США в борьбе за мировое могущество. Часть 29

8 февраля 2013

Администрация Дж.У. Буша (2001–2009)

Президенты:
43. Джордж Уокер Буш,  20 января 2001 – 20 января 2009

В 1994 и 1998 годах Джордж У. Буш, сын 41 президента Джорджа Буша, был избран на пост губернатора Техаса, который по своему экономическому потенциалу занимает 11-е место в мире среди государств. В первой ожесточенной выборной схватке вопреки вспыльчивому характеру он проявил необычайную дисциплинированность и хладнокровие. Оставался на этом посту до 2001 года. Многие уверенно предсказывали Бушу поражение на выборах, а его соперница на выборах – представительница Демократической политической партии Энн Ричардс – называла Буша умственно отсталым, однако Буш победил с большим отрывом, набрав 53,5 процента голосов избирателей. Некоторые полагают, что Буш всегда имел перед соперниками одно большое преимущество – они его недооценивали.

На посту губернатора Буш заработал репутацию честного и прямого лидера, проявившего здравый смысл, желание и умение работать на двухпартийной основе. Его стремительная политическая карьера, которая началась всего шесть лет тому назад, продемонстрировала хорошую политическую интуицию, способность принимать стратегические решения и методично, упорно, даже прямолинейно, без присущих Клинтону тактических кружев и обольщений, добиваться намеченной цели.

Летом 1999 г. Джордж У. Буш заявил о своих планах занять место в Белом доме.

Кандидат от демократов, вице-президент Гор, фокусировал свою кампанию на небывалом экономическом процветании страны, достигнутом во время правления Администрации Клинтона и обещал продолжать проводить ту же политику.

Кандидат от республиканцев, губернатор штата Техас, Джордж Буш сосредоточил свою кампанию на традиционной для нынешних республиканцев теме ценностей семьи, морали и неприятия абортов. В этом ему помог недавний сексуальный скандал Клинтона – Левински, хотя его соперник отмежевывался от этой истории и даже избегал появляться с Клинтоном, с которым он тесно сотрудничал. И это несмотря на то, что нестойкость Клинтона к слабому полу известна была давно.

Партия, контролирующая Белый дом, в период экономического процветания никогда не проигрывала выборы, а Клинтон обеспечил Америке в 90-е годы беспрецедентный по длительности (125 месяцев на ноябрь 2000 года) период экономического роста. Эффективно используя инструменты государственного регулирования экономикой, администрация демократической партии смогла сохранить основные программы социального обеспечения и одновременно ликвидировать бюджетный дефицит.

При Клинтоне и Горе демократическая партия, отказавшись от традиционных либеральных взглядов, прочно захватила центристские позиции на американской политической арене. Именно благодаря этому демократы нанесли республиканцам сокрушительное поражение на президентских выборах 1992-го и 1996 годов. Не удалось республиканцам и добиться отстранения Клинтона от власти в связи со скандальным делом Моники Левински. Во второй половине 90-х годов потерпела провал политика крайне правых республиканских руководителей конгресса, продемонстрировавших свою неспособность эффективно противостоять прагматичному курсу администрации президента Клинтона. В результате праворадикальная программа республиканцев стала восприниматься как экстремистская, а сами лидеры республиканской партии в конгрессе были дискредитированы. Республиканцы жаждали реванша.

В 2000 году они попытались перехватить инициативу, также сместившись в центр. Лидеры крайне правых, господствовавшие в республиканской партии в 90-е годы, уступили первенство Джорджу Бушу-младшему, который ассоциируется с менее идеологизированным, умеренным крылом республиканцев.

Под лозунгом «сострадательного консерватизма», который выдвинул Буш-младший, республиканская партия произвела своего рода «смену вех» в своей политической платформе. В одобренной на съезде в Филадельфии программе республиканцы отказались от традиционно негативного отношения к экономической роли государства и признали необходимость активных действий правительства в социально-экономической области. Пожалуй, впервые за многие годы республиканская партия не требует сокращения и ликвидации тех или иных социальных программ, а также отвечающих за их осуществление федеральных министерств и ведомств. Речь идет об их реформировании, переориентации, но не об отказе от социальной роли государства. Наряду с обычным для республиканцев лозунгом снижения налогов Буш призывает «спасти» систему социального обеспечения и государственной медицинской поддержки, уделить приоритетное значение системе образования.

Точно так же, как Клинтон перехватил в начале 90-х годов ряд лозунгов у республиканцев, Буш перехватил лозунги у демократов и расширил социальную базу республиканской партии, апеллируя к женщинам, неграм, испаноязычным и другим традиционным сторонникам демократов. По многим вопросам республиканская партия теперь выступает с позиций, весьма близких демократам.

В этих условиях решающим фактором на выборах стал уровень личного доверия к кандидатам. Хотя избиратели признавали, что по своей политической квалификации Гор превосходит Буша, им больше импонировала личность техасского губернатора. По опросам, уровень личного доверия к Бушу значительно выше, чем к Гору (55% против 45%). Особенно большой отклик у избирателей вызвало обещание Буша (со ссылками на свой губернаторский опыт в Техасе) наладить двухпартийное взаимодействие и покончить с политиканскими играми в Вашингтоне. Избиратели устали от острой конфронтации между республиканцами и демократами в 90-е годы и хотели бы прекращения политических скандалов.

Вице-президенту Гору, 8 лет находившемуся в тени Клинтона, не удалось вызвать энтузиазма даже у многих демократов. Гор счел необходимым дистанцироваться от своего президента, опасаясь, что на него самого ляжет тень его сексуальных скандалов. Однако в результате он не смог в полной мере использовать и главную козырную карту демократов – успех экономической политики администрации Клинтона.

Особенно болезненным для Гора стал переход части избирателей-демократов на сторону Ральфа Нейдера, кандидата от Зеленой партии, выступающей в защиту окружающей среды. Всего за этого кандидата проголосовали 3% избирателей, однако многие из них ранее поддерживали демократическую партию.

В этих выборах сыграл роль и финансовый фактор. Они стали самыми дорогими за всю историю, в полтора раза перекрыв прежние рекорды затрат на избирательную борьбу. В целом же республиканцы, как обычно, имели значительно более мощную финансовую базу, чем демократы. Республиканская партия собрала 505 млн. долларов, демократическая – 371 млн. долларов. Это позволило республиканцам развернуть негативную пропаганду против Гора и удерживать инициативу на протяжении практически всей избирательной кампании.

Внешнеполитические вопросы, как обычно, играли крайне незначительную роль в избирательной кампании. В условиях, когда США занимают прочные позиции на мировой арене и не сталкиваются с какими-либо серьезными угрозами, интерес американских избирателей к международной проблематике оказался крайне незначительным. Но это не значит, что через 10 лет после окончания «холодной войны» в Америке возобладали изоляционистские позиции. Наоборот, кандидаты, пытавшиеся пропагандировать отказ от активного участия в мировых делах, потерпели сокрушительное поражение уже на первых этапах предвыборной борьбы.

В то же время как Альберт Гор, так и Джордж Буш-младший придерживались «интернационалистских» взглядов, то есть выступали за сохранение и упрочение американского лидерства на мировой арене. При этом речь идет об использовании широкого набора политических, экономических и военных средств для закрепления за Соединенными Штатами роли единственной сверхдержавы в ХХI веке.

Вместе с тем республиканцы обвиняли администрацию Клинтона-Гора в чрезмерном увлечении идеей «гуманитарной интервенции», критиковали демократов за дорогостоящие, но контрпродуктивные проекты Международного валютного фонда и Всемирного банка. Они требовали наращивания военной мощи и скорейшего развертывания широкомасштабной системы ПРО.

Если отбросить пропагандистские моменты избирательной кампании, то основное различие в платформах двух партий было связано с готовностью республиканцев действовать в одностороннем порядке, в то время как демократы склонны к многосторонним действиям, добиваясь поддержки американских союзников. Но в целом расхождения в подходах затрагивают не принципы, а тональность внешней политики.

Впервые с далекого 1888 года президент супердержавы определился лишь через пять недель после выборов. В водоворот многочисленных судебных исков и пересчетов голосов попали местные судьи и избирательные комитеты графств, Верховный суд и законодательное собрание Флориды, и, наконец, Верховный суд США, принявший решение об отмене дальнейшего ручного пересчета голосов.

Когда голоса были подсчитаны, оказалось, что в штатах Флорида, Нью-Мексико и некоторых других, разница между количеством голосов микроскопическая, причем Нью-Мехико, имея 5 голосов выборщиков, изменить победителя не мог, в то время как исход голосования во Флориде, имеющей 25 голосов выборщиков, фактически решал судьбу выборов. Первый подсчет голосов во Флориде дал преимущество Бушу числом несколько больше 1 тысячи голосов и это при почти 6 миллионах бюллетеней. Очевидно, при таком огромном количестве возможны всякие случайности и поэтому, считавшаяся проигравшей команда Гора, решила не сдаваться, а дать бой в штате Флорида. С точки зрения наиболее распространенных в США этических взглядов именно такая позиция и ожидалась от них.

Начались многочисленные пересчеты голосов в штате Флорида и сопровождавшие их решения судов. Они продолжались до 10 часов вечера 12 декабря, когда Верховный Суд США 5 голосами против 4-х постановил дальнейшие пересчеты прекратить и признать последний подсчет окончательным.

Вечером 13 декабря кандидат демократов вице-президент США Альберт Гор в теле обращении к нации признал Джорджа У. Буша избранным президентом США.

Инаугурационная речь Джорджа У. Буша 20 января 2001 года

Президент Клинтон, уважаемые гости и сограждане, мирная передача власти редко происходит в истории, а в нашей стране она в порядке вещей. Простой присягой мы подтверждаем наши традиции и приступаем к новому началу.

Прежде всего я хочу поблагодарить Президента Клинтона за его служение нашей стране.

Я также благодарю вице-президента Гора за состязание, проведенное с воодушевлением и законченное с большим достоинством.

Я выпала огромная честь и одновременно испытание  стоять здесь, куда до меня приходили многие лидеры Америки и куда еще придут столь многие.

Для нас всех есть место в долгой истории, истории, которую мы  продолжаем, но конца которой мы не увидим. Это история о новом мире, который стал другом и освободителем прежнего мира, история о рабовладельческом обществе, которое встало на службу свободе, история державы, которая пришла в мир для того, чтобы защищать, а не обладать, оберегать, не завоевывать.

Это американская история – история небезупречного и совершающего ошибки народа, объединенного на протяжении поколений великими и прочными идеалами.

Величайшим из этих идеалов является непреходящая вера американцев, что у нас нет лишних людей, что каждый заслуживает шанса, что не был еще рожден человек, лишенный достоинств.

Американцы призваны следовать этому идеалу в нашей жизни и в наших законах. И хотя наша страна иногда останавливалась и порой запаздывала, мы обязаны следовать только этим курсом.

На протяжении большей части минувшего столетия вера Америки в свободу и демократию была утесом в бушующем море. Теперь же она представляет собой семя, летящее по ветру и пускающее корни во многих странах.

Наши демократические убеждения – это нечто большее, чем кредо нашей страны, это наша врожденная человеческая надежда, идеал, которому мы привержены, но который нам не принадлежит, вера, которую мы несем и будем передавать дальше. И хотя мы идем этим путем уже 225 лет, нам еще предстоит долгий путь.

Хотя многие из наших граждан процветают, есть те, которые сомневаются в идеалах и даже справедливости своей собственной страны. Жизненные притязания некоторых американцев ограничиваются ветшающими школами, скрытыми предубеждениями и обстоятельствами их рождения. А порой наши расхождения заходят так далеко, что кажется, будто мы просто живем на одном континенте, а не в одной стране.

Мы этого не принимаем, и мы не будем с этим мириться. Наше единство, наш союз - это результат серьезной работы лидеров и граждан каждого поколения. И даю вам торжественное обещание: я буду стремиться построить единую страну справедливости и возможностей для всех.

Знаю, что это нам доступно, так как нас направляет сила, которая выше нас, сила того, кто создал нас по Своему образу и подобию.

И мы твердо верим в принципы, которые нас объединяют и ведут нас вперед.

Америка никогда не была объединена на принципах крови, происхождения или земли. Мы объединены идеалами, которые выводят нас за рамки нашего происхождения, поднимают нас над нашими интересами и учат нас тому, что значит быть гражданами. Эти принципы необходимо внушить каждому ребенку. Их должен защищать каждый гражданин. И каждый иммигрант, выбирая эти идеалы, делает нашу страну более, а не менее, американской.

Сегодня мы вновь подтверждаем обязательство жить в соответствии с предназначением нашей страны, проявляя гражданственность, храбрость, сострадание и характер.

В лучших своих проявлениях Америка соединяет следование принципам со стремлением к гражданственности. Гражданское общество требует от каждого из нас доброй воли и уважения, честности в делах и всепрощения.

По-видимому, некоторые считают, что наша политика может себе позволить быть мелочной, так как в мирное время ставки в наших спорах выглядят незначительными.

Однако для Америки ставки никогда не бывают незначительными. Если наша страна не будет возглавлять борьбу за дело свободы, то возглавлять ее будет некому. Если мы не обратим сердца детей к знаниям и развитию характера, мы потеряем их врожденные способности и подорвем их идеализм. Если мы позволим нашей экономике дрейфовать и слабеть, то больше всего пострадают незащищенные.

Мы должны жить в соответствии с нашим общим призванием.

Гражданственность – это не тактика или настроение. Это решительная убежденность в превосходство веры над цинизмом, общности над хаосом. И эта убежденность, если ее придерживаться, указывает путь к общим достижениям.

Кроме того, в лучших своих проявлениях Америка является мужественной.

Наше национальное мужество лучше всего проявлялось во времена депрессии и войны, когда наши общие цели определялись защитой от общих опасностей. Сегодня мы должны решить, будет ли нас вдохновлять пример наших отцов и матерей или мы осудим его. Мы обязаны проявлять мужество даже в благословенное время, решая проблемы вместо того, чтобы перекладывать их на плечи будущих поколений.

Вместе мы реформируем школы Америки, прежде чем невежество и безразличие заявят о своих правах на новые юные жизни.

Вместе мы реформируем программы социального обеспечения и бесплатного медицинского обслуживания, избавив наших детей от тягот, которые мы в силах предотвратить. И мы сократим налоги, чтобы придать новое ускорение нашей экономике и вознаграждать работающих американцев за усилия и предприимчивость.

Мы выстроим оборону, превосходящую любые вызовы,  ибо слабость ведет к уязвимости.

Мы будем противодействовать распространению оружия массового уничтожения, с тем чтобы новый век обошелся без новых ужасов.

Враги свободы и нашей страны не должны заблуждаться: Америка будет по-прежнему участвовать в делах мира - так сложилось исторически и таков наш выбор, – устанавливая баланс сил, благоприятный для свободы. Мы будем защищать наших союзников и наши интересы. Мы будем проявлять волю без высокомерия. Мы будем отвечать на агрессию и неверные убеждения с решительностью и силой. И всем странам мы будем говорить о ценностях, которые породили нашу страну.

В лучших своих проявлениях Америка демонстрирует сострадание.  Как американцы, в глубине души мы понимаем, что глубокая и беспросветная бедность не соответствует идеалам нашей страны.

И каким бы ни было наше мнение по этому поводу, мы согласны, что дети группы риска ни в чем не виновны. Покинутость и ожесточенность – это не что-то от Бога, а следствие недостатка любви.

А расширение тюрем, каким бы необходимым оно ни было, не заменит надежды и порядка в наших душах.

Там, где есть страдания, там есть и долг. Нуждающиеся американцы – это не чужеземцы, они являются гражданами, не проблемами, а приоритетами. И всем нам становится хуже, если у кого-то нет надежды.

Правительство имеет большие обязательства в отношении обеспечения безопасности и здоровья населения, гражданских прав и государственных школ. И все же сострадание – это душевная работа страны, а не только правительства.

А иногда нужда и боль так глубоки, что помочь могут только духовные наставники или молитвы духовного пастыря. Церкви, синагоги, мечети и благотворительные организации демонстрируют образцы гуманного отношения к людям, и они будут занимать почетное место в наших планах и в наших законах.

В нашей стране многим не знакома боль бедности, однако мы можем прислушаться к тем, кто ее знает.

И я призываю наш народ следовать цели: когда мы увидим на дороге в Иерихон раненого путника, то не станем переходить на другую сторону.

В лучших своих проявлениях Америка – это страна, где ценится и уважается  личная ответственность.

Поощрение ответственности – это не поиск козлов отпущения, а призыв к совести. И хотя она требует жертв, она приносит большее удовлетворение. Мы находим полноту жизни не только в возможности совершать выбор, но и в возможности принимать обязательства. И мы обнаруживаем, что посвящая себя детям и жизни наших местных сообществ, мы становимся свободными.

Наши общественные интересы определяются сутью каждого отдельного конкретного человека, гражданским долгом, семейными связями и элементарной честностью и безотчетными и не рассчитанными на признание проявлениями человеческой порядочности, которые направляют нашу свободу.

Иногда жизнь требует от нас совершать великие дела. Однако, как сказал один святой наших дней, каждый день от нас требуется совершать малые дела с большой любовью. Наиболее важные задачи демократии решаются каждым человеком.

Я буду жить и руководить в соответствии со следующими принципами: твердо следовать своим гражданским убеждениям, мужественно отстаивать общественные интересы, выступать за большую справедливость и сострадание, призывать к ответственности и стараться самому жить так же.

Таким образом я буду применять наши исторические ценности в ситуации сегодняшнего дня.

То, что делаете вы, столь же важно, как и все, что делает правительство. Я прошу вас стремиться к общему благу, пусть и за счет собственного удобства, защищать необходимые реформы от нападок, служить своей стране, начиная со своего соседа. Я прошу вас быть гражданами, гражданами, а не наблюдателями, гражданами, а не подданными, ответственными гражданами, формирующими общество, призванное служить людям, и страну с сильным характером.

Американцы щедры, сильны и порядочны не потому, что мы верим в себя, а потому что мы придерживаемся убеждений, которые выше нас. Когда это чувство гражданственности отсутствует, его не заменит никакая правительственная программа. Когда же этот дух присутствует, против него не устоит никакое зло.

После подписания Декларации независимости государственный деятель из Вирджинии Джон Пейдж писал Томасу Джефферсону: «Мы знаем, что в гонке не всегда выигрывает самый быстрый, а в битве - самый сильный. Не думаете ли вы, что это ангел несется на вихре и направляет эту бурю?»

Прошло много времени с тех пор как Джефферсон прибыл на свою инаугурацию. Идут годы и перемены растут. Однако он бы узнал мотивы нынешнего времени: великая история мужества нашей страны и ее простая мечта о достоинстве.

Мы не являемся автором этой истории, автором, который придает времени и вечности свою цель. И все же его цель достигается нашими обязательствами, а наши обязательства выполняются в служении друг другу.

Неустанно, не сдаваясь, никогда не останавливаясь на достигнутом, сегодня мы обновляем эту цель, чтобы сделать нашу страну более справедливой и щедрой, чтобы подтвердить высокий смысл жизни всех и каждого.

Эта работа продолжается. Эта история течет дальше. И ангел по-прежнему несется на вихре и направляет эту бурю.

Благослови вас всех Бог, и да благословит Бог Америку.

Социально-экономическая политика Дж. У. Буша

Основные подходы Буша к социально-экономической политике были отчетливо обозначены им еще во время первой президентской компании 2000 года. Их квинтэссенцией было существенное снижение налогов (как подоходных индивидуальных, так и на прибыли корпораций) и всемирное поощрение предпринимательства. В более широком контексте экономическая стратегия республиканцев мало чем отличалась от приоритетов демократов. Суммируя, ее можно сформулировать в следующих основных пунктах:

  • ускорение экономического роста за счет поддержки благоприятного предпринимательского климата, в том числе с помощью снижения налогов, использование налоговых льгот, активного манипулирования инструментами денежно-кредитного регулирования;
  • ускорение развития научно-технического прогресса за счет активной инновационной политики (опять-таки с помощью налоговых льгот и амортизационной политики) и всемерной поддержки фундаментальной науки, включая масштабные государственные инвестиции;
  • осуществление массированных инвестиций в «человеческий капитал», то есть рост государственных расходов в сфере образования, переподготовки рабочей силы и здравоохранения, а также поощрение расходов частного сектора экономики на эти цели (не случайно, что расходы федерального бюджета на социальные и экономические цели, включая образование и здравоохранение, превысили 62% всех бюджетных затрат, в консолидированном бюджете их доля еще выше);
  • обеспечение социальной функции государства через оптимизацию программ в сфере пенсионного и медицинского страхования и вспомоществования (в том числе и поддержка семейных ценностей);
  • наращивание позитивного эффекта от интеграции американской экономики в мировое хозяйство, от глобализации мировой экономики;
  • борьба с ухудшением окружающей природной среды, совершенствование экологических регуляторов, выработка соответствующей политики в связи с изменениями мирового климата.

Это, так сказать, стратегические цели, которые нередко, по тактическим соображениям, формулируются иначе, например, чтобы подчеркнуть отличия республиканской экономической программы от демократической или отметить достигнутые результаты. Так, в ходе предвыборной компании 2004 г. Дж. Буш указывал, что именно его экономическая политика – прежде всего принятый закон о снижении налогов на 1,35 трлн. долларов в течение 10 лет – вывела страну из кризиса и в дальнейшем будет стимулировать экономический рост. Республиканцы активно выступали за дальнейшую либерализацию мировой торговли (на практике, правда, этот лозунг далеко не всегда выполняется) и за широкое развитие двусторонних отношений США с другими странами, особенно в рамках НАФТА.

Мероприятия Дж.У. Буша по увеличению занятости в стране. Во время избирательной кампании 2000 г. главными вопросами, поднимаемыми как демократами, так и республиканцами были образование, здравоохранение, в меньшей степени – социальное обеспечение. Проблемы экономического роста, борьбы с безработицей, а также сохранения рабочих мест занимали мало места в программах обеих партий, однако и представители Демократической партии, и Дж.У. Буш касались вопросов, связанных с занятостью и безработицей в стране. Особенно актуально эта тема зазвучала в связи с массовыми увольнениями, произошедшими в Соединенных Штатах после террористических актов 11 сентября 2001 г. Спустя несколько дней после трагедии Конгресс США одобрил план о выделении дополнительных 100 млрд. долл. в 2002 г. для выхода страны из экономического кризиса. Между президентской администрацией и Конгрессом была достигнута договоренность о дополнительном снижении налогов (ранее уже планировалось их сокращение в размере 1.5 трлн. долл. сроком на 10 лет). Кроме того, правительство Соединенных Штатов предполагало увеличить налоговые льготы в ближайшие 10 лет еще на 159 млрд. долл.

Согласно подписанному президентом Бушем специальному закону, власти штата Нью-Йорк сформулировали условия выплаты денежных пособий родственникам жертв террористических актов. Семьи бывших сотрудников фирм, размещавшихся в обоих зданиях Всемирного торгового центра, а также пассажиров четырех угнанных в тот день террористами самолетов, могут рассчитывать на получение заработной платы своих погибших близких, которую те получали бы до момента ухода на пенсию, а также и на их пенсии за пока не определенный точно период. Кроме того, членам семей будут выплачены одноразовые пособия «за моральные утраты». Собственные варианты различной помощи родственникам жертв террористических актов готовят многочисленные фонды поддержки, возникающие в США в последнее время. Максимально упрощенной должна также стать процедура выдачи близким средств с банковских счетов погибших. Дети жертв терактов получат возможность бесплатного обучения в университетах штата Нью-Йорк. По предварительным подсчетам, общий размер помощи семьям погибших 11 сентября 2001 г. составит от 10 до 12 млрд. долларов.

По мнению Кена Мэйланда, одного из ведущих специалистов компании Clear View Economics, «...в сегодняшних условиях различные компании вынуждены бороться за выживание и сокращать рабочие места, чтобы контролировать стоимость своей продукции. Трагические события 11 сентября и их последствия, вероятно, подтолкнули американскую экономику к рецессии». Другой экономист, Алекс Кнустон, работающий в компании Tradingweapon.com, заявил, что «...сейчас ситуация не слишком приятная, но, по все видимости, худшее еще впереди. Однако нам следует понимать, что это все временно, и американское правительство на эти обстоятельства реагирует правильно... Так что в итоге, полагаю, все будет очень, очень хорошо». Старший экономист Merrill Lynch Брюс Стайнберг разделяет точку зрения А. Кнустона и отмечает, что «...действительно, события 11 сентября очень больно ударили по некоторым финансовым показателям. Однако в большей степени рост безработицы стал результатом ослабления экономической активности, которое мы наблюдали и до, и после трагедии, произошедшей 11 сентября».

Характерной чертой, существенно влияющей на принятие решений в заседаниях 107 Конгресса США, стала необычная расстановка политических сил в руководстве комитетов и подкомитетов обеих палат. Так, в двух комитетах Сената, постоянно занимающихся проблемами занятости и безработицы (Комитет здравоохранения, образования, труда и пенсий «Committee on Health, Education, Labor and Pensions» и объединенный экономический Комитет «Joint Economic Committee»), председатель и вице председатель (Эдвард Кеннеди и Джек Риид соответственно) являются представителями Демократической партии. Кроме того, председатель Подкомитета по занятости, безопасности и обучению («Subcommittee on Employment, Safety and Training») Пол Веллстоун ... также демократ.

В комитетах и подкомитетах Палаты Представителей картина совершенно иная. В трех основных комитетах, уделяющих внимание вопросам занятости и безработицы (Комитет образования и рабочей силы «Committee on Education and the Workforce», бюджетный Комитет «Committee on Ways and Means» и объединенный экономический Комитет «Joint Economic Committee»), председатели - республиканцы: Джон Бенер, Билл Томас и Джим Сакстон соответственно. В руководстве подкомитетов Палаты Представителей большинство принадлежит также представителям Республиканской партии. Таким образом, многие законопроекты, принимаемые на заседаниях в Нижней Палате Конгресса и одобренные республиканцами, наталкиваются на сопротивление со стороны демократов в Сенате. Вследствие этого далеко не все инициативы администрации Дж.У. Буша в области занятости и безработицы были воплощены в жизнь. Однако, несмотря на демократическую оппозицию, многие законопроекты в сфере занятости, разработанные республиканцами, были одобрены и вступили в силу.

В феврале 2001 г. Дж.У. Буш направил в конгресс США бюджетное послание, в котором он излагал план экономического развития страны на ближайшие 10 лет. Согласно посланию, 54% всех ассигнований приходилось на социальные статьи бюджета – медицину, образование, создание рабочих мест и т.п. Всего в 2002 фин. г. на программы социального обеспечения направлено 66% (или 2/3) федеральных ассигнований.

Одним из основных приоритетов в последнем бюджетном послании Буша являлось поощрение благотворительности. Среди социально уязвимых групп, нуждающихся в постоянной государственной помощи, администрация республиканцев особо выделяла инвалидов. Важной инициативой президента явился план помощи американским семьям, прежде всего малоимущим. Администрация Буша намеревалась выделять средства с целью повышения уровня образования, конкурентоспособности на рынке труда и трудоустройства глав таких семей.

По замыслам республиканцев, в течение ближайших 10 лет налоговые расходы по стимулированию создания новых рабочих мест, инвестиций и оздоровлению «бедных районов» или «районов с хронической депрессией» должны были составить около 26 млн. долл. Администрация Буша, рассматривая социальные программы с позиций «свободного рыночного хозяйства», планировала идти по пути дальнейшей индивидуализации ответственности за личное обеспечение, в том числе в пенсионном возрасте, а также расширения использования рыночных механизмов в социальной сфере.

Вторая администрация Дж. Буша-младшего

В течение нескольких лет после 11 сентября 2001 г. Джордж Буш-младший доминировал в американской политике. В его пользу действовал классический эффект единения граждан вокруг президента во время войны. Опросы демонстрировали чрезвычайно высокий уровень поддержки его курса. Американцы воспринимали Буша как сильного и решительного лидера. Демократическая партия не смогла эффективно оппонировать президенту.

Это позволило Бушу, объявившему международный терроризм главным врагом Америки, начать две войны – в Афганистане и Ираке, резко увеличить военные расходы – до уровня времен «холодной войны» (в постоянных ценах). Одновременно он осуществил самое крупное в американской истории сокращение налогов, следуя рецептам «рейганомики». Но в отличие от Р. Рейгана, который в 1980-е годы сокращал налоги и раскручивал гонку вооружений, уменьшив при этом социальные расходы, Буш высокими темпами увеличивал расходы на образование и здравоохранение – быстрее, чем Клинтон. Фактически во время своего первого срока пребывания у власти нынешний президент на практике осуществлял политику «и пушки, и масло».

В результате Буш смог добиться переизбрания на выборах 2004 г. Хотя к этому времени эффект 11 сентября стал спадать и в США начала нарастать озабоченность ходом иракской войны, большинство избирателей не хотели менять лидера, пока американская армия воюет за океаном. Кроме того, переизбранию Буша способствовала благоприятная экономическая конъюнктура в стране (рост ВВП в 2004 г. составил 4,2%).

Соперник Буша на президентских выборах 2004 года, сенатор Дж. Кэрри, подчеркивал необходимость государственных усилий в тех же самых направлениях. Он, как и подобает демократу, говорил о необходимости сделать налогообложение более социально справедливым, выступал против приватизации системы социального страхования и поднятия возраста выхода на пенсию до 67 лет. Кэрри так же призывал к более значительным, чем Буш, ассигнованиям государства на образование и здравоохранение.

В целом, новая экономическая стратегия Дж. Буша, сформулированная в его послании к стране в феврале 2005 г. и развитая в бюджетном послании и экономическом докладе, делает упор на следующих ключевых направлениях.

1. Президент США выступает за дальнейшее снижение налогов и политику предоставления налоговых льгот. В частности, Буш предлагает сделать постоянно действующим новое налоговое законодательство, введенное в 2004-м на срок до 2010 года. Оно предусматривает четвертое после прихода к власти республиканцев снижение налогов, освобождение от налогов на вступление в брак, на дивиденды, увеличение исключаемого из налогообложения дохода в связи с рождением ребенка. Предложено также создать «пожизненные сберегательные счета» – вклады, имеющие льготное налогообложение.

Льготный режим налогообложения предполагается распространить и на так называемые «индивидуальные счета развития», открываемые малоимущими семьями и предназначенные для крупных приобретений, например, покупку первого дома. Предполагается также пересмотреть налоговый кодекс Соединенных Штатов, упростить его, сделать более понятным миллионам американцев. Предложения по этому поводу должны быть подготовлены к 31 июля 2005 года.

2. Буш предлагает реформу правоохранительной системы. Речь идет о необходимости упрощения и, главное, удешевления системы правосудия США. Стоимость судебных разбирательств, в том числе и в сфере бизнеса, намного превышает аналогичные расходы в других странах. Например, компания с годовым доходом в 10 млн. долларов ежегодно тратит не менее 150 тыс. долларов на разного рода судебные издержки. Намечаемая реформа призвана снять с экономики (и в немалой степени – с граждан) бремя этих расходов.

3. Республиканцы намерены продолжить реформу государственного регламентирования, значительно уменьшив число административных ограничений в сфере бизнеса. Своей заслугой администрация Дж. Буша считает уменьшение на 75% всякого рода циркуляров и обязательных к исполнению правил.

4. Белый дом настаивает на сокращении роста стоимости медицинских услуг, который делает их менее доступными и тем самым негативно влияет на уровень жизни. Особенно остро проблема медицинского страхования стоит перед занятыми в малом бизнесе, где предпринимателям нелегко обеспечить страховкой своих работников. Предлагается шире использовать планы коллективного медицинского страхования, что удешевит стоимость страховки. Заодно президент предлагает усовершенствовать практику судебных разбирательств в сфере оказания медицинских услуг, что также должно уменьшить издержки медицинских страховых компаний и способствовать снижению цен. Государство будет также активно способствовать инвестициям в сферу медицинских информационных технологий, выделяя ассигнования на проведение научных исследований.

5. Предлагается усилить интеграцию американской экономики в мировое хозяйство и получить соответствующие выгоды для страны (удешевление потребляемых продуктов, расширение экспорта и создание новых рабочих мест, привлечение иностранных капиталовложений). По расчетам, сокращение внешнеторговых барьеров на 1/3 увеличит американский ВВП на 144 млрд. долларов в год.

6. Дж. Буш стремится усовершенствовать энергосистему и энергоснабжение Соединенных Штатов. В этой связи необходимо продолжить реализацию принятой в период первого президентского срока Дж. Буша всеобъемлющей национальной энергетической политики. Речь идет о пополнении стратегических запасов нефти, принятии соответствующего энергетического законодательства, финансировании научных исследований в области энергетики и т.д.

7. Усиление и развитие инновационной политики. Предложено сделать постоянно действующими налоговые скидки на расходы в области НИОКР, а в 2006 г. намечено увеличить федеральные расходы на эти разработки до 132 млрд. долларов. Кроме того, следует усилить исследования в области нанотехнологий, информационных систем, научных и технологических стандартов.

8. Укрепление государственной стратегии по развитию частной собственности. Приоритет будет отдаваться ее распространению среди представителей этнических и расовых меньшинств.

Среди основных социально-экономических задач второго срока Дж. Буша особое место, несомненно, занимают социальные проблемы. Они непосредственно присутствуют в трех из четырех названных в послании президента к стране целей. Это и проблемы образования, особенно школьного, и трудоустройства, и медицинского обслуживания, и помощи молодежи, и, конечно же, в первую очередь проблема социального обеспечения, являющаяся, по мнению многих экспертов, одним из серьезнейших вызовов стране в обозримой перспективе.

В США социальное обеспечение (в частности, пенсионное обеспечение) стало в последнее время предметом острых общественных дебатов. Именно поэтому Дж. Буш в своем послании, а также в целом ряде других выступлений и интервью, уделил ей первостепенное внимание.

Администрация Буша предложила план, главный смысл которого – частично снять чрезмерную нагрузку с государства за пенсионное обеспечение и другие социальные выплаты. Согласно предложениям республиканцев, для тех, кому исполнилось 55 лет и старше, ничего не изменится. Тем же, кто родился позже 1950 года, предлагается диверсифицировать на добровольной основе свои пенсионные взносы – направлять часть их на индивидуальные инвестиционные счета. Эти средства могут приносить дополнительный доход, так как будут инвестироваться в различные приносящие прибыль активы. Однако никаких гарантий получения дохода не будет. Те американцы, которые не захотят рисковать, должны быть готовы к тому, что размеры их пенсий заметно уменьшатся.

Предлагаемая система индивидуальных пенсионных счетов будет управляться государством и находиться под его контролем. Аналогичная система уже действует для федеральных служащих – они имеют пять вариантов инвестиционных вкладов в различные паевые фонды.

По плану Буша, граждане получат право направить 2/3 своих страховых взносов на индивидуальные инвестиционные счета: 4 процентных пункта от 6,2% индивидуального налога на социальное страхование. Оставшиеся 2,2 процентных пункта, а также 6,2% от фонда заработной платы, выплачиваемые работодателями, будут направляться на финансирование традиционной системы страхования. В течение первого года действия новых правил каждый работник сможет инвестировать на индивидуальный счет не более 1000 долларов.

Критики предлагаемой системы – прежде всего демократы – вполне осознают проблемы, стоящие перед системой социального страхования страны. Однако они считают, что предлагаемая реформа не достигает цели социального обеспечения. Напротив, она увеличивает риски. Главный принцип системы страхования, полагают демократы, – гарантировать получение дохода в старости или на случай нетрудоспособности. Новая же система эти гарантии размывает и определенно снижает. Вместе с тем пока демократическая оппозиция не предлагает никаких конструктивных решений. Если оставаться на традиционной точке зрения, то единственный путь решения проблемы – это повышение налогов. Такую альтернативу Америка вряд ли воспримет на ура. Но в любом случае очевидно, что социальные проблемы, в частности, социального страхования, становятся во главу угла всей социально-экономической стратегии государства.

Финансирование НИОКР

В начале текущего столетия США продолжают лидировать по затратам на сферу НИОКР: в 2007 г. на них приходилось 31,4% общемировых расходов. Далее следовали Китай (15,6%), Япония (12,8%), Германия, Франция, Индия, Великобритания, Южная Корея. Однако сохранение мирового лидерства США сопровождается ускорением наращивания научно-технологической мощи азиатских конкурентов – в первую очередь Китая, а также Японии и Южной Кореи. По данным на 2005 г., по расходам на исследования и разработки относительно ВВП США (2,6%) уступали Японии (около 3,4%) и Южной Корее (3%).

Государство в США уже более полувека является активным субъектом научно-технологической политики. Доля финансирования из федерального бюджета в общих расходах на научные исследования и разработки составляет в Соединенных Штатах около 28% (2007 г.). Но роль государства выходит далеко за пределы прямого финансирования НИОКР и заключается также в разработке механизмов защиты прав интеллектуальной собственности, определении наиболее перспективных и важных направлений исследований, разработке стратегии технологического развития страны, наконец, создании условий для развития частной инициативы.

Активная роль государства в инновационной сфере обусловлена критически высоким значением новых технологий для поддержания национальной безопасности и конкурентоспособности страны на мировой арене. Современное состояние социально-экономического развития США характеризуется включением научно-технической и инновационной составляющей практически во все формы экономических отношений.

Перспективы научно-технологического развития страны находились в центре внимания правящих кругов США и в прошлом столетии, это выражалось в разработке и постоянной корректировке целей, задач, направлений и масштабов научно-технологической деятельности, в содействии использованию потенциала науки и технологий для укрепления национальной безопасности, экономики, позиций на мировом рынке; в осуществлении научно-технологической деятельности для обеспечения внутренних потребностей страны при одновременном содействии реализации внешнеэкономических интересов.

Особенностью государственной политики в сфере НИОКР является устойчивое нарастание предпочтения косвенных методов воздействия на укрепление научно-технологического потенциала страны. Доля прямого финансирования в течение последних трех десятилетий прошлого столетия снизилась с 57% в 1970 г. до 24,8% в 2000 г. Рассмотрение динамики финансирования НИОКР в первом десятилетии XXI века десятилетии показывает нарушение этой долговременной тенденции: доля федерального финансирования в течение первого срока администрации Дж. Буша резко возросла – до 30% в 2004 г., а в течение второго срока стабилизировалась на уровне 28-29%.

К основным ведомствам, осуществляющим деятельность в сфере НИОКР, относятся министерство обороны; министерство энергетики; НАСА; ННФ; министерство транспорта; министерство сельского хозяйства; министерство торговли; министерство внутренних дел; министерство здравоохранения и социального развития (включая национальные институты здравоохранения); министерство строительства и городского развития; Администрация по делам малого бизнеса; министерство финансов и Государственный департамент США. На них приходится до 97 % средств федерального бюджета, выделяемых на НИОКР.

Средства федерального бюджета распределяются на конкурсной основе через систему федеральных контрактов и грантов, присуждаемых главным образом частным промышленным корпорациям и иным организациям негосударственной формы собственности, а также федеральным лабораториям и исследовательским центрам. Большую часть прикладных работ по федеральным контрактам выполняют промышленные компании.

Около половины всех фундаментальных исследований США выполняют американские университеты, причем большая часть из них финансируется федеральным правительством. Как отмечают В.А.Федорович и А.П.Патрон, широкое использование федеральных контрактов и грантов является ключевым аспектом научно-технологической системы США, существенным фактором ее силы и жизнеспособности. Это делает американскую систему более гибкой по сравнению со многими научно-технологическими системами других стран, в которых в основном задействованы государственные лаборатории и институты.

В начале XXI в., согласно приоритетам инновационного развития, возрос объем финансирования и в качестве ключевого направления государственной политики США определено содействие корпоративным НИОКР на долгосрочной основе. Поддержка государством исследований и разработок, обеспечивающих конкурентоспособные позиции в важнейших областях экономики, должна способствовать увеличению возможностей корпоративного сектора проводить эффективные научные исследования и опытно-конструкторские разработки. В сфере возрастающего внимания государства – формирование и активизация деятельности научно-исследовательских институтов для расширения инновационной сферы.

Если в 1950-е – 1960-е гг. финансирование исследований и разработок относительно ВВП в США нарастало, то после некоторых колебаний в 1980-е гг., начиная с 1990-х гг. наметилась тенденция к снижению этого показателя. Однако с 2001 г., когда пришедшая к власти республиканская администрация Дж. Буша провозгласила необходимость «нового перевооружения», требующего новых технологий, прежде всего – военных, наблюдалось плавное повышение роли государства в финансировании НИОКР. В последние два года доля федеральных НИОКР относительно ВВП вновь начала падать. Если в 2001 – 2004 гг. благодаря финансированию военных разработок этот показатель держался на уровне 1%, то в 2008 фин.г. он снижается до рекордно низкого уровня – 0,4% от ВВП.

Начало XXI в. ознаменовало и структурные изменения бюджетного финансирования. Как видно из таблицы, с начала тысячелетия федеральные расходы США на НИОКР в абсолютных величинах возросли почти вдвое, однако рост этот был крайне неоднороден. Расходы на оборонные НИОКР, космические исследования и здравоохранение демонстрируют двукратное увеличение, с приоритетным среди них ростом оборонных НИОКР. Расходы на фундаментальные научные исследования и энергетику возросли в полтора раза.

Таблица. Приоритеты финансирования НИОКР в США, млрд. долл.


Годы

Суммарные расходы

Национальная оборона

Здравоохранение

Космические исследования

Фундаментальные исследования

Сельское хозяйство

Энергетика

2000

78 664

42 580

17 869

5 363

4 977

1 426

996

2001

86 756

45 713

20 758

6 126

5 468

1 657

1 314

2002

97 624

53 016

23 560

6 270

5 753

1 606

1 327

2003

112 544

63 048

26 517

7 355

6 129

1 708

1 403

2004

121 867

69 593

28 251

7 612

6 466

1 750

1 343

2005

126 601

74 047

28 824

7 300

6 570

1 820

1 296

2006

131 624

78 037

28 797

8 204

6 691

1 869

1 195

2007

137 026

81 667

29 481

8 933

7 185

1 824

1 581

2008

138 332

82 383

29 242

9 506

7 752

1 629

1 468

Источник: Science and Engeneering Indicators 2008.

Промышленные компании в основном финансируют прикладные исследования, а в том, что касается фундаментальных разработок, тенденция прямо противоположная: частные компании финансируют только 16% таких исследований, тогда как федеральное правительство – более 60%.

Соответственно, промышленность (в качестве исполнителя) берет на себя выполнение более 70% всех НИОКР; федеральное правительство, через подчиненные ему организации, – 7% (т.е. вдвое меньше, чем университеты и колледжи).
Преобладающая часть НИОКР США, выполненных за счет федерального бюджета, относится к ведению министерства обороны. Их доля в общем федеральном финансировании НИОКР достигает уровня примерно 60%.

Если принимать в расчет инфляционные показатели, расходы федерального бюджета на оборонные исследования и разработки в последние годы также демонстрируют опережающий рост по сравнению с исследованиями и разработками невоенного назначения.

Важными направлениями бюджетного финансирования в США были и продолжают оставаться исследования в области здравоохранения и космоса. Их доля в общих научно-исследовательских расходах достаточно стабильна и составляет примерно 20% и 7% соответственно.

Государство отдает приоритет проектам, находящимся «на стыке» различных областей науки и не гарантирующим быстрой коммерческой отдачи, но многообещающим с точки зрения долговременной перспективы.

После трагических событий сентября 2001 г. администрация президента Дж. Буша включила в число приоритетных также программы НИОКР, направленные на предотвращение угроз террористических актов. Кроме того, значительно увеличились расходы государства на исследования и разработки в области здравоохранения и образования. В последние годы НИОКР в области здравоохранения прочно занимают втрое место (после оборонных) по объему финансирования из федерального бюджета США.

На сельское хозяйство, энергетику, транспорт приходится соответственно 1,2%, 1,1%, 1,0% федерального финансирования НИОКР.

В проекте бюджета США на 2009 финансовый год, представленном президентом Дж. Бушем конгрессу в феврале 2008 г., администрация планирует сохранить приоритетное финансирование оборонных исследовательских программ. Безусловное лидерство в расходах, как и в предыдущие годы, у министерства обороны, далее следуют здравоохранение (его научно-исследовательский бюджет втрое меньше) и исследование космоса (примерно 10% от финансирования НИОКР министерства обороны).

Администрация рассчитывала компенсировать в 2009 г. отставание от плана прироста расходов федерального бюджета, выделенного на реализацию Инициативы американской конкурентоспособности. В соответствии с этой программой, анонсированной Дж. Бушем 2 февраля 2006 г., за 10 лет планировалось удвоить государственные инвестиции в исследования, выполняемые в рамках трех федеральных агентств – Национального научного фонда, Управления по науке министерства энергетики и Национального института научных и технологических лабораторных исследований министерства торговли.

Посредством этой программы Президентский бюджет 2008 г. установил строгие обязательства по инвестированию в области фундаментальных исследований, которые способствуют продвижению знаний и технологий, используемых учеными в близких (смежных) областях. Программа американской конкурентоспособности предполагает удвоение в течение 10 лет инвестиций в уполномоченные федеральные ведомства: Национальный научный фонд, управление науки Министерства энергетики и лаборатории Национального института по науке и технологиям Министерства торговли, что станет возможным в случае ежегодного повышения финансирования не менее чем на 7%.

Предлагалось в 2008 финансовом году в рамках Программы повысить суммарное финансирование этих ведомств на 764 млн. долл., что обеспечило бы превышение на 7,2% их бюджетного финансирования по сравнению с 2007 финансовым годом (10,7 млрд. долл.).

Рост финансирования НИОКР в интересах повышения конкурентоспособности национальной экономики является одним из главных приоритетов научно-технологической политики США. В официальных документах значится, что исследования и разработки помогут решить проблемы, стоящие перед США в таких критически важных для сохранения национальной экономической конкурентоспособности областях, как здравоохранение, оборона, энергетика, сохранение окружающей среды и т.д.

В рамках реализации Программы американской конкурентоспособности федеральный бюджет на 2008 финансовый год должен обеспечить рост финансирования Национального научного фонда на 6,8% по сравнению с предыдущим годом. Это продолжит, таким образом, выполнение обязательств по удвоению в десятилетний срок финансовых инвестиций в критически важные фундаментальные исследования ключевых агентств, ученых и инженеров. Исследования ННФ должны создать фундамент для инновационных технологий, которые обеспечат экономический рост и приведут к новому качеству жизни.

При утверждении бюджета-2008 Конгресс существенно сократил запрошенные президентом суммы на исследования в рамках этой инициативы, санкционировав только треть от предложенного Дж. Бушем увеличения.

В 2009 финансовом году – третьем по счету с начала реализации Инициативы конкурентоспособности, предлагалось выделить 12,2 млрд. долл. для их финансирования, что соответствует приросту на 1,6 млрд. долл. (15%) по сравнению с 2008 финансовым годом (когда было выделено 10,6 млрд. долл.). По проекту бюджета-2009 панировалось компенсировать финансирование этой Инициативы в рамках заявленного «удвоения за десятилетие».

Основным институтом в системе министерства обороны США, отвечающим за финансирование научно-исследовательских опытно-конструкторских работ, проводимых технологически-ориентированными компаниями для нужд оборонной промышленности США, является Агентство передовых оборонных исследовательских проектов.

В стратегическом плане Агентства, разработанном в 2003 г. и рассчитанном до конца десятилетия, основная задача определена как «…поддержание технологического превосходства США в военной области, предотвращение появления неожиданных технологических угроз для национальной безопасности путем оказания финансовой поддержки революционным и высоко рентабельным исследованиям, сокращающим разрыв между фундаментальными открытиями и их военным использованием». Эти планы строили в соответствии с Оперативными целями реформы министерства обороны США (указанные цели были определены министром обороны в Четырехлетнем отчете (Quadrennial Defense Review Report), опубликованном 30 сентября 2001 г.). К числу главных направлений деятельности Агентства по финансированию исследовательских и инженерно-конструкторских проектов были объявлены следующие:

Стратегическое направление

Оперативная цель

Антитеррор

Защита наиболее важных оперативных баз(территория США, войска за рубежом, союзники и друзья), уничтожение химического, биологического, радиологического, ядерного и взрывчатого оружия большой мощности, а также средств их доставки.

Надежные, самонастраивающиеся сети

Разработка информационных систем, способных противостоять нападению и обеспечивать эффективный информационных обмен.

Сетевые системы, управляемые при и без участия человека
Био-революция

Защита и поддержка вооруженных сил США, находящихся в удаленных и труднодоступных с воздуха условиях, предотвращение угроз воздушных и биологических нападений.

Обнаружение, идентификация, отслеживание и уничтожение неопределенных поверхностных объектов
Выявление подземных сооружений
Био-революция

Обнаружение любого укрывшегося противникапутем проведения постоянного наблюдения, контроля и быстрого реагирования с нанесением высокоточных комбинированных ударов с воздуха и земли по наиболее важным мобильным и неподвижным целям на максимальной дальности и при любых погодных и климатических условиях.

Использование космоса

Улучшение характеристик космических систем и поддерживающей инфраструктуры.

Надежные, самонастраивающиеся сети. Интеллектуальные компьютеры

Использование информационных технологий и инновационных концепций для разработки интероперабельной совместимой архитектурыC4ISR, которая включает в себя индивидуально настраиваемое целостное оперативное изображение (Defense Advanced Research Projects Agency (DARPA), Strategic Plan, February 2003.).

Для выполнения целей, поставленных в рамках стратегических направлений своей деятельности, Агентство привлекает к работе эксперта и руководителя проекта, разрабатывает систему поощрения этих специалистов, предоставляет им максимально возможную свободу действий. При этом на финансирование шести обозначенных стратегических направлений предполагалось направлять до 90% бюджета в период 2002—2009 гг., а 10% – на инвестиции в фундаментальные исследования и реализацию межведомственной программы Инновационных исследований малого бизнеса.

Бюджет Агентства передовых оборонных исследовательских проектов в 2009 финансовом году планировался администрацией президента Дж. Буша на уровне 3,285 млрд. долл. (для сравнения: в 2008 финансовом году – 2,959 млрд. долл.; в 2003-м – планировался на уровне 2,685 млрд. долл., в 2001-м – 1,976 млрд. долл.).

***

За Буша голосовало большинство американского среднего класса. Именно этим объясняется его победа на выборах. Идеологические различия американских граждан прямо коррелируются с уровнем доходов электората. Чем выше уровень доходов, тем выше степень консерватизма и уровень голосования за Республиканскую партию. На первом плане у сторонников Дж. Буша были вопросы моральных ценностей, террористической угрозы и снижения налогов. Для электората Демократической партии характерны антивоенные настроения, а также озабоченность получением доступа к работе, образованию, медицинскому обслуживанию.

Буш смог успешно представить себя защитником моральных ценностей, глубоко религиозным человеком. Это обеспечило ему поддержку консервативно настроенных слоев электората.

Следует отметить, что в Республиканской партии существуют глубокие расхождения по поводу роли государства. Часть республиканцев, которые связаны с предпринимательством, с большим подозрением относятся к социально-экономическим функциям государства. Другая часть демонстрирует склонность к поддержке этих функций. Они занимают противоположные позиции и в оценке деятельности большого бизнеса. Их позиции различаются также и по вопросу о защите окружающей среды.

Политологи из Центра Пью, занимающиеся исследованием общественного мнения, выделили группу «консерваторов-государственников», взгляды которых по ряду вопросов напоминают позицию либеральных демократов. В то же время «предприниматели» (по классификации Центра Пью) фактически занимают либертарианские позиции по многим социально-экономическим вопросам.

В этой группе 82% выступают против отмены проведенного Бушем снижения налогов, 81% – за сокращение социальных расходов, 89% – за приватизацию системы социального обеспечения, 76% – против всеобщего государственного социального страхования, 49% – против повышения минимальной заработной платы. 89% членов этой группы выступают за упреждающее применение военной силы и 94% поддерживают вторжение в Ирак, 63% считают применение пыток к лицам, подозреваемым в террористической деятельности, обоснованным2 . В этой группе полагают, что уровень доходов корпораций является справедливым (88%), защита окружающей среды наносит ущерб экономике (74%), бедняки ведут легкую жизнь, поскольку получают государственную помощь, ничего не давая взамен (73%).

Противоположностью этой группы являются либеральные демократы. 90% либералов поддерживают всеобщее социальное страхование, 94% – повышение минимальной заработной платы, 65% – против приватизации в сфере социального обеспечения, 57% – за отмену всех или части сокращений налогов. Только 33% либералов поддерживают упреждающие военные удары, 21% согласны с применением пыток к террористам и всего лишь 11% – с вторжением в Ирак. Либеральные демократы считают также, что чрезмерное использование военной силы в борьбе с терроризмом ведет к еще большему терроризму (90%), что правительство оказывает недостаточную помощь беднякам (80%), и выступают за защиту окружающей среды (89%).

Победив на президентских выборах 2004 г., Дж. Буш-мл. начинал свой второй срок, имея достаточно прочные позиции. Уровень поддержки президента был примерно таким же, как и в начале его первой администрации, хотя и сократился по сравнению с заоблачно высоким рейтингом, который был у него после террористической атаки 11 сентября 2001 г. Республиканцы контролировали не только Белый дом, но и Конгресс, и Верховный суд. Оппозиционная Демократическая партия после второго подряд поражения на президентских выборах оказалась в состоянии разброда.

Это развязывало Бушу руки для того, чтобы во время второго срока решить ряд крупных проблем исторического масштаба. Буш не скрывал намерения использовать накопленный немалый политический капитал для того, чтобы закрепить свое место в истории.

На международной арене его приоритетом была консолидация позиций США как единственной сверхдержавы с глобальными интересами и способностью применять военную силу в любом районе мира. Для этого, прежде всего, необходимо было довести до победного конца войну в Ираке.

На внутренней арене президент намеревался осуществить идеологическую программу правоконсервативного крыла Республиканской партии, которое составляло его политическую базу на выборах 2000 и 2004 гг. В первый срок своего президентства Буш не только не сократил, а наоборот - увеличил социальные расходы американского государства на 36%, прежде всего расходы на образование и здравоохранение, что вызвало недовольство его сторонников. Поэтому в инаугурационной речи в январе 2005 г. президент провозгласил задачу создания «общества собственников» . Его планы предусматривали дальнейшее сокращение налогов, приватизацию системы социального обеспечения и сокращение государственных расходов на невоенные цели. Однако реализация этой программы столкнулась с большими трудностями.

Одна из главных причин пробуксовывания второй администрации Буша находится в экономической сфере. Несмотря на рост цен на нефть и разрушительный ураган Катрина, ВВП США в 2005 г., по предварительным оценкам, увеличится на 3,6%, а в 2006 г. – на 3,3%. Безработица сократилась до 5,1%5 . Хотя в стране продолжается экономический рост, уровень потребительского доверия во второй половине 2005 г. существенно снизился – примерно на 20% . Только 28% американцев считали экономическое положение страны отличным и хорошим, а 72% полагали, что оно является посредственным или плохим. В конце 2005 г. 43% опрошенных были убеждены, что американская экономика находится в состоянии спада.

В чем причина столь пессимистических оценок? Все большую озабоченность в США начинает вызывать проблема двойного дефицита – федерального бюджета и платежного баланса. Эта проблема носит долгосрочный характер и чревата самыми серьезными последствиями.

Снижение налогов, проведенное Бушем, привело к тому, что доходы федерального правительства упали на 4,6% ВВП и достигли самого низкого за последние четыре десятилетия уровня – менее 17% ВВП. Между тем государственные расходы увеличились на одну треть, в результате чего доля федеральных расходов в ВВП возросла с 18,5% при Клинтоне до 20,3% в конце первой администрации Буша8 . Если к началу 2000 г. администрация Клинтона смогла не только ликвидировать бюджетный дефицит, но и добиться профицита (2,4% ВВП в 2000 фин. г.), то при Буше американское государство вновь вернулось к дефицитному финансированию - на уровне примерно 3,6% ВВП в 2004 фин. г. Таким образом, за свой первый срок Буш ухудшил бюджетные показатели на 6% валового внутреннего продукта. Отметим, что по сравнению с 2000 г. государственные расходы США выросли в 2004 г. на 1,7% ВВП, в том числе военные - на 1%, а социальные – на 1,2%.

Консерваторы констатируют, что Дж. Буш-мл. при поддержке республиканцев в Конгрессе стал рекордсменом по росту дискретных расходов (35%), обогнав по этому показателю Л. Джонсона (33%), при котором был достигнут прежний пик из-за расходов на "Великое общество" и войну во Вьетнаме10 . Буш лишь немногим уступает Джонсону по темпам роста всех государственных расходов (32% и 23%). В какой-то мере это объясняется тем фактом, что и при Джонсоне, и при Буше (кстати, оба из Техаса) правящая партия контролировала не только Белый дом, но и обе палаты Конгресса. Поэтому при них шел быстрый рост и военных, и гражданских расходов. В то же время при Никсоне и Клинтоне, находившихся у власти в послевоенный период (к Никсону это относится лишь с оговорками, поскольку именно он приступил к завершению войны во Вьетнаме) дискретные расходы сокращались, прежде всего за счет военного бюджета.

Согласно подсчетам специалистов фонда «Наследие», в 2001–2005 гг. военные расходы выросли на 64% (в текущих ценах), а на образование – на 100%, медицину – на 42%, социальное страхование – на 20% (Riedl B. Federal Spending - By the Numbers. The Heritage Foundation. Wash., 7.10.2005).

В исследовании Американского предпринимательского института, одного из оплотов консервативной идеологии в США, опубликованном осенью 2005 г., содержится следующий вывод: «До настоящего времени администрация Буша проводит две противоречащих друг другу бюджетных политики. Администрация сокращает налоги, в результате чего у американцев остается больше денег, но она в то же время увеличивает без всяких ограничений расходы, постоянно наращивая социальное государство. Такая стратегия не может работать долго» (De Rugy V., Gillespie N. Bush the Budget Buster. American Enterprise Institute for Public Research, 19.10.2005).

Не стоит забывать, что ликвидация бюджетного дефицита на протяжении нескольких десятилетий была чуть ли не главным пунктом экономической программы Республиканской партии. Республиканцы даже добивались принятия поправки к Конституции США о запрещении бюджетного финансирования. В ряде штатов такие поправки были приняты. Во время первичных выборов в ходе избирательной кампании 1980 г. Дж. Буш-старший называл предложения Рейгана о радикальном сокращении налогов «шаманской экономикой». Став президентом, Дж. Буш-старший пошел на соглашение с демократами об увеличении налогов, чтобы уменьшить созданный при Рейгане дефицит. Теперь же именно администрация Буша-младшего создала колоссальный дефицит и наращивает государственный долг.

По данным Управления государственной отчетности (бывшее Главное счетное управление) дефицит федерального бюджета сохранится в ближайшие десятилетия. Сам Буш обещает лишь сократить размер дефицита к концу нынешнего десятилетия, продолжая при этом сокращать налоги. По оценке Бюджетного управления Конгресса, в течение следующего десятилетия дефицит федерального бюджета США может увеличиться на 4-5 трлн. долл. Ряд специалистов предсказывали, что в связи со старением населения и ростом государственных социальных и медицинских расходов к 2025 г. дефицит составит 9% ВВП.

Согласно оценкам фонда «Наследие», дефицит федерального бюджета в 2015 г. будет составлять свыше 870 млрд. долл. К 2040 г. государственные расходы на социальное обеспечение и здравоохранение достигнут почти 28% ВВП, а общие государственные расходы вырастут до 44% ВВП (Riedl B. Entitlements-Driven Long-Term Budget Substantially Worse Than Previously Projected. The Heritage Foundation, 30.11.2005).

Ситуация усугублялась в силу того, что в конце 2005 г. потребовалось увеличить государственные расходы за счет незапланированных мер по ликвидации последствий урагана Катрина (67 млрд. долл.). За первые два месяца 2006 фин. г. (т.е. за октябрь – ноябрь 2005 г.) доходы федерального правительства составили 271 млрд. долл., а расходы – 387 млрд. долл. Таким образом, дефицит достиг 115 млрд. долл. или примерно 30% федерального бюджета. Кроме того, Пентагон подготовил очередной запрос на дополнительное финансирование войны в Ираке – примерно 100 млрд. долл. Этот запрос не входит в ежегодный бюджет Министерства обороны, который в 2006 фин. г. составляет 419 млрд. долларов.

Всего же за пять лет пребывания у власти Дж. Буша-мл. расходы на оборону и безопасность в реальных ценах выросли на душу населения на 48%, а расходы на внутренние программы – на 15%. По подсчетам экспертов из Центра бюджетных и политических приоритетов, увеличение государственного долга при Буше на 37% произошло за счет роста расходов на оборону и безопасность, на 15% - за счет внутренних программ и на 48% – за счет сокращения налогов.

Обращает на себя внимание и такое важное обстоятельство, как предполагаемое уменьшение доли дискретных ассигнований с 39% федерального бюджета в 2005 г. до 32% в 2015 г. В то же время доля процентных расходов по обслуживанию государственного долга увеличится с 7% до 13%, а автоматически индексируемые обязательные расходы в этом десятилетии сохранятся на уровне 54% бюджета19 . Это означает, что возможности для бюджетного маневра за счет дискретных ассигнований резко уменьшаются.

Ухудшающаяся бюджетная ситуация в США делает неизбежным, по практически единодушному мнению экспертов, сокращение доли расходов на национальную оборону с 4% до 3,5% ВВП.

В начале 2005 г. Управление государственной отчетности США опубликовало доклад «Вызовы XXI века: переоценка основ федерального правительства». В этом документе анализируется ситуация, сложившаяся в 12 основных сферах деятельности государства. В докладе содержится тревожный вывод: «В долгосрочной перспективе страна столкнется с растущим финансовым дисбалансом, связанным в основном со старением населения и растущей стоимостью медицинского обслуживания. Эта тенденция осложняется наличием краткосрочных дефицитов, вызванных новыми дискретными и защищенными расходами, а также уменьшением доли государственных доходов в экономике. Если не произойдет серьезных изменений в расходных и доходных статьях бюджета, эти долгосрочные дефициты будут поглощать все большую часть национальных ресурсов и поставят под вопрос способность нынешнего и последующего поколений выполнять сегодняшние и завтрашние обязательства. Продолжение нынешнего курса невозможно, поскольку это постепенно ослабит и может даже резко подорвать нашу экономику, наш уровень жизни и нашу национальную безопасность» (21st Century Challenges: Reexamining the Base of the Federal Government. United States Government Accountability Office. Wash., 2005, p. 1).

По оценке Управления государственной отчетности, чтобы ликвидировать дефицит, через несколько десятилетий придется либо сократить федеральные расходы на 60%, либо увеличить налоги в 2,5 раза. Как пишет известный американский экономист Роберт Сэмюелсон, «чтобы ликвидировать возникшие "ножницы", республиканцы и демократы должны сделать то, чего они не хотят: сократить те расходы, которые не являются необходимыми, и поднять налоги» (Newsweek, 13.06.2005) . Рано или поздно Соединенным Штатам придется сделать выбор: либо пойти на повышение налогов, либо начать существенно сокращать федеральные расходы. Именно эта дилемма будет доминировать в американской политической жизни в обозримом будущем.

Ликвидация бюджетного дефицита требует болезненных мер: или сокращение расходов; или повышение налогов; или комбинация этих мер. Опросы показывают, что американцы не верят в «шаманскую экономику». Только 28% полагают, что проведенное Бушем сокращение налогов надо сохранить, а 60% признают, что частично (35%) или полностью эти налоги надо восстановить. Показательно, что за сокращение дефицита выступает и большинство сторонников Республиканской партии . Однако даже незначительное сокращение социальных расходов – всего на 2% – не вызвало энтузиазма у многих республиканцев в Конгрессе. Лишь с большим трудом этот законопроект 17 ноября 2005 г. был принят Палатой представителей, где часть умеренных республиканцев нарушила партийную дисциплину и голосовала против него. Видимо, согласительная комиссия Конгресса еще больше уменьшит эти сокращения. В декабре при поддержке Белого дома руководству Республиканской партии в Палате представителей удалось восстановить дисциплину в своих рядах и добиться одобрения (234 голосами против 197) нового сокращения налогов на 95 млрд. долл. Против этого законопроекта проголосовали только три республиканца .

Дефицит платежного баланса – тоже не новая проблема. Уже почти полвека США каждый год (за редким исключением) экспортируют меньше товаров и услуг, чем импортируют. Но при Буше размеры этого дефицита резко возросли. В октябре 2005 г. дефицит возрос до рекордного уровня – 69 млрд. долл. Из них 20 млрд. приходилось на торговлю с Китаем25 . В 2005 г. он составил примерно 6,2% американского ВВП. Согласно подсчетам отдела исследований Международного валютного фонда, этот дефицит составляет примерно 1,5% мирового ВВП. У Европейского Союза, Восточной Азии, России сегодня положительный баланс платежного баланса. Таким образом, высокий уровень потребления американцев оплачивается за счет накоплений всего мира, в то время как в самих США уровень накоплений домохозяйствами стал практически нулевым – менее 2% ВВП в 2004 г. и – 1,5% в третьем квартале 2005 г. Американцы потребляют больше, чем производят, расплачиваясь бумажными деньгами с остальным миром.

Однако США балансируют платежный дефицит за счет внешних заимствований – примерно на уровне 1,8 млрд. долл. в день. Около 45% всех покупателей финансовых обязательств казначейства – иностранцы. Для покрытия дефицита платежного баланса необходимо притягивать в страну примерно 70% всего глобального вывоза капитала. Это сказывается на темпах роста мировой экономики. В нынешней модели глобальной экономики доллар занимает господствующие позиции, что помогает поддерживать высокий жизненный уровень американцев. Но могут ли США вечно жить в долг?

Незадолго до своего ухода в отставку с поста председателя Федеральной резервной системы (ФРС) А. Гринспен выступил с предупреждением, подчеркнув, что «дефицит платежного баланса не может существовать вечно». Он призвал учесть исторические уроки потери английским фунтом стерлингов роли мировой валюты. По его мнению, иностранные кредиторы когда-нибудь перестанут финансировать американский дефицит. Гринспен отметил, что евро превращается в реального соперника американского доллара. В мировом движении капитала удельный вес инвестиций, деноминированных в долларах, упал до 42%, а доля инвестиций в евро выросла до 39%.

Опросы осенью 2005 г. показали, что необычайно большое количество американцев выражали тревогу по поводу растущего внешнего долга Соединенных Штатов. 55% опрошенных считают, что внешний долг превратился в угрозу американским национальным интересам.

Положение среднего класса фактически не улучшилось, а количество бедняков в стране возросло. Вместе с тем недовольство вызывает и социальная политика Буша, растущая озабоченность состоянием здравоохранения, образования, пенсионной системы. В ноябре 2005 г. положительный «индекс потребительского комфорта» был отмечен только у лиц с доходом свыше 100 тыс. долл. в год, а у всех других групп он был отрицательным.

Существующий экономический рост в США во многом был связан с бумом в жилищном строительстве. Почти 70% американских домохозяйств владеют собственным жильем (по сравнению с 50%, которые являются владельцами акций и других ценных бумаг). Именно это имел в виду Буш, провозглашая лозунг «общества собственников». В экономическом послании Конгрессу в феврале 2005 г. он провозгласил: «Право на собственность предоставляет критически важную связь между усилиями людей и их вознаграждением. Это – инструмент, с помощью которого общество устанавливает контроль людей над вещами» (Economic Report of the President Transmitted to the Congress February 2005, p. 117).

По данным агентства Блумберга, на долю строительства приходится примерно половина прироста американской экономики после 2000 г. Строительный бум во многом объясняется крайне низкими ставками залогов. Более того, возникла система кредитования, когда четверть всех покупок домов осуществляется фактически без уплаты первого взноса . Это связано с сокращением ФРС учетной ставки с 6,5% в 2000 г. до 1% в 2003 г. – таким образом председатель ФРС А. Гринспен обеспечил США выход из экономического кризиса в первый срок пребывания Буша у власти. Рыночная стоимость жилья растет ежегодно в среднем на 9%, что значительно выше темпов роста доходов граждан, и достигла 18 трлн. долл. (The Federal Reserve Board. Mortgage Banking. Remarks by Chairman Alan Greenspan to the American Bankers Annual Convention, 26.09.2005) Вместе с тем потребительская задолженность за жилье составляет примерно 9 трлн. долл., что превышает размеры государственного долга США. Задолженность домохозяйств достигла рекордного уровня – 124% их годового дохода после уплаты налогов . Однако многие экономисты говорят о том, что в строительстве возник «мыльный пузырь», по аналогии с «мыльным пузырем», который образовался на биржевом рынке США в конце прошлого десятилетия в результате бума информационных технологий. Когда этот «пузырь» лопнул в 2000 г., в американской экономике произошел спад.

Между тем количество непроданных новых домов росло быстрыми темпами (быстрее, чем создание новых домохозяйств). Выступая на слушаниях в Конгрессе в октябре 2005 г., председатель Экономического совета при президенте США Б. Бернанке отрицал, что строительный бум привел к созданию «мыльного пузыря», но признал, что «на жилищном рынке возможно умеренное охлаждение» в следующем году . А. Гринспен, которого 1 января 2006 г. Б. Бернанке сменил на посту председателя ФРС, также предупреждал о возможности такого развития событий40 . Тем временем ФРС подняла учетную ставку до 4%, чтобы не допустить роста инфляции. В результате начала расти и стоимость ипотеки. Однако в октябре 2005 г. продажа новых домов выросла на 13%.

Что произойдет, если лопнет и новый «мыльный пузырь»? Журнал «Экономист» называет его «крупнейшим пузырем в истории» («The Economist», 16.06.2005). Стоимость акций и ценных бумаг равна 82% ВВП, а стоимость жилья – 145%. «Стоимость прорыва жилищного пузыря будет значительно выше, чем в случае с биржевым пузырем» (Baker D., Rosnick D. Will a Bursting Bubble Trouble Bernanke? Center for Economic and Policy Research. Wash., November 2005, p. 12), – предупреждает доклад вашингтонского Центра экономических и политических исследований. Эксперты считают, что в этом случае возможно падение ВВП на 3 - 4% и уменьшение количества рабочих мест на 5-6 миллионов.

Последствия краха жилищного рынка, если он произойдет, могут быть очень тяжелыми для многих американских семей. Вероятно, связанные с этим опасения в какой-то степени отражаются на весьма низких оценках экономической политики администрации Буша.

С концепцией «общества собственников» была связана и предложенная Бушем реформа социального обеспечения. Сторонники частичной приватизации системы социального обеспечения считают, что принятие их плана приведет к увеличению доли населения, владеющего акциями, до 80%. Со времен «Нового курса» Ф. Рузвельта система социального обеспечения вызывала ненависть у американских консерваторов. Эта система действовала с большим превышением доходов над расходами. В 2004 фин. г. это превышение составило 151 млрд. долл.45 Профицит системы социального обеспечения ежегодно поступает в качества кредита в федеральное казначейство. После 2017 г. система социального обеспечения будет сводиться с дефицитом, и казначейство должно будет возвращать заемные средства за счет дополнительных налогов.

Однако в середине XXI века из-за меняющейся демографической ситуации (выход на пенсию поколения «бэби-бумеров») возникнет дефицит пенсионной системы. Рост автоматически индексируемых обязательных социальных расходов приведет к тому, что они значительно превысят 25% ВВП, общие государственные расходы США при сохранении автоматического индексирования достигнут 50% ВВП. При этом особенно резко возрастут медицинские расходы, а не пенсии. Уже в 2006 г. расходы на программы «Медикейд» и «Медикэр» превзошли расходы на социальное обеспечение. Но Белый дом по идеологическим причинам выбрал только пенсионный вопрос, игнорируя все другие бюджетные проблемы. Буш предложил частичную приватизацию социального обеспечения (примерно на тех же принципах, что и пенсионная реформа в России).

Социальное обеспечение в США воспринимается сегодня как само собой разумеющееся. 90% пожилых американцев в настоящее время получают социальное вспомоществование. Для двух третей из них социальные пенсии составляют свыше половины дохода . Это – влиятельная и постоянно увеличивающаяся группа избирателей, которая не склонна к радикальным реформам, особенно по вопросам, имеющим для нее жизненно важное значение.

Когда президент выдвинул идею реформы социального обеспечения в начале 2005 г., ее поддержали только 39% против 56% американцев. Несмотря на огромные пропагандистские усилия администрации, через полгода количество сторонников этого подхода уменьшилось до 33%, а противников – выросло до 63% . Таким образом, в соотношении 2:1 общество отвергло эту идею, заподозрив Буша в «покушении на святое». Даже среди республиканцев немногим более половины – 59% – были уверены в правильности предложения Буша (среди всего населения – только 25%), а 33% выражали тревогу (70% всех опрошенных).

Не удивительно, что в конце 2005 г. лишь 22% американцев считали, что Республиканская партия «лучше» решает проблемы социального обеспечения, а 49% были склонны доверять в этом вопросе Демократической партии. Что касается экономической политики в целом, то республиканцам доверяли всего 25%, а демократам – 39% американского населения.

Тем не менее президент не был намерен вносить изменения в свою стратегию. Журнал «Time» следующим образом описал намерения нынешнего хозяина Белого дома: «Какими бы ни были шансы в краткосрочной перспективе, Буш по-прежнему придерживается давней мечты о том, что его президентство станет трансформационным, заложив основы для создания на полвека прочного республиканского большинства, как это когда-то сделал Франклин Рузвельт, создав коалицию сторонников "Нового курса". После завершения промежуточных выборов Буш планирует выступить с еще более амбициозной концепцией, чем его провалившийся план реформы системы социального обеспечения. Это – грандиозная перестройка не только социального обеспечения, но и программ "Медикэр" и "Медикейд"» («Time», 11.12.2005).

«Маленькая победоносная война». Падение популярности Буша в 2005 г. наиболее серьезно проявилось в сфере внешней политики. Судя по всему, перестает действовать «эффект 11 сентября», когда после террористической атаки на США сработал классический синдром единения вокруг президента. Согласно опросам, впервые Буш не пользуется поддержкой большинства граждан по вопросам, связанным с Ираком и «войной с терроризмом».

После окончания «холодной войны» Пентагон принял концепцию двух крупномасштабных военных конфликтов. Вооруженные силы США должны были быть готовы вести «почти одновременно» региональные войны, например, на Ближнем Востоке и в Корее. После своего прихода к власти администрация Буша объявила о начале пересмотра этой стратегии и «трансформации» американских вооруженных сил. Но уже в ноябре 2001 г. США начали войну в Афганистане, а в марте 2003 г. – в Ираке.

Свержение режима Саддама Хусейна было главным приоритетом неоконсерваторов, внешнеполитическая программа которых была практически полностью воспринята первой администрацией Буша. По мнению неоконсерваторов, после окончания «холодной войны» у США возникла уникальная возможность закрепить свои позиции как единственной сверхдержавы в однополярной системе международных отношений. «Маленькая победоносная война» в Ираке должна была способствовать этому результату, убедительно продемонстрировав способность США эффективно применять подавляющую военную мощь в любом районе мира.

Первоначально поход на Багдад развивался успешно. За несколько недель американские войска при минимальных потерях оккупировали Ирак. В апреле 2003 г. 93% американцев были довольны ходом войны . Президент Буш объявил 1 мая 2003 г.: «Миссия выполнена!» Но затем ситуация изменилась. США втянулись в дорогостоящую и кровопролитную противопартизанскую войну. Для администрации Буша эта война стала доминирующей проблемой.

Ход боевых действий в Ираке после оккупации этой страны американскими войсками весной 2003 г. опроверг расчеты администрации Буша на «маленькую победоносную войну». Немаловажную роль в провале этих планов сыграли политические и военные просчеты Пентагона. В частности, руководство Министерства обороны отвергло предложение начальника штаба сухопутных войск генерала Дж. Шиншеки привлечь для войны более мощную группировку, а сам генерал был отправлен в отставку. Вскоре выяснилось, что 200 тыс. американских солдат недостаточно для того, чтобы успешно контролировать ситуацию в стране, где развернулось вооруженное сопротивление и террористические действия. Летом 2004 г. американская группировка в Ираке была сокращена до 130 тыс. человек, но сразу же после президентских выборов в США ее численность была вновь доведена примерно до 200 тыс. человек. Однако в 2005 г. переломить ситуацию не удалось.

Следует также учитывать, что, помимо Ирака и Афганистана, США постоянно содержали «на передовых рубежах» две бригады регулярных сил в Южной Корее, одну бригаду в Боснии, амфибийную группировку (усиленная дивизия) морской пехоты на Окинаве, а также отдельные части в других районах мира. Кроме того, некоторые армейские части, например батальоны ПВО и ПРО, не могут использоваться для выполнения оккупационных функций. В результате возникли колоссальные «ножницы» между военными потребностями оккупации Ирака и количественным составом комплектующейся на добровольческой основе профессиональной армии США.

В докладе Совета по внешней политике, подготовленном авторитетными экспертами во главе с бывшими советниками президента по национальной безопасности Б. Скаукрофтом (в администрациях Форда и Дж. Буша-старшего) и С. Бергером (в администрации Клинтона), содержится следующий вывод: «Критический просчет при планировании войны в Ираке заключался в том, что считалось, что для решения задач стабилизации и реконструкции не требовалось больше войск, чем для самого вторжения».

Возврат к всеобщему воинскому призыву в современных США политически абсолютно неприемлем. Пентагон попытался найти выход из ситуации, выведя по одной бригаде из Боснии и Южной Кореи для использования в Ираке. В ряде случаев войска задерживались в Ираке на срок больше одного года, а более 340 тыс. солдат и офицеров провели там два-три срока. На долю Национальной гвардии приходилось 35% численности американской группировки в Ираке. Массовый характер приняла временная задержка демобилизации военнослужащих по истечении срока.

Кроме того, Министерство обороны задействовало в Ираке для выполнения различных задач примерно 25 тыс. сотрудников частных компаний, т.е. наемных гражданских лиц, которые не являлись американскими военнослужащими . По оценкам, стоимость таких контрактов превысила 11 млрд. долл.57 Соотношение между американскими военнослужащими и работниками частных компаний составляет примерно 7:1. Фирмы, работающие по контрактам с Пентагоном, занимались обучением иракской армии, полиции и сил безопасности, а также выполняли охранные и следственные функции. По оценке экспертов, без частных компаний проведение операций было бы невозможным, иначе США пришлось бы увеличить группировку регулярных войск, призвать еще больше резервистов и пойти на политический компромисс с союзниками или ООН.

Согласно данным Научного совета по обороне (совещательная группа при Пентагоне), общее число сотрудников частных компаний, занятых по контрактам в Ираке, достигло 60 тыс. человек. По оценке этого совета, «частный сектор на практике превратился при проведении операций по поддержанию стабильности наряду с четырьмя видами вооруженных сил в пятый вид сил».

Неудачный ход боевых действий в Ираке не мог не оказать воздействия на американское общество. Перед ним возник призрак «нового Вьетнама». Это было связано с ростом потерь (более 2 тыс. убитых и 15 тыс. раненых), высокой стоимостью (свыше 265 млрд. долл. за три года) и непонятными целями войны («установление демократии»). В то же время администрация оказалась замешана в целом ряде политических скандалов: подтасовка разведывательных данных, разглашение секретной информации, секретные тюрьмы, пытки заключенных.

Пропагандистский тезис администрации Буша о том, что иракский народ с ликованием встретит американских освободителей, развалился. Подавляющее большинство иракцев хотят скорейшего ухода американских войск из страны. Это было подтверждено конференцией различных иракских фракций, состоявшейся в ноябре 2005 г. в Каире под эгидой Лиги арабских государств. «Наконец-то иракские шииты, сунниты и курды смогли о чем-то договориться. Они вместе потребовали, чтобы США представили план вывода своих войск из их страны», – констатировала газета «Вашингтон пост» («The Washington Post», 23.11.2005). Более того, каирская конференция признала «законное право» иракцев на сопротивление, хотя и осудила исламских террористов вроде Заркави .

Следует отметить, что во второй администрации Буша была проведена «чистка» неоконсерваторов, наиболее рьяно добивавшихся вторжения в Ирак. Некоторые из них ушли в отставку, других перевели на другие должности: П. Вулфовиц получил должность президента Всемирного банка, а Дж. Болтона отправили в Нью-Йорк представителем США при ООН. Тем не менее, Буш продолжил «войну до победного конца».

В ноябре 2005 г. иракскую политику Буша одобряли только 30%, а не одобряли – 65%. 55% опрошенных считали, что администрация Буша сознательно лгала американскому народу относительно причин войны в Ираке68 . 60% против 38% пришли к выводу, что не стоило начинать войну в Ираке . 57% против 34% думали, что иракская война усилила террористическую угрозу для США. Даже среди военных соотношение между сторонниками и противниками войны сложилось почти поровну: 49% – «за», 47% – «против».

Реакция на иракскую войну оказалась столь глубокой, что некоторые американские эксперты заговорили об «иракском синдроме» и даже о возврате к изоляционизму. Годы иракской войны опросы показали, что число приверженцев взгляда, согласно которому США «должны заниматься своими собственными делами и давать другим странам решать свои проблемы самостоятельно», выросло с 30% в 2002 г. до 42% в 2005 г. Этот уровень – 42% – полностью совпадает с настроениями после поражения США во Вьетнаме («вьетнамский синдром»). Мессианская идея глобального похода за демократию не пользуется поддержкой общества. Только 24% американцев согласны с тем, что целью американской политики должно быть «продвижение демократии». 54% против 34% считают, что «хорошая идея» демократизации не будет реализована (среди военных – 64% против 36%). Вместе с тем американцы по-прежнему не чувствуют себя в безопасности. Только 46% опрошенных полагают, что угроза террористической атаки уменьшилась, а 51% – думают иначе.

Проблемы Пентагона. Стратегия национальной безопасности администрации Буша, а также доктринальные документы Пентагона вполне четко формулировали задачу наращивания военной мощи США с целью обеспечить подавляющее превосходство над любым государством или коалицией государств в XXI веке.

При Буше произошел колоссальный скачок в сфере военных расходов. Военные расходы США в 2005 фин. г. с учетом дополнительных ассигнований на войну в Ираке составили 433 млрд. долл. Это больше, чем пик военных расходов при Рейгане (400 млрд. долл. в ценах 2005 г.) и Джонсоне (421 млрд. долл.).

Ежемесячные расходы на «войну с терроризмом» достигли 7 млрд. долл. в месяц, в том числе примерно 1 млрд. долл. в Афганистане и около 6 млрд. долл. в Ираке. Общие расходы на эти цели с сентября 2001 г. по ноябрь 2005 г. составили, по данным агентства Ассошиейтед пресс, 361 млрд. долларов.

Во второй срок администрации Рейгана в 1986–1987 гг. военные расходы выросли до 28,1% государственных расходов и достигли 6,2% ВВП. При Клинтоне доля расходов на оборону в федеральном бюджете в 1999 г. упала до 16,2%, а в ВВП – до 3,0%. С приходом к власти Дж. Буша-мл. консервативные республиканцы потребовали увеличить расходы до уровня, достигнутого при Рейгане, чтобы обеспечить новый рывок в гонке вооружений и закрепить военное превосходство США в XXI веке.

Буш пришел к власти, резко критикуя администрацию Клинтона за использование вооруженных сил для решения таких несвойственных им задач, как «строительство наций». По утверждению республиканских стратегов, задача вооруженных сил заключалась в том, чтобы вести войну, а не заниматься миротворчеством. Однако войны в Афганистане, а затем в Ираке привели к тому, что после краткосрочных боевых операций американские войска втянулись в долгосрочные операции по поддержанию стабильности. После того, как не подтвердились утверждения о наличии у Ирака оружия массового уничтожения, а также о связях режима Саддама Хусейна с террористической организацией «Аль-Каида», администрация Буша провозгласила главной целью войны в Ираке «строительство демократии» в этой стране. Это имело серьезные последствия для реализации американских планов нового витка гонки вооружений.

При Рейгане расходы на закупку вооружений достигли максимального уровня – 30,5% всех оборонных расходов США. При Клинтоне доля закупок сократилась в 2 раза – до 15,2% в 1995 г. К концу второй администрации Клинтона на закупки приходилось уже 17,9% военных расходов. При Буше эта доля даже сократилась – до 17,4% . В постоянных ценах военный бюджет США в 2004 г. достиг уровня, существовавшего при Рейгане, но расходы на закупки при Буше были в 2 раза меньше. Это объясняется резким возрастанием оперативных расходов, связанных с войнами в Ираке и Афганистане. Именно на эти цели ушел основной прирост бюджета Пентагона. Доля оперативных расходов превысила 40% всех расходов на национальную оборону. Это – самый высокий уровень за последние десятилетия.

Следует отметить, что при Клинтоне, несмотря на общее сокращение военных расходов, доля расходов на оборонные НИОКР выросла до 13,6% по сравнению с 10,1% при Рейгане. При Буше это соотношение сохранилось. Клинтоновский период получил название «закупочных каникул» для американского ВПК. Фактически США отказались от закупки вооружений, разработанных при Рейгане, сделав упор на разработку оружия и военной техники нового, пятого поколения. При Буше, несмотря на всю воинственную риторику, «закупочные каникулы» продолжаются. Хотя численность вооруженных сил США по сравнению с рейгановским периодом сократилась примерно на одну треть, доля текущих расходов в бюджете Пентагона выросла с 55% до 66%, а доля инвестиционных расходов упала с 40,5% до 31%.

Основная часть средств, полученных Пентагоном при Буше, пошла не на инвестиции, а на текущие расходы, прежде всего связанные с войной в Ираке. По оценкам, длительное продолжение войны в Ираке обойдется США еще примерно в 400 млрд. долл. (Wallstein S., Kosee K. The Economic Cost of the War in Iraq. AEI-Brookings Joint Center, September 2005, p. 4) Несомненно, это негативно отражается на реализации планов модернизации американских вооруженных сил.

Провозглашенная Д. Рамсфелдом задача радикальной трансформации вооруженных сил США, перехода к новому поколению высокоточного оружия и соответствующей организации войск не была выполнена. В докладе Бюджетного управления Конгресса отмечается, что в подходе Пентагона переплетаются элементы «трансформационного» и «эволюционного» подходов. Выполнение провозглашенных ранее планов переоснащения американских вооруженных сил потребует длительного ассигнования более крупных средств на закупки, чем в 1980-е годы в постоянных ценах. При этом потребуется сократить (примерно на 7%) численность личного состава (The Long-Term Implications of Current Defense Plans and Alternatives: Summary Update for Fiscal Year 2006. CBO. Wash., 2005, pp. 1 - 2, 3).

Согласно этим расчетам, инвестиционная часть бюджета (НИОКР и закупки) будет увеличиваться ежегодно на 2,3% и достигнет в 2014 г. 223 млрд. долл. (в 1,5 раза больше, чем при Рейгане).

По трансформационному сценарию армии требуется закупить новое семейство боевых бронированных машин, которые должны заменить танк «Абраме», БМП «Брэдли», самоходную гаубицу M-109, а также приобрести новые вертолеты и четыре типа беспилотных летательных аппаратов, что позволит перевооружить 24 бригады к 2024 г. Еще более дорогостоящие системы предполагают закупить ВМС (новые авианосцы, эсминцы и крейсеры, а также новые самолеты палубной авиации) и ВВС (боевые и транспортные самолеты).

Военные расходы США выросли при Буше на 137 млрд. долл., но расходы на закупку вооружений увеличились всего лишь на 23 млрд. долл., составив меньше 17% общего прироста оборонного бюджета (Daggerr S. Defense Budget: The Long-Term Challenges for FY 2006 and Beyond. CRS. Wash., 20.08.2005, p. 6). То есть гонка вооружений значительно отстает от роста расходов Пентагона на выплаты личному составу и на ведение войны в Ираке.

28 ноября 2005 г. Пентагон выпустил директиву 3000.05, согласно которой «операции по поддержанию стабильности являются одной из центральных военных задач США». К числу таких операций относится «восстановление институтов силы безопасности, правоохранительной и исправительной систем, восстановление частного сектора, строительство объектов инфраструктуры, создание представительного правительства». Провозглашается, что такие операции «сравнимы по приоритетности с боевыми операциями». В этой директиве, подписанной по распоряжению Д. Рамсфелда новым заместителем министра обороны Г. Инглендом, предусматривается, что «вооруженные силы США должны быть готовыми к выполнению всех задач, связанных с установлением или поддержанием порядка, когда гражданские власти не в состоянии это делать». Директива предусматривает проведение необходимых для этого организационных и кадровых мероприятий.

Как отмечает «Крисчен сайенс монитор», для Буша «низкая поддержка его войны привела к истощению "политического капитала", который он приобрел, переизбравшись на пост президента, и угрожает всей его политической повестке» («The Christian Science Monitor», 21.11.2005). Ирак стал наиболее негативным фактором в оценке действий нынешнего президента: главной причиной утраты доверия к Бушу стала война в Ираке. В конце 2005 г. 53% американцев назвали иракскую войну причиной неодобрения ими деятельности Буша. Среди тех, кто поддерживал Буша, только 13% назвали эту войну причиной одобрения ими деятельности президента99 .

Уровень одобрения деятельности Буша осенью 2005 г. упал до 37–39% (51–52% в январе 2005 г.), а неодобрения – вырос до 58–60% (44–46%). Процент тех, кто считает, что страна движется в неправильном направлении, достиг небывало высокого уровня – 65 (54 в январе). Процент считавших Буша «успешным» президентом, упал с 36 до 26, а «неуспешным» – вырос с 15 до 41. Только 21% опрошенных полагали, что при Буше правительство стало работать лучше, а 41% – хуже (Discontent with Bush and State of the Nation Ever Higher. The Pew Research Center, 13.10.2005). 29% американцев считали, что Буш разделяет их приоритеты, а 65% придерживались противоположного мнения. 49% заявили, что их доверие к администрации Буша уменьшилось и только 2% – повысилось.

 

Тенденция падения рейтинга приняла для Буша угрожающий характер. США уже много лет не знали такого падения популярности президента. По уровню негативного отношения Буш сравнялся с такими «президентами-неудачниками», как Джонсон, Никсон и Картер. По мнению экспертов, не было прецедента, когда при таком снижении общественной поддержки войны президенту удалось бы вернуть себе доверие граждан.

Новым ударом по имиджу Буша стало наводнение в Новом Орлеане в результате урагана Катрина в конце августа – начале сентября 2005, когда затопленными оказались 80 % территории города; вследствие того, что было предпринято недостаточно мер по своевременной эвакуации города до урагана, число жертв составило несколько сотен человек. Перед ураганом жителям Нового Орлеана было предложено выехать из города, но значительная часть населения не располагала достаточными средствами для этого.

Именно в этот момент началось «свободное падение» рейтинга президента и доверия к нему лично. В октябре 2005 г. доля тех, кто считали Буша не способным к лидерству, выросла до 47% (33% в январе 2005 г.). 66% американцев уверены, что у Буша отсутствует план создания рабочих мест и восстановления жилья для жертв урагана. Деятельность Буша получила негативную оценку почти по всем направлениям. В ноябре 2006 года республиканцы терпят сокрушительное поражение на промежуточных выборах.

Либеральная газета «Нью-Йорк таймс» в редакционной статье крайне негативно оценила речь Буша в Аннаполисе в ноябре 2005 годя, проводя прямые параллели с Джонсоном и Никсоном во время вьетнамской войны: «Мы видели это раньше: подвергающийся критике со всех сторон президент, изолированный своим ближайшим окружением так, что он полностью теряет связь с обществом». Вывод газеты выглядит еще более мрачным: «Это – наиболее грандиозный набор амбиций, который в этом регионе видели со времен Навуходоносора» («The New York Times», 1.12.2005). Опрос, проведенный сразу же после речи Буша, показал, что ему не удалось повернуть вспять негативные настроения американской общественности. Только 10% американцев смотрели его выступление по телевидению. 54% против 44% продолжали негативно оценивать политику США в Ираке. 63% против 33% не верят в то, что Ирак не станет базой для террористических атак против США. Только 35% против 61% считали, что президент объяснил цели США в Ираке, и всего лишь 15% (против 79%) пришли к выводу, что администрация Буша знает, как долго американские войска будут оставаться в Ираке («USA Today»/CNN/Gallup Poll, 2.12.2005; "CBS News" Poll, 7.12.2005).

Правда, позднее опросы показали, что Бушу удалось остановить падение своей популярности. Более того, его рейтинг вырос на 3-5%. Однако в целом к началу 2006 г. уровень поддержки администрации и самого президента остался отрицательным.

Ослабление позиций Дж. Буша существенно изменило расстановку сил на американской политической арене. Показательно, что в декабре 2005 г. 32% американцев выступали за импичмент президента и отстранение его от власти (58% – против) (Rasmussen Report, Survey of 9-10.12.2005). По мнению обозревателя журнала «Тайм» М. Алена, Буш станет «либо великим президентом, если победит в Ираке, либо ужасным президентом, если этого не произойдет». Как заявил сенатор-республиканец Л. Грэм (Южная Каролина), «из-за Ирака мы утратили единство нации». По его словам, «то, что происходит в Ираке, будет влиять на нашу страну длительное время после 2006 года».

Продолжение:   США в борьбе за мировое могущество. Часть 30

 

 
Политика провозглашает великие принципы, но признает только право сильного.
П. Буаст
Политик до такой степени не принимает на веру свои слова, что всегда удивляется, когда другие понимают его буквально.
Ш. де Голль