Анекдоты про Штирлица

12 Декабря 2012

Мюллер заходит в кабинет к Шелленбергу:
– Знаете, что ваш Штирлиц в очередной раз награжден орденом Боевого Красного Знамени?
– Знаю, конечно.
– Так почему не арестуете?
– А за что? Он же честно выставился.

***

– Штирлиц, а вас я попрошу остаться, – сказал Мюллер, доставая из сейфа бутылку армянского коньяка и плитку советского шоколада.
«Ну, наконец-то появился связной», – подумал Штирлиц, увидев пароль.

***

– Сколько будет дважды два? – спросил Мюллер. Штирлиц глубоко задумался. Он, конечно, знал, сколько будет дважды два, ему об этом недавно сообщили из Центра, но он не знал, знает ли это Мюллер. И если знает, то кто ему сказал. Может быть Кальтенбрунер? Тогда переговоры с Даллесом зашли в тупик.

***

Мюллер – Штирлицу:
– Вы знаете, Штирлиц, у меня для вас две новости: плохая и очень плохая... С какой начать?
– Ну, пожалуй, с плохой...
– Русская радистка все рассказала!
– А очень плохая?!
– Рассказала не нам, а вашей жене...

***

Борман ехал на своей машине со скоростью 120 км/час. Штирлиц бежал рядом и делал вид, что прогуливается.

***

– Штирлиц, у вас есть план?
– Обижаете, Мюллер. У меня – водка. Я русский разведчик, а не туркменский!

***

Штирлиц вышел из гестапо и увидел, что Мюллер разговаривает с дворниками.
«Опять нажрался», – подумал Штирлиц и отогнал Мюллера от машины.

***

Штирлиц и Мюллер любили ездить на машине по очереди, иногда очередь успевала разбежаться.

***

– Штирлиц, вы еврей!
– Что вы, Мюллер, я русский.
– А я – немецкий.

Вариант:
Как-то Борман спрашивает Штирлица:
– Штирлиц, вы – еврей?
– Нет, русский!, – быстро ответил Штирлиц и подумал – не сболтнул ли он чего лишнего?

 

***

Штирлиц зашел в кабинет и увидел Мюллера в буденовке, сидящего на столе и играющего на балалайке.
– Да, Штирлиц, – меланхолично произнес Мюллер, – не один вы тоскуете по родине!

***

Подвыпившие Штирлиц и Мюллер вышли из бара.
– Давайте снимем девочек, – предложил Штирлиц.
– У вас доброе сердце, – ответил Мюллер, – но пусть все-таки повисят до утра.

***

Мюллер рассказывает Борману:
– Вхожу в кабинет и вижу: Штирлиц из моего сейфа секретные документы вынимает. А глаза хитрые-хитрые. Чувствую, что-то не так, бегу к холодильнику, открываю... так и есть – весь компот, гад, выпил!

***

Мюллер гулял по лесу и услышал частый стук.
«Дятел», – подумал Мюллер.
«Сам ты дятел», – подумал Штирлиц, слезая с передатчиком с огромного дуба.

***

Придя к себе в кабинет, Мюллер увидел Штирлица, подозрительно сидящего возле сейфа.
– Что вы здесь делаете, Штирлиц?
– Трамвай жду, – ответил Штирлиц.
Мюллер вышел и, проходя по коридору, неожиданно подумал: «Какой, к черту, может быть трамвай в моем кабинете?»
Он вбежал обратно. Штирлица не было. «Наверное, уже уехал», – подумал Мюллер.

***

Во время воздушной тревоги Штирлиц пробрался в кабинет Шелленберга. Он никогда не упускал возможности позвонить в Москву на халяву.

***

Мюллер вызывает Штирлица и говорит:
– Завтра коммунистический субботник, явка обязательна.
Штирлиц отвечает «Есть» и поняв, что это провал, садится за стол и пишет:
«Я, штандартенфюрер фон Штирлиц, на самом деле являюсь советским разведчиком».
Мюллер, прочитав этот рапорт, звонит Шелленбергу:
– Вальтер, зайдите, посмотрите, что ваши люди придумывают, чтобы на субботники не ходить.

***

Мюллер стрельнул у Шелленберга сигаретку, закурил и выглянул в окно. По улице шел Штирлиц, выгуливая на поводке крохотную, зеленую с оранжевыми полосками, шестиногую собачонку.
«Странно, – подумал Мюллер, – мне казалось, что Шелленберг курит обычные сигареты...»

***

Мюллер:
– Штирлиц, вы любите Вагнера?
– Да как-то больше Таравердиева!

***

Мюллер – Штирлицу:
– Штирлиц, имейте совесть – когда вы заплатите за телефонные разговоры с Москвой?
Штирлиц:
– А с какой стати я их должен оплачивать? Я ведь по работе звоню, а не по личному делу!

***

– А не могли бы вы родить? – спрашивает Мюллер у Штирлица.
– Что именно? – интересуется Штирлиц.
– Это не важно. Я просто хочу узнать, на каком языке вы будете кричать.

***

Штирлиц шел по коридору.
«А ведь это Штирлиц идет», – подумал Мюллер.
«Да, это я иду», – подумал Штирлиц.

***

Мюллер на совещании:
– Все свободны. А вас, Штирлиц, я попрошу остаться.
– Ну, попросите.
– Ну, Штирлиц... ну, останьтесь, ну, пожалуйста...

***

– Скажите, Штирлиц, а какой ваш любимый фильм? – спросил Мюллер.
«Волга-Волга», – хотел было ответить Штирлиц, но вовремя опомнился и сказал:
– «Опель-Опель».

***

Гестапо наконец-то нашло, за что арестовать Штирлица. Будучи еще и полковником Исаевым, он получал вторую зарплату в советских рублях, но не декларировал ее германскому казначейству.

***

Мюллер:
– А вас, Штирлиц, я попрошу остаться. Нам все известно о вашей связи с Кэт. Она нам все рассказала.
«Это провал! – подумал Штирлиц, – Придется сознаться».
– Да, Мюллер, вы выиграли. Я советский разведчик, полковник Исаев. Кэт была моей радисткой.
– Прекратите, Штирлиц! Я же сказал, что нам все известно. Неужели вы думаете, что неся всякую чушь, вам удастся уклониться от уплаты алиментов?!

***

Штирлиц, Мюллер, Шелленберг и Холтоф играли в карты. В тот вечер Штирлиц проигрался вчистую. Но он умел делать хорошую мину при плохой игре.
Мина сработала сразу после того, как Штирлиц ушел.

***

Штирлиц - Мюллеру:
– Что вы, группенфюрер, все на работе да на работе? Давайте что ли в баньку как-нибудь сходим, водочки попьем, огурчиками малосольными закусим! А?
– Вы, Штирлиц, добрый только когда трезвый! А как напьетесь, сразу орать начинаете: «Фашистская морда! Фашистская морда!»

***

Вызывает Мюллер Холтофа:
– Знаете, дружище, меня в последнее время очень беспокоит Штирлиц.
– Да? А я в его поведении ничего необычного не заметил.
– Да я и не говорю, что в том, что он врывается ко мне ночью пьяным, горланит «Катюшу» и требует подписать капитуляцию есть что-то необычное. Но меня это беспокоит.

***

Мюллер:
– А теперь, Штирлиц, послушайте меня не перебивая!
«Ничего, еще перебьем вас всех, гадов, до 9 мая!» – подумал Штирлиц.

***

Приходит Гитлер на совещание, а поперек комнаты стоит огромный железный ящик.
– Это что такое? – спрашивает он у Мюллера.
– А...это Штирлиц установил новейшее советское миниатюрное подслушивающее устройство.
– А чего ж вы не вытащите его отсюда? – раскричался Гитлер.
– Мы бы с удовольствием, мой фюрер! Только его никто поднять не может.

***

Однажды Мюллер позвал Штирлица в бар в надежде выставить его на кружку пива. Однако Штирлиц рассказывал такие смешные анекдоты про фюрера, что Мюллер заслушался и случайно заплатил.
«Все-таки блестящий агент этот Штирлиц, – думал Мюллер, – какая чистая работа!»
Больше Мюллер не звал Штирлица пить пиво, а случайно встретив в баре, делал вид, что не узнает.

***

Как-то Штирлиц ремонтировал свой «мерседес-бенц», когда его увидел Мюллер.
– Вот вы и попались, Штирлиц! Настоящий ариец ремонтирует свою машину в автосервисе!

***

Штирлиц зашел в кабинет Мюллера и спросил:
– Группенфюрер, вы не хотели бы стать агентом советской разведки? Вам хорошо заплатят.
Мюллер с негодованием отказался. Выходя из кабинета Штирлиц обернулся:
– Кстати, у вас не найдется канцелярских скрепок?
Штирлиц знал, что из разговора запоминается последняя фраза, и если Мюллера спросят, зачем приходил Штирлиц, он скажет: за канцелярскими скрепками.

***

– Штирлиц, где вы так хорошо научились стрелять? – спросил Мюллер
– В ДОСААФе, – ответил Штирлиц и подумал: «А не сболтнул ли я чего-нибудь лишнего?»

***

– Штирлиц, вы отвертелись, когда мы обнаружили ваши пальчики на чемодане русской радистки. Вы отвертелись, когда мы нашли их на трубке телефона правительственной связи. Но сейчас вам не отвертеться! Почему ваше удостоверение пахнет русской водкой?!!
– Вы знаете, Мюллер, когда Шелленберг ставил на мое удостоверение печать, он предварительно подышал на нее.

***

Совещание у Гитлера. Вдруг дверь распахивается, входит Штирлиц, ни на кого не обращая внимания, подходит к сейфу, открывает его своим ключом и начинает рыться в нем, выбрасывая ненужные документы на пол.
– Кто это? – удивленно спрашивает фюрер.
– Русский разведчик полковник Исаев, – безразличным тоном отвечает Мюллер, – у нас Штирлицем числится.
– Так почему же вы его не арестуете?
– А, все равно отвертится...

***

В рейхсканцелярии очередь за колбасой. Появляется Штирлиц и, растолкав всех, проходит вперед. Гестаповцы возмущаются. Голос Копеляна за кадром: «Они не знали, что Герои Советского Союза обслуживаются без очереди».

***

Гестаповцы окружили дом Штирлица и постучали в дверь.
– Кто там? – спросили из-за двери.
– Открывайте, нам нужен Штирлиц!
– А меня нет дома!
– А кто это говорит?
– Говорит берлинское радио...
Так Штирлиц вторую неделю водил гестаповцев за нос.

***

– Штирлиц! Вам придется объяснить, откуда на моих щиколотках отпечатки ваших пальцев! – сказал Мюллер.
– Вспомнил! – ответил Штирлиц. – Несколько дней назад я помогал Холтофу перетащить вас пьяного через дорогу.

***

Проснувшись, Штирлиц вспомнил, что вчера на приеме у Мюллера наговорил лишнего. Решив выяснить все разом, он вошел в кабинет Мюллера:
– Мюллер, вы догадались, что я – русский разведчик?
– Нет, – признался Мюллер
– Ну, слава богу, – сказал Штирлиц и со спокойной душой пошел домой.

***

Штирлиц открыл дверь и увидел Холтофа в бронежилете и каске.
– Вот решил с тобой коньяка попить, – ответил Холтоф на удивленный взгляд Штирлица.

***

Борман – Мюллеру:
– Почему вы перестали приглашать Штирлица на наши дружеские попойки?
– Мартин, он как напьется, так начинает петь «Союз нерушимый...»
– Ну и что? Вы разве не знаете, что Штирлиц – русский разведчик?
– Да дело не в этом. Слышали бы вы, как он фальшивит!

***

Шелленберг, Мюллер и Штирлиц выпивают на банкете.
Шелленберг:
– За победу!
Штирлиц:
– За нашу победу!
Мюллер, переглянувшись с Шелленбергом:
– Э-э, нет! За нашу...

***

Мюллер застал Штирлица за чтением «Правды».
«Политикой интересуется», – подумал Мюллер.

***

Штирлиц стоит навытяжку перед столом Мюллера:
– Ну что, достукались, Исаев?! Получена шифровка из Москвы.
– ?!
– ВАС СОКРАТИЛИ!!!

***

Мюллер звонит Штирлицу:
– Штирлиц, если вы еще раз будете резать на секретных документах колбасу, я больше не позволю вам брать их из моего сейфа!

***

– Положим, Штирлиц, рассказу об отпечатках на русской рации мы и поверим, но как вы сможете объяснить, что при обыске у вас был конфискован самогонный аппарат?

***

– Что это вы мне принесли? – спросил Шелленберг.
– С основной работы разрешение на совместительство, – ответил Штирлиц. Совесть чекиста не позволяла ему незаконно получать вторую зарплату.

***

Штирлиц решил разыграть Мюллера на 1 апреля.
– Мюллер, а вы знаете, что я – русский разведчик?
– Не знаю! – в свою очередь разыграл Штирлица Мюллер.

***

Шелленберг знал: Штирлиц агент советской разведки, но он медлил с арестом, так как ему было жаль терять такого толкового и исполнительного сотрудника.

***

Мюллер вызывает Штирлица:
– Штирлиц, какого цвета у меня трусы?
– Зеленые, в горошек.
– Вот вы и попались, Штирлиц! Об этом знали только моя жена и русская радистка!
– Если вы не застегнете ширинку, об этом будет знать весь рейх.

***

Штирлиц шел по Берлину в буденовке, форме советского полковника и с парашютом за спиной. К нему подошел Мюллер:
– Штирлиц, вы хоть бы соблюдали конспирацию!
«И действительно», – подумал Штирлиц и надел черные очки.

***

Штирлиц выстрелил в Мюллера, пуля отскочила. «Броневой», – подумал Штирлиц.

***

Мюллер выглянул из окна и увидел спешащего куда-то Штирлица.
– Куда это он так торопится? – подумал Мюллер.
– Не твое собачье дело, – подумал Штирлиц.

***

Подходит Мюллер к Борману...
– Борман, а вы знаете, что Штирлиц – русский шпион?
Борман (ласково так):
– Да бог с ним, вы лучше послушайте, какую я песню сочинил: «Мила-ая моя, ...»

***

– Смотри у меня, а то... – подмигнул Мюллер Штирлицу.
После этого Штирлиц целый час размышлял – у кого лучше смотреть – у Мюллера или у Шелленберга.

***

– А в связи с чем этот звонок? – спросил Мюллер.
– Мне звонят из Кремля, – ответил Штирлиц.
– А-а-а, – ответил Мюллер и успокоился.

***

Начало 1930-х. Ночной Берлин. Обер-лейтенант Штирлиц стоял на Фридрихштрассе. Мимо него под барабанный бой шли стройные колонны бритоголовых парней с факелами, дубинками и стальными прутьями. Все они были одеты в коричневые рубашки и тяжёлые армейские ботинки, на рукавах – повязки со свастикой. Периодически, по команде лидера, они выбрасывали правую руку вперед и громко скандировали: «Дойчланд юбер аллес!», «Драг нах остен!», «Смерть инородцам!» и другие лозунги.
«Болельщики», – смекнул Штирлиц, – «До Олимпиады ещё лет 5, а уже – готовятся».
И побежал отправлять донесение в Центр.

***

Звонит Гитлер Сталину:
– Иосиф, ваши люди не брали из моего сейфа секретные документы?
– Выясню.
Звонит Сталин Штирлицу:
– Штирлиц, вы брали у Гитлера из сейфа секретные документы?
– Так точно, товарищ Сталин!
– Так положите на место, люди волнуются.

***

Мюллер:
– Штирлиц, вы почему не закусываете? Вы что, русский?
– Мы, немцы, народ скупой, – выкрутился Штирлиц.

***

– Штирлиц, рассказать вам новый анекдот про Сталина? – спросил Мюллер.
– А не опасно? – спросил Штирлиц и подумал, не сказал ли он чего лишнего.

***

Войдя в свой кабинет, Мюллер застал Штирлица, роющегося в его бумагах.
– Вообще-то это мой кабинет, Штирлиц, – спокойно сказал Мюллер.
– Разговорчики! – прикрикнул полковник Исаев.

***

Штирлиц отправил донесение в центр открытым текстом. Через пять минут к нему ворвались эсэсовцы.
– С первым апреля, – пояснил Штирлиц. Эсэсовцы понимающе заулыбались.
В это время в Центре хохотали до упаду.

***

Штирлиц в подвале гестапо. Его пытает Мюллер:
– Ну что, Штирлиц, Вы продолжаете утверждать, что серп и молот на Вашей заднице – это родимое пятно?

***

– Штирлиц, Вам знакомы эти ботинки? – спросил Мюллер. Штирлиц узнал бы эти ботинки из тысячи. Ведь они были сделаны из кожи шофера Бормана.

***

Штирлиц выбил ногой дверь и на цыпочках подкрался к читающему газету Мюллеру.

***

Мюллер ворвался в кабинет в тот момент, когда Штирлиц читал шифровку из Центра. Но Мюллер, не обратив на Штирлица внимание, схватил со стола газету и выбежал из комнаты. «Пронесло», – подумал Штирлиц. «Что б тебя так пронесло», – подумал Мюллер.

***

– Штирлиц, говорят, вы человек слова?
– Что вы, Шелленберг, я работаю только на Вас!

***

Штирлиц зашел к Рольфу и стал просить у него канцелярские скрепки. Рольф долго отнекивался и все же дал одну коробку. Получив скрепки, Штирлиц перевел разговор на русскую радистку. Штирлиц сделал это сознательно. Теперь, если Рольфа спросят, зачем приходил Штирлиц, Рольф скажет: поговорить о радистке. А о скрепках будет молчать.

***

– Штирлиц, хочу вас удивить, – сказал Мюллер.
– Я весь во внимании.
– Оказывается, Кэт – не русская пианистка.
– Неужели еврейка? – удивился Штирлиц.

***

Мюллер выглянул из машины. Внезапно с крыши на него свалился кирпич.
– Вот тебе раз, – подумал Мюллер.
– Вот тебе два, – подумал Штирлиц, бросая второй кирпич.

***

Однажды Мюллер придумал замечательный способ узнать, какой же все-таки Штирлиц национальности. Он решил пригласить его в гости и понаблюдать, как тот уйдет: если не попрощавшись, значит, англичанин. Если выпив все спиртное, перебив посуду и совратив хозяйку – русский, если найдя и съев все сало – украинец. Но когда Штирлиц вообще не ушел, а стал жить у Мюллера, постепенно перетаскав к нему свои вещи, группенфюрер наконец догадался, что Штирлиц – еврей.

***

Мюллер:
– Признайтесь Штирлиц, что не отказались бы сейчас посидеть где-нибудь на берегу Волги с удочкой?
Штирлиц:
– Не могу я сейчас в Россию, группенфюрер, у меня партвзносы за много лет не уплачены!

***

– Извините, группенфюрер, – сказал Штирлиц, входя в кабинет Мюллера. – Не у вас ли я вчера оставил свои пальчики?

***

На выезде из Берлина Штирлица ждала засада... Он уложил всех очередью из автомата, вылез из машины, пнул сапогом труп молоденького обер-лейтенанта и подумал:
– Вот и у меня такой же балбес растет...

***

Штирлиц шел по лесу и наступил на шишку.
– Шишка, – подумал Штирлиц.
– Вы мне льстите, – подумал Мюллер.

Штирлиц встретил возле дома маленькую бродячую собачку.
– Эх ты, дурашка! – ласково сказал он ей.
– Сам ты дурашка! Я из Центра.

***

Один раз в году Центр разрешал Штирлицу свидание с женой... правда, не со своей... ненадолго... но выбора не было!

***

Май 1945 года, идут ожесточенные бои на подступах к Берлину. В одной из луж в центре столицы рейха лежит вдребезги пьяный Штирлиц. В руке его зажата шифровка из Москвы:
Юстас – Алексу: Разрешаю расслабиться.

***

В разведшколе Штирлица учили съедать секретные документы. Или, на худой конец, сжигать их в пепельнице, а потом съедать пепельницу...

***

Советские самолеты бомбили Берлин... Бомбили беспощадно, но осторожно: каждый летчик понимал – там Штирлиц.

***

Штирлиц пришел на встречу со связным в знакомый бар и заказал 100 граммов водки.
– Вся водка у нас закончилась, – извинился бармен.
– Ну тогда 100 граммов коньяку.
– К сожалению, коньяк тоже закончился.
– Ну, а пиво-то есть?
– Увы...
«Значит связной уже здесь», – подумал Штирлиц.

***

Штирлиц вышел на улицу и привычной походкой направился к дому номер 13. Дома на месте не было. Вместо него в земле зияла огромная дыра. Штирлиц подошел к ее краю и мрачно сплюнул вниз. «Явка провалилась», – подумал он.

***

Штирлиц подошел к явочной квартире и увидел на двери плакат: «Явка провалена».
– Да, – подумал Штирлиц, – явка действительно провалена. Раньше было написано просто: «Явка».

***

Штирлицу сообщили, что у него в России родился сын. Скупая мужская слеза выкатилась из его глаза. Штирлиц не был на Родине уже семь лет.

***

На седьмое мая радистка Кэт уезжала из Берлина, подальше от соседей и знакомых. Не хотела слышать их двусмысленных поздравлений с Днем радио.

***

Штирлиц шел по коридору рейхсканцелярии. Мимо прошла радистка Кэт. Двое эсэсовцев несли за ней чемодан. «В отпуск», – догадался Штирлиц.

***

Штирлиц и Кэт вели радиосеанс из леса. Неожиданно прозвучавшая автоматная очередь сразила Кэт наповал. Штирлиц насторожился...

***

У Штирлица завелись клопы. «От этого чемодана одни неприятности», – подумал Штирлиц.

***

– Поздравляю, Штирлиц: на этот раз ваша пианистка во время родов кричала по-немецки.
– Как же вы догадались, что она русская?
– Она кричала «Гитлер капут!»

***

«Если и дальше в том же духе – он окажется в Берне довольно быстро», – думал Штирлиц, глядя на стремительно удаляющегося с лавиной пастора Шлага.

***

– Пастор, какой у вас размер ноги?
? 45.
– Я достал лыжные ботинки 38-го размера.
Штирлиц смотрел вслед неловко ковыляющему пастору Шлагу и думал: «А ведь он совсем не умеет ходить на лыжах».

***

Швейцария, Берн. Штирлиц и пастор Шлаг сидят в ресторане. Пастор, заметив, что Штирлиц ест руками, делает замечание:
– Господин Штирлиц, колбасу надо брать вилкой.
Голос за кадром:
«Штирлиц, конечно, знал, что колбасу надо брать вилкой, но ему так хотелось хоть мгновение побыть самим собой».

***

Сменив 18 автомобилей, Штирлиц привез пастора Шлага к швейцарской границе. Граница представляла собой ущелье с отвесными краями, между которыми был натянут тонкий канат. Штирлиц дружески похлопал пастора по спине, тот сделал несколько неуверенных шагов и с криком сорвался вниз.
– А ведь он совершенно не умеет ходить по канату, – подумал Штирлиц.

***

Профессор Плейшнер доедал десятую пачку «Беломора», а ампула с ядом все никак не попадалась. «Успеть бы», – думал Плейшнер, поглядывая на оторопевших гестаповцев.

***

Объявление официального туристического агентства в Берне: «Уважаемые господа российские туристы! Убедительная просьба не обращаться с просьбами показать Блюменштрассе – Цветочную улицу. Таковой в Берне нет и не было».

***

Штирлиц сидел у открытого окна и писал отчет. Возле него назойливо жужжала муха. Штирлиц махнул рукой, муха вылетела в окно. «Совсем как Плейшнер», – подумал Штирлиц.

***

Заблудившись и без карты Штирлиц медленно ехал по улицам Берна, тщетно пытаясь отыскать таблички с названиями улиц. Неожиданно он увидел Плейшнера, летящего из окна.
– Улица Цветочная – догадался Штирлиц.

***

Штирлиц шел по Берлину с красным флагом в руках. Навстречу ему ехали эсэсовцы на мотоциклах.
«Неформал», – подумали эсэсовцы.
«Байкеры», – подумал Штирлиц.

***

Штирлиц шел по улице и вдруг почувствовал, что сзади летит свинец. Штирлиц свернул за угол, и свинец с громким хрюканьем пронесся мимо.

***

Штирлиц вышел из туалетной комнаты скорого поезда «Берлин-Москва». Там было накурено.
– И дым отечества нам сладок и приятен, – подумал полковник Исаев.
– Опять русские свиньи накурили, – подумал штандартенфюрер фон Штирлиц.