую процентную ставку до 0–0,25 % (в августе 2009 г. ее оставили на том же уровне). У новой администрации в этой области не осталось места для маневра, так как возможности для регулирования через снижение ставки исчерпаны. США вынуждены были сделать упор на финансовые вливания и интенсифицировать работу печатного станка.

По Закону об экстренной стабилизации экономики от 3 октября 2008 г. была инициирована Программа помощи проблемным активам (Troubled Asset Relief Program – TARP) на общую сумму в 700 млрд. долл. США. Половина этой суммы была истрачена республиканской администрацией. В январе 2009 г. Конгресс одобрил выделения еще 350 млрд. долл. США, эти средства находятся в распоряжении нового министра финансов Т. Гайтнера.

Новая администрация задействовала все институты и механизмы (как традиционные, так и нетрадиционные), прибегая к более решительным мерам по многим направлениям.

В целях поддержки ведущих финансовых институтов была увеличена доля государства в акционерном капитале Citigroup (на 28 июля 2009 г. государство владело 34 % акций компаний). Регуляторы заставили Citigroup нанять внешних консультантов, которые должны оценить, способен ли менеджмент этой компании вывести ее из кризисной ситуации. Был принят новый (четвертый) пакет помощи крупнейшей страховой компании AIG; общая сумма помощи AIG (180 млрд. долл. США) превышает объемы, когда-либо выделявшиеся правительством одной частной компании. Государство вынуждено учитывать последствия ее краха для мирового рынка страхования.

ФРС продолжает программу предоставления через аукционы чрезвычайных краткосрочных (24-дневных и 84-дневных) кредитов банкам, столкнувшимся с проблемой дефицита ликвидности. Эта мера помогла в 2008 г. предотвратить панику на финансовых рынках, но ее было недостаточно, чтобы стабилизировать финансовую систему. В 2008 г. прошло 30 аукционов; банки получили кредитов на сумму около 2 трлн. долл. США. Размер размещаемой суммы вырос с 30 млрд. до 150 млрд. долл. США, а ставка процента снижалась. За январь–июль 2009 г. прошло 15 аукционов. С середины сентября 2008 г., даже в условиях нехватки ликвидности и при минимальной процентной ставке, объем предлагавшихся на аукционе средств стал перекрывать спрос, и это продолжалось до мая 2009 г. В июне 2009 г. ФРС сочла возможным сократить финансирование этой программы.

Министерство финансов вернулось к идее выкупа плохих активов. По данным ФРС, в мае 2009 г. американские банки имели активов, требующих списания, на сумму 599 млрд., а по оценкам МВФ «Голдман Сакс», – в размере около 1 трлн. долл. США. Надежда возлагается на то, что освобожденные от них финансовые институты начнут выдавать кредиты. В рамках плана по финансовой стабилизации предполагается создать совместно с частными инвесторами ряд инвестиционных фондов, которые консолидируют выкупленные у банков «токсичные» активы под гарантии Министерства финансов. Эти гарантии будут предоставлены, если получатели все полученные средства направят на кредитование населения и предприятий. Государство будет проводить свой аудит, не доверяя проверкам частных аудиторских фирм. По мнению многих экспертов, пока этому плану (как в свое время программе TARP) не хватает четких юридически обязывающих конкретных положений, ограничивающих использование предоставленных средств.

25 марта 2009 г. Федеральная резервная система США объявила о реализации программы стимулирования потребительского кредитования через созданный в ноябре 2008 г. соответствующий фонд – Term Asset Backed Securities Lending Facility (TALF). В то время планировалось, что объем фонда составит 200 млн. долл. США. Программа должна осуществляться через скупку ценных бумаг, обеспеченных потребительскими кредитами, включая долги по кредитным картам. Ее цель – повышение доступности кредитов для малого бизнеса и потребителей, активизация займов на образование и автокредитование. Однако реализация программы затянулась. В рамках нового плана администрация Б. Обамы увеличила финансирование TALF до 1 трлн. долл. США, а сроки действия – до 30 июня 2010 г.

23 февраля 2009 г. Минфин США и ФРС выступили с совместным заявлением о том, что в рамках антикризисной программы они могут конвертировать долю государства в капитале банков из привилегированных (неголосующих) акций в обычные. Этот шаг может привести к существенному усилению государственного контроля над банками. Некоторые эксперты назвали его ползучей национализацией. До последнего времени идея национализации считалась в США абсолютно немыслимой. Теперь государство усиливает свое присутствие в банковском секторе, но при этом подчеркивается, что власти США не планируют национализировать банки. Поддержка банков за счет средств налогоплательщиков не пользуется широкой поддержкой. Идея национализации банков также вызывает неприятие общественности, тем более что в США акциями владеют широкие круги населения, и в случае национализации они теряют большой объем своих вложений.

Федеральные регуляторы проверили состояние 19 крупнейших банков с активами более 100 млрд долл. США, получивших государственную помощь в рамках TARP (stress-tests). Было сделано заключение, что при неблагоприятных экономических условиях потери этих банков могут составить 600 млрд. долл. США в 2009–2010 гг. Десяти банкам было предписано к ноябрю 2009 г. увеличить капитал на 75 млрд. долл. США. Уже к июню этим банкам удалось получить 36 млрд. долл. США. Ряд «чистых» банков (в частности, Capital One Financial, Bancorp, BB&T Corporation) сразу же заявили, что собираются выплатить долг правительству, продав новые акции на миллиарды долларов. Это помогло вернуть доверие инвесторов к банковскому сектору. Министр финансов Т. Гайтнер заявил, что деньги, которые вернут крупные банки в рамках программы TARP, будут переданы по соответствующим каналам более мелким финансовым институтам США.

Государственные органы на федеральном уровне, а затем и на уровне штатов продолжают расследование деятельности финансовых компаний на предмет их «вклада» в ипотечный и финансовый кризис.

Важнейшим направлением восстановления финансовой и социально-экономической стабильности, а также доверия населения и инвесторов является оживление жилищного рынка и помощь домовладельцам.

В течение последнего года рассматривались различные варианты реформирования деятельности Fannie Mae и Freddie Mac. ФРС выкупила у этих компаний долгов и ценных бумаг, покрытых ипотекой, на сумму более 1 трлн. долл. США, а администрация обязалась инвестировать в них до 400 млрд. долл. США.

В сфере жилищного рынка разработана программа рефинансирования домовладельцев, имеющих хорошую платежную историю по ипотеке, закладные которой принадлежат Fannie Mae и Freddie Mac. Это программа будет доступна 4–5 млн. домовладельцам (The Home Affordable Refinance Program). В соответствии с программой, объявленной администрацией Обамы в феврале 2009 г. (The Home Affordable Modification Program), государство должно истратить 75 млрд. долл. США на стимулирование ипотечных компаний, которые обязались снизить платежи для попавших в беду домовладельцев. По данным Министерства финансов, программа должна спасти до 4 млн домовладельцев от потери домов. Однако три месяца спустя, число домовладельцев, получивших подобные займы, не превысило 55 тыс. Администрация Обамы приложила большие усилия, чтобы конгресс в срочном порядке принял Закон о помощи семьям в сохранении их домов (Helping Families Save Their Homes Act), вошедший в силу 20 мая 2009 г. Среди прочих мер он продлил временное увеличение страхового покрытия по вкладам с 31 декабря 2009 г. до 31 декабря 2013 г.

Летом 2009 г. ряд крупнейших финансовых институтов, получивших государственную помощь, выплатил Министерству финансов свои долги. При этом государство само получило прибыль от инвестиций в эти институты: 4,1 млрд. долл. США на инвестиции от «Голдман Сакс», 1,3 млрд. долл. США – от «Морган Стенли», 414 млн. долл. США – от «Америкэн Экспресс», от 100 до 334 млн. долл. США – от пяти других крупных банков, и еще 35 млн. государство заработало на помощи 14 маленьким банкам, которые уже выплатили свои займы.

Социальная составляющая и инвестиции в будущее
Б. Обама представил свой план восстановления социально-экономической стабильности. Его суть состоит в расширении государственных инвестиций в образование, здравоохранение, социальное страхование, инфраструктуру, экологически чистую эффективную энергетику, в поддержку уязвимых слоев населения. С подачи администрации был принят Закон о восстановлении экономики и реинвестировании в Америку (American Recovery and Reinvestment Act of 2009). Основной задачей финансируемых по этому закону программ является стимулирование спроса и создание новых рабочих мест. Конгресс выделил на эти цели 787 млрд. долл. США. Закон предусматривает дополнительные к бюджету ассигнования в 126 млрд. долл. США на инфраструктуру и науку, 288 млрд. – на налоговые льготы для физических лиц и бизнеса, 142 млрд. – на защиту уязвимых слоев населения. Этот курс Б. Обама подтвердил в своем бюджетном послании к Конгрессу на 2010 фин. г. и в программных выступлениях.

Следует выделить ряд моментов в антикризисной социально-экономической политике новой администрации.

1. Б. Обама и его советники четко осознают роль социальной составляющей и вложений в человеческий капитал (прежде всего в образование и здравоохранение) для эффективности национальной экономики.

Закон выделил дополнительно к государственному бюджету 43,2 млрд. долл. США на строительство, модернизацию, техническое переоснащение начальной и высшей школы, на улучшение качества образования, при этом особое внимание уделяется образованию для неимущих, инвалидов и двуязычных. Еще 15,6 млрд. долл. США ассигнованы на стипендии студентам. Здравоохранение получило дополнительное финансирование в размере 22,4 млрд. долл. США на научные исследования, на ремонт и строительство медицинских центров. 13 млрд. выделяется на гранты для детей-инвалидов. В соответствии с Законом 2009 г. фискальные льготы штатам и местным уровням власти (State and Local Fiscal Relief) составили 144 млрд. долл. США. Они предназначены прежде всего для финансирования образования и здравоохранения.

Чтобы включить в систему медицинского страхования как можно большее число американцев (в долгосрочном плане – все население страны), поставлена задача снизить стоимость медицинских услуг. American Recovery and Reinvestment Act of 2009 предусматривает компьютеризацию здравоохранения и усовершенствование информационных технологий. На эти цели выделяется 20 млрд. долл. США дополнительных государственных ассигнований.

Администрация президента Обамы предложила амбициозную реформу американской системы здравоохранения, по которой должна быть создана всеобщая государственная программа медицинского страхования. Реформа позволит не только расширить вложения в человеческий капитал, но и решить проблемы нравственного и экономического характера (долгосрочные бюджетно-финансовые вызовы). В условиях кризиса это очень смелый шаг со стороны нового президента, обосновывающего его необходимостью смотреть в будущее страны и своими «моральными обязательствами». Выдвинутый в 1993 г. правительством Клинтона план реформирования здравоохранения США был фактически провален большинством Конгресса. Вокруг новой инициативы президента ведутся широкие дискуссии, при этом Б. Обама подчеркнуто выносит этот вопрос на обсуждение в национальном масштабе.

Предусматривается продление сроков выплаты пособий по безработице, а также увеличение их размеров. Создается Экстренный фонд для Программы временной помощи нуждающимся семьям, в который на 2009 фин. г. вносится 5 млрд. долл. США. Разработана программа помощи в поиске работы (в частности, создание до 1 млн. рабочих мест для молодежи в летний период, а также для рабочих и молодежи в новых секторах экономики). Дополнительно финансируются различные формы помощи малоимущим и пожилым гражданам.

2. Одним из приоритетных направлений программы «реинвестиций в Америку» являются существенные дополнительные ассигнования в инфраструктуру на модернизацию дорог и мостов, магистралей, энергосетей, на закупку автобусов и оборудования для увеличения объема пассажиропотока на общественном транспорте, на стимулирование развития беспроводного доступа в Интернет.

3. Программа социально-экономической стабилизации предусматривает расширение возможностей инвестиций в ключевые отрасли XXI в., что позволит не только сохранить и создать рабочие места и стимулировать спрос, но и сделает американскую экономику более эффективной в долгосрочном плане. Этот курс Б. Обама подтвердил в своем обращении к Конгрессу по поводу бюджета на 2010 фин. г. Б. Обама, выступая на заседании Академии наук США 27 апреля 2009 г., заявил: «В такой трудный момент находятся те, кто говорит, что мы не можем позволить себе инвестировать в науку, что поддержка исследований – это что-то вроде роскоши в то время, когда приходится ограничивать себя лишь самым необходимым. Я категорически не согласен с этим. Сегодня наука больше, чем когда-либо раньше, нужна для нашего благосостояния, нашей безопасности, нашего здоровья, сохранения нашей окружающей среды и нашего качества жизни».

4. Продекларирован беспрецедентный уровень прозрачности и подотчетности, что, по мнению администрации, поможет гарантировать эффективность использования средств налогоплательщиков. На специальном web-сайте, созданном президентом, публикуются данные о том, как распределяются средства, объявления о всех конкурсах по контрактам и грантам.

Анализ предпринятых мер показал, что администрация намерена стимулировать как предложение, так и спрос, отойдя от идеологических установок демократической партии.

Особенно важно, чтобы пакет мер в 787 млрд. долл. США заработал как можно быстрее. Появилось выражение «вытолкнуть деньги за дверь». Предполагалось потратить 70 % выделенных средств (550,9 млрд. долл. США) в течение первых двух лет. Однако вследствие сложности программ и бюрократических проволочек, деньги расходуются медленнее, чем это планировалось. Спустя три месяца в экономику было влито 45,6 млрд. долл. США, которые пошли главным образом в помощь штатам для покрытия расходов по программе «Медикейд», выплаты по безработице, оплаты чеков получателям Программы социального обеспечения и на латание бюджетных дыр в результате снижения подоходного налога. Стимулирующий пакет в полную меру заработает в 2010 г. Однако его принятие помогло вернуть доверие инвесторов и потребителей.

Знаковым событием стали банкротства компаний «Крайслер» и «Дженерал Моторс» (процесс осуществляется в соответствии со статьей 11 Закона о банкротствах США). Ускоренный процесс позволил быстро реорганизовать работу этих компаний. Государство предоставило существенный объем помощи в обмен на акции. Фактически создана новая компания «Дженерал Моторс», а все «плохие» бумаги и активы остались у подконтрольной государству структуры. Ее новый руководитель заявил, что взятые из бюджета 50 млрд. долл. США компания вернет до 2015 г. Одновременно администрация в конце июля 2009 г. инициировала программу стимулирования спроса на автомобили, предлагая от 3,5 до 4,5 тыс. долл. США гражданам, сдающим старые автомобили на металлолом и покупающим новые более экологичные модели. Программа имела огромный успех, и фонд в 3 млрд. долл. США был исчерпан менее чем за месяц. Ею воспользовались около полумиллиона американцев, она дала импульс восстановлению автопрома. Однако программа мешает оценить реальный спрос.

Проект реформы системы регулирования финансовых рынков
Финансово-экономический кризис эпохи глобализации показал, что система регулирования финансовой сферы как в США, так и на международном уровне не отвечает потребностям современности.

Подготовительным шагом на пути реформы национальной системы регулирования стало подписание Обамой в мае 2009 г. Закона о борьбе с мошенничеством и преодолении его последствий и Закона о подотчетности, ответственности и раскрытии информации о кредитных картах. Первый законодательный акт призван дать правоохранительным органам больше полномочий для борьбы с преступлениями на финансовых рынках, а второй прорабатывает защиту потребителя в области кредитных карт.

17 июня 2009 г. администрация Б. Обамы представила всеобъемлющий план реформирования системы регулирования финансовых рынков. Проект реформы был составлен на основе консультаций с членами президентской группы по финансовым рынкам, членами Конгресса, представителями академического сообщества, защитниками прав потребителей и инвесторов, представителями бизнес-сообщества. Одна из его важнейших целей заключается в стремлении запустить в действие новую систему отслеживания и предупреждения системных рисков.

Проект включает пять основных направлений реформирования.

1) Ужесточить регулирование и надзор за деятельностью финансовых компаний. Предлагается создать новый Совет по контролю над предоставлением финансовых услуг (Financial Services Oversight Council), основной функцией которого станет выявление зарождающихся системных рисков, улучшение взаимодействия между регулятивными ведомствами, получение информации у всех финансовых компаний. Кроме того, предлагается дать новые полномочия ФРС, благодаря которым она станет единым органом контроля («консолидированный надзор») за всеми финансовыми институтами.

Предлагается создать Национальный банковский регулятор (National Bank Supervisor), которому будут переданы функции по пруденциальному регулированию, а также Национальное управление страхования (Office of National Insurance) в структуре Министерства финансов (на сегодняшний день США не имеют единого регулятора на федеральном уровне в данной области).

2) Установить всеобъемлющий надзор и регулирование финансовых рынков:

  • усовершенствовать регулирование рынков секьюритизации; ввести всеобъемлющее регулирование рынка внебиржевых деривативов, включая кредитно-дефолтные свопы;
  • гармонизировать регулирование торговли фьючерсами и торговли ценными бумагами;
  • усилить регулирование платежных систем, клиринговых систем и систем взаиморасчетов, а также усовершенствовать функционирование этих систем.

3) Усилить защиту прав потребителей и инвесторов на финансовых рынках. Создать новое Агентство по защите потребителей на финансовых рынках (Consumer Financial Protection Agency, CFPA) в качестве единого федерального регулятивного органа.

4) Дать государству более совершенный арсенал средств борьбы с финансовыми кризисами и разработать особый режим спасения компаний в случае «системного риска».

5) Повысить международные стандарты регулирования и укрепить международное сотрудничество. Предложения по международному регулированию сочетают в себе принципы, которыми США руководствуются при реформе регулирования внутренних финансовых рынков, с шагами по реализации ряда задач, поставленных в апреле 2009 г. на саммите «Большой двадцатки» в Лондоне. Они включают, во-первых, усовершенствование международной системы требований достаточности капитала; во-вторых, усовершенствование надзора за глобальными финансовыми рынками (стандартизация и улучшенный надзор за рынками деривативов); в-третьих, усовершенствование надзора за деятельностью международных финансовых компаний; в-четвертых, реформирование методов предотвращения финансовых кризисов и выхода из них на международном уровне (в рамках Базельского комитета банковского надзора); в-пятых, завершение реструктуризации Совета финансовой стабильности к сентябрю 2009 г.; в-шестых, ужесточение пруденциального регулирования по предотвращению кризиса ликвидности (создание «финансовых подушек»); в-седьмых, расширение сферы регулирования (включая хедж-фонды); в-восьмых, выработку на международном уровне, новых правил выплаты вознаграждений руководящим работникам и менеджерам (в самих США начал свою деятельность «зарплатный царь» К. Файнберг).

Кроме того, предлагается проверять соответствие регулирующей практики каждой отдельной страны международным регулятивным стандартам с помощью взаимных проверок (peer reviews). Декларируется необходимость дальнейшего усовершенствования стандартов бухгалтерского учета. США призывают национальные государства ужесточить надзор за работой кредитно-рейтинговых агентств в своих юрисдикциях.

В США часть предложений будет проводиться в жизнь самими регулятивными органами на основе ведомственных распоряжений. Это касается мер по повышению стандартов достаточности капитала, установления новых правил предотвращения конфликта интересов для кредитно-рейтинговых агентств, введения нового требования к банкам сохранять на своих балансах часть выпуска секьюритизированных ценных бумаг и другие. Наиболее кардинальные пункты реформы должен утвердить Конгресс. В августе 2009 г. администрация вносит в соответствующие комитеты Конгресса законопроекты, и в комитетах идут слушания по отдельным направлениям реформы.

Проект вызвал резкую критику, прежде всего со стороны республиканцев, подчеркивающих, что сложная американская система регулирования, состоящая из многочисленных ведомств с конфликтующими функциями, не только не упрощается, а еще больше усложняется по данному плану. Основные дискуссии развернулись вокруг двух системных положений: расширение полномочий ФРС и создание отдельного органа по защите потребителя.

По мнению Б. Обамы, в условиях глобального характера современных вызовов все страны должны последовать примеру США и выделить более значительные бюджетные средства на антикризисные меры, а в дальнейшем установить высокие стандарты финансового регулирования. Со схожих позиций президент США выступал на саммите лидеров «группы 20» в апреле и на саммите «Большой восьмерки» в июле 2009 г. США действуют быстрее, чем партнеры. Реформировав свою систему, они будут более настойчиво предлагать мировому сообществу свои стандарты. У американских торговых партнеров вызывает озабоченность заложенное в стимулирующий пакет положение «Покупай американское».

Совершенно очевидно, что США продолжат нажим на офшоры и так называемые надежные гавани (так, США все-таки вынудили швейцарский банк USB открыть информацию о счетах около 4500 американских граждан, в отношении которых есть подозрения в уклонении от налогов).

В краткосрочном плане антикризисная программа Обамы выполняет свою задачу. Государственные меры помогли восстановить доверие инвесторов и потребителей финансовых услуг. Улучшается функционирование рынка краткосрочного кредитования, включая рынки межбанковского кредитования и коммерческих бумаг. Частный сектор стал меньше полагаться на федеральные программы по мере того, как ослабевают рыночные стрессы, что и было одной из ключевых целей государственных интервенций. Выпуск корпоративных ценных бумаг под обеспечение кредитными картами, автокредитами и студенческими займами стал расти, что поддерживается соответствующей федеральной программой. На рынках долгосрочного кредитования выпуск бондов нефинансовыми институтами также расширился.

Чтобы оценить эффективность антикризисной программы в долгосрочном плане, необходимо соотнести ее с определением характера вызовов, стоящих перед национальным правительством и мировой экономикой в связи с развертыванием финансово-экономического кризиса в условиях инноваций на финансовых рынках и глобализации. Важно, сможет ли реформа системы финансового регулирования решить проблемы, которые в определенной степени стали причиной финансового кризиса. В сжатом виде их можно сформулировать следующим образом: недооценка новой структуры посредничества (новые небанковские агенты – хедж-фонды, инвестиционные фонды) на финансовых рынках; появление новых классов финансовых инструментов, секьюритизация; неточность модели оценки финансовых активов, недоучет риска, заключенного в различных ипотечных контрактах суб-прайм-заемщиков, нестандартные условия в кредитных контрактах и облигационных соглашениях, защищающие их держателей, невозможность адекватной оценки рыночных активов в кризисный период; недостоверность рейтингов: конфликт интересов и неточность модели оценки; слабая дисциплина кредитования, недоучет важности собственного капитала заемщика при ипотечном кредитовании. Ответ на эти вызовы возможен на путях совершенствования национальных систем мониторинга за системными рисками и координации действий на международном уровне. При этом важно, насколько сами Соединенные Штаты готовы идти на скоординированные меры со своими партнерами.

К осени 2009 г. появились признаки стабилизации экономики. Если в I квартале 2009 г. падение ВВП составило 6,4 %, то во II квартале оно замедлилось до 1 %8. Бюро трудовой статистики объявило, что норма безработицы в США достигла в мае 2009 г. 9,4 %, в июне – 9,5 %, в июле этот показатель впервые с 2008 г. снизился до 9,4 %, однако в августе вырос до 9,7 % (самый высокий показатель за 26 лет).

Одним из дисбалансов в американской экономике докризисного периода было рекордно низкое сбережение домашних хозяйств. В декабре 2008 г. норма личного сбережения в США составила уже 3,8 %, в мае 2009 г. достигла 5,0 %, (однако по историческим меркам это не самая большая величина: в 1980–1994-е годы норма сбережения была на уровне 8 %). Такая тенденция ведет к снижению личного потребления, и как следствие, сокращению ВВП (доля личного потребления ВВП США составляет 70 %). К концу лета 2009 г. индексы потребительского и инвестиционного доверия в США стали расти, что открывает окно для увеличения потребительских расходов.

Одним из серьезных вызовов для новой администрации и системным риском для США явилась проблема растущего бюджетного дефицита, который в 2009 г. мог превысить 1,8 трлн. долл. США. В своем первом бюджетном послании Б. Обама заявил, что, исходя из предположения о возобновлении экономического роста, к концу первого срока его президентства дефицит сократится до 533 млрд. долл. США. Администрация собирается сократить свыше 120 федеральных программ, потерявших актуальность или не подтвердивших свою эффективность. Это будет труднодостижимая задача, учитывая, что за каждой программой стоят особые группы интересов. Такие вопросы вызывают яростные дискуссии в Конгрессе. В конце августа 2009 г. администрация признала, что в следующее десятилетие дефицит федерального бюджета составит 9 трлн. долл. США.

***

В соответствии с оценками Национального бюро экономических исследований (NBER), рецессия в США завершилась в июне 2009 г. Вместе с тем, фаза оживления американской экономики затянулась. По данным Бюро экономического анализа, в 2010 г. рост реального ВВП составил 3%, в первые три квартала 2011 г. – соответственно 0,4%, 2,0%, 3,0%. Однако сохраняется высокая норма безработицы, которая остается острейшей социальной и внутриполитической проблемой. Частный сектор не стремится быстро увеличивать количество новых полных рабочих мест, предпочитая идти по пути стимулирования роста производительности труда. Слабо восстанавливается жилищный рынок. Население жалуется на трудности получения кредита. Число изъятий недвижимости у населения за неуплату ипотеки, хотя и снижается, остается высоким (около 200 тысяч домов в месяц). Большое количество выставляемых на продажу домов подрывает рынок строительства недвижимости и цены на нее.

Б.Обаме, пришедшему к власти в разгар глобального финансово-экономического кризиса, пришлось столкнуться с этим новым вызовом и обозначить иерархию приоритетов своей администрации, исходя из остроты текущих проблем. Естественно, первоочередной задачей стала выработка мер по финансово-экономической стабилизации. После окончания кризиса 2008-2009 гг., так как стадия подъема так и не наступила, ключевое место заняла выработка мер по стимулированию экономики.

В год промежуточных выборов 2010 г. республиканцы активно разыгрывали карту бюджетного дефицита, тормозя многие инициативы президента. Администрации приходилось проталкивать в конгрессе законопроекты социального характера. Один из самых ярких примеров – прохождение законопроекта о создании рабочих мест для простых американцев (Jobs for Main Street Act). Законопроект называли «вторым экономическим стимулом». Однако он надолго застрял в лабиринтах конгресса и, в конечном счете, был выхолощен, превратившись в Закон о стимулах по восстановлению занятости (Hiring Incentives to Restore Employment Act of 2010). На эти цели выделяется 17,5 млрд долл. (вместо предложенных палатой представителей 154 млрд. долл.).

Благодаря мерам по финансово-экономической стабилизации были достигнуты экстренные цели восстановления работы основных финансовых рынков. Инициированные администрацией программы помогли создать, по официальным данным, от 2 млн. до 2,4 млн. новых рабочих мест уже к концу 2009 г. Однако высокий уровень безработицы сохранялся и в 2011 г. В недостаточной мере оказалась выполненной и одна из важнейших задач антикризисной политики - поддержка домовладельцев. Простые американцы продолжали терять свои дома. Проводимая политика привела к увеличению бюджетного дефицита и роста государственного долга США.

Проблемы государственного долга и бюджетного дефицита

В 2011 г. в эпицентре государственной экономической политики США стали вопросы бюджетного дефицита и государственного долга. Резкое сужение налогооблагаемой базы вследствие рецессии и огромные антикризисные вливания (в дополнение к затратам на национальную безопасность и расходам в Ираке и Афганистане) привели к колоссальному дефициту федерального бюджета.

2011 фин.г. сведен с рекордным в американской истории дефицитом бюджета в 1,56 трлн. долл. (10,9% ВВП), общие доходы составили 2,27 трлн., а расходы – 3,83 трлн. долл.7 В 2012 фин. г. администрация Обамы планировала сократить бюджетную «прореху» до 1,1 трлн. долл. (7% ВВП) при общем уровне доходов –2,6 трлн., расходов - 3,7 трлн. долл., в 2013 г. – до 704 млрд. долл. (4,3% ВВП). Предполагалось, что в дальнейшем дефициты, с учетом прогнозируемых темпов экономического роста и принимаемых правительством США мер по сокращению дисбаланса, будут уменьшаться и выйдут на уровень 3-3,5% ВВП.

Федеральный бюджет на 2011 фин. г. вовремя не был одобрен Конгрессом, финансирование деятельности американского правительства продлевалось на короткий период 6 раз, и только в апреле бюджет был принят. Вслед за этим развернулась борьба вокруг вопроса об увеличении потолка государственного долга. В мае 2011 г. федеральный долг США превысил рамки, установленные законом, принятым в феврале 2010 г., на уровне 14,3 трлн. долл. До 2 августа казначейство находило средства для оплаты госдолга из так называемых «внутригосударственных источников». Соответствующий законопроект был принят буквально накануне «часа икс», когда Соединенным Штатам грозил технический дефолт.

Государственный долг. Долговые обязательства правительства США – казначейские ценные бумаги – считаются одними из самых надежных и ликвидных ценных бумаг. Министерство финансов выпускает три основных вида таких бумаг: казначейские векселя со сроком погашения от 3 месяцев до года, казначейские билеты – от 2 до 10 лет, казначейские облигации – от 10 до 30 лет. Казначейство обдумывает вопрос о выпуске облигаций со сроком погашения до 50 лет.

Главными держателями казначейских ценных бумаг являются американские физические и юридические лица (35% от общей суммы выпущенных казначейских ценных бумаг), государственные институты и трастовые фонды США (34%), нерезиденты (31%), в том числе 7% падает на Китай, 6% на Японию, 5% на ЕС.

Устанавливая потолок суверенного долга США, конгресс юридически гарантирует обеспечение облигаций казначейства. Гарантией надежности является своевременный выкуп облигаций, которым наступил срок погашения, и выплата процентов. При достижении установленного предела казначейство утрачивает право выпуска новых облигаций. Государство может оказаться в состоянии технического дефолта по своим обязательствам.

В истории США Конгресс никогда не отказывался от повышения потолка государственного долга, когда возникала такая необходимость. При голосовании в феврале 2010 г. по законопроекту о повышении госдолга сразу на 1,9 трлн. долл., республиканцы в большинстве своем выступили против, подчеркивая, что администрации Барака Обамы пора прекратить брать взаймы и сократить правительственные расходы. В 2011 г. соображения межпартийной борьбы явно перевесили национальные интересы. В ходе долгих переговоров республиканцы предложили несколько повысить потолок, но так, чтобы вернуться к обсуждению этого вопроса накануне выборов. Это было политически неприемлемо для администрации. Основным камнем преткновения стал вопрос о том, как решать проблему бюджетного дефицита. Республиканцы настаивали на резком снижении государственных затрат, а демократы считали, что необходимо также увеличить поступления в бюджет за счет снятия налоговых льгот для богатых домохозяйств. В последний момент стороны пришли к соглашению о размерах сокращения федеральных расходов и одобрили законопроект о повышении потолка государственного долга на 2,1 трлн. долл. до 16,4 трлн. Демократам пришлось пойти на значительные уступки и на тот момент отказаться от требования повысить «налоги на богатых». Угроза дефолта стала разменной картой в спорах о бюджетной политике. Затягивание вопроса о повышении потолка государственного долга подорвало доверие к эффективности процесса принятия решений в США.

Снижение рейтинга США агентством S&P с максимального ААА до АА+ стало экстраординарным событием. Moody’s и Fitch оставили суверенный рейтинг США на уровне ААА, хотя и с негативным прогнозом. Аналитики этих агентств посчитали, что достижение соглашения обеспечивает США сохранение рейтинга ААА в среднесрочном периоде.

Минфин США обвинил S&P в подгонке результатов под негативный вывод. Казначейство США заявило о наличии в расчетах агентства ошибки на 2 трлн. долл. Признав ошибку, S&P, тем не менее, не изменило своего решения. Многие эксперты подвергают сомнению объективность S&P. Агентства сильно подорвали свою репутацию, обеспечивая накануне кризиса неадекватно высокие рейтинги финансовым институтам и бумагам, связанным с ипотечным рынком. Теперь они пытаются реабилитировать себя, доказывая, что явный конфликт интересов (им платят заказчики рейтинга) не мешает им быть беспристрастными. Естественно, рейтинговые агентства в штыки восприняли закон Додда-Фрэнка 2010 г. о реформе финансового регулирования, требующий усиления контроля над их деятельностью.

Аналитики отмечали ряд возможных последствий решения S&P для США и мирового рынка. Некоторые эксперты высказали озабоченность тем, что из-за подтверждения рискованности инвестиций в гособлигации, будет повышен выплачиваемый по ним процент. А это увеличит нагрузку на бюджет и приведет к росту остальных ставок. Поскольку банки обязаны поддерживать ликвидность своих портфелей, то им, возможно, придется изменить соотношение между ценными бумагами. Кроме того, снижение рейтинга могло оказать влияние на требование к достаточности капитала (общепринятым международным стандартом коэффициента достаточности стало сопоставление размера капитала с активами, взвешенными по присвоенным им весам риска).

Но в краткосрочном плане эти тревоги оказались преувеличенными. 5 августа 2011 г. основные регуляторы выпустили пресс-релиз, в котором заявлялось, что вес по риску всех видов государственных долговых обязательств при расчете коэффициента достаточности капитала остается прежним. Клиринговые центры не стали брать больше залога в виде казначейских бумаг. А ставки на государственные облигации даже снизились, так как альтернатива доллару и государственным казначейским бумагам для вложений сейчас отсутствует, особенно в свете долговых проблем в ряде стран ЕС. Вместе с тем, снижение рейтинга США дезориентировало финансовые рынки, усилив их волатильность.

Оценивая долговую проблему США, необходимо учитывать несколько моментов. Во-первых, доля долга к ВВП в США даже ниже, чем во многих других развитых странах. Во-вторых, долг номинирован в национальной валюте, и государство может просто использовать денежную эмиссию для оплаты обязательств (конечно, при этом возникает инфляционный риск). В-третьих, поскольку долговые обязательства федерального правительства до сих пор представляли собой безрисковые активы, они занимают важное место в портфеле активов как американских, так и зарубежных финансовых институтов. Существует высокий спрос со стороны иностранных центральных банков, которые хранят в этих облигациях валютные резервы. Спрос на государственные облигации США возрастает в периоды кризисов. Американские и иностранные инвесторы предпочитают надежность доходности. В-четвертых, так как казначейские бумаги имеют различный срок зрелости (maturity), причем, большинство из них выпускаются без права досрочного погашения, то выкуп государственных долговых обязательств растянут по времени. Высокий спрос позволяет заменять облигации, которым наступил срок погашения, новыми выпусками

Проблема госдолга увязана с проблемой значительной внешней задолженности США и ролью этой страны в международных инвестиционных потоках. В среднесрочной перспективе объем накопленных в США иностранных ликвидных средств делает затруднительным их единовременный и быстрый перевод в другие страны, экономика которых несопоставима с американской по масштабам и эффективности. Рост нетто-задолженности отражает и инвестиционную привлекательность американской экономики. Чтобы эти ресурсы переместились из США в другие регионы мира, там должны возникнуть более привлекательные условия для инвестирования и возможности поглощения капиталов в очень крупных масштабах10. Мировое сообщество не заинтересовано в «бегстве» капиталов в таких размерах.

Вместе с тем, внешнеполитическая и внешнеэкономическая составляющие проблемы государственного долга многими экспертами рассматриваются как опасные. Как уже отмечалось, среди держателей суверенного долга США около 30% приходится на нерезидентов. Естественно, США в определенной степени становятся заложниками крупнейших иностранных держателей государственных ценных бумаг, в частности Китая. Но и владельцы крупных пакетов, в свою очередь, зависят от стабильности финансовой системы США. В этом яркое проявление глобализации финансовых рынков.

В связи с быстрым ростом государственного долга ежегодные выплаты процентов по его обслуживанию могут резко возрасти. В 2011 фин.г. они составили, без внутригосударственных заимствований, 1,5% ВВП (225 млрд долл.). Огромные суммы выплат по процентам вынуждают усиливать борьбу за каждую расходную статью бюджета.

Решение проблемы государственного долга США напрямую увязано с решением проблемы быстро растущего бюджетного дефицита.

Пути решения проблемы бюджетного дефицита. Администрация находится между Сциллой и Харибдой: необходимостью дальнейших бюджетных вливаний вследствие высокой нормы безработицы и более медленного, чем ожидалось, оживления экономики и задачей решать проблему огромного бюджетного дефицита и государственного долга.

Более того, Б.Обама и его команда настаивают на том, что наряду с общим сокращением расходов, необходимо их наращивание на ключевых направлениях, чтобы сохранять и усиливать конкурентоспособность страны в современной глобальной экономике. Обама выдвинул новые лозунги – «вложения в будущее» и «выиграть будущее». Главные приоритеты – образование и профессиональная подготовка, инновации и инвестиции в НИОКР, а также модернизация американской инфраструктуры. Президент сравнил предлагаемое республиканцами сокращение государственных расходов в области науки и образования с «облегчением перегруженного самолета путем снятия с него двигателя» (State of the Union Address. Wash. 2011, 25 January).

Препятствия на пути решения проблемы бюджетного дефицита, помимо объективных экономических факторов, во многом связаны со спецификой процесса принятия решений и формирования государственной экономической политики в США. Любая новая инициатива президента сталкивается с сопротивлением республиканцев, даже если обе партии признают необходимость решения конкретной проблемы. Следует напомнить, что еще в конце 2009 г. Б.Обама для решения проблемы бюджетного дефицита обратился к Конгрессу с предложением учредить на законодательной основе двухпартийную Национальную комиссию по фискальной ответственности и реформе, рекомендации которой носили бы юридически обязывающий характер. Однако республиканцы не допустили прохождение в конгрессе законопроекта об учреждении такой комиссии. Она была создана в феврале 2010 г. на основании указа президента. Ее наиболее важные рекомендации отразили возможные компромиссы (The National Commission on Fiscal Responsibility and Reform. The Moment of Truth. 1 Dec. 2010). Однако, даже компромиссный документ не набрал в рамках комиссии должного числа голосов.

При обсуждении бюджета на 2011 фин. г. наиболее радикально настроенные республиканцы грозили блокировать финансирование деятельности правительства. Его обсуждение затянулось до середины апреля. Вместе с тем, эксперты напоминали, что в 1995 г. противостояние между Биллом Клинтоном и Конгрессом по вопросам бюджета парализовало работу администрации, что было отрицательно воспринято общественным мнением и помогло избирательной кампании Клинтона и демократической партии.

Соглашение о потолке государственного долга, с большим трудом согласованное на двухпартийной основе, предполагало снижение бюджетных расходов приблизительно в 2,4 трлн долл. в течение 10 лет. Первоначальное сокращение на 917 млрд. одобрено конгрессом и включено в соглашение; оно относится к так называемым дискреционным программам (discretionary programs). Для сокращения расходов еще на 1,5 трлн долл. был создан двухпартийный комитет Конгресса, в который вошли по 6 членов от двух партий. Комитет должен был закончить свою работу к 23 ноября, а Конгресс утвердить его рекомендации без каких-либо изменений к 23 декабря 2011 г. В соответствии с вышеназванным соглашением, если комитету не удастся найти решение проблемы или конгресс отвергнет его рекомендации, то правительство автоматически начнет с 2013 фин. г. сокращать федеральные расходы, в равной мере на оборону и социальные программы, что неприемлемо для обеих партий. Именно в рамках вышеназванного Комитета и развернулась основная борьба по вопросам бюджетного дефицита. Как и можно было ожидать, работа Комитета зашла в тупик, и он не смог придти к компромиссу к необходимому сроку.

Однако перед администрацией стояла еще более неотложная задача – показать электорату, что она имеет стратегию по стимулированию экономики. Как уже отмечалось, безработица в США в течение 2010-2011 гг. держалась на уровне 9%, и только в ноябре опустилась до 8,6%, а число американцев, живущих за чертой бедности, достигло 46 млн. 8 сентября 2011 г. американский президент озвучил план по стимулированию экономики и созданию новых рабочих мест. Соответствующий законопроект, носящий зонтичный характер и получивший название Закон 2011 г. о рабочих местах (American Jobs Act), был представлен на рассмотрение обеих палат Конгресса. Б.Обама в своей речи перед законодателями подчеркнул, что восстановление, в конечном счете, будет зависеть не от Вашингтона, а от промышленности и работающих, однако администрация и Конгресс могут и должны помочь им в этом, дав толчок потерявшей скорость экономике. Согласно данному документу, на борьбу с безработицей планировалось потратить 447 млрд долл.

Ключевые положения законопроекта предусматривали налоговые льготы, способствующие развитию малого бизнеса, сокращение вдвое налога на заработную плату (это коснется 98% компаний, а также 160 млн. работающих американцев) в 2012 г., перерыв в выплате подоходного налога при найме новых работников, продление зачета капиталовложений в качестве текущих расходов в 2012 фин. г. и ряд других мер. Наряду с этим, президентский план предполагал продлить выплаты страховых пособий 6 млн. американцам, а также тем, кто идет на временную работу или получает подготовку на рабочем месте (программа «мост к работе»). Б.Обама предлагал дать штатам больше возможностей использования фондов страхования по безработице для поддержки американцев, вынужденных перейти на неполную ставку, поддержать программы, которые помогают вернуть рабочие места пожилым работникам, а безработным начать свой собственный бизнес, продлить налоговые льготы работодателям для найма безработных, которые искали новую работу более 6 месяцев. В законопроект был включен пакет мер, стимулирующих срочные инвестиции в инфраструктуру, включая модернизацию автомобильных и железных дорог, аэропортов, речных и океанских портов, что также позволит создать новые рабочие места.

Традиционно Обама уделил большое внимание вопросам образования. Его план предусматривал модернизацию, по меньшей мере, 35 тыс. государственных школ по всей стране, а также колледжей, особенно в сельской местности, что поможет адаптировать их к вызовам XXI века и предотвратит увольнение до 280 тыс. учителей (на это планировалось выделить дополнительно 30 млрд. долл.).

Предложенный Обамой Закон о рабочих местах не прошел через сенат. Его посчитали слишком затратным. Администрация пытается провести через Конгресс отдельные положения отвергнутого закона. В середине ноября Конгресс одобрил два законопроекта, касающихся льготного налогообложения заработной платы для компаний и лиц, работающих по правительственным контрактам, и налогового стимулирования при найме ветеранов. В декабре 2011 г. республиканцы в палате представителей отклонили законопроект по снижению подоходного налога для работников и компаний в целях стимулирования создания новых рабочих мест и поддержки среднего класса.

19 сентября 2011г. президент представил Конгрессу меморандум о своем видении снижения бюджетного дефицита в ближайшее десятилетие (Presidential Memorandum – President’s Plan for Economic Growth and Deficit Reduction. The White House. September 19, 2011.). План предусматривает экономию 1,1 трлн. долл. за счет сворачивания военных кампаний в Ираке и Афганистане, сокращение на 580 млрд. государственных программ медицинского страхования, помощи фермерам и пенсий государственным служащим. План Белого дома также включает реформу налоговой системы, которая, вместе с истечением срока действия налоговых льгот для богатых домохозяйств, принятых в 2001 и 2003 гг., приведет к росту налоговых поступлений на 1,5 трлн. долл. Для богатых американцев предлагается облагать инвестиционный доход по той же ставке, что и зарплату. Сейчас за счет льгот по доходам от инвестиций американцы с годовым доходом более 1 млн долл. в среднем платят налоги по более низкой ставке, чем представители среднего класса. Поскольку об этой проблеме ранее писал миллиардер Уоррен Баффет, предложение Обамы окрестили «Правило Баффета». Реакция республиканцев на эти предложения была категорически отрицательная.

В долгосрочном плане основным вызовом для бюджета станет выполнение программ социального обеспечения и здравоохранения в связи со старением населения. В США уже сейчас рассматривают решение этих проблем как стратегический национальный приоритет. Вместе с тем, любая реформа в социальной сфере политически взрывоопасна. Это понимают руководители обеих партий. Когда вероятный кандидат в гонке за президентское кресло республиканец Рик Перри заявил о необходимости демонтировать программу государственного социального обеспечения, многие республиканцы дистанцировались от его требования. Для демократов программы «Социальное обеспечение», в рамках которой выплачиваются пенсии, а также пособия вдовам, сиротам и инвалидам, «Медикейд», предоставляющую медицинское обслуживание малоимущим слоям населения, «Медикэйр», финансирующую услуги здравоохранения для пенсионеров и инвалидов, традиционно были священной коровой.15 Однако Обаме пришлось объявить, что он рассматривает возможные пути их рационализации.

США сталкиваются с еще одним «долговым вызовом». Велика задолженность правительств штатов и органов местного самоуправления. Они тоже рассчитывают на помощь федерального бюджета. По прогнозам двухпартийной неприбыльной организации California Budget Project, бюджеты 44 штатов и федерального округа Колумбия в 2012 фин. г., начинающемся во многих штатах 1 июля 2011 г., будут сведены с дефицитом, что увеличит уже накопленные за предыдущие годы долговые обязательства местных властей16. Из-за уменьшения федеральных субсидий следующий год для бюджетов штатов может быть не менее тяжелым, чем 2009 и 2010 гг., так как темпы роста недостаточно высоки. Пакет мер, разработанный администрацией, предлагал новые возможности для штатов в области поддержания занятости; однако, как уже отмечалось, соответствующий законопроект не был одобрен Конгрессом. Проблемы бюджетного дефицита на уровне штатов решаются в зависимости от партийной принадлежности губернатора и соотношения сил в законодательных органах. Например, губернатор Нью-Йорка Э. Куомо договорился с легистратурой штата о проведении налоговой реформы, которая призвана уменьшить налоги для среднего класса и повысить их для богатых.

Продолжение:   США в борьбе за мировое могущество. Часть 34

 

 
Не понимая реальности, мы не можем сделать свободный выбор.
Гегель
Если вы находитесь за границей – вы государственный деятель; если вы у себя в стране – вы просто политикан.
Г. Макмиллан