США в борьбе за мировое могущество. Часть 8

28 января 2013

США в период 1949–1954 годов

Президенты:
33. Гарри Трумэн, 12 апреля 1945 – 20 января 1953

Агрессия США в Корее 1950-1953 годов

Вступление 9 августа 1945 г. Советского Союза в войну с Японией привело к разгрому Квантунской армии, освобождению всей территории Кореи советскими войсками и долгожданному избавлению корейского народа от чужеземного гнета. 2 сентября 1945 г. японское правительство подписало акт о безоговорочной капитуляции. Уничтожение японского господства вызвало большой подъем политической активности корейского народа, приведшей к глубоким социально-экономическим переменам. По всей стране создавались народные комитеты как органы подлинно народной власти, представлявшей различные слои корейского народа. Руководящей и организующей силой в демократическом строительстве новой Кореи выступали коммунисты.

В соответствии с договоренностью правительств СССР и США в целях принятия капитуляции японских войск, находившихся на территории Кореи, к северу от 38-й параллели была установлена зона военной ответственности СССР, к югу – зона военной ответственности США. Эта мера вызывалась также необходимостью подготовки условий для предоставления Корее независимости и обеспечения ее развития как единого демократического государства. Разделение страны должно было носить временный характер и окончиться с провозглашением независимого корейского государства. Однако США воспрепятствовали решению корейского вопроса в духе, отвечающем интересам народа этой страны.

Корея, освобожденная от японского господства, занимала во внешнеполитических планах США особое место, прежде всего вследствие ее чрезвычайно выгодного стратегического положения и близости к границам социалистических стран. Монополии США стремились использовать свое военное присутствие в Корее в качестве базы для расширения экономической экспансии в Азии. Показательно, что американские войска высадились в порту Инчхон 8 сентября 1945 г., т.е. уже после капитуляции Японии и окончания войны. И уже первые месяцы их пребывания показали стремление правящих кругов США к закреплению расчленения Кореи и установлению своего военного и политического контроля на юге страны.

Положение в Корее было предметом обсуждения на Московском совещании министров иностранных дел СССР, США и Великобритании в декабре 1945 г. Государственный секретарь США Бирнс фактически предложил установить над Кореей опеку четырех держав: США, СССР, Англии и гоминьдановского Китая сроком на пять лет с возможным продлением ее в дальнейшем на такой же период. Американский проект послевоенного устройства Кореи не предусматривал образования общекорейского правительства. Предлагалось создать лишь союзническую администрацию во главе с двумя командующими, от СССР и США, которая должна была функционировать до установления гражданского административного управления Кореи.

Советский Союз, напротив, исходил из необходимости создания временного демократического правительства как реального органа осуществления корейским народом своих суверенных прав. Советский проект не отвергал опеку четырех держав, но подчеркивал, что такая опека должна осуществляться посредством временного корейского демократического правительства, призванного обеспечить национальные интересы корейского народа. Срок опеки ограничивался пятью годами.

В результате острой дискуссии было достигнуто соглашение, согласно которому Корея должна была развиваться как единое независимое демократическое государство. Для оказания содействия образованию временного корейского демократического правительства и предварительной разработки соответствующих мероприятий решением Московского совещания создавалась совместная комиссия из представителей командования американских войск в Южной Корее и командования советских войск в Северной Корее.

20 марта 1946 г. в Сеуле совместная Советско-американская комиссия приступила к подготовке рекомендаций относительно состава временного демократического правительства путем консультаций с демократическими организациями Кореи и к разработке мер помощи и содействия политическому, экономическому и социальному прогрессу корейского народа. Трудности в работе комиссии возникли сразу же, как только встал вопрос о выборе конкретных организаций для консультаций. Позиции СССР и США в этом вопросе были различными. Американская сторона всячески уклонялась от консультаций с демократическими организациями и политическими партиями юга страны, поддерживавшими решения Московского совещания. Она ориентировалась в основном на консервативные группы и партии, отвергавшие совместно выработанные соглашения, что создавало серьезные препятствия в работе комиссии. Одновременно на юге страны все более усиливалось наступление на прогрессивные силы. В течение февраля-апреля 1947 г. было арестовано более 2 тыс. представителей демократических партий и организаций.

Правящие круги США всячески содействовали возвращению в Южную Корею наиболее реакционной части корейской эмиграции, которая стала послушным орудием военной администрации США. В октябре 1945 г. на американском самолете в Южную Корею был доставлен Ли Сын Май, вставший во главе раскольнических сил. Опираясь на эти элементы. Соединенные Штаты стремились обойти решение Московского совещания и закрепить раскол Кореи. В этих условиях, несмотря на усилия СССР, совместная Советско-американская комиссия не смогла прийти к соглашению ни по одному вопросу. США блокировали все предложения советской стороны и, прервав работу комиссии, вынесли корейский вопрос на рассмотрение ООН.

Использовав механическое большинство в ООН, находившееся под контролем США, американской дипломатии удалось добиться решения Генеральной Ассамблеи о передаче вопроса о Корее на рассмотрение вновь созданной Временной комиссии ООН по Корее, в состав которой вошли представители Австралии, Индии, Канады, Сальвадора. Сирии, Филиппин, Франции и Китая. Делегация СССР в голосовании не участвовала. Под наблюдением этой комиссии не позже 31 марта 1948 г. должны были состояться выборы в Национальное собрание, которое впоследствии сформировало бы единое для всей Кореи правительство.

Временная комиссия ООН прибыла в Сеул в начале 1948 г., но не нашла поддержки демократических сил Кореи. По всей стране развернулось широкое движение против иностранного вмешательства. В апреле 1948 г. в Пхеньяне состоялось совместное совещание представителей 56 политических партий и общественных организаций Северной и Южной Кореи, объединявших около 10 млн. человек. Совещание обратилось к правительствам США и СССР с требованием об одновременном выводе их войск и предоставления возможности провести всеобщие свободные выборы в целях создания единого демократического государства. Положение в стране становилось крайне тревожным. В этих условиях члены Временной комиссии ООН открыто выражали сомнение относительно возможности проведения свободных выборов, которые смогли бы привести к объединению Кореи и созданию подлинно национального правительства.

Тем не менее 10 мая 1948 г. в обстановке преследования демократических сил в Южной Корее были проведены сепаратные выборы в Национальное собрание, которое провозгласило создание Корейской республики во главе с Ли Сын Маном. Тем самым с санкции США раскол страны был конституционно закреплен. Секретный бюллетень Управления разведки госдепартамента отмечал, что «путем создания прочного и дружественного правительства в Корее США обеспечили частичную стабилизацию положения на Дальнем Востоке и компенсировали свои дипломатические неудачи в других частях Азии».

В ответ на эти раскольнические действия 25 августа 1948 г. патриотические силы Кореи приняли решение провести выборы в Верховное народное собрание в обеих частях страны. На юге они проходили нелегально. В Верховное народное собрание были выбраны представители всех основных партий и социальных слоев Северной и Южной Кореи. Из 572 депутатов 360 были избраны в Южной Корее . 8 сентября Верховное народное собрание приняло конституцию, политически закрепившую создание Корейской Народно-Демократической Республики. Провозглашая единство страны, свободу и независимость народа своей главной целью, правительство КНДР обратилось к СССР и США с просьбой об одновременном выводе всех войск. Советский Союз положительно откликнулся на этот призыв и к концу 1948 г. вывел своп войска из Кореи. Вашингтон игнорировал рождение нового демократического государства и его требования и лишь «принял к сведению» решение Советского правительства об отводе войск. Под нажимом США Генеральная Ассамблея ООН признала правительство Южной Кореи законным, созданным на основе «свободных выборов». Таким образом, в результате раскольнических, антидемократических действий Соединенных Штатов 38-я параллель надолго осталась линией раскола Кореи, по обе стороны которой были созданы и развивались разные по своим политическим и социально-экономическим основам государства.

Летом 1949 г. Единый демократический национальный фронт Кореи обратился к генеральному секретарю ООН Трюгве Ли с требованием вывода американских войск из Южной Кореи и предоставления корейскому народу права самостоятельно решать судьбу своей страны. Под давлением общественного мнения США вынуждены были в июне 1949 г. вывести войска. Сразу же после отвода американских войск положение лисынмановского режима, никогда не пользовавшегося поддержкой народа, стало критическим. Население все настойчивее требовало проведения демократических преобразований. Активизировалось партизанское движение в горах. По мнению Ли Сын Мана, в создавшейся ситуации только начало военных действий против Севера и возвращение американских войск могли спасти от гибели антинародный режим Южной Кореи.

Положение в Корее неоднократно являлось предметом обсуждения на заседаниях Совета национальной безопасности США. Еще весной 1948 г. СНБ представил на рассмотрение президента ряд предложений о политике США в отношении Кореи. Президенту было рекомендовано всемерно поддерживать южнокорейский режим, обучая и оснащая его национальные военные силы и предоставляя экономическую помощь. Рассматривая в течение 1949–1950 гг. проблемы, связанпые с политикой США в странах Азии, СНБ и Объединенный комитет начальников штабов во всех докладах и меморандумах президенту, министру обороны и государственному секретарю прежде всего отмечали, что «Азия стратегически важна для Соединенных Штатов». В связи с этим указывалось, что, «помогая» решению политических, экономических, социальных и культурных проблем в этих странах, США должны учитывать собственные интересы и оказывать помощь в таких вопросах, которые способствуют усилению влияния и престижа США в этом регионе. Для достижения указанных целей правительству рекомендовалось опираться на антикоммунистические силы и реакционных политических деятелей этих стран. Политика Великобритании и Франции в Азии объявлялась ошибочной, вследствие чего США надлежало, как заявлялось, взять на себя руководство западными партнерами в их политике в Азии, координируя планы и военные усилия.

Особое значение в этом отношении имела директива СНБ-68, официально объявлявшая намерение США единолично решать судьбы народов и бесцеремонно вмешиваться во внутренние дела государств под предлогом защиты «свободного мира». Меморандум СНБ 48/2 предлагал президенту продолжать оказывать всемерную политическую, экономическую, техническую, военную и иную помощь режиму Ли Сын Мана. Следуя этим рекомендациям, правительство Соединенных Штатов заключило с Южной Кореей ряд соглашений. Важнейшим среди них было соглашение 1950 г. «О взаимной помощи и обороне», ставшее своеобразной охранной грамотой режима Ли Сын Мана и подогревавшее его стремление начать «поход на Север».

Опираясь на положения этого документа, американская военная миссия в Южной Корее во главе с генералом У. Робертсом занялась усиленной подготовкой лисынмановской армии. Обучение и идеологическая обработка личного состава проводились под руководством американских советников и инструкторов, численность которых достигала 500 человек. После вывода войск из Кореи США передали Ли Сын Ману оружия на сумму 190 млн. долл. Срочно строились аэродромы в Йонджу и Вонджу. Военно-морские порты Инчхон, Пусан, Йосу, Мокпхо и военно-морская база в Чинхэ предоставлялись в распоряжение американского командования. Восстанавливались старые и строились новые укрепления, стратегические дороги, фортификационные сооружения. Особенно интенсивное строительство велось вдоль 38-й параллели. К началу 1949 г. здесь было сосредоточено пять южиокорейских дивизий, вооруженных и обученных американцами, две полицейские дивизии и нерегулярные воинские формирования. Американский посол в Сеуле Дж. Муччо в беседе с министрами лисынмановского правительства говорил: «За вашей спиной стоят США. Надеюсь, вы будете добросовестно выполнять все наши советы и указания, доверяя нам во всем... Не сомневаюсь, что вы уделите все внимание делу подготовки, чтобы приблизить время всеобщего наступления на территорию севернее 38-й параллели, учитывая конкретную обстановку и наши намерения».

Заручившись поддержкой Соединенных Штатов, Ли Сын Ман провозгласил «поход на Север» первейшей задачей. По мнению южнокорейского командования, армия была готова к началу военных действий. Однако американское правительство не решалось предоставить марионеточным войскам самостоятельность в действиях. В октябре 1949 г. генерал Роберте подчеркивал, что вторжение южнокорейской армии за 38-ю параллель будет осуществляться только по приказу военной миссии США.

Развертывая военные приготовления, лисынмановские войска провоцировали многочисленные вооруженные инциденты в пограничном районе. С января 1949 по апрель 1950 г. было совершено 1407 вторжений на территорию Северной Кореи с суши, воздуха и моря76. Генерал Роберте считал такие действия прекрасной попыткой разжечь внутри страны междоусобную войну, живой проверкой сил в непосредственном столкновении с врагом. По существу, это был призыв к ведению необъявленной войны южнокорейских регулярных войск против КНДР. Было проведено несколько операций. Наиболее крупной явилась кэсонская операция 25 июля 1949 г., планируя которую лисынмановское командование намеревалось захватить часть территории Северной Корен. Однако операция окончилась полным провалом, после чего по настоянию американцев началось спешное переформирование армии Южной Кореи и пополнение ее путем насильственной мобилизации. Усилился приток военного снаряжения и военной техники из США.

В мае 1950 г. переподготовка лисынмановской армии была завершена. Руководитель американского управления экономической помощи Южной Корее Джонсон, выступая в комиссии палаты представителей, заявил, что стотысячная южнокорейская армия, оснащенная американским снаряжением и обученная американскими советниками, готова в любой момент начать войну. Ход событий показал, что это заявление не было случайным. Оно отражало состояние политического и экономического хаоса в Южной Корее, начавшегося с весны 1950 г.

Кэсонская операция с новой силой всколыхнула антилисынмановские выступления народных масс в тылу, активизировалось партизанское движение, особенно в горных районах. Все это побуждало правительство Ли Сын Мана и его покровителей форсировать нападение на КНДР. Войну рассматривали как выход из создавшегося положения. Именно в это критическое время в Японию прибыли военный министр США Л. Джонсон, начальник генерального штаба вооруженных сил США генерал О. Брэдли и советник госдепартамента Дж. Ф. Даллес, которые провели секретное совещание с генералом Д. Макартуром, командующим американскими вооруженными силами на Дальнем Востоке. Посетив затем Южную Корею, Даллес выступил 19 июня 1950 г. на заседании Национального собрания, заверив корейское правительство в том, что Соединенные Штаты окажут лисынмановцам необходимую моральную и материальную поддержку в их борьбе против коммунизма. В ответной речи Ли Сын Ман обещал защищать «демократию», «если не в холодной, то в горячей войне».

В сопровождении представителей командного состава южнокорейской армии Даллес предпринял инспекционную поездку в район 38-й параллели, где обратился к войскам с речью. «Еще в Америке, – говорил он.– я слышал о мужестве и боевой мощи вашей армии. Я увидел гораздо больше, чем слышал ранее. Вам не может противостоять даже самый сильный противник. Не долго ждать того момента, когда вы сможете проявить свою силу». В интервью представителям агентства Ассошиэйтед Пресс 21 июня Даллес заявил, что вскоре следует ожидать «позитивных действий». Спустя три дня, 25 июня, на корейской земле вспыхнуло пламя войны. Лисынмановская армия начала вероломное наступление на территорию Северной Кореи по всей линии 38-й параллели.

Командование корейской Народной армии (КНА) и правительство КНДР, имевшие достаточную информацию о подготовке вторжения на Север, не дали застать себя врасплох и отбили наступление. Тем не менее сразу после начала военных действий правительство Корейской Народно-Демократической Республики обратилось к Ли Сын Ману с требованием прекратить агрессию. Однако вторжение с юга продолжалось, что вынудило Народную армию КНДР перейти в контрнаступление. 26 июля, выступая по радио, председатель кабинета министров КНДР Ким Ир Сен призвал народ защитить свою Родину. В течение двух месяцев Народная армия при широкой поддержке населения победоносно продвигалась на юг и вышла к излучине р. Нактонган. В ожесточенных боях за Сеул, Тэджон, Мокпхо лисынмановцы понесли большие потери. Южнокорейская армия была деморализована и, по определению генерала Макартура, «не проявила способности к сопротивлению или желания вести борьбу». Население Южной Кореи оказало Народной армии содействие.

Лисынмановский режим начал быстро разваливаться. На помощь ему Соединенные Штаты спешно перебросили из Японии четыре армейские дивизии, пять бронетанковых батальонов и другие части и подразделения. Военно-воздушные силы США, базировавшиеся в Японии, наносили бомбовые удары по частям корейской Народной армии. Однако это не могло сдержать наступления. К концу августа была освобождена почти вся Южная Корея, за исключением Пусанского плацдарма.

Спровоцировав и поддержав вооруженное нападение сеульского режима на КНДР, американские правящие круги не предполагали, что военные действия примут столь катастрофический оборот. Паническое бегство южнокорейских войск поставило под удар казавшиеся такими прочными позиции США в Корее. Потеря Корейского полуострова грозила серьезно поколебать позиции Вашингтона и на Тайване, и в Японии, являвшихся основными звеньями военно-политической стратегии США на Дальнем Востоке. Стремясь спасти положение и получив 25 июня сообщение американского посла в Сеуле Дж. Муччо о «вторжении северокорейских войск на территорию Южной Кореи», США в тот же день настояли на созыве заседания Совета Безопасности ООН. Под нажимом Вашингтона Совет Безопасности в отсутствие советского делегата принял резолюцию, объявлявшую Северную Корею агрессором и требовавшую прекращения огня и отвода войск за 38-ю параллель под наблюдением Комиссии ООН.

27 июня 1950 г. американские вооруженные силы на Дальнем Востоке получили приказ президента Трумэна обеспечить прикрытие и поддержку войскам Южной Кореи, т.е. начать открытую вооруженную интервенцию. Одновременно США увеличили вооруженные силы на Филиппинах, ускорили оказание военной помощи Франции в Индокитае.

Американскому военно-морскому флоту предписывалось «предотвратить нападение на Формозу». Таким образом, правительство США перешло к прямым актам агрессии не только в Корее, но и в ряде стран Азии. Открытое вооруженное вмешательство США во внутренний конфликт в Корее изменило характер войны. Если вначале столкновение Севера и Юга можно было рассматривать как гражданскую войну, то с вмешательством США она переросла в борьбу за освобождение страны от иностранных интервентов и их пособников на Юге Кореи.

Совет Безопасности, собравшийся на заседание 27 июня во второй половине дня, был поставлен перед свершившимся фактом военного вмешательства США в корейский конфликт. Не проведя никакого расследования, не заслушав мнения Северной Кореи. Совет Безопасности под нажимом США одобрил военное вмешательство США в Корее и рекомендовал членам ООН предоставить Южной Корее военную помощь. Действия Совета Безопасности шли вразрез с Уставом ООН, согласно которому решения по важным вопросам принимаются не менее чем семью голосами, включая голоса всех пяти постоянных членов Совета Безопасности (СССР, США, Китай, Великобритания, Франция). За принятую резолюцию проголосовали только шесть делегатов в отсутствие представителя СССР. Таким образом, резолюция ООН, в сущности одобряющая военную интервенцию США в Корее, не имела законной силы. Советский Союз возражал против принятия подобной резолюции, указав на ее незаконность.

30 июня 1950 года Трумэн, не дожидаясь присоединения союзников к навязанным им «коллективным санкциям», отдал приказ о начале бомбардировки отдельных военных объектов в Северной Корее и установлении морской блокады всего корейского побережья, введя в действие американские морские и наземные силы, что лишало Народную армию КНДР возможности использовать морские коммуникации для переброски войск и снаряжения .

Применяя тактику «свершившегося факта», Соединенные Штаты протащили в Совете Безопасности 7 июля резолюцию о создании «объединенного командования войсками ООН», которая предписывала всем членам ООН, выделявшим вооруженные силы или оказывавшим иную помощь Южной Корее, предоставлять ее в распоряжение «объединенного командования», возглавляемого Соединенными Штатами. Главнокомандующим «войсками ООН» был назначен генерал Д. Макартур. 2/3 войск, участвовавших в войне против корейского народа, составляли американские части. Лишь позже под нажимом США в агрессивной войне приняли участие незначительные контингенты еще 15 государств.

Став главнокомандующим «войсками ООН», генерал Макартур получил полную свободу действий. Ярый сторонник вооруженного подавления национально-освободительного движения в Азии, Макартур постоянно стремился расширить корейский конфликт, открыто выступая за внешнеполитический курс, который мог привести только к третьей мировой войне.

Агрессия США в Корее 1950-1953 годов

15-16 сентября 1950 г. 50-тысячный десант «войск ООН» с танками и артиллерией высадился в Инчхоне под прикрытием 500 самолетов и 300 военных кораблей и оказался в тылу главных сил КНДР. Американское командование придавало этой операции исключительно важное значение. Захват Инчхона и находившегося в 24 км от него Сеула давал возможность Макартуру перерезать растянувшиеся линии коммуникации корейской Народной армии, парализовав тем самым ее действия на юге. Операция вторжения непрерывно поддерживалась свежими воинскими контингентами, боеприпасами, снаряжением и всеми необходимыми материалами, доставлявшимися из Японии, ставшей основной военной базой США и их союзников в корейской войне. Для подготовки и проведения интервенции правительство США в полной мере использовало не только разветвленную сеть своих баз на территории Японии, но и ее военный и промышленный потенциал. Власть Ли Сын Мана в Южной Корее была восстановлена штыками армии Макартура. 38-я параллель вновь разделила Корею на две части.

1 октября 1950 г, действуя в соответствии) с санкцией Объединенного комитета начальников штабов и президента Трумэна, армия Макартура перешла 38-ю параллель и вступила на территорию Корейской Народно-Демократической Республики, нарушив тем самым решение Совета Безопасности, ограничивающее военные действия «войск ООН» только территорией Южной Кореи. 7 октября, опять задним числом, Соединенные Штаты провели в ООН резолюцию, разрешавшую ради «объединения Кореи» применение силы севернее 38-й параллели. V сессия Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций санкционировала оккупацию Северной Кореи «войсками ООН» для установления «устойчивого положения».

В условиях военной оккупации вновь созданной Комиссии ООН надлежало наблюдать за проведением общекорейских выборов на основе южнокорейской конституции. Была учреждена также Комиссия ООН по объединению и восстановлению Кореи, которая должна была взять на себя всю ответственность за управление и гражданскую администрацию Северной Кореи. Данная резолюция была принята в нарушение Устава ООН и также не имела законной силы, поскольку Генеральная Ассамблея не имеет права принимать решения о начале военных действий. Прикрываясь этим незаконным решением, войска Макартура форсировали наступление, захватив Пхеньян, Анджу, Хыннам, и в районах рек Ялуцзян и Тумыньцзян вышли непосредственно к корейскокитайской границе. Американские военно-воздушные силы начали совершать налеты на северо-восточные провинции КНР. За два с половиной осенних месяца 1950 г. самолеты США 90 раз нарушили границы Китая.

Переход войсками Макартура 38-й параллели и их продвижение к границам Китая и Советского Союза коренным образом меняли стратегическую обстановку в этом важном районе. Защищая свою безопасность, обе страны могли быть втянуты в военные действия. Вашингтон пытался выяснить позиции и намерения СССР и Китая. Учитывая возможность вступления КНР в военные действия, американское правительство категорически предупредило Китайскую Народную Республику избегать вмешательства в вооруженный конфликт в Коре». В случае вступления Китая в военные действия Объединенный комитет начальников штабов США планировал быстрый и полный разгром китайских войск, направленных в Корею, поскольку их численность, по данным штаба Макартура, не могла превысить 50–60 тыс. человек. Исходя из этого, главнокомандующий «войсками ООН» заверял президента, что китайское правительство не решится начать военные действия.

Во избежание международного конфликта по решению Организации Объединенных Наций вдоль северной границы КНДР была создана «буферная зона» шириной в 40 км. «Войска ООН» не должны были вторгаться в ее пределы. На пресс-конференции в Вашингтоне 26 октября Трумэн подтвердил, что на заключительном этапе наступления район, прилегающий к северной границе Кореи, займут только южнокорейские войска. Однако штаб Макартура пренебрег и решением ООН, и заявлением президента. «Войска ООН» вошли в «буферную зону», сосредоточив главный удар в районах гидростанций на р. Ялуцзян, снабжавших электроэнергией как КНДР, так и пограничные районы Китайской Народной Республики. На северо-востоке интервенты захватили г. Чхонджин, расположенный недалеко от советской границы. Американские самолеты появились в 40 км от Владивостока. Выход «войск ООН» на этот рубеж создал угрозу для безопасности СССР и КНР.

Правительство Китайской Народной Республики через посла Индии в Пекине К. Паниккара неоднократно предупреждало Вашингтон, что не останется равнодушным к судьбе корейского народа. 25 октября первые отряды китайских добровольцев вступили на территорию Кореи в целях оказания помощи освободительной борьбе корейского народа. Советский Союз, верный своему интернациональному долгу, оказывал помощь борющейся Корее оружием, боеприпасами, транспортными средствами, горючим, продовольствием, медикаментами. По просьбе китайского правительства в северо-восточных районах Китая было дислоцировано несколько советских авиационных дивизий. В боевых операциях участвовали опытные советские летчики, прикрывая северо-восточные районы Китая от воздушных нападений американской авиации. Советское правительство было готово отправить на помощь Корее пять дивизий в случае ухудшения обстановки. Одновременно СССР оказывал всемерную моральную и политическую помощь КНДР и КНР на международной арене.

С вступлением в военные действия китайских добровольцев ситуация на фронте изменилась. Даже Макартур вынужден был признать, что Соединенные Штаты стоят перед лицом совершенно новой войны. В 20-х числах октября 1950 г. корейская Народная армия совместно с китайскими добровольцами задержали наступление интервентов на северо-западном направлении в районе Анджу, а также севернее Хамхына и Сонджина. В результате 15-дневных ожесточенных боев «войска ООН» были отброшены на юг, потеряв при этом более 19 тыс. солдат и офицеров.

Американское командование спешно подтянуло все резервы и предприняло новое, «решающее» наступление сразу на нескольких направлениях. В этих боях участвовали американские, британские, австралийские, турецкие, французские, голландские и лисынмановские войска, общей численностью 100 тыс. человек. Макартур был уверен в победе. В беседе с американскими корреспондентами он хвастливо заявлял: «Скажите ребятам, если они достигнут реки Ялуцзян, то будут сидеть дома за рождественским столом».

Однако и это наступление провалилось. Под стремительным натиском освободительной армии «войска ООН» поспешно отступали, оставляя тяжелое вооружение, автомашины, склады боеприпасов и горючего.

К концу декабря вся территория КНДР была вновь освобождена. Народно-освободительная армия, преследуя врага, перешла 38-ю параллель и 4 января 1951 г. освободила Сеул.

На заседании Объединенного комитета начальников штабов Макартур заявил, что создавшееся положение угрожает полным уничтожением войскам, находящимся под его командованием. Армию интервентов охватила паника. В США было объявлено чрезвычайное положение. Еще 30 ноября президент Трумэн заявил, что США готовы использовать все военные средства, которыми располагают, включая атомную бомбу, чтобы «освободить Корею». Макартур предлагал сбросить 30-50 атомных бомб на военно-воздушные базы Китая и Кореи и создать зараженную радиоактивным кобальтом зону от Японского до Желтого моря. Он был готов даже пойти на риск «всеобщей войны». Генерал был не одинок в своих стремлениях. Его поддерживали многие члены правительства, министерства обороны, сторонники так называемой азиатской ориентации во внешней политике в конгрессе, считавшие, что судьба капитализма решается в Азии. Однако президент Трумэн и стоявшая за ним часть демократической партии, придерживавшиеся европейской ориентации, главную задачу внешнеполитического курса США видели в сохранении капитализма в Западной Европе и упрочении связей между союзниками по НАТО. В связи с этим развязывание большой войны на Дальнем Востоке могло бы отвлечь силы США из Европы и тем самым ослабить там их позиции.

Конфликт в правящих кругах вылился в острую борьбу по внешнеполитическим вопросам, получившую название «великие дебаты». Генерал О. Брэдли, бывший в то время председателем Объединенного комитета начальников штабов, оценивая создавшееся положение, говорил, что Распространение войны на весь Азиатский материк вовлекло бы США «не в ту войну, не в том месте, не в тот момент и не с тем противником».

Угроза применения в корейской войне атомного оружия напугала союзников США. Заручившись поддержкой французского правительства и установив «тождественность стремлений двух правительств в данной ситуации», в начале декабря 1950 г. в Вашингтон прибыл премьер-министр Великобритании К. Эттли. В переговорах с президентом Трумэном он категорически возражал против расширения военных действий в Корее, которые могли бы повлечь за собой официальное вступление в войну Китая и СССР. От имени союзников Эттли выразил неудовлетворение руководством «войсками ООН» и предложил отстранить Макартура от командования, заменив его объединенным военным комитетом. Трумэн отказался это сделать, согласившись лишь на консультации с союзниками по вопросам, касавшимся атомного оружия.

Встреча на высшем уровне проходила в напряженной для США обстановке. Постоянные неудачи американских войск в Корее усиливали противоречия между странами, воевавшими под флагом ООН. Союзники все решительнее уклонялись от отправки в Корею дополнительных воинских контингентов. Политика расширения конфликта натолкнулась на явное противодействие военных партнеров США, что ставило под угрозу саму идею «коллективных действий» – главного козыря в обосновании вооруженного американского вмешательства в корейскую войну. Перед Вашингтоном вырисовывалась перспектива внешнеполитической изоляции, если война не будет прекращена или в ближайшее время выиграна.

Трумэну во время встречи с Эттли потребовался максимум усилий, чтобы найти компромиссное решение и не довести Североатлантический союз до раскола. В коммюнике, опубликованном после встречи, американская сторона вынуждена была одобрить идею урегулирования корейского конфликта путем переговоров и выразить надежду, что международная обстановка никогда не потребует применения атомной бомбы.

Официально заявляя о стремлении к переговорам с КНДР, США вместе с тем не прекращали военные действия, и генерал Макартур – сторонник «решительных действий» и «расширения конфликта» – предпринял очередное наступление. Используя все доступные средства пропаганды, главнокомандующий «войсками ООН» распространял заведомо ложные сведения о «несметных полчищах китайцев, наводнивших Корею», их численности и военной активности, разжигая у американцев военный психоз и страх перед «коммунистическим нашествием». В начале апреля 1951 г. «войска ООН» вновь перешли 38-ю параллель, сея смерть и разрушения.

Однако расчеты США на успех в новом наступлении не оправдались. Народная армия и отряды китайских добровольцев остановили интервентов по всему фронту. Это подействовало отрезвляющим образом на правящие круги США. Все настойчивее стали раздаваться голоса против расширения войны на Дальнем Востоке, которая могла перерасти во всеобщую войну с Советским Союзом и Китаем, к чему США не были готовы.

Учитывая создавшуюся ситуацию и стремясь произвести впечатление заинтересованности в окончании военных действий, правительство рекомендовало Макартуру предпринять определенные шаги к мирному урегулированию конфликта. 24 марта Макартур опубликовал заявление, в котором выразил готовность встретиться с главнокомандующим вооруженными силами Народной армии Кореи, чтобы обсудить вопрос о перемирии. В том случае, если КНДР откажется от переговоров, генерал пригрозил перенести военные операции на береговые районы и внутренние базы Китая, что, по его мнению, приведет Китай к неминуемому военному краху. Заявление Макартура создавало впечатление, что вопрос о распространении военных действий на территорию Китайской Народной Республики зависит исключительно от решения американского военного командования. Это вызвало протест ряда стран – членов ООН.

Д. Ачесон вынужден был официально заявить, что Макартур затронул политические вопросы, не входящие в его компетенцию. Не получив поддержки Белого дома, Макартур обратился к конгрессу, направив письмо лидеру республиканцев в палате представителей Дж. Мартину, в котором критически отозвался о внешнеполитическом курсе правительства, обвиняя его в непоследовательности. Он заявил, что сейчас именно в Азии решается вопрос о завоевании мира, и «если мы проиграем войну с коммунизмом в Азии, падение Европы станет неизбежным». Письмо Макартура лидеру оппозиции вызвало явное неудовольствие Трумэна. Принимая во внимание неоднократно высказанное союзниками США неудовлетворение создавшимся военным положением в Корее и возложив ответственность за военные неудачи на генерала Макартура, 11 апреля Трумэн отстранил его от должности верховного главнокомандующего американскими войсками на Дальнем Востоке и «войсками ООН».

Занявший его пост генерал М. Риджуэй предпринял ряд новых наступлений, но ни одно из них не было успешным. Командование Народной армии Кореи после нескольких удачных операций отвело свои войска к 38-й параллели и перешло к активным оборонительным действиям.

Международная демократическая общественность все решительнее выступала в поддержку освободительной войны корейского народа. Огромную работу по мобилизации масс на борьбу с американской агрессией провела Всемирная федерация профсоюзов. Второй Всемирный конгресс сторонников мира, состоявшийся в Варшаве в ноябре 1950 г., гневно осудил агрессивную политику США в Корее.

Корейская война становилась все более непопулярной в Соединенных Штатах. В стране развернулось широкое движение под лозунгом «Руки прочь от Кореи!». 29 июня 1950 г. секретариат Национального комитета Компартии США опубликовал воззвание к американскому народу, в котором характеризовал приказ Трумэна о посылке бомбардировщиков и военных кораблей для участия в операциях против корейского народа «авантюристическим, жестоким, агрессивным империалистическим планом Уолл-стрит», рассчитанным на установление американского господства над всей Азией и Тихим океаном. Компартия США называла политику Трумэна «губительной, приносящей бесчисленные бедствия для американского народа, народа Кореи и других стран Азии, создающей угрозу для всего мира».

Под руководством Компартии прошли митинги во многих городах страны. С призывами: «Прекратить необъявленную войну», «Дать возможность корейскому народу решать свою судьбу», «Немедленно вывести американские войска из Кореи» – выступили многие политические, профсоюзные и общественные деятели страны. Лозунг «Руки прочь от Кореи!» стал знаменем борьбы прогрессивной Америки против интервенции.

Корейский вопрос стал предметом ожесточенных дебатов в конгрессе США. Его реакционное крыло считало решение президента об отправке войск в Южную Корею необходимым не только с точки зрения интересов нации, но и в «интересах международного мира». Это решение рассматривалось как «начало сильной политики на Дальнем Востоке», которую следует поддерживать всеми возможными средствами, не допуская, однако, вовлечения США в большую войну.

Противники восточной ориентации, в частности члены комиссии по ассигнованиям палаты представителей, обсуждая предложенный президентом в августе 1950 г. законопроект о «чрезвычайных ассигнованиях», резко критиковали правительство. Председатель комиссии заявил: «События последних недель с полной ясностью показали, что основные военные концепции и военные планы не являются такими определенными, как это можно было бы пожелать». В феврале 1951 г. член палаты представителей Л. Смит от имени 118 республиканцев огласил заявление, в котором говорилось, что народ потерял доверие к президенту и конгрессу и требует принятия необходимых мер для спасения американцев от катастрофы. 17 мая 1951 г. в конгресс была внесена резолюция о прекращении военных действий в Корее.

23 июня 1951 г. советский представитель в ООН выступил с предложением о начале переговоров между воюющими сторонами о прекращении огня и перемирии с взаимным отводом войск от 38-й параллели. Советский Союз не связывал прекращение огня с выводом иностранных войск из Кореи и урегулированием политических проблем, что содействовало созданию единой позиции всех стран, заинтересованных в мире.

Оказавшиеся в тупике и искавшие выхода из создавшегося положения, Соединенные Штаты приняли предложение СССР. В условиях военного поражения, обострения противоречий между союзниками, не желавшими продолжать войну, самоотверженной борьбы корейского народа и осуждения экспансионистской политики США общественным мнением как внутри страны, так и за рубежом правительство Трумэна было вынуждено пойти на переговоры о перемирии в Корее.

10 июля 1951 г. переговоры начались в Кэсоне, а затем были перенесены в Пханмунджом. Переговоры проходили в трудной, напряженной атмосфере. США стремились навязать КНДР неравноправные условия перемирия, желая под видом «контроля» за выполнением соглашения узаконить вмешательство во внутренние дела КНДР. При рассмотрении вопроса о демаркационной линии американская делегация настаивала установить ее не по 38-й параллели, как предлагала корейско-китайская сторона, а по линии фронта, отторгая тем самым часть территории КНДР. Нарушая Женевскую конвенцию 1949 г., американская дипломатия оказывала большое давление на корейскую делегацию и в вопросе о военнопленных.

Начав переговоры о перемирии, США в то же время продолжали военные действия. Большие надежды американское командование возлагало на массированное использование авиации, подвергавшей планомерной бомбардировке районы севернее линии фронта, разрушая электростанции, ирригационные системы, коммуникации и промышленные центры. Стратеги Вашингтона стремились нанести максимальный ущерб народному хозяйству Кореи и сломить волю ее народа к сопротивлению. По мнению полковника ВВС США Дж. Стюарта, эти наиболее жестокие удары преследовали одну цель – «вынудить северокорейцев принять условия перемирия». Даже американская буржуазная печать расценивала бомбардировку гидроэлектростанций как средство военного давления на корейско-китайскую сторону в переговорах. Однако чем больше в самих Соединенных Штатах узнавали о жестокостях, творимых военщиной в далекой Корее, тем выше поднимался протест против этих варварских действий.

Вопрос о прекращении войны в Корее был одним из центральных в избирательной кампании 1952 г. Республиканская партия в предвыборной программе провозгласила целью внешней политики «бороться за мир и выиграть его». Используя недовольство американцев военной политикой Трумэна, республиканцы обвиняли правительство в отсутствии гибкости и инициативы, подвергали сомнению законность его решения отправить американские войска в Корею без одобрения конгресса.

Кандидат на пост президента от республиканской партии генерал Д. Эйзенхауэр в предвыборных выступлениях резко критиковал правительство в связи с войной в Корее и заверял избирателей, что, будучи избранным, немедленно отправится в Корею, чтобы добиться быстрого и почетного окончания войны. В ноябре 1952 г. Эйзенхауэр был избран президентом и уже в начале декабря предпринял поездку в Южную Корею, где посетил части «войск ООН». Он имел встречи с Ли Сын Маном, членами южнокорейского правительства, военными и советниками.

По возвращении в Нью-Йорк Эйзенхауэр, не упомянув о переговорах о перемирии, которые США неоднократно срывали, заявил, что не имеет простой формулы для достижения быстрого и победоносного окончания корейской войны. США требовали все новых уступок со стороны ксрейско-китайской делегации.

Между тем правители Южной Кореи еще раз попытались сорвать заключение соглашения, выступив за продолжение войны «до победного конца» собственными силами, без поддержки союзников. В апреле 1953 г. южнокорейский посол в Вашингтоне вручил американскому правительству послание, в котором выражалось намерение Ли Сын Мана вывести свои войска из-под «командования ООН» в случае заключения соглашения, допускавшего пребывание китайских войск в какой-либо части Кореи. Американскому правительству пришлось задобрить Сеул обещанием заключить договор о военной и экономической помощи, который рассматривался Соединенными Штатами как дальнейший шаг в организации широкой системы военных союзов в бассейне Тихого океана.

27 июля 1953 г. соглашение о перемирии в Корее было подписано. В преамбуле соглашения отмечалось, что целью перемирия является полное прекращение военных действий в Корее до окончательного мирного урегулирования. Это означало, что соглашение о перемирии остается в силе независимо от срока урегулирования корейского вопроса. Определялась демаркационная линия в основном по 38-й параллели с демилитаризованной зоной в 2 км по обе стороны линии. Был установлен порядок замены вооружений и воинского персонала в зоне, утверждены функции и состав комиссий по перемирию из представителей нейтральных стран.

Перемирие означало окончание войны и начало урегулирования корейского вопроса дипломатическим путем. Однако правящие круги США продолжали добиваться в процессе переговоров того, чего не смогли добиться оружием. Так, в день заключения перемирия США и их союзники подписали декларацию, в которой заявляли, что «в случае возобновления вооруженного нападения» «войска ООН» вновь начнут военные действия и уже не ограничатся территорией Кореи.

На Женевской конференции, созванной согласно условиям перемирия и проходившей 26 апреля – 15 июня 1954 г., представители США настаивали на объединении Кореи на основе сеульского режима, надеясь тем самым укрепить свое влияние на территории всей Кореи. Они отвергли предложение правительства КНДР дать возможность корейскому народу решить свою судьбу без иностранного вмешательства, путем проведения всеобщих свободных выборов в Национальное собрание и последующего создания общекорейского правительства. Конструктивные предложения СССР, открывавшие путь к мирному воссоединению Кореи и образованию единого демократического государства, были также отклонены представителями США и их союзниками, стремившимися навязать свою программу решения корейского вопроса. Женевская конференция прервала работу, не выполнив поставленных перед ней задач. Корея осталась разделенной на две части – Северную и Южную.

Потерпев поражение в войне с КНДР, Соединенные Штаты стали укреплять Южную Корею как плацдарм для осушествления своих внешнеполитических планов в Азии. В полном соответствии с этими намерениями администрация Эйзенхауэра предприняла максимум усилий для скорейшего наращивания вооруженных сил Южной Кореи. Этой цели способствовал «Договор о взаимной обороне между Корейской Республикой и Соединенными Штатами», заключенный 1 октября 1953 г. Он предоставлял право США без всяких предварительных условий размещать свои сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы на территории Южной Кореи. Юридически оформляя военный союз США и Южной Кореи, договор отражал стремление Сеула к установлению господства над территорией всей Кореи, причем американское правительство обязывалось согласно договору признать юрисдикцию южнокорейских властей над теми территориями, которые в дальнейшем могут оказаться под их администрацией. Одновременно за Вашингтоном сохранялся контроль над южнокорейскими вооруженными силами через «командование ООН».

Размещение американских войск и строительство баз на территории Южной Кореи закрепили ее военно-политическую зависимость от Вашингтона и превратили в опорный пункт стратегической системы США в Азии.

Основные даты и события Корейской войны

25 июня 1950 года – начало войны. Северокорейские войска начали военную операцию против Южной Кореи, разработанную совместно с Советскими специалистами и утвержденную Советским руководством. Из опубликованных документов видно, что Сталин долго не давал согласия, обращая внимание на недостаточную подготовку и вооружение северокорейской армии и опасаясь прямого конфликта СССР с Америкой. Но, в конце концов, все-таки дал добро. По свидетельству помощника госсекретаря США Д.Уэбба, первой реакцией президента Трумэна были слова: «Во имя Господа Бога, я собираюсь их проучить».

27 июня 1950 года – Совет Безопасности ООН принимает резолюцию, одобряющую использование американских сил ООН в Корее, а также рекомендует добровольно поддержать эти действия странами - членами ООН в соответствии со статьей 106 Устава ООН.

Советский Союз не мог наложить вето на эту резолюцию, поскольку он отсутствовал в Совете Безопасности, начиная с января 1950 года в знак протеста против представления Китая в ООН гоминдановским режимом. Что это было? Дипломатический просчет или просто левая рука советского правительства не знала, что делает правая? Резолюция была принята единогласно, воздержалась только Югославия. Вся операция по захвату Южной Кореи была рассчитана на молниеносность, на то, что американцы не успеют вступить до того, как все будет кончено. Поэтому затягивание времени, вето на резолюцию могло способствовать успеху кампании, Но и американцы это понимали, все было сделано за два дня, их участие в военных действиях стало вполне легитимным. Совместное участие вооруженных сил многих государств в этой войне придало ей некое разнообразие, смешав военные традиции разных армий. Вот список участников со стороны войск ООН (к концу 1951 года):

США - 302,5 тыс.; Южная Корея - 590,9 тыс.; Великобритания - 14,2 тыс.; Австралия - 2,3 тыс.; Канада - 6,1 тыс.; Новая Зеландия - 1,4 тыс.; Турция - 5,4 тыс.; Бельгия - 1 тыс., Франция - 1,1 тыс.; Греция - 1,2 тыс.; Нидерланды - 0,8 тыс.; Колумбия - около 1 тыс., Эфиопия - 1,2 тыс., Таиланд - 1,3 тыс., Филиппины - 7 тыс.; ЮАР - 0,8 тыс.

28 июня 1950 года – захват Сеула Северокорейскими войсками. Многострадальный город за три года войны четыре раза переходил из рук в руки. Можно себе представить, что от него осталось к концу войны. Северяне рассчитывали, что падение Сеула будет равноценно капитуляции Южнокорейской армии. Однако руководство Республики Корея успело эвакуироваться, окружения и завершения войны не получилось.

15 сентября 1950 года – высадка десанта сил ООН в Инчхоне, начало контрнаступления. К этому времени армия Южной Кореи и сил ООН контролировала лишь небольшой участок территории страны вокруг города Пусан, так называемый Пусанский плацдарм. Однако плацдарм удалось удержать и накопить силы для контрнаступления, приурочив его к высадке десанта в Инчхоне. Северокорейская армия к этому моменту была сильно измотана непрерывными налетами американской авиации, американцы полностью господствовали в воздухе, отразить воздушные атаки было нечем.

25 сентября 1950 года – войсками ООН взят Сеул.

2 октября 1950 года – Китайский премьер-министр Чжоу Эньлай предупредил, что если союзные войска (за исключением южнокорейских) пересекут 38-ю параллель, китайские добровольцы вступят в войну.

7 октября 1950 года– американские и британские дивизии начали продвигаться на север Кореи.

16 октября 1950 года – первые китайские части (так называемые, «добровольцы») вступили на территорию Кореи.

20 октября 1950 года – падение Пхеньяна под ударами войск Южной коалиции.

26 ноября 1950 года – начало контрнаступления китайских и северокорейских сил. Первый удар был нанесен уже 25 октября, но потом китайцы ушли в горы, и на фронте наступило месячное затишье. К этому моменту почти всю территорию страны контролировала армия Южной Кореи и союзников.
У войск КНДР остался лишь небольшой плацдарм у самой границы с Китаем.

5 декабря 1950 г. – северокорейские и китайские войска вернулись в Пхеньян. Маятник войны качнулся в другую сторону. Отступление союзников местами было похоже на бегство.

17 декабря 1950 г. – первая встреча советских МИГов и американских Сейбров в небе Кореи.

4 января 1951 года – повторный захват Сеула войсками КНДР и китайскими «добровольцами».

21 февраля 1951 года – начало контрнаступления войск Южной Кореи и ООН.

15 марта 1951 года – Сеул освобожден войсками южной коалиции во второй раз.

10 апреля 1951 года - отставка генерала Макартура, командующим войсками назначен генерал-лейтенант Матью Риджуэй.
Важное событие этой войны, поскольку Макартур проводил ярко выраженную "ястребиную" линию, настаивая на расширение войны на территорию Китая и даже на применении ядерного оружия. При этом выступал с этими идеями в СМИ, не уведомляя президента. За что и был справедливо снят.

8 июля 1951 года – начало первого раунда переговоров. Во время переговоров военные действия продолжались, стороны несли большие потери.

4 ноября 1952 года президентом США избран Дуайт Эйзенхауэр.

5 марта 1953 года – смерть И.В.Сталина. Это событие являлось решающим для завершения военных действий. Опубликованные документы позволяют сделать вывод, что Сталин в последние месяцы жизни осознанно затягивал войну. О причинах этого сейчас можно лишь догадываться.

20 апреля 1953 года – начало обмена военнопленными. Обмен был начат с больных и искалеченных пленных. Военные действия продолжались.

27 июля 1953 года – в Корее было подписано соглашение о перемирии. Индия внесла предложение о прекращении огня, которое было принято ООН. Южную коалицию представлял генерал Кларк, поскольку представители Южной Кореи отказались подписать документ. Линия фронта осталась в районе 38-й параллели, а вокруг неё была провозглашена Демилитаризованная зона (ДМЗ). ДМЗ проходит немного к северу от 38 параллели на востоке и немного к югу на западе. Кэсон, город, где проходили переговоры, был частью Южной Кореи до войны, а сейчас это город КНДР со специальным статусом. Мирный договор, завершающий войну, до сих пор не подписан.

***

Эту войну называют «забытой». В нашей стране до распада СССР о ней вообще ничего не писали и не говорили. Наши соотечественники, которым довелось в этой войне участвовать (летчики, зенитчики, прожектористы, военные советники и другие специалисты) давали подписку, обязывающую их молчать. На Западе многие документы тоже по-прежнему засекречены, информации явно недостаточно, историки постоянно спорят о событиях той войны.

Есть несколько причин такого замалчивания. Самая главная – война до сих пор не закончена. Формально она продолжается, заключено лишь перемирие, но даже оно периодически нарушается. Мирный договор до сих пор не подписан, граница между двумя Корейскими государствами – одно из самых укрепленных, самых напряженных мест на нашей планете. А пока война не закончена, не может полностью отсутствовать цензура, а, значит, говорить об объективности и полноте подачи информации, увы, не приходится. Вторая причина – по соотношению числа загубленных человеческих жизней и достигнутых политических и военных результатов – эта война, наверное, самая жестокая и бессмысленная из когда-либо проходившая на Земле. Настоящая бойня. Число жертв войны до сих пор точно не известно, разброс гигантский: можно встретить данные от 1 до 10 млн. человек. Большинство источников сходятся на цифрах - 3-4 млн. погибших, а результат – возвращение противоборствующих сил на исходные позиции. То есть были совершенно бессмысленно угроблены миллионы людей, практически весь Корейский полуостров превращен в руины, но никто за это не понес никакого наказания. Согласитесь, в такой ситуации как-то неловко рассказывать о своих победах и поражениях, лучше просто постараться обо всем забыть. Есть еще и третья причина – война была чрезвычайно жестокой с обеих сторон. Массированное применение напалма, сжигающего людей заживо, пытки и жестокое обращение с военнопленными, большое число жертв среди мирного населения. В общем, было совершено немало военных преступлений, но не случилось ничего подобного Нюрнбергскому процессу, политики остались у власти, генералы – при должностях. И никто не хочет ворошить прошлое.

Милитаризм и милитаризация

Агрессивная война в Корее привела к тому, что влияние милитаризма и милитаристских настроений на всю линию поведения правящих кругов страны стало преобладающим. Этому сопутствовала и милитаризация сознания американцев. Ведущий американский политический обозреватель У. Липпман в 1950 г. отмечал, что государственный департамент находится под контролем Пентагона и что «в стране развился милитаризм, а внешняя политика направляется военными».

Роль военных в процессе принятия политических решений, касавшихся внешнеполитической стратегии, военной политики, многократно увеличилась. Планы достижения мирового господства вырабатывались Вашингтоном из расчета использования в международных кризисах американской военной мощи, включая атомное оружие. В сущности, война негласно признавалась главным средством государственной политики, причем приоритет отдавался оружию массового уничтожения.

Во второй половине 40-х и в 50-е годы во внешней и военной политике правящих кругов США важнейшее место занимала так называемая стратегия «обороны передовых рубежей», или «базовая стратегия», преследовавшая цель окружить социалистические страны системой военно-политических группировок и блоков капиталистических государств. Эта стратегия проявилась и в организации многочисленных военных (сухопутных, авиационных и морских) баз в Европе, Азии, Африке и Латинской Америке. Задача облегчалась тем, что после второй мировой войны США продолжали пользоваться 434 военно-морскими базами п 1333 базами ВВС и сухопутных войск.

Создание военных баз по всему миру Соединенные Штаты продолжили в рамках лихорадочной деятельности по сколачиванию под их эгидой военных блоков. В начале 50-х годов в систему военных союзов с США входили 70 стран. В 1952 г., когда численность вооруженных сил США возросла до 3,6 млн. военнослужащих, из которых 1,2 млн. были развернуты за пределами США, в распоряжении их вооруженных сил имелось свыше 400 крупных военных баз и до 3 тыс. более мелких баз и военных объектов. Соединенные Штаты использовали территории стран, подписавших с ними «оборонительные» договоры, в качестве военных плацдармов. Они также взяли под контроль почти весь военно-экономический потенциал этих стран, включая строительство, подготовку и возможное использование их вооруженных сил.

В соответствии с утвержденной 23 сентября 1950 г. президентом Г. Трумэном секретной директивой СНБ-68 США приступили к осуществлению плана достижения решающего военного превосходства в мире путем переключения ресурсов страны на удовлетворение военных нужд.

В директиве утверждалось, что в случае чрезвычайного положения Соединенные Штаты могут выделить до 50% валового национального продукта на эти цели (как было во время второй мировой войны), и провозглашалось намерение США первыми применить в случае необходимости атомное оружие в стратегических и оперативно-тактических целях.

Военное производство в несколько раз возросло. В разгар корейской войны, когда военные расходы США достигли своего пика, они составляли 2/3 федерального бюджета и почти половину всех государственных расходов – федеральных, штатных, местных. Американский империализм решительно встал на путь тотальной перестройки своей экономической стратегии под знаком наращивания военной мощи.

Монополии США с восторгом поддержали этот курс, видя в нем выход из кризисного состояния, в котором оказалась экономика страны в 1948-1949 гг. Усилился нажим на правительство со стороны крупного капитала с целью добиться возобновления государственных заказов на вооружения и другое военное снаряжение на уровне военного времени.

Приобретение федеральным правительством товаров и услуг до начала американской агрессии в Корее составляло 8% ВНП – в 8 раз больше, чем в 1929 г., но в 5 раз меньше уровня второй мировой войны, когда оно равнялось 40% 168. Именно в послевоенном свертывании правительственных заказов многие представители деловых кругов усматривали причины кризисных явлений. С этим связано и высказывание государственного секретаря Д. Ачесона, который в Детройте в июне 1951 г. откровенно заявил, что причины перевооружения США кроются не только в войне в Корее.

С конца 1949 г. под прямым воздействием милитаризации экономики и в связи с войной в Корее началось расширение производства в США. Достигнутое повышение уровня промышленного производства составило в 1953 г. 11%, а по сравнению с 1949 г. объем продукции увеличился на 37%. Это оказалось возможным благодаря значительному увеличению государственных расходов, большая часть которых направлялась на военные цели.

В сентябре 1950 г. Трумэн подписал закон о военном производстве, расширивший вторжение федерального правительства в экономику и социальные отношения. Он давал президенту право устанавливать очередность решения производственных проблем, распределять ресурсы, строить новые заводы, предоставлять налоговые льготы для капитала в целях поощрения военного производства, вводить контроль над ценами, заработной платой и кредитами. Были увеличены налоги на население.

Во главе управления военным производством США была поставлена служба оборонной мобилизации, а ее руководителем назначен президент корпорации «Дженерал электрик» Ч. Вильсон. В декабре 1950 г. Трумэн объявил чрезвычайное положение в стране, и уже в течение первого года войны в Корее численность вооруженных сил США увеличилась более чем в 2 раза, производство военных самолетов – в 5 раз, танков, бронетранспортеров и других видов вооружения – в 4,5 раза и т.д. За время войны в Корее в промышленность США было инвестировано до 30 млрд. долл., т.е. больше, чем за всю вторую мировую войну.

Война в Корее дала возможность реакции преодолеть сопротивление введению в США всеобщей воинской повинности. 30 июля 1950 г. Г. Трумэн подписал приказ, отменивший ранее установленный предел численности вооруженных сил. В июне 1951 г. был принят закон об обязательной военной службе юношей с 18 лет.

Администрация Д. Эйзенхауэра начала общую переоценку военной политики и военно-политической стратегии США и их союзников по военным блокам. Основы новой военно-политической стратегии, пришедшей на смену доктрине «сдерживания коммунизма», были сформулированы в документе, разработанном комитетом начальников штабов во главе с его председателем адмиралом Рэдфордом. Суть его раскрывалась в следующем положении: «...военное командование может рассчитывать на использование ядерного оружия, тактического и стратегического, когда в этом возникнет военная необходимость».

Милитаристы США строили безумные планы нанесения первого ядерного удара по СССР в расчете на собственную неуязвимость, особенно с учетом того, что основные базы стратегической авиации США находились на территориях их союзников по военно-политическим блокам. Говоря современным языком, милитаристы США считали, что они приблизились к тому, что именуется способностью к нанесению «уничтожающего первого стратегического ядерного удара», а это означало возникновение крайне опасной стратегической нестабильности, особенно в кризисных ситуациях.

Следует отметить, что переход к стратегии «массированного возмездия» был начат еще администрацией Г. Трумэна. В октябре 1951 г. Совет национальной безопасности США принял решение об ускорении работ по производству термоядерного оружия, которое было создано в 1954 г., и об увеличении уровней вооруженных сил с упором на стратегическую авиацию.

Несмотря на относительное сокращение военных расходов в валовом национальном продукте после окончания войны в Корее с 14 до 8% и некоторое уменьшение численности вооруженных сил США, степень милитаризации военно-политических блоков, созданных США, не понизилась, так как союзники США, и в первую очередь Англия, Западная Германия и Япония, начали наращивать свои военные расходы и численность вооруженных сил. В самих США был взят курс на ядерный шантаж стран социалистической системы и резкое наращивание стратегической авиации, вооруженной ядерными и термоядерными бомбами.

В 1958 г. американский историк Р. Миллс в книге «Причины третьей мировой войны» писал, что «внешняя политика Вашингтона всегда исходила из теории военного превосходства Запада и основывалась на "доктрине насилия", которая была и остается главной опорой обанкротившейся политики США» (Mills W. The Causes of World War Three. N. Y., 1958).

Продолжение:   США в борьбе за мировое могущество. Часть 9

 

 
Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»;
но это было уже в веках, бывших прежде нас.
Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет,
Не останется памяти у тех, которые будут после
Екклесиаст