Феномен влияния

Часть 1. Власть и влияние

18 Апреля 2011

В базе знаний Бэкмологии содержится огромный объем материалов в области бизнеса, экономики, менеджмента, различных вопросов психологии и др. Статьи, представленные на нашем сайте, - лишь ничтожная часть этой информации. Вам, случайному посетителю, имеет смысл ознакомиться с концепцией Бэкмологии, а также с содержанием нашей базы знаний.

Ученых и философов, литераторов и читателей всегда интересовало поведение людей и их образований в сфере отношений власти. Особенно поведение тех, кто стоит в тени, за спиной официальных лиц и органов. История зарубежных стран и России предоставляет массу примеров влияния на государственную власть и политический процесс. Древний и средневековый Восток, античность и европейский феодализм, Возрождение, Просвещение и Великие буржуазно-демократические революции, равно как и современность дают для исследования большое количество материала.

Весьма актуальна проблема влияния на властные структуры и отношения для России, претерпевающей грандиозные трансформации формы правления, государственного устройства, политического и государственного режимов. Именно в отношении режимов, как совокупности способов и методов осуществления власти и управления проявляется значимость данной темы. Тем более, что на протяжении длительного времени (и в императорской, и в советской России) проблемам воздействия на власть не уделялось внимания ни в философских, ни в социально-политических, ни в социально-психологических исследованиях. Только сейчас происходит обращение к этой весьма деликатной, острой и необходимой проблеме.

 

Власть и влияние

Власть возникла с появлением человеческого общества и вместе с ним прошла длительный путь развития. Она является необходимым элементом общественной организации, без которого невозможны жизнеспособность и функционирование общества, она призвана регулировать взаимоотношения между людьми, между ними, обществом и государственно-политическими институтами. Притягательность власти с данной точки зрения состоит в том, что властные рычаги дают возможность влиять на производство, распределение, обмен и потребление природных ресурсов и результатов хозяйственной деятельности.

Очевидно, что те, кто занимает подчиненное положение, будут стремиться к свержению существующих властей и к тому, чтобы занять их положение. Поэтому борьба между теми, кто обладает властными рычагами, и теми, кто стремится их взять, составляет неизменный закон человеческой жизни.

Ключом к пониманию власти является способность ее субъекта контролировать поведение других людей и манипулировать социально-политическими процессами. В данном контексте под властью подразумевается способность ее субъекта (отдельной личности, группы людей, организации, партии, государства) навязать свою волю другим людям, распоряжаться и управлять их действиями насильственными и ненасильственными средствами и методами.

Власть вездесуща, всеобъемлюща; она пронизывает все. Ее структурный разрез дает картину с множеством изменений и аспектов. Во-первых, социальный аспект; власть есть силовое отношение, выражающее реальное доминирование. Власть означает способность проявлять свободу действий согласно своим целям и своей воле, что в отношении вторых лиц создает определенную систему ущемлений.

Во-вторых, психологический аспект: власть есть отношение лидерства. Власть устанавливается в межличностном взаимодействий, где обосабливаются ведущая и ведомая стороны (субъект и объект).

В-третьих, гносеологический аспект: власть есть целенаправленный процесс утилизации информации.

Возможно и другое решение вопроса об аспектах власти:

  1. директивный аспект, в соответствии с которым власть понимается как господство, обеспечивающее  выполнение приказа;
  2. функциональный аспект, подчеркивающий, что власть есть способность и умение практически реализовывать функцию общественного управления;
  3. коммуникативный аспект, учитывающий, что власть так или иначе реализуется через общение, через определенный «язык».

Следует обратить особое внимание на директивный аспект. Он означает, что власть реализуется посредством директивных предписаний-приказов. Приказ запускает действие. Приказ также не допускает противоречия. Его нельзя обсуждать, разъяснять, ставить под сомнение. Он относится к тем элементам жизни, которые навязываются извне, а не вырабатываются в самом человеке. Источник приказа –более сильное существо. Приказу подчиняются потому, что сопротивление безнадежно: приказывает тот, кто все равно победит. Власть приказа не допускает сомнений.

Конечно, содержание властного отношения не исчерпывается  приказом – властным поведением. Необходимо добавить подчинение как подведение частной воли под всеобщую волю; санкции как средство воздействия на отрицание господствующей воли; нормирование поведения как совокупность правил в соответствии с всеобщим интересом.

Однако следует еще раз подчеркнуть, что именно от приказа, характера содержащихся в нем требований во многом зависит отношение к нему объекта власти.

Типология власти связана со сферами жизнедеятельности. Отсюда выделение экономической, политической, государственной властей.

Политическая власть – это власть социальной общности (общностей), определяющая в противоборстве с другими силами направление развития страны.

Носители политической власти либо стремятся к обладанию, либо обладают государственной властью. Политическая власть тесно связана с государственной. Ведь чтобы реализовать свою волю носитель политической власти должен иметь доступ к рычагам государственной власти. Но если всякая государственная власть является политической, то не всякая политическая власть является государственной. Например, власть лидера политической партии, не занимающего никаких постов в официальных структурах государства. Это партийная власть (одна из разновидностей политической).

Государственная власть – это воздействие государства, его органов и должностных лиц на население страны, осуществляемое с целью реализации воли социальных сил, являющихся носителями политической власти. Следует отметить, что государственной власти свойственны особые процедурные формы, которых нет у политической власти.

Политическая власть может принадлежать касте, сословию, классу, социальному слою или их союзам. К обладанию государственной властью приходят их представители, выразители их интересов: элиты, руководство политических партий, различные малые социальные группы, отдельные индивиды.

Государственная власть выражается в особом виде отношений, образующих своеобразную политико-правовую ткань общества. Как и любые отношения,  данные ношения имеют определенную структуру. Сторонами этих отношений выступают субъект государственной власти и объект власти (подвластные), а содержание образуют единство передачи или навязывание воли властвующего подвластным и подчинение (добровольное или принужденное) последних этой воли.

Субъектно-объектные отношения власти реализуются на нескольких уровнях: мегауровне (межгосударственный уровень), макроуровне (уровень центральных органов власти), мезоуровне (региональный уровень) и микроуровне (малые социальные группы и низовые структуры власти и самоуправления).

Реализация власти сопряжена с такими ее важнейшими структурными элементами как основания и ресурсы. Под основаниями власти понимаются ее база, источники, на которые опирается властная воля субъекта. Ресурсы власти – это реальные потенциальные средства, которые используются для укрепления самой власти и ее оснований. Образно говоря, основания власти – ее фундамент, ресурсы власти - это ее потенциал и технология.

 

Основания и ресурсы вплотную подводят к источникам власти, представляющим собой властное первоначало. Ими являются сила, богатство, информация, интерес, традиция. Первые три источника играют главную роль. Каждый из них сообщает власти определенное качество: сила или угроза ее применения способны лишь на грубое принуждение, функционально ограничены и свойственны лишь власти низшего качества; богатство является источником власти среднего качества, которая может иметь в своем распоряжении как негативные, так и позитивные средства стимулирования; в основе же власти высшего качества, наиболее эффективной лежит информация. Именно она в силу своих преимуществ – бесконечности, общедоступности, демократичности – подчиняет силу и богатство, становясь определяющим фактором функционирования власти.

К сказанному следует так же добавить, что сегодня власть политическая и государственная предусматривает договоренность об учете интересов тех, кто находится в подчиненном положении. Это связано с тем, что сфера договорных отношений расширяется за счет общественного мнения, средств массовой информации, а также под воздействием международных организаций и групп влияния. В результате власть формируется как система отношений «господство-подчинение» и «руководство-принятие».

Правда, здесь необходимо заметить, что хотя власть и нельзя сводить к силе или насилию, но власть не опирающаяся на силу, не способная добиться реализации своих решений в том числе силой или угрозой применения насилия, может оказаться благим пожеланием или просто блефом. В этом смысле власть представляет собой форму выражения силы. Одна из главнейших задач государства – это  разрешение противоречия между необходимостью порядка и разнообразием интересов в обществе, сопряженных с конфликтами. С этой точки зрения политическое, власть и государство призваны вносить порядок и рациональную организацию в социально-политический процесс, обуздать стихию человеческих страстей.

Поэтому естественно, что власть, и государство самым тесным образом связаны с насилием. Государство, даже самое демократическое представляет собой во многих отношениях механизм принуждения, насилия над людьми. Но это насилие особого рода. Так Дж. Локк считал политической властью «право создавать законы, предусматривающие смертную казнь и соответственно все менее строгие меры наказания для регулирования и сохранения собственности, и применять силу общества для исполнения этих законов и для защиты государства от нападения извне - и все это только ради общественного блага».

Еще раз следует подчеркнуть, что власть не сводится всецело к функциям насилия. Более того, некоторые исследователи считают, что несанкционированные законом насилие и сила несовместимы с властью.

Общество не представляет собой некое механическое соединение тех или иных институтов и отношений, это форма самоорганизации человечества, где единство не навязано извне, а дано как бы изнутри. С данной точки зрения немаловажное значение имеет тот факт, что помимо насилия власть имеет своим основанием целый ряд других источников. Поэтому и политическая, и государственная власть никогда не бывают всеисключающей властью. Рядом с ними, зачастую в противовес им существует множество организаций, объединений институтов гражданского общества, таких как церковь, семья, образование, бизнес, общественное мнение, средства массовой информации, профсоюзы и заинтересованные группы.

И вот тут выясняется, что наряду с видимой стороной властеотношений – зримой активностью государственных институтов, существует воздействие субъектов непосредственно не располагающих властью, но держащих в своих руках нити управления. По этому поводу Б. Рассел в своей широко известной книге «Власть» писал: «В любой большой организации, где лидер обладает значительной властью, находятся менее заметные люди (мужчины и женщины), которые имеют силу влияния на лидеров посредством личных методов».

По мнению некоторых авторов, влияние – наиболее всеохватывающее явление, поскольку включает все формы убеждения, давления, принуждения и т.д. И отношения влияния переплетаются с властеоотношениями, дополняют их и в совмещенном виде выглядят следующим образом: актор (субъект влияния) ? адресат (субъект власти и объект влияния одновременно) ? объект власти. Иначе говоря, актор добивается нужного воздействия на объект власти посредством субъекта власти.

Переплетение власти и влияния, можно представить и через  такую формулу – влияние расплавлено во власти имея свою собственную природу.

Одним из первых обратил внимание на понятие «Влияние» М. Дюверже. Занимаясь определением предмета политической науки, он указал, что подход к предмету политологии как науке о власти вообще, хотя и открывает широкие возможности для исследования природы государственной власти путем сопоставления ее с властью в других областях общественной жизни, но оставляет в стороне такое понятие, как «влияние». «Власть» и «влияние» – хотя и близкие, но отнюдь не тождественные понятия. Можно сказать, что всякая власть, осуществляемая в обществе, предполагает влияние. Но не всякое влияние, оказываемое одним индивидом  или другой группой на другого индивида или другие группы, рассматривается как власть в строгом смысле этого слова.

В определенном смысле политическая власть и политическое влияние невозможно отличить друг от друга, поскольку власть представляет собой определенную форму влияния, а влияние в свою очередь, – это просто проявление причинно-следственных отношений. При этом власть отличается от просто влияния тем, что она опирается на санкции. Именно угроза применения санкций отграничивает власть от влияния вообще.

Иначе говоря, власть может использовать физические санкции или угрозу физических санкций в случае неподчинения повелению или приказу. Влияние же предполагает, что то или иное лицо может  модифицировать свое поведение или образ жизни, полагая, что его интересы лучше могут быть реализованы, если следовать образу жизни, поведения или просто совету другого лица.

Как и относительно власти, в отношении влияния можно выделить ряд общезначимых аспектов.

Во-первых, психолого-социальный аспект. Влияние может быть силовым отношением, то есть добиваться результата через систему ущемлений. Одновременно это волевое отношение – отношение лидерства, в котором субъект влияния - ведущая сторона, а объект влияния – ведомая сторона. Союз между ними крепится на обилии форм: от обмана и демагогии до вымогательства и шантажа; от воздействия авторитетом, угрозы силой до открытого подавления.

Во-вторых, гносеологический аспект: с одной стороны, это голый инстинкт, подсознательные интенции выражающиеся в стремлении вершить судьбы, господствовать, преобладать. С другой стороны, лицо влияния – это твердое знание и твердая воля. Знание делает влияние осмотрительным, а воля активным.

В-третьих, организационный аспект выражающийся в стремлении установить определенный порядок, систему осуществления воздействия на объект влияния и субъект власти.

Целесообразно прежде всего обратить внимание на состав отношения влияния. В нем просматривается сильная взаимосвязь субъекта и объекта влияния. К тому же влиянию свойственно взаимопревращение актора в адресат и наоборот. Так лидер партии как правило играет роль лидера влияния в обществе и государстве, однако и сам он испытывает воздействие со стороны своей партии, общественного мнения, различных институтов и организаций, например, церкви или профсоюзов. Точно так же правительство, испытывая влияние партий, чиновничьего аппарата, лоббистских организаций в свою очередь старается оказать влияние на общество.

Для возникновения отношений влияния необходимо, чтобы субъект обладал рядом качеств. Прежде всего это желание властвовать, воля к власти. Актор, не являясь сам властителем, желает им быть и видит себя им, но в качестве теневого, серого кардинала.

Кроме этого, субъект влияния должен обладать развитым интеллектом, быть в курсе дел правителя, уметь использовать все ресурсы влияния для оказания определенного воздействия. Таким образом, и власть, и влияние – это способность оказывать определяющее воздействие на людей с помощью какого-либо средства.

Но что это за средство?

Воздействие, через которое реализуется публичная власть, – это директивное предписание, всегда подкрепленное опорой на силу. Государственная власть не может обойтись без государственного принуждения. Используя ее, властвующий субъект навязывает свою волю подвластным. Государственное принуждение основано на организованной силе, выражает ее и потому способно обеспечивать доминирование в обществе воли властвующего субъекта. Государственное принуждение ограничивает свободу человека, ставя его в такое положение, из которого у него нет иного выхода кроме предложенного властью.

Государственное принуждение может быть правовым и неправовым. Последнее может обернуться произволом государственных органов. Вид и мера правового государственного принуждения строго определены правовыми нормами, а само оно применяется в четких  процессуальных формах. Законность, обоснованность и справедливость государственного правового принуждения поддается контролю, оно может быть обжаловано в независимый суд. Уровень правового «насыщения» государственного принуждения обусловлен тем, в какой мере оно: а) подчинено общим принципам данной правовой системы; б) является по своим основаниям единым, всеобщим на территории всей страны; в) нормативно регламентировано по содержанию, пределам и условиям применения; г) действует через механизм прав обязанностей; д) оснащено развитыми процессуальными формами.

Чем выше уровень правовой организации государственного принуждения, тем оно в большей мере выполняет функции позитивного фактора развития общества и в меньшей – выражает произвол и своеволие носителей государственной власти. Формы государственного правового принуждения достаточно многообразны. Это меры предупредительного воздействия, например, проверка документов с целью предотвращения правонарушений; правовое пресечение – задержание, обыск; меры защиты – восстановление нарушенных прав.

Таким образом, власть характеризуется как отношение между «верхами» и «низами» социальной пирамиды, то есть отражает и выражает отношения господства и подчинения.

Воздействие же как проводник влияния намного тоньше. Оно выступает в виде просьбы, внушения, обещания, угрозы (шантаж). Речь идет об убеждении – активном воздействии на волю и сознание человека идейно-нравственными средствами. Механизм убеждения включает совокупность идеологических, социально-психологических средств и форм воздействия на индивидуальное и групповое сознание. В результате убеждения формируются определенные установки, которые воплощаются в поведении людей.

Если власть политическая и государственная имеет общественно-опосредованный характер, то влияние наоборот является носителем личностно-непосредственного характера. Власть обычно легальна, но не всегда легитимна. Говоря о легальности, мы имеем в виду ее юридическое обоснование, то есть нормативность, способность воплощаться в нормах права, ограничиваться законом, функционировать в рамках законности. Легитимность же означает принятие власти населением страны, признание ее права управлять социальными процессами, готовность ей подчиняться. В более узком смысле легитимной признается законная власть, образованная в соответствии с процедурой предусмотренной правовыми нормами.

Нелигитимная власть признается узурпаторской. В узком смысле слова узурпация – насильственный противозаконный захват власти каким-либо лицом или групповой лиц, а также присвоение себе чужих властных полномочий. Узурпацией признается, например, нарушение правовых процедур при проведении выборов или их фальсификация. Узурпировать можно и легитимно образованную власть, если ею злоупотреблять, то есть использовать в противозаконных целях: во зло обществу и государству, превышать властные полномочия и т.д.

Влияние, в отличие от власти, имеет как правило нелегальный характер, но основывается на доверительных отношениях между субъектом и объектом. Часто оно покоится на моральных принципах, обусловленных авторитетом и связанным с ним уважением к объекту влияния. К этому следует добавить, что влияние является свойством и результатом общения людей, находящихся на одном иерархическом уровне.

Власть, и влияние – это воздействие. Термин воздействие означает канал активности субъекта власти или  влияния. Эта категория играет служебную подчиненную роль по отношению к двум первым.

Изложенный выше подход к власти и влиянию порождает целый ряд вопросов. В частности если и власть, и влияние – это воздействие, осуществляемое в тех или иных формах, теми или иными средствами, с использованием тех или иных ресурсов, то не является ли влияние одной из сторон власти или ее функцией. К такому заключению подталкивают факты воздействия представителей власти на объекты не только в форме императивных предписаний.

Ведь фактически монарх в условиях парламентарной системы правления пользуется в основном влиянием. Непосредственные носители исполнительной власти: премьер-министры, правительства, губернаторы могут оказывать воздействие через средства массовой информации. Устное заявление высокопоставленного судьи, прокурора или военного, оказывающее воздействие на политическую ситуацию в стране в целом или поведение определенных сил, также является влиянием. Иными словами, влияние может восприниматься как функция власти, из чего следует, что власть – это возможность влиять на поведение других.

Такой подход изложен в англо-американском Словаре политического анализа, где говорится, что термин «власть» может трактоваться как авторитетно-властное полномочие, то есть это влияние, проистекающее из признания другими, по их собственной воле, чьего-либо права вводить нормативные установления или отдавать распоряжения и рассчитывать на повиновение. И в этом же словаре «власть» раскрывается как властное могущество вообще, что означает способность каким-либо желаемым образом воздействовать на поведение других. Стало быть «власть», при широком определении, представляет собой синоним «влияния» и охватывает весь ряд механизмов воздействия – от убеждения (влияние, успешно оказываемое без обещания вознаграждения или угрозы наказания со стороны обладающего властью) до умеренного давления или сделки (обещание вознаграждения, угроза наказания) и далее вплоть до крайне жесткого давления, применения силы, или принуждения (угроза сурового наказания или лишения каких-либо благ).

Точно так же и отечественные исследователи рассматривают власть, подразделяя ее на явную (эксплицитную) и неявную (имплицитную). Проявлением явной власти будет ситуация, когда Х совершенно определенным образом, не допускающим различий, укажет Y, что ему надлежит делать (или, напротив, не делать). При проявлении неявной власти, Y делает то, чего желает Х, но без прямого указания с его стороны. В этом случае Y знает (или догадывается), чего хочет Х, и в силу разных причин выполняет это желание (без самого факта отдачи приказания).

В этом отношении показателем пример с королем Англии Генрихом II Плантагенетом (1133-1189). Совершенно выведенный из себя затяжным конфликтом с архиепископом Кентерберийским Томасом Бекетом, он как-то раз в сердцах  воскликнул: «Неужели никто не избавит меня от этого человека?!» Четыре верных королевских рыцаря, которые услышали возглас суверена, той же ночью умертвили архиепископа, хотя явно эксплицитного приказа сделать это они не получали.

Не проведение четкой грани между влиянием и властью конечно же неверно. Влияние обусловлено природными и иными качествами явления, особыми свойствами людей. Оно не определяет принудительным путем желаемое поведение, а является лишь одним из побудительных мотивов поведения. Такие мотивы обычно действуют стихийно, не включают момент осознания их как власти. Осознание же необходимо для феномена власти. Волевой характер властеотношений между людьми проистекает из того, что они наделены сознанием и волей. Всякая власть есть присвоение чужой воли. А влияние скорее не присвоение, а «программирование», детерминация чужой воли.

Теперь перейдем к вопросу о том, как квалифицировать влияние. Если учитывать, что влияние осуществляют субъекты и политические, и неполитические, преследующие самые различные цели, часто весьма далекие от политики, то вряд ли возможно определить влияние как чисто политический феномен. Правильнее будет говорить о социально-политическом влиянии.

Социально-политическое влияние – очень многогранное явление. Целесообразно сосредоточить его анализ на трех направлениях и рассматривать его как:
а) воздействие на государственную власть
б) воздействие на политический процесс
в) влияние – самостоятельный процесс.
Итак, социально-политическое влияние предстает как воздействие тех или иных субъектов на органы государственной власти или на представителей этих органов. Это воздействие может осуществляться на все ветви власти. Не только на исполнительную, но и на законодательную или судебную. Влияние может осуществляться самими органами власти. Например, глава государства в парламентарных системах. Монарх или президент, в этом случае, не имея реальной государственной власти, может располагать большим моральным авторитетом в стране и носители властных полномочий вынуждены с ним считаться. Как правило, влияние выполняет функцию корректировки действий государственной власти. Его могут оказывать субъекты экономической, политической, социальной и социокультурной сфер. Данное воздействие может быть открытым и скрытым, прямым и опосредованным, организованным и стихийным.

Влияние оказывается не только на государственную власть, но и на политический процесс, который может быть представлен как смена различных политических ситуаций, через которые проходят в своем движении политическая власть, ее отдельные институты и другие компоненты. Можно утверждать, что политическая власть движется от ситуации к ситуации, а ситуация – элементарный «шаг» процесса развития политической власти.

В свою очередь политическая ситуация есть прежде всего всякое новое по сравнению с предшествующим состояние политической власти, представляющее в то же время этап в ее движении. Любая ситуация на уровне политической системы выражает противоречие между стабильными и динамическими тенденциями в ее границах. Ее хронологическими рамками выступают политические события, означающие начало или конец данного состояния системы. Влияние в этом случае проявляется в изменении расстановки и соотношения социально-политических сил.

В наиболее явном виде влияние как воздействие на политический процесс выступает в эпоху революций и реформ. Таким было воздействие Лильберна в годы английской революции, Лафайета в эпоху французских революций, Победоносцева в период контрреформ Александра III. Деятельность субъекта влияния может ускорить или затормозить ход событий, изменить его направленность или вообще остановить.

Являясь весьма существенным элементом политического процесса, влияние само представляет собой процесс. Ведь субъект влияния никогда не оказывает разового воздействия. Он предпринимает ряд действий, которые развертываются поэтапно во времени и пространстве. Именно рассмотрение социально-политического влияния как процесса позволяет вскрыть его сущность. Под сущностью любого явления в науке принято понимать совокупность внутренних устойчивых связей, свойств, отношений составляющих его основу и определяющих все остальные внешние свойства, признаки и любые проявления явления.

Влияние как процесс имеет свои формы механизмы и закономерности. В целом это способность политически действующего субъекта (индивидуального или коллективного) желательным для него самого образом воздействовать на поведение и деятельность других. Тайное или явное влияние может вызвать изменения (или воспрепятствовать нежелательным изменениям) в склонностях, мнениях, установках и убеждениях, а также непосредственно в поведении и деятельности.

В целом борьба за влияние на власть – это бескомпромиссное и жесткое соперничество. Оно может быть относительно безобидным, а может приобретать определенный драматизм в случаях столкновения социальных групп (сословий, элит) или социальных институтов и организаций (силовых структур, банков, политических партий и теневых группировок).

На активность субъекта влияния оказывает существенное воздействие и сам адресат влияния – субъект власти. Границы отношения субъекта влияния к субъекту власти простираются от жесткого противодействия влиянию (тогда оно отсутствует) до добровольного, воспринимаемого с радостью повиновения. В принципе подчинение так же естественно присуще человеку, как и господство. Готовность к подчинению зависит от ряда факторов: от собственных качеств объекта влияния, от характера предъявляемых к нему требований, от ситуации и средств воздействия, которыми располагает субъект, а также от восприятия актора адресатом.

К сказанному надо добавить, что власть имморальна лишь на поверхности и свой регулятивный ценностный этос у нее есть. Проводимая же Макиавелли, Штирнером и Ницше идея морального нигилизма власти является весьма отвлеченной от действительности. Достаточно принять во внимание, что деятельность субъектов власти всегда на виду. В связи с этим и субъекты влияния, и его адресаты учитывают основные фрагменты политической этики: этику ответственности (понимание неоднозначности моральной регуляции деятельности при принятии решений государственной значимости) и этику убеждений (понимание необходимости исключения – в идеале – из политики неблаговидных действий).

Государственная власть структурно – это государственно организованная система чиновников, армии, администрации, судей и других лиц, обеспечивающих выполнение общесоциальных функций, защищающих соответствующие общие и групповые интересы. Все они субъекты власти и объекты влияния. Не менее многообразны и субъекты влияния. Представляется возможным подразделить их на плюральные и индивидуальные. В соответствии с социологическим пониманием, под плюральными субъектами влияния подразумеваются социальные группы (большие и малые), социальные институты и социальные организации. Индивидуальные субъекты влияния – это физические лица, облеченные и не облеченные властью.

В плане социальных институтов и организаций просматриваются три вектора: гражданское общество – государство, государство – гражданское общество, орган государства – государство. Первый вектор касается социальных групп, социальных институтов и социальных организаций, не имеющих прямого отношения к государственной власти. Второй отображает влияние самих субъектов власти на общественность, на формирование общественного мнения и третий говорит о влиянии в рамках самой публичной власти.

Индивидуальные субъекты влияния также могут быть облечены и не облечены государственной властью. Точнее, они либо имеют, либо не имеют прямого отношения к власти. Громадным может быть влияние крупных военноначальников – маршалов, генералов. То же самое можно сказать о силе морального авторитета члена палаты лордов, лидера парламентской оппозиции, монарха парламентарной монархии.

Применительно к индивидуальным субъектам, не имеющим доступа к власти, следует прежде всего остановиться на лидерах влияния. Это ученые и философы, писатели и журналисты, священнослужители и  люди искусства. В роли субъектов влияния могут выступать претенденты на власть. Люди, рвущиеся к власти, но еще не располагающие ею. Особый случай – революционный вождь. Не следует также выпускать из поля зрения и лидеров тоталитарных режимов. Наконец, в этом же русле находится такое явление как фаворитизм.

Способность действующих лиц влиять на других зависит от многих факторов: от политических возможностей, имеющихся в их распоряжении; от характера и степени самого влияния; от того в какой области функционируют те, кто является объектом усилий по оказанию влияния; от конкурирующих попыток других действующих лиц влиять на тех же субъектов; наконец, от той степени повиновения какой хотят добиться.

Следует отметить, что максимальная способность действующего лица изменять поведение других редко используется в полном объеме ввиду тех издержек какие ему, будь это индивид или корпорация, скорее всего принесет задействование всех его возможностей.

Влияние как процесс достаточно глубоко эшелонировано и состоит из сети политических, экономических, бюрократических и иных институций, придающих определенную организованность общественным связям и очерчивающих значимое пространство влияния. Это пространство может быть представлено в трех измерениях.

Первую ось составляют отношения субъекта влияния с теми, чьи интересы он представляет (представительская ось). Вторая ось составлена из многообразных отношений субъекта влияния с социальными институтами общества – центральные инстанции, подчиненные им структуры (институциональная ось). Третья ось – это конкретная деятельность субъектов влияния (функционально-поведенческая ось).

Дальнейший анализ социально-политического влияния требует рассмотрения его признаков, ресурсов и средств.

Если говорить о признаках, то следует в первую очередь подчеркнуть то, что влияние – это психологическое явление, существующее в сфере восприятий и переживаний личности, и зависит от сложных, формируемых не только под воздействием общества, экономики и культуры, но и под воздействием всего уклада жизни, черт личности людей.

Если политическая власть осуществляется на уровне отношений между большими социальными группами и сообществами, государственными и общественными организациями, то социально-политическое влияние реализуется в сфере индивидуальных и межличностных отношений.

Политическая власть как общественное отношение в сущности своей содержит противоречие между субъектом и объектом властвований. Применительно к социально-политическому влиянию можно сказать, что такого противоречия в идеале не должно быть.

Влияние – это потенциал, возможность, осуществляемая во взаимоотношении субъекта и объекта и зависящая от источников, ресурсов и средств.

Если политическая власть производна от социальной структуры, то при ее анализе необходимо иметь в виду, что за волевыми действиями людей всегда стоят объективные потребности и интересы. Этого нельзя сказать о влиянии. В целом ряде случаев оно очень субъективно и часто преследует корыстные интересы.

В более узком смысле к характерным признакам влияния следует отнести:

  • возможность воздействия на волю субъекта власти;
  • наличие определенного набора средств, позволяющего осуществлять воздействие на субъект власти (а в ряде случаев и его объект)
  • наличие ряда преимуществ в общении с субъектами власти.

Если же говорить об источниках влияния, его основах, то здесь необходимо будет вести речь о соотношении его с такими понятиями как сила, богатство, информация, статус, харизма, воля. Сила, богатство и информация, как и в случае с властью, являются главными источниками влияния.

Сила представляет собой совместные действия людей. Ее важнейший атрибут – насилие. Оно широко используется для обеспечения повиновения. Говоря о силе и насилии, всегда имеют в виду вооруженную силу. В этом отношении Наполеон Бонапарт был прав заявляя, что большие батальоны всегда правы. С помощью винтовки можно и брать власть, и влиять на власть, однако такое воздействие не является долговечным и прочным. Поэтому за силой идет богатство.

Либо богатство покупает силу, либо сила захватывает богатство. Именно большие материальные и финансовые ценности позволяют влиять на государственную власть.

И наконец, знания и информация, средства их получения и распространения. Сегодня они превратились в определяющий фактор влияния.

К этим трем главным источникам влияния необходимо добавить еще статус, харизму и волю. Статус связан с положением личности, группы или организации в рамках определенной системы. Положение, занимаемое в обществе субъектом влияния, и его авторитет имеют большое значение.

Особо об авторитете. О нем можно говорить в том случае, если лицо, которому приказывают поступить определенным образом, считает, что тот, кто приказывает, имеет на то моральное или иное право. Можно, например, обладать высоким научным или нравственным авторитетом, не обладая при этом властью. То же самое относится к статусу. Он может дать возможность контроля над определенным кругом лиц.

Слово «харизма» пришло к нам из греческого и означает «дар божественной привлекательности». Харизма принадлежит к той области, которую в настоящее время называют теорией влияния; она касается моделей поведения, управляющих взаимных отношений между вождем и теми, кто следует за ним. Бесспорно, источник харизмы – в личности харизматического вождя. Но она не может быть эффективной, если не возбуждает реакцию со стороны тех, на кого она направлена, то есть, если не порождает реакцию со стороны тех, на кого она направлена, если не порождает веры в сверхъестветвенную и исключительную  миссию вождя.

Предполагается, что люди, обладающие этим даром, наделены экстраординарной или магнетической силой убеждения. Они способны повлиять на других в плане выполнения собственной воли. Так, Христос заставил поверить в неотвратимость царства Божьего на земле, Моисей – в существование Земли обетованной, которой не знал никто из евреев; Черчиль и де Голль убедили свои народы в реальности скорой победы; Робеспьер и Ленин  материализовали в истории контуры идеального общества. Сближая должное и сущее, вождь преобразует ментальность своих адептов и сторонников. Они, если можно так выразиться, меняют кожу, избавляются от своих прежних верований и привычек, чувствуют себя очищенными контактом с вождем и его приближенными.

Харизма непосредственно связана с волей. Точнее, выражаясь словами Ницше, «волей к власти». В книге «Так говорил Заратустра» немецкий философ отметил, «воля к власти» – основополагающий мотив в жизни человека, предполагая так же, что эта воля определяет все поступки. Без использования силы воли невозможно добиться получения определенного статуса, необходимого для использования знаний, заработать финансовое могущество и контролировать физическую силу.

Именно те, кто наделен внутренней или ницшеанской волей, способен контролировать людей. Используя собственную силу вдохновения, субъект влияния способен удовлетворить нужды своих последователей.

Источники влияния обеспечивают его ресурсы, то есть все то, использование чего обеспечивает влияние на субъект власти в соответствии с целями субъекта влияния.

Влияние социально-политическое утверждается через:

  • диктат: навязывание решений, линий в рамках общества через применение силы или шантажа;
  • язык: в свое время Ч. Пирс отмечал, что есть такие слова и выражения которые в определенных исторических условиях оказывают очень сильное воздействие на большинство людей;
  • манипуляцию: через обман, идеологическую обработку, через конформизм, подражание и т.д.;
  • подобострастие: господство над душами;
  • демагогию: нарочитое извращение реалий в угоду эгоистическим целям;
  • преступление: подкуп, политическое убийство, военный переворот;
  • ритмику жизни: традиции и ритуалы;
  • любовь: доминирование, которое в сфере интимной близости, индивидуальной приязни, свободно глубоких восторгов, порывов к возможности, восчувствования идентичных ценностей приобретает вид плотской и метафизической зависимости.

Возможен и другой подход к ресурсам влияния. Их можно подразделить на утилитарные ресурсы – материальные и другие социальные блага; принудительные ресурсы, включающие ценности ориентации и нормы поведения человека (например, различные идеологические конструкции).

В ресурсы так же включаются все факторы, которые способны воздействовать на носителей власти: собственные качества субъекта влияния (компетентность, организованность, сексуальная привлекательность); некоторые свойства субъекта власти (объекта влияния): доверчивость, неразвитость, подверженность нормам; благоприятную для субъекта ситуацию (раскол в стане конкурентов).

В итоге представляется возможным сделать вывод, что социально-политические влияние представляет собой воздействие на государственную власть и политический процесс. В целом – это общественное отношение, волевое по своему характеру выражающееся в способности и возможности актора оказывать воздействие на объект с целью достижения определенного результата.

Сразу возникает вопрос, какова функциональная характеристика этого явления и в каких формах оно реализуется. Однако прежде чем перейти к этому обратимся к условиям осуществления влияния.

 

Функции влияния и формы его осуществления

Функция, как и многие иные обществоведческие понятия, не является собственно политическими понятием. Оно заимствовало из иных наук. Так, в математике, физике понятие функции выражает зависимость, когда при изменении одной величины другая величина также изменяется определенным образом.

В философском и социологическом планах термин «функция» рассматривается как внешнее проявление свойств какого-либо объекта в данной системе отношений; как совокупность обычных или же специфических действий отдельных лиц или органов, обусловленных их природой или необходимостью выживания; наконец, как наличие у отдельного лица или группы лиц специфических обязанностей, выполнение которых им предписывается в процессе выполнения ими служебной деятельности (функция врача, полисмена и т.п.).

Рассмотрение функций социально-политического влияния позволяет взглянуть на него не только со стороны его формы, внутреннего строения и содержания, но и рассмотреть его под углом зрения его разносторонней деятельности и функционирования, определить характер влияния, выбор его субъектами приоритетов. В принципе, социальная природа любого феномена, прежде всего, обнаруживается в его функциях, ибо любой феномен наиболее ярко проявляется тогда, когда он действует.

Именно в функциях сущность социально-политического влияния находит свое наиболее конкретное выражение. Эта конкретизация имеет объективный характер, так как функции влияния формируются под определяющим воздействием целей и задач,  которые ставит перед собой субъект влияния.

Под функциями влияния подразумеваются основные направления (стороны, виды) активности субъектов, их практическая деятельность, имеющая предметно-политический и социальный характер. Главные направления – это социально значимые стороны деятельности, к реализации которых подключены все ресурсы и средства субъекта влияния.

Как это ни покажется странным, но в первую очередь социально-политическое влияние осуществляет функцию согласования воли. Это относится к институциональным субъектам влияния. Таковыми являются органы государства – его конституциональный глава, армия или гвардия, спецслужбы, а также негосударственные образования – церковь, СМИ, политические партии, профсоюзы, лоббистские структуры.

Согласование воли осуществляется различными способами. Это может быть:

  • совет, рекомендация, как следует поступать в том или ином случае, чтобы достичь положительного результата;
  • предписания компетентных органов или лиц действовать определенным образом. Например, постановление церковного собора, распоряжение конституционного монарха, заключение международного валютного фонда;
  • приказ, команда, выраженные как устно, так и письменно или с помощью жестов, а подчас даже взгляда. Таковыми являются акты влияния теневых структур, главарей мафии, крупных военных.

Наряду с интегрирующим направлением, выражающимся в согласовании различных социальных воль, влияние может быть нацелено и на подрыв государственной власти, развал государства. Примером может служить влияние региональных националистически настроенных элит или влияние подпольных террористических организаций.

Кроме этих главных направлений, социально-политическое влияние способно выполнять функции анализа и оценки ситуации; определения программы деятельности; мобилизации исполнителей; социального арбитража и патронажа.

Несомненно, помимо этих общезначимых функций социально-политическому влиянию присущи и сугубо негативные функции, преследующие корыстные цели – обогащение, продвижение по службе, получение званий, титулов, наград и т.д.

Осуществление функций требует использования определенных стратегий. Таковыми являются стратегия политического маневрирования, стратегия социального партнерства, стратегия политической конкуренции.

Стратегия политического маневрирования предусматривает блокирование и создание разного рода союзов, блоков, коалиций для ослабления сопротивления своим намерениям со стороны конкурентов.

Стратегия социального партнерства предполагает не только политические союзы, но и объединение социальных баз различных политических субъектов.

Стратегия политической конкуренции, как и стратегия кризиса, стратегия выживания, стратегия подавления, стратегия политической мимикрии, может быть описана следующим образом: способ политической активности характеризуется, прежде всего, предпочитаемыми формами активности; социальная база характеризуется широтой и степенью сплоченности; чем выше уровень активности и чем мощнее социальная база, тем выше степень значимости субъекта влияния, если он не встречает сильного противодействия со стороны своих противников.

Несколько слов об эффективности влияния, то есть о том, в какой мере оно осуществляет свои функции. Можно сказать, что влияние эффективно тогда, когда актор добился поставленных целей. Они могут быть достаточно узкими (утилитарными), например, личное обогащение, и наоборот –  могут иметь общесоциальное значение, например, проведение  прогрессивных реформ. И в этом плане интересно следующее. Применительно к власти говорят обычно о соотношении цели и средств. В данном случае не менее интересно сопоставить цель, которую ставит перед собой субъект влияния и результат, получаемый им. В отличие от субъекта власти, субъект влияния не всегда может проконтролировать процесс достижения результата. В связи с этим часто то, чего добивается субъект влияния, оказывается противоположно полученному результату.

Определив функции влияния, можно перейти к рассмотрению форм его осуществления. Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что влияние возможно лишь в процессе человеческой активности – в деятельности, поведении и общении. Причем именно посредством общения деятельность и поведение организуются и обогащаются. Так согласование деятельности отдельных участников осуществляется благодаря такой характеристике общения, как присущее ему воздействие, в котором и проявляется обратное влияние общения на деятельность.

Структурно общение может быть представлено как совокупность трех взаимосвязанных сторон: коммуникативной, интерактивной и перцептивной.

Коммуникативная сторона общения состоит в обмене информацией между общающимися индивидами. Интерактивная сторона заключения в организации взаимодействия между общающимися индивидами. Перцептивная сторона общения означает процесс восприятия и признания друг друга партнерами по общению и установления на этой основе взаимопонимания.

В ходе совместной деятельности люди обмениваются между собой различными представлениями, идеями, интересами, настроениями, чувствами, установками и прочее. Все это можно рассматривать как информацию, и тогда сам процесс коммуникации может быть понят как процесс обмена информацией. При этом информация не только передается, но и формируется, уточняется, развивается.

Люди не просто «обмениваются» значениями, но и стремятся при этом выработать общий смысл. Это возможно лишь при условии, что информация не просто принята, но и понята, осмыслена.

Такой обмен информацией обязательно предполагает воздействие на поведение партнера, то есть знак изменяет состояние участников коммуникативного процесса.

Если теперь вернуться к проблеме влияния, то можно сказать, что в результате обмена информацией возможно коммуникативное влияние, предусматривающее, что коммуникатор и реципиент обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации.

Коммуникатор и реципиент в коммуникативном процессе постоянно меняются местами. Всякий обмен информацией между ними возможен лишь при условии, что знаки и закрепленное за ними значение известны всем участникам коммуникативного процесса. Только принятие единой системы значений обеспечивает возможность партнеров понимать друг друга.

По направленности сигналов выделяют аксиальный коммуникативный процесс (сигнал направлен отдельным людям) и ретиальный коммуникативный процесс (сигнал направлен множеству вероятных адресатов).

При коммуникативном влиянии тот или иной канал информации может быть заблокирован недоверием. Совокупность средств, снимающих блокировку недоверия, называют фасцинацией.

Информация, исходящая от коммуникатора, может быть двух типов: побудительная и констатирующая. Побудительная информация выражается в приказе, совете, просьбе. Она рассчитана на то, чтобы стимулировать какое-то действие. Стимуляция в свою очередь может быть различной. Прежде всего, это может быть активизация, то есть побуждение к действию в заданном направлении. Это может быть интердикция, то есть побуждение, не допускающее, наоборот, определенных действий, запрет нежелательных видов деятельности. Наконец, это может быть дестабилизация – рассогласование или нарушение некоторых автономных форм поведения или деятельности.

Констатирующая информация не предполагает непосредственного изменения поведения, хотя косвенно способствует этому.

Влияние может иметь характер манипуляции другим человеком, то есть прямого навязывания ему какой-то позиции, а может способствовать актуализации адресата, то есть раскрытию в нем и им самим каких-то новых возможностей.

Влияние также непосредственно связано с процессами атракции. Атракцию можно рассматривать как особый вид социальной установки на другого человека, в которой преобладает эмоциональный компонент, когда этот «другой» оценивается преимущественно в категориях, свойственных аффективным оценкам.

Процесс атракции есть как раз возникновение положительного эмоционального отношения при восприятии другого человека. Выделяются три уровня атракции: симпатия, дружба, любовь.

Именно на этих уровнях и осуществляется индивидуальное влияние. Его основными способами являются заражение, внушение, убеждение, подражание.

В самом общем виде заражение можно определить как бессознательную невольную подверженность индивида определенным психическим состояниям. Оно проявляется не через более или менее осознанное принятие какой-то информации или образцов поведения, а через передачу определенного эмоционального состояния, или «психического настроя». Индивид здесь не испытывает организованного преднамеренного давления, но просто бессознательно усваивает образцы чьего-то поведения, лишь подчиняясь ему.

В условиях массовых зрелищ стимулом, включающим предшествующую заражению общность оценок, например, популярного актера являются аплодисменты. Они могут сыграть роль импульса, вслед за которым ситуация будет развиваться по законам заражения. Знание такого механизма использовалось, в частности, в фашистской пропаганде, где была разработана особая концепция повышения эффективности воздействия на открытую аудиторию путем доведения ее до открытого возбуждения: до состояния экстаза. Нередко к этим приемам прибегают и другие политические лидеры.

Особый вид влияния представляет внушение. Это целенаправленное неаргументированное воздействие одного человека на другого или на группу. Внушение, «суггестия», обладает глубокой спецификой. Если сопоставлять его с другими способами влияния то можно сказать следующее.

При заражении осуществляется сопереживание большой массой людей общего психического состояния. Внушение же не предполагает такого «равенства» в сопереживании идентичных эмоций.

Процесс внушения имеет одностороннюю направленность – это не спонтанная тонизация состояния группы, а персонифицированное активное воздействие одного человека на другого или на группу. Внушение, как правило, имеет вербальный характер, тогда как при заражении, кроме речевого воздействия используются и иные средства (например, те же аплодисменты, музыка).

В свою очередь от убеждения внушение отличается тем, что непосредственно вызывает определенное психическое состояние, не нуждаясь в доказательствах и логике. Убеждение, напротив, построено на том, чтобы с помощью логического обоснования добиться согласия от человека принимающего информацию.

При внушении достигается не согласие, а просто принятие информации, основанное на готовом выводе, в то время как в случае убеждения вывод должен быть сделан принимающим информацию самостоятельно. Поэтому убеждение представляет собой преимущественно интеллектуальное, а внушение – преимущественно эмоционально-волевое воздействие.

Решающим условием эффективности внушения является авторитет суггестора, создающий особый дополнительный фактор воздействия – доверие к источнику информации. Этот «эффект доверия» проявляется как по отношению к личности суггестора, так и по отношению к той социальной группе, которую данная личность представляет. Авторитет суггестора и в том, и в другом случаях выполняет функцию так называемой косвенной аргументации, своего рода компенсатора отсутствия прямой аргументации, что является специфической чертой внушения.

Так же, как это имеет место в ситуациях заражения, при внушении результат зависит и от характеристик личности суггеренда. Феномен контрсуггестии иллюстрирует меру сопротивления внушению, которую оказывает отдельная личность. В практике социальной суггестии разработаны способы, при помощи которых можно блокировать в определенной степени эту «психическую самозащиту». Совокупность таких мер называют «контрконтрсуггестией».

Феномен контрсуггестии может быть использован не только для защиты личности от суггестивного воздействия, но и для опровержения этой защиты. Так, если в качестве средства контрсуггестии выступает недоверие к суггестору, то путем включения дополнительной информации о суггесторе можно добиться отклонения этого недоверия, и этот комплекс мер будет как раз представлять контрконтрсуггестию.

Роль, которая отводится внушению в системе средств пропагандистского воздействия, различна в зависимости от того, какого рода пропаганда имеется в виду, каковы ее цели и содержание. Хотя основная черта пропаганды – апелляция к логике и сознанию, а средства разрабатываемые здесь, это преимущественно средства убеждения, все это не исключает присутствия определенных элементов суггестии.

Метод внушения выступает здесь как метод своеобразного психопрограммирования аудитории, то есть относится к методам манипулятивного воздействия.

И наконец, подражание как способ влияния также имеет ряд общих черт с заражением и внушением. Однако его специфика состоит в том, что здесь осуществляется не простое принятие внешних черт поведения другого человека или массовых психических состояний, но воспроизведение индивидом черт и образцов демонстрируемого поведения.

Исследования механизма подражания стали предметом специальной теории подражания, разработанной в рамках необихевиористской ориентации. Н. Миллером, Д. Доллардом и А. Бандурой. Опираясь на понятие «подкрепление», А. Бандура описывает три способа следования подкрепленному поведению «модели», то есть образца для подражания: а) когда посредством наблюдения модели могут возникать новые реакции; б) когда наблюдение за вознаграждением или наказанием модели может усиливать или ослаблять сдерживание поведения; в) когда наблюдение модели может способствовать актуализации тех образцов поведения, которые и ранее были известны наблюдающему. Очевидно, что все эти три способа подражания могут проявляться и в ситуации массового поведения. Механизм подражания выступает в тесной связи с механизмами заражения и внушения.

Осуществление влияния при помощи заражения, внушения, убеждения и подражания всегда наталкивается на ту или иную степень критичности адресата. Влияние вообще не может рассматриваться как однонаправленный процесс: всегда существует и обратное движение – от адресата к субъекту оказываемого воздействия.

В некоторых ситуациях адресаты имеют возможность влиять на субъекта, так как последний зависит от них в таких вопросах, как необходимая для принятия решений информация, неформальные контакты  между самими адресатами.

Внутри конкретной организации одно лицо может сделать других зависимыми от него путем контроля доступа к информации, людям, к инструментарию. Кроме того, возможно оказание влияния на руководителя организации со стороны его коллег. Например, возросшее значение компьютеров в организациях привело к тому, что возросло влияние персонала отделов обработки данных. Поскольку секретари начальников, как правило, знают, с кем нужно связаться, чтобы получить конкретную информацию, то они также часто располагают значительной долей влияния.

Влияние – это поведение одного индивида, которое вносит изменения в поведение отношения, ощущения другого индивида. Это более широкая чем власть категория, характеризующая как властное, так и более слабое и менее эффективное воздействие субъекта на объект, Пути оказания влияния отличаются разнообразием: от просьбы, высказанной шепотом на ухо до приставленного к горлу ножа. Однако для того чтобы влиять, необходимо удержать под контролем что-либо имеющее значение для адресата, то, что заставляет действовать его в соответствии с желанием субъекта влияния. Это «что-то» – основные потребности – физиологические и социальные. На базе потребностей у людей формируются интересы. Именно на их учете и строится влияние.

Все формы влияния побуждают людей исполнять желания другого человека, способствуя реализации их интересов или препятствуя этому. Люди строят предположения относительного того, что может произойти, если они будут вести себя определенным образом. Субъект влияния также представляет эффект своего влияния на поведение будущего исполнителя. В результате и субъект, и объект влияния усваивают определенную манеру поведения на будущее.

В соответствии с интересами можно выделить определенные формы влияния. Во-первых, это влияние, основанное на принуждении.

Адресат верит, что влияющий имеет возможность наказывать таким способом, который мешает удовлетворению какой-то насущной потребности, или вообще может сделать какие-то другие неприятности.

Влияние, основанное на принуждении, напрямую связано со страхом. Когда у человека замирает сердце от страха, это происходит потому, что напрямую угрожает его фундаментальной потребности – выживанию или защищенности. Однако есть множество примеров, имеющих менее экстремальные свойства. Многие люди испытывают острейшее беспокойство по поводу того, что они могут лишиться защищенности, любви или уважения. Поэтому даже в тех ситуациях, где насилие не присутствует, страх является распространенной причиной того, почему люди – сознательно или бессознательно – разрешают на себя влиять.

Сила влияния, основанная на страхе, вызываемом угрозой осуществления определенных акций, прямо пропорциональна тяжести силового давления или опасности оглашения какой-либо информации и обратно пропорциональна  вероятности избежать его в случае непослушания. Такое влияние имеет тенденцию к ослаблению вследствие естественного стремления людей избавиться от этого неприятного эмоционального состояния. Для того чтобы использовать такой инструмент как страх, необходимо иметь эффективную систему контроля. Но эффективную систему контроля создавать нелегко, и удовольствие это – дорогое, даже при наиболее благоприятном стечении обстоятельств.

Во-вторых, влияние, основанное на вознаграждении. Адресат верит, что влияющий имеет возможность удовлетворить насущную потребность или доставить удовольствие. Обещание вознаграждения – один из самых старых и часто самых эффективных способов влияния на других людей. Субъект оказывает влияние через положительное подкрепление адресата с целью добиться от него желаемого поведения. Адресат не сопротивляется этому влиянию, потому что в обмен на выполнение того, что хочет субъект, адресат ждет получения вознаграждения в той или иной форме. В контексте мотивационной теории ожидания адресат представляет, что имеется большая вероятность получения прямого или косвенного вознаграждения, которое удовлетворит активную потребность, и что он способен сделать то, чего желает актор.

Поскольку все индивиды в обществе – личности, их потребности имеют уникальный характер. То, что одному представляется ценным вознаграждением, может не показаться таковым другому или тому же первому, но в иной ситуации. Чтобы влиять на активность, вознаграждение должно восприниматься как достаточно ценное. Другими словами, адресату должно представляться такое вознаграждение, которое было бы адекватным согласию на влияние. Эта воображаемая адекватность является главным преимуществом влияния, основанного на вознаграждении.

Небольшим нюансом здесь является то, что влияние возможно также путем создания у других чувства обязанности, через периодически оказываемое им личное одолжение. Некоторые люди обладают большой способностью делать личные одолжения, которые отнимают у них мало времени или усилий, но которые другие лица ценят очень высоко.

В целом, влияние, основанное на вознаграждении, будет действенным при условии, что актор сможет правильно определить то, что в глазах адресата является вознаграждением, и фактически предложить ему это вознаграждение. Здесь на практике встречаются ограничения (актору не все под силу).

В-третьих, влияние через разумную веру или экспертное влияние. Оно осуществляется следующим образом. Адресат представляет, что влияющий обладает особым экспертным знанием в отношении определенной проблемы. Адресат принимает на веру ценность знаний субъекта влияния. В этом случае влияние является сознательным и логичным. Исследования показали, что если группе людей скажут, что один из них является экспертом в определенной области, группа скорее всего будет следовать рекомендациям этого человека. Это верно даже тогда, когда у данного лица отсутствует приписываемая ему компетенция.

Разумная вера объясняет, почему специалисты могут оказывать действенное влияние в организации, даже если они не обладают формальными линейными полномочиями. При этом следует отметить, что разумная вера менее устойчива, нежели слепая вера. И ее формирование требует длительного времени. Однако это не означает, что разумная вера слабее, чем другие формы влияния.

В-четвертых, влияние примера (эталонное влияние) или харизматическое влияние. Оно определяется отождествлением адресата с лидером или влечением к нему, а также потребностью исполнителя в принадлежности и уважении. В противоположность безличному статусному влиянию, традиции, харизматическое влияние – целиком личностное. Адресат может вообразить, что у него много общего с лидером. На уровне подсознания адресат так же ждет, что подчинение, возможно, сделает его похожим на лидера или, по крайней мере, вызовет к нему уважение. Вот некоторые характеристики харизматических личностей: 1) обмен энергией – создается впечатление, что эти личности излучают энергию и заряжают ею окружающих людей; 2) внушительная внешность – харизматический лидер не обязательно красив, но привлекателен, прекрасно держится; 3) независимость характера. В своем стремлении к благополучию и уважению (в их понимании) эти люди не полагаются на других; 4) хорошие риторические способности – у них есть умение говорить и способность к межличностному общению; 5) восприятие восхищения своей личностью – они чувствуют себя комфортно, когда другие выражают им восхищение; 6) достойная и уверенная манера держаться. Они выглядят собранными и владеющими ситуацией.

Люди очень часто испытывают влияние тех, кто обладает восхищающими их чертами характера, и кто является их идеалом, похожими на которого они хотели бы быть.

В-пятых, влияние традиции. Если оглянуться на историю, то традиция окажется самым распространенным инструментом влияния. Субъект влияния пользуется традицией, чтобы удовлетворить потребность исполнителя в защищенности и принадлежности. Однако необходимо, чтобы адресатом были усвоены ценности, которые дадут ему возможность поверить, что руководитель способен удовлетворить эти потребности. Поэтому влияние с помощью традиции возможно лишь тогда, когда нормы культуры поддерживают точку зрения, что подчинение является желаемым поведением.

В целом, традиция – привлекательный инструмент. Она обладает огромным преимуществом – неперсонифицированностью. Это повышает стабильность системы. Другой особенностью является быстрота и предсказуемость влияния с помощью традиции.

В-шестых, это влияние посредством убеждения и привлечения к участию в управлении.

Убеждение является одним из самых действенных способов влияния. Это эффективная передача своей точки зрения. Как и разумная вера, убеждение основано на влиянии примера и влиянии эксперта. Разница состоит лишь в том, что исполнитель полностью понимает, что он делает и почему. Субъект, который влияет путем убеждения, не говорит исполнителю, что надо делать – он «продает» исполнителю то, что нужно сделать. Данный способ особенно широко используется в различных организациях, где влияние дополняет власть.

В частности, при условии, что руководитель может обладать полномочиями для внедрения новой организационной структуры без совещания с подчиненными, все же правильнее будет узнать их мнение и объяснить, почему перемены желательны. Активно добиваясь согласия, руководитель оказывает очень сильное воздействие на потребность исполнителя в уважении. Если исполнитель в свою очередь испытывает потребность в знаниях и авторитете, сила влияния путем убеждения возрастает. Это происходит потому, что руководитель признал компетентность исполнителя, исполнитель ощущает, что к нему переходит доля власти руководителя.

Способность влиять путем убеждения зависит от ряда факторов. Субъект влияния должен заслуживать доверия. Его аргументация должна учитывать интеллектуальный уровень адресата: она не должна быть слишком сложной, но и не должна быть упрощенной. Цель, которую ставит перед собой субъект, не должна противоречить системе ценностей адресата.

В этой форме влияния имеются и слабые стороны. Таковы медленное воздействие и неопределенность. Чтобы убедить кого-либо в чем-либо, требуется, очевидно, больше времени и усилий, чем оказать давление, основанное на принуждении, традиции или харизме. Не имеет значения, сколько вложено усилий – все равно никогда нельзя быть уверенным, что адресат воспримет влияние. Кроме того, в отличие от других форм, влияние путем убеждения имеет одноразовое действие.

Влияние через привлечение к участию в управлении идет еще дальше, чем убеждение. Вместо того чтобы убеждать адресата принять сформулированную цель, субъект влияния просто направляет его усилия и способствует свободному обмену информацией.

Экспертная власть как субъекта, так и адресата может быть объединена в единую позицию, в которую оба будут искренне верить. Влияние имеет успех потому, что люди, вдохновленные потребностями высокого уровня, как правило, работают усерднее всего на ту цель, которая была сформулирована с их участием. Но участие в принятии решений совершенно явно апеллирует к потребностям более высокого уровня – власти, компетентности, успехе или самовыражении. Поэтому этот подход нужно использовать только в тех случаях, когда такие потребности являются активными мотивирующими факторами и при условии, что можно положиться на то, что адресат будет работать на цели, которые сам выбрал.

Итак, страх, вознаграждение, традиция, харизма, разумная вера, убеждение и участие в управлении являются инструментами, которые актор использует для влияния на адресата, апеллируя к его потребностям. Наиболее сильным влияние будет тогда, когда адресат высоко ценит ту потребность, к которой апеллируют, считая важным ее удовлетворение или неудовлетворенное и думает, что его усилия обязательно оправдают ожидания субъекта. И наоборот, если какой-нибудь из этих компонентов отсутствует, эффект влияния уменьшится или исчезнет вовсе.

В связи с этим можно сказать, что влияние основанное на вознаграждении, традиции, харизме и убежденности перерастает в идентификацию субъекта власти с субъектом влияния. В этом случае достигается максимальная сила влияния. Субъективная идентификация субъекта влияния с его адресатом может объясняться двумя причинами: 1) быть свойством реально двойственного положения людей в отношении влияния, как это имеет место в автократических системах власти, когда стирается грань между монархом и его временщиком или правителем и духовным авторитетом; 2) выступать результатом общности интересов и ценностей субъекта влияния, субъектов и объектов власти. В этой ситуации у всех может возникнуть чувство единения. Примером может служить парламентарная монархия, в условиях которой возможно единение короля, правительства и народа.

Конечными результатами, достигаемыми актором, влияния являются либо побуждение адресата к определенным угодным субъекту действиями, либо в обеспечении бездействия адресата, в блокировании нежелательных для субъекта видов его поведения.

Все вышесказанное позволяет попытаться выработать формулу влияния. Она может быть представлена следующим образом: от потребности через интерес к давлению различными средствами и методами для достижения конкретного результата, выраженного в пассивном или активном поведении.

Или потребность ? интерес ? воздействие ? пассивность или активность адресата влияния.

В свою очередь, формула влияния позволяет дать развернутое определение феномена социально-политического влияния.

Представляется, что при выработке определения социально-политического влияния целесообразно учесть следующее.

Во-первых, потребность и вытекающий из нее интерес, к которым апеллируют, должны быть достаточно «весомыми» и важными для адресата.

Во-вторых, индивидуальный или коллективный адресат, на которого оказывают воздействие, должен рассматривать влияние, как источник удовлетворения или неудовлетворения в той или иной степени определенных потребностей и интересов.

В-третьих, адресат, на которого влияют, должен верить, что его усилие имеет хороший шанс оправдать ожидания субъекта влияния.

Исходя из вышесказанного можно сформулировать следующее определение.

Социально-политическое влияние – это асимметричное волевое общественное отношение, в котором субъект (актор), опираясь на потребности и вытекающие из них интересы, оказывает неформальное воздействие на субъект власти или массы людей с целью изменения их политического поведения, позиций и установок посредством убеждения, заражения, угрозы, традиции и других средств.

Будучи весьма сложным по своей природе явлением, влияние может рассматриваться в самых различных аспектах. В связи с этим различных типологий форм влияния может быть несколько. Ценность любой научной типологии заключается в систематизации знаний о предмете, без которой невозможно ни дальнейшее развитие, ни применение этих знаний.

Феномен влияния может быть типологизирован с помощью таких категорий, как тип и форма. Тип влияния – это взятые в единстве общие черты феномена влияния, проявляющиеся в различных сферах общественной жизни и характеризующиеся общими сущностными свойствами. Такой подход позволяет выделить такие типы как экономический – экономическое влияние, идеологический или социокультурный – идеологическое влияние и социально-политический – социально-политическое влияние.

Говоря об экономическом влиянии, следует иметь в виду прежде всего его субъектов – банки, финансово-промышленные группы, союзы предпринимателей, бизнесменов, финансистов. Речь идет о влиянии, осуществляемом в самой экономической сфере. Например, влияние на деятельность субъектов гражданского оборота со стороны государственных органов или влияние профсоюзов на политику предпринимателей в сфере производства.

Точно также можно представить идеологический, социокультурный тип влияния. Существуют два главных вида идеологии. Первый вид – это религиозная идеология. Второй – светская. Соответственно будет правильным говорить о влиянии церкви и священнослужителей, с одной стороны, а с другой – о влиянии носителей светской идеологии – СМИ, системы образования, театра, ученых, философов, писателей. Причем возможно влияние не только на государственную власть, но и на массовое сознание, на экономические структуры.

Рассмотрение форм социально-политического влияния целесообразно увязать с понятиями формы правления и политического режима. Так монархия, как и республика – это виды формы правления. Автократия, олигархия, аристократия, демократия, теократия – это разновидности политического режима. Все это – составные формы государства. Но совсем другое дело в отношении таких понятий как агиократия, банкократия, геронтократия, изократия, маникрати, медиакратия, меритократия, милитакратия, ноократия, охлократия, полутократия, порнократия, тимократия, феминократия, элитократия, этнократия, юнократия, юрократия.

Данные термины обозначают не вид политического режима, не вид формы правления. Они указывают на значительное влияние храмов, финансового капитала, той или иной возрастной группы, профессиональных или социальных слоев. Их можно расположить не только в алфавитном порядке, но и по другому принципу. Форма влияния – это совокупность внешних признаков, определяемых содержанием данного феномена. Целесообразно типологизировать форму влияния по видам субъектов.

Первый вид составляет институциональная форма. Это форма влияния различных органов и организаций, таких, как глава государства, парламент, суд, правительство, силовые структуры, церковь, политическая партия, СМИ, профсоюз, банк, теневые группировки.

Второй вид формы влияния – это форма влияния социальных общностей и групп. Речь идет о влиянии этноса (например, нации); больших социальных групп: классов, слоев (например, дворянства, интеллигенции); профессиональных групп (например, жречество, чиновничество); демографических групп (например, молодежь); малых социальных групп (например,  клан, семья).

Третий вид – это индивидуальная форма влияния. Перечень индивидуальных субъектов влияния неисчислим. Это влияние первосвященника (например, Сергия Радонежского), исторического героя (например, Жанны д’Арк), философа (например, Аристотеля), ученого (например, А. Сахарова), писателя (например, Л. Толстого), артиста (например, В. Высоцкого), военачальника (например, Г. Жукова), политика (например, А. Лебедя), журналиста (например, А. Герцена), революционера (например, Л. Троцкого), лидера партии (например, В. Жириновского), фаворита (например, Распутина), жены (например, Хилари Клинтон), любовницы (например, Помпадур), прислуги (например, медицинская сестра Л. Брежнева).

Типология может быть построена на основе путей, средств и методов влияния. С этих позиций, в соответствии с путями, влияние может быть отрытым и явным. Например, через выступления в средствах массовой информации, через парламентские слушания, демонстрации, митинги, забастовки. Влияние может быть скрытым, латентным, таковым является «телефонное право». Возможно прямое влияние (непосредственное общение актора с адресатом) и опосредованное (через посредника). Примерами чего соответственно являются общение фаворитки с монархом или влияние писателя-драматурга через театр на массовое сознание. Оправдано также выделение рациональной формы влияния (воздействие лоббистских организаций) и иррациональной формы (влияние толпы).

В соответствии со средствами можно выделить аргументированное влияние – влияние, оказываемое посредством убеждения. Например, влияние воспитателя, философа, священнослужителя. Силовое влияние - влияние государственных силовых структур. Таковым было влияние российской гвардии в ХVIII веке. Примеры силового влияния явили миру террористические организации (политические убийства), сюда же относится воздействие мафии посредством шантажа.

Коррумпированное влияние. Очень часто помимо мафии его осуществляют деловые круги посредством подкупа, оказания услуг, договоренности о будущем чиновника или политика.

Сексуальное влияние. Влияние жен, фаворитов, любовниц.

Если же типологизировать влияние, исходя из методов воздействия, то тогда можно выделить словесно-логическое (вербальное) влияние. Например, влияние оратора. Таковым был афинский политик Демосфен.

Психолого-физиологическое (эмоциональное) влияние. В целом оно аналогично сексуальному влиянию, но шире его, так как включает в себя влияние родителей, друзей, детей.

Организационно-техническое (процессуальное) влияние. Например, влияние парламента посредством начала процедуры импичмента против президента без достаточных на то оснований.

Изложенный выше материал можно представить таким образом:

Типология влияния:

  • экономического типа
  • социально-политического типа
  • идеологического типа

Формы влияния  в соответствии с типами субъектов:

I - институциональная форма влияния;
II - общностно-групповая форма влияния;
III - индивидуальная форма влияния;

Формы влияния в соответствии с путями влияния:
I- открытое влияние - скрытое влияние;
II -  прямое влияние - опосредованное влияние;
III - рациональное влияние - иррациональное влияние;

Формы влияния в соответствии со средствами влияния:
I - аргументированное влияние;
II - силовое влияние;
III - коррумпированное влияние;
IV - сексуальное влияние;

Формы влияния в соответствии с методами:
I - вербальное влияние;
II - эмоциональное влияние;
III - процессуальное влияние.

 

Продолжение:   Феномен влияния, Часть 2. Иинституциональные субъекты влияния