В какой стране мы живем. Часть 2

16 Октября 2011

Возможна ли демократия в России и нужна ли она?

Прежде всего, необходимо прояснить ситуацию с самим определением демократии. Следует разделять понятие демократии в том смысле, каковой она имела в прошлом и в том значении, которое принято придавать этому слову в цивилизованном мире в настоящее время. Дело в том, что демократия в значении народовластия имела место и в Древней Греции, где она прекрасно сосуществовала с рабовладельческой системой и прочими весьма негативными с точки зрения современного цивилизованного мира вещами. В настоящее же время под демократией подразумевается наличие, как самого народовластия, так и соблюдения прав человека на уровне не ниже среднего по цивилизованному миру.

Насчет возможности построения истинной демократии существуют две диаметрально противоположных подхода.

1. Верите ли вы в то, что любой политик в первую очередь думает только о благе народа? Верите ли вы в то, что если дать политику неограниченную власть, то он использует ее исключительно на благо большинства населения? Верите ли вы что, когда политик облеченный неограниченной властью почувствует, что он более не справляется, то он передаст власть наиболее достойному, а сам уйдет на покой? И верите ли вы, наконец, в то, что любой политик настолько мудр, что прекрасно знает, в чем именно это самое благо народа состоит, а также как выбрать наиболее достойного преемника?

2. А, может быть, вы верите в то, что политика такая по сути своей штука, где практически не выживают честные и бескорыстные? Может быть, вы считаете, что практически любой человек, получив неограниченную власть, проявит себя с наиболее худшей стороны, наплевав на народ и преследуя в первую очередь свои интересы? Или вы думаете, что если даже политик, имеющий в стране неограниченную власть, и захочет осчастливить народ, то в ходе этого осчастливливания он может по ошибке наломать таких дров, которые тот самый народ будет потом десятилетиями расхлебывать, и никто не сможет этого политика остановить, поскольку власть его неограниченна, а любые попытки затормозить его начинания он будет рассматривать как преступление против блага народа и карать за них беспощадно? Вы думаете, что если вдруг такой политик, обладающий неограниченной властью, решит отойти от дел, то самым достойным в качестве преемника ему покажется кто-нибудь из его родни или на худой конец друзей? Вы считаете, что если подобный политик, обладающий неограниченной властью, все-таки решит остановить свой выбор на самом достойном, то у него может не хватить ума, выбрать именно достойнейшего, а не того, кто старательно таким притворяется, чтобы получить неограниченную власть, а затем использовать ее в личных целях?

Если вы скорее согласны с первым подходом, то остается только выразить вам соболезнования, что вам приходиться жить в этом отвратительном реальном мире, который так не соответствует ваши мечтам о благородных и добрых принцах на белых конях, которые только и думают о благе народа, а народ отвечает им заслуженной любовью. Можно лишь посоветовать на будущее читать поменьше сказок для детей. Или, если уж отказаться от них ну никак невозможно, то хотя бы обратить внимание на то, что большинство сочинителей этих самых сказок благоразумно завершают свои повествования на свадьбе принца и принцессы, весьма мудро не вдаваясь в подробности дальнейших действий принца по управлению страной.

Если же вы скорее склоняетесь ко второму подходу, то вы (возможно к полному своему удивлению) являетесь убежденным демократом. «Но как же так?!» – могут удивленно вопросить некоторые – «Разве демократия не предполагает власть народа, а, следовательно, то, что именно большая часть народа конкретной страны мудра (в чем имеются достаточно глубокие и обоснованные сомнения) и способна выбрать достойного кандидата во власть, а выбранный кандидат в благодарность за свое избрание будет блюсти интересы народа?» На это можно вполне откровенно ответить – да ни в коей мере! На самом деле, демократия предполагает, что большинство людей – жадные беспринципные люди, а уж политики – самые беспринципные из всех, и имей они неограниченную власть, то, в первую очередь, они использовали бы ее для личной выгоды, устроив большинству населения не входящего в круг приближенных, весьма посредственную жизнь. А потому правителей лучше периодически менять на выборах согласно воле большинства населения, чтобы они хоть что-то делали полезного, боясь, что их не переизберут. Здесь конечно у многих могут появиться вопросы по поводу того, что большинство в любом обществе явно не блещет умом и эгоистично. С чего бы это оно умело правильно выбирать достойных кандидатов во власть?

При условии сохранения демократических институтов, рано или поздно, народ приобретает навык не выбирать во власть совсем уж полных негодяев. Со временем большинство населения начинает понимать, что выборные власти будут с ним – большинством населения – хоть чем-нибудь делиться, чтобы завоевать его симпатии на выборах.

Те же политики, которые обладают неограниченной властью и не избираются народом, будут, в первую очередь, опираться на своих приближенных, чтобы удержать власть. А потому они просто вынуждены будут одаривать этих приближенных все новыми привилегиями и благами, чтобы удержать их расположение. И не стоит особо гадать за счет кого эти избранные будут эти свои блага получать – естественно за счет остального населения. Можно конечно спросить, а почему бы правителям, имеющим неограниченную власть, не опираться именно на народ, а не на приближенных? На что существует очень простой ответ – гораздо легче купить поддержку нескольких человек, отобрав деньги для этого у относительно разобщенного народа страны, чем купить поддержку народа, любовь которого к тому же весьма непостоянна. Это требует, с одной стороны, гораздо более значительных средств, а с другой – выдающихся управленческих способностей, чтобы радикально улучшить жизнь всего населения страны. И не стоит забывать при этом, что запросы населения всегда растут, а обратная связь с низами, столь необходимая для эффективного управления, не действует в условиях безграничной власти, поскольку любая информация, поступающая снизу, подгоняется под пожелания властителя. Поэтому неудивительно, что подавляющее большинство политиков, имеющих неограниченную власть, предпочтут пойти по линии наименьшего сопротивления. Впрочем, если страна чудовищно богата и если это богатство пришло в нее относительно недавно, то на какой-то период времени облеченному неограниченной властью денег может хватать и на то, чтобы содержать приближенных и на то, чтобы повысить уровень жизни большинства населения, заручившись тем самым также и его поддержкой. Но тут следует обратить внимание на то, что людям свойственно быстро привыкать к хорошей жизни и хотеть все большего, а ресурсы имеют свойство рано или поздно подходить к концу, так что, в конце концов, описанный выше подход грозит крахом и социальным взрывом. В этом собственно и прелесть действующей демократии, что она дает возможность корректировки и исправления ошибок. С этой точки зрения неограниченная власть кого-либо сродни паровому котлу, у которого нет защитного клапана, а потому, если вследствие ошибок кочегара давление в котле превысит предельное, то котел не спустит пар через открывшийся клапан, а просто взорвется, убив как кочегара, так и множество другого народа.

Теперь рассмотрим, почему же, несмотря на то, что демократия лучше других форм правления, сама по себе, она все-таки, мягко говоря, неидеальная. Слабые стороны демократии являются прямым следствием ее сильных сторон, а именно того, что демократия в первую очередь служит интересам именно большинства населения. И спрашивается, что помешает большинству населения вполне демократично и на самых что ни на есть честных выборах решить, что следует всенепременно перерезать в государстве всех рыжих, коих там меньшинство, а имущество их также честно поделить между оставшимися гражданами? (Вместо рыжих можно по желанию подобрать любую характеристику, главное, чтобы она была не свойственна большинству населения.) Или, к примеру, можно вспомнить тех же Стругацких: «Я прислушался. Тот, что был с лопатой, длинно и монотонно излагал основы политического устройства прекрасной страны, гражданином коей он являлся. Устройство было необычайно демократичным, ни о каком принуждении граждан не могло быть и речи (он несколько раз с особым ударением это подчеркнул), все были богаты и свободны от забот, и даже самый последний землепашец имел не менее трех рабов». («Понедельник начинается в субботу») И поскольку подобного описанному выше в благополучных демократических странах явно не наблюдается, следовательно, есть еще факторы, кроме «чистой» т.е. неограниченной демократии, которые такому неприятному развитию событий препятствуют. Какие же это факторы? В первую очередь можно обратить внимание на то, что вещи вроде описанных хоть и вполне укладываются в рамки неограниченной демократии, тем не менее, явно противоречат так называемым правам «правам человека», которые в настоящее время ставятся выше демократического волеизъявления, а также признаются и уважаются всеми современными развитыми демократическими странами. Следовательно, в первую очередь необходимо разобраться, откуда проистекает признание «прав человека» большинством населения развитых западных стран, хотя оно явно не требуется, а в некоторой мере даже противоречит идее «чистой» и неограниченной демократии.

Для этого вернемся еще раз к упомянутому выше примеру с дискриминацией рыжих. Как мы видим, большинство населения вполне может быть заинтересовано в их дискриминации с целью получения, к примеру, их имущества. А теперь можно подумать о том, какая именно прослойка населения страны, с одной стороны, представляет собой явное меньшинство, а с другой – наиболее привлекательна для большинства населения в роли жертвы? Нетрудно догадаться, что такой прослойкой являются именно богачи, коих всегда меньшинство и которые обладают значительными и вызывающими вполне закономерную зависть большинства населения средствами. И для богачей история с дискриминацией рыжих в демократичном обществе будет первым звонком к опасности, как явный прецедент. Что же они могут сделать именно в рамках демократического общества, чтобы избежать столь прискорбного для них развития событий? С одной стороны, они будут стремиться к усилению своего влияния на власть. При обладании значительными средствами это будет не столь уж сложно. А с другой стороны, ими будут культивироваться и спонсироваться идеи о недопустимости в большинстве случаев явной дискриминации меньшинства большинством, а также, как следствие из этого, идеи неприкосновенности частной собственности, даже если это и в интересах (сиюминутных) большинства. С другой стороны, если заглянуть на более длительный промежуток времени, подобный подход со стороны наиболее обеспеченной части населения будет выгоден и для большинства, так как уничтожение наиболее обеспеченной части населения ведет, в конце концов, к экономическому краху и анархии, страдать от которых будет уже все население вместе взятое. Таким образом, современная демократия требует не только строгого соблюдения демократических норм, но и наличие обеспеченной прослойки населения, которой есть что терять, и которая культивировала бы обществе идеи о необходимости соблюдения «прав человека». При этом функционировать подобная система будет лишь в том случае, если наиболее обеспеченные слои общества хоть и будут иметь значительное влияние на власть, но это влияние не будет безграничным, и конечное решение все-таки будет за народом, выбирающим власть посредством демократических институтов. То есть выборы будут служить предохранительным клапаном, поскольку деньги, вложенные в предвыборную кампанию, хоть и могут оказать значительное влияние на исход выборов, но никакая сумма денег, вложенная в пиар, не сможет, к примеру, убедить голодного человека в том, что он сыт. А, следовательно, в любом случае властям придется перераспределять часть средств от наиболее богатых к наиболее бедным слоям населения, чтобы не проиграть выборы и избежать социального взрыва, от которого те же богатые и пострадают в первую очередь.

Из вышесказанного следует, что для функционирования современной демократии западного типа с одной стороны необходимо само существование демократических институтов, а с другой – наличие высокообеспеченного слоя общества, который должен иметь влияние на власть (ни в коем случае не неограниченное, а только в рамках демократии, т.е. финансирование выборов, лоббирование интересов во властных структурах и т.д.). Также необходимо культивировать среди большинства населения посредством, к примеру, финансирования литературы, фильмов, прессы и т.д. идею о строгой необходимости соблюдения «прав человека» вообще, недопустимости дискриминации меньшинств, как следствия из прав человека и неприкосновенность частной собственности, в том числе и меньшинств, как следствие недопустимости их дискриминации. Только соблюдение строгого баланса между двумя упомянутыми выше факторами будет соответствовать понятию современной демократии западного типа.

При этом многие зачастую совершают ошибку, бездумно полагая, что из народовластия соблюдение прав человека следует само собой. Это абсолютно не так и, скажем, пример Пакистана или Афганистана, когда в некоторых их областях подавляющее большинство населения требует введения определенных норм шариата, которые явно противоречат правам человека, является вполне наглядным тому подтверждением. Таким образом, мы видим, что если предоставить народовластие населению, не разделяющему в подавляющем большинстве своем уважение к правам человека, то эти самые права вполне могут попираться и при демократии, что делает подобную «демократию» явно не соответствующей представлениям о ней в цивилизованном мире.

Теперь следует задаться еще одним вопросом – как долго может продержаться сама система народовластия в чуждой для нее среде, т.е. среди населения, не разделяющего демократические ценности и не уважающего права человека. Дело в том, что практически любая власть стремится к монополии, и в условиях демократии цивилизованного толка этому стремлению противостоит разделение властей, свобода слова и т.д. Причем посягательство на какую-либо ветвь власти или попытки лишить население каких-либо прав и свобод, включая и прессу, вызывает явное неудовольствие у значительной части этого самого населения. Но, если население с самого начала в большинстве своем не разделяет демократических ценностей, не уважает свободу прессы и не признает права человека, то монополизация власти становится лишь делом времени. А затем, став монопольной, власть сама же и отменит выборы и демократическое устройство, хотя к руководству страной она и пришла именно благодаря демократии. В результате чего население достаточно быстро потеряет все рычаги влияния на власть, хотя само же эту власть и выбрало. Так, например нацисты в Германии пришли к власти достаточно демократическим путем, после чего уже явно узурпировали власть. При этом можно заметить, что голосующие за Гитлера само собой желали Германии величия и безопасности, но вряд ли они ожидали, что им лично придется ради этого величия и «безопасности» погибать под Сталинградом, а их детям и женам гореть живьем в Дрездене. Но к тому времени, когда до этого дошло, отказаться уже никто не мог, т.к. демократическое устройство было уже отменено. В свое время Бенджамин Франклин прекрасно сформулировал: «Если между свободой и безопасностью народ выбирает безопасность, в конечном итоге он теряет и то и другое».

Теперь же попробуем выяснить, каково отношение населения России к демократическим институтам и правам человека, поскольку именно от этого будет зависеть и поведение России на международной арене, если вдруг население России получит в ней реальную власть.

Более половины россиян положительно относятся к идее «Россия для русских». При этом 34 процента респондентов считают, что во всех бедах виноваты нерусские.

В докладе Московского бюро по правам человека (МБПЧ) приведены итоги соцопросов, из которых следует, что, по данным ВЦИОМ, 17% россиян не хотят видеть евреев коллегами по работе, 28% – членами семьи, 64% относятся отрицательно к евреям в целом. А по результатам опроса «Левада-Центра», 41% респондентов требуют ограничить влияние евреев в политике и бизнесе, а 13% – ограничить и проживание евреев на территории России.

В настоящее время число россиян, симпатизирующих Сталину, превышает 50%

Половина опрошенных соглашается с тезисом, что Иосиф Сталин «был мудрым правителем». 46% респондентов не считают Сталина тираном. (Опрос среди молодежи от 16 до 29 лет)

Потомки оценивают «железного Феликса» в целом положительно: 71% считает, что он «стремился навести порядок в стране». 46% полагает, что он «стремился улучшить жизнь простых людей».

Никаких иллюзий относительно того, каким именно образом товарищ Дзержинский добивался решения этих задач опрошенные не испытывают: он «был беспощаден к врагам советской власти», отмечают 68% респондентов.

35% опрошенных называет его «благородным мечтателем, рыцарем революции».

44% опрошенных считают, что советское прошлое оказывает положительное влияние на нравственность современных россиян, и 50% – что оно положительно сказывается на развитии отечественной культуры. Интересно представить, что произошло бы, если бы половина современных немцев заявила, что фашизм положительно сказался на нравственности и культуре Германии.

64% опрошенных петербуржцев считают, что «при Сталине люди были добрее, бескорыстнее, отзывчивей». А 34% опрошенных согласились даже с высказыванием, что в «стране царила атмосфера радости и оптимизма».

Несмотря на то, что 91,6% согласны с утверждением, что при Сталине имели место репрессии, а 63,5% понимают, что речь шла о десятках миллионов жертв, Сталин вышел на третье место среди «вызывающих симпатию» государственных деятелей.

30% россиян отдают предпочтение советской системе государственного управления

Для сравнения. Летом 1932 в году за национал-социалистов проголосовало 37,4% избирателей. Выборы в рейхстаг 6 ноября 1932 года: В результате НСДАП откатывается к 33,1 %, однако остаётся самой крупной фракцией в рейхстаге.

Выборы в 1933 году 5 марта уже не являлись по сути демократическими и честными. Гитлер на момент выборов является уже рейхсканцлером. В начале февраля были запрещены антиправительственные демонстрации и митинги. Против нарушителей порядка применялось оружие. Фашистские штурмовые отряды и силы СС были объявлены частью госаппарата и наделены правами вспомогательной полиции. Также отменяется свобода прессы. Многих политических противников нацистов арестовывают, пытают или ликвидируют. И даже в этих условиях НСДАП не завоевала дух третей общего числа мандатов в рейхстаге, необходимых ей для получения чрезвычайных полномочий. Фашистская партия собрала 17,2 млн. голосов (43,9 %) и получила 288 мандатов из 647

Таким образом, даже в условиях нечестных выборов НСДАП никогда не получала более 43,9 % голосов. Если сравнить этот процент с процентом населения в России, поддерживающим националистические идеи (более половины россиян поддерживают идею «Россия для русских»), то есть о чем задуматься.

Можно было бы продолжать, но, думается, в целом картина уже ясна – дай этому населению честные свободные выборы и оно выберет себе нового Сталина или Гитлера или их помесь, который их тут же этих выборов раз и навсегда лишит при молчаливом согласии большинства. Другой вопрос, что этот демократически выбранный диктатор будет делать после того, как получит неограниченную власть? Ладно, если он окажется всего лишь политиком типа Путина, чья антизападная риторика предназначена скорее для внутреннего потребления. У российских коррупционеров есть, по крайней мере, тот плюс, что счета они свои держат на том же Западе, там же покупают недвижимость, там же отдыхают и туда же отправляют учиться своих детей и с того же Запада получают все предметы роскоши. Все это, естественно, за разворовываемое сырье т.к. в условиях диктатуры и коррупции развитие других отраслей экономики крайне затруднительно, поскольку любой крупный успешный бизнес сразу же становится желанной добычей власть имущих. А потому на серьезную конфронтацию с цивилизованным миром подобная российская элита неспособна. Разве лишь на мелкие хулиганские выходки, долженствующие продемонстрировать своему собственному населению ее величие, а Западу напомнить о том, что хоть былое величие СССР и кануло в Лету, но возможности гадить по мелочи вполне еще остались и потому с относительно скромными желаниями российской элиты следует до определенной степени считаться. Недостатком подобной коррупционной модели управления для граждан России является то, что с экономической точки зрения и с точки зрения защиты прав граждан эта система крайне неэффективна, а так как легальные возможности для граждан оказать давление на власти отсутствуют, то подобная система напоминает паровой котел лишенный предохранительного клапана. Другое дело, что благодаря притоку сверхдоходов от экспорта нефти и газа власти могли несколько повысить уровень жизни граждан своей страны, бросая гражданам небольшие подачки от нефтегазового пирога, а потому могли позволить себе и крайне неэффективный стиль коррупционного управления. То, что из-за подобного управления российские граждане жили намного хуже, чем могли бы при получаемых Россией сверхдоходах конечно печально, но малоинтересно – в мире есть множество стран (например, Сомали и т.д.) в которых население живет еще хуже, чем в России. Но то, что вся стабильность России завязана на экспорт нефти и газа, а цены на них из-за кризиса рухнули, должно внушать серьезные опасения.

Также внушает беспокойство вопрос целостности России. Дело в том, что многие кавказские (и не только кавказские) республики удерживаются в составе России только благодаря тому, что Россия платит им огромную дань и не вмешивается практически в их внутренние дела. Но если нефтегазовые деньги у России иссякнут, то этот регион может взорваться. В этих республиках люди умеют лишь воевать и делить деньги, которые они получают из Москвы. Если по этому каналу деньги идти перестанут, то они найдут другой. Нетрудно догадаться какой. В результате мусульманский экстремизм получит там еще одну базу, с которой сможет наносить террористические удары по цивилизованному миру, а повторить на Кавказе операцию сродни Афганской не удастся т.к. это, во-первых, все еще будет оставаться российской территорией де юре, а во-вторых, операции в Афганистане и в Ираке показали, что вести против экстремистов войну цивилизованными методами невозможно.

Также не следует забывать о том, что Россия является важным сырьевым придатком Запада, и именно поэтому Запад заинтересован в ее стабильности. Поставки же сырья могут оказаться в случае социального взрыва в России и ослабления контроля над регионами под угрозой, не говоря уже о том, что определенную угрозу в будущем для России и таким образом косвенно для всего цивилизованного мира может представлять Китай, давно заинтересованный в Сибири и Дальнем Востоке. Если в отдаленном будущем Китай сможет овладеть этими регионами, то это приведет к неприятным для Запада последствиям. Дело в том, что в отличие от России, Китай усиленно развивает свое производство, а это означает, что получаемые им сырьевые ресурсы Китай будет не экспортировать, как Россия, а потреблять, что в свою очередь может означать, что без этих сырьевых ресурсов останется Запад. Впрочем, подобное развитие событий к счастью маловероятно, т.к. Россия является ядерной державой и поэтому вряд ли Китай решится на прямую агрессию.

Теперь рассмотрим вопрос о соблюдении прав человека в России. Чисто гипотетически допустим, что в России стали соблюдать права человека в объеме сравнимом с цивилизованным миром и вопреки воле большинства населения России.

В составе России есть регионы с фактически феодальным или общинно-племенным строем, где не то что права человека не соблюдаются, а и элементарно российское законодательство игнорируется. Эти регионы формально делают вид, что входят в состав России в обмен на получаемую дань и полное невмешательство во внутренние дела. Если Россия вдруг начнет требовать от этих регионов соблюдения прав человека или даже просто российских законов, то эти регионы моментально отколются от России, что приведет к эскалации конфликта на Кавказе и возможно в Азии. Причем следует отметить, что в Ираке и Афганистане цивилизованными методами победу не удалось одержать даже США с союзниками, и как результат, например, в Афганистане фактически введен шариат. Ожидать, что на порядок более слабая армия России сможет воевать цивилизованно и еще при этом и выигрывать является крайне глупым. При этом Россия также, если бы у нее такое желание вдруг возникло, не сможет просто объявить эти регионы независимыми. Т.к. лишенное ее финансирования население этих регионов просто будет нападать на Россию с целью захвата заложников и т.д. поскольку ничего более оно делать не желает и не умеет.

При этом также не стоит забывать о том, что из-за крайне высоких темпов вымирания славянского населения уже к 2015 году мусульмане составят большинство в российском населении. Ислам в России достаточно умеренный, но в настоящее время можно наблюдать процесс его радикализации. Поэтому в настоящее время сложно сказать, насколько серьезное значение вышеупомянутый факт будет играть в стране со вторым по величине в мире ядерным арсеналом.

В XX веке национализм стал крепко мешать мировому хозяйству, глобалистским тенденциям в экономике. Начался XX век с большой иллюзии: интеллектуалы мечтали о Соединенных Штатах Европы, о братстве народов, к которому якобы на всех парах плывет пароход современности, а на самом деле в историческом тумане этот пароход уже поджидали айсберги национализма, на которые «Титаник» европейской цивилизации и налетел на полном ходу.

Две мировые войны и почти весь XX век понадобились Европе, чтобы изжить свои национализмы, ведь именно в изживании национализмов и заключена суть мировых войн. Не мелом, а своей кровью нации писали на доске истории очевидные истины: нельзя ненавидеть соседей, права всех наций одинаковы, за пропаганду национальной исключительности и особых прав своей нации приходится платить сепаратизмом и перманентными конфликтами.

Расширение демократических свобод накладывало свои ограничения на национализм. В условиях свободы пещерный национализм стал просто опасен, ибо практически невозможно решить проблему сепаратизма мирными средствами. Это в Средневековье король мог послать войско, пушками снести замок барона-сепаратиста и таким образом успокоить любую провинцию. А что делать с сепаратизмом, когда работает трибунал в Гааге? Выход один – окультуривать, подавлять титульный национализм. Евросоюз изживает национализм в форме объединения национальных государств.

Крах социалистических режимов Восточной Европы с новой силой высветил противоречие между демократией и национализмом. Полиэтнические государства в условиях свободы оказались абсолютно нежизнеспособны, и развалил эти карточные домики именно национализм. Чехословакия – развод, Югославия – кровавый развал, Молдавия – раскол, Грузия – потеря двух регионов. Титульные нации новых стран с удовольствием нацепили платье национализма (так слуги торопятся нарядиться в одежду уехавших хозяев), не заметив, что платье это давно уже вышло из исторической моды и что в веке XXI нелепо выглядит камзол.

Смысл ХХ века – в борьбе с национализмом, и процесс его обуздания и приручения до сих пор не окончен. В условиях демократии национализм опасен и зачастую самоубийствен для полиэтнических государств. Он их разрушает, подстегивает сепаратизм, крепко мешает общемировому хозяйству. Апофеоз борьбы с национализмом – это Вторая мировая война, война с немецким, итальянским и японским национализмом. Фашизм окончательно дискредитирует идею исключительности отдельной нации, ибо идея эта обрекает даже моноэтническую страну, если не на внутренние распри, то на перманентные конфликты с соседями обязательно.

В США национализм подавляется идеологией политкорректности, у Европы – свой путь борьбы с национализмом: она дробит полиэтнические государства на моноэтнические части, а затем те изживают свои национализмы в общем европейском котле. Таким образом, национализм преодолевается через демократию, права человека, культуру и идею европеизма, который нащупывает берега своего континентализма через антиамериканизм, антиисламизм и русофобию. Проблема демократии в полиэтнической стране – это всегда проблема подавления национализмов и сепаратизма. Демократия – это оружие уничтожения полиэтнических государств.

Возможна ли демократия в России? По европейским стандартам. Без административного управления народным волеизъявлением. Можно ли в принципе сделать политический «евроремонт» на площади 18 млн. кв. км (треть Евразии)?

Нас убеждают, что да – можно. Даже ставят такую цель – построение демократической России. Приводят в пример США. Мол, и там полиэтнизм, и там десятки религий и сект. Увы, США точно не годятся нам в пример. Страна иммигрантов с практически уничтоженным коренным населением, страна протестантов, страна частной собственности, рационализма и прагматизма, страна с культом цивилизации и отсутствием почвенных национальных культур – такая страна никоим образом не поможет России найти ответы на вековые, корневые вопросы, касающиеся ее прошлого и будущего. Да и на государственном уровне полиэтнизм оформлен  в США совершенно противоположным образом: никаких тебе «автономных республик».

Вот и пришла пора дать окончательный ответ на проклятый вопрос последних двухсот лет, которым наши интеллектуалы боялись и задаваться.

Демократия в России невозможна. В принципе. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Западные стандарты тут не подойдут и через тысячу лет. Пока жива Россия.

Слишком силен наш полиэтнизм. Чересчур у нас большая территория. Слишком широка страна моя родная. Много народов. Много религий. Без меры велика держава. Континент. Не растет нежный фрукт демократии на наших бедных почвах, нежный он чересчур, капризный.

Врожденная недемократичность российских государств – вовсе не секрет. Сейчас только маргиналы от журналистики продолжают по привычке стенать о погибшей демократии в России. И только городские сумасшедшие  могут всерьез обличать недемократичность российской власти. Даже такой известный интеллектуал как Буш-младший и тот понял, что в России просто нет гена демократии. А умно ли обвинять щуку в том, что у нее гены щуки, а не апельсина? Ну не растут щуки на деревьях.

«Дураки они все!» – так порой думает начинающий жить в России молодой человек. Он видит произвол власти, воровство чиновников, свинцовые мерзости бытия, неухоженность дорог и деревень, а осенний дорожно-деревенский пейзаж у нас частенько напоминает кладбищенский.  Сравнивает он эту саврасовскую живопись с витриной Запада, со всякими Моне и Мане, и приходит к следующим выводам. Я бы здесь навел порядок. Это элементарно, Ватсон! Надо скопировать все в Европе, и будет отлично.

Увы, не будет. Ленин тоже мечтал, болел российскими социал-демократическими иллюзиями, а потом послал матроса Железняка разгонять Учредительное собрание. Политическое эпигонство у нас жестко ограничивается полиэтнизмом. Пепси мы можем копировать, а избирательные законы – не получается. Кривизна наших осин такова, что посели среди них американцев и те, если захотят сохранить единое государство, будут вынуждены презреть свои демстандарты и городить империю. Обидно, досадно, но такова морфология наших государств. Через нее не перепрыгнуть. В нынешних этнических границах и государственном их оформлении демократия в России невозможна.

Если рассматривать все эти вопросы в более или менее продолжительной временной перспективе, то становится совершенно ясно, что вовсе не демократия дает тому или иному этносу возможности для выживания. Такие возможности в гораздо большем объеме дает традиционный тип общества, который, по определению, далек от какой-либо демократии.

О слабости оппозиции

В воздухе постоянно висит вопрос: какую экономику мы строим? Все чаще можно слышать, что в России нарождается капитализм. По крайней мере, официальная доктрина полностью отмежевалась от социализма. Экономисты говорят о переходной экономике. Такое название свидетельствует о том, что в экономике сосуществуют как черты социализма, та и черты капитализма. Насколько экономика переходная и куда она переходит, никто с уверенностью сказать не может. Бросить Россию в «дикий» капитализм руководство страны не решается. Как известно, классический капитализм не предусматривает заботу о простом народе. Однако и оставаться в рамках плановой экономики социализма Кремль, по-видимому, не желает. Тотальное планирование на деле оказалось неэффективным и привело к развалу СССР. Так, по крайней мере, принято говорить в официальных кругах.

Казалось бы, возьмите за основу экономическую систему США, где в капитализм внедрено жесткое государственное регулирование. В США нет тотального государственного планирования, частный сектор приветствуется, но также подвергается жесткому контролю со стороны различных государственных служб. Складывается впечатление, что нечто подобное стихийно образуется и в России. Но в точности скопировать экономическую модель США нам вряд ли удастся. Климатические условия России значительно хуже, чем в Америке. Отопительный сезон длится в нашей стране шесть месяцев, и оплатить топливо по свободным рыночным ценам под силу только крупному бизнесу. Специфика России такова, что предпринимательство здесь невозможно без капитальных затрат. В Америке малый бизнес часто называют гаражным. Для открытия собственного предприятия там практически не требуется никаких вложений. Попробуйте в нашей стране реализовать эту идею!

Суровый российский климат не позволяет нам без оглядки следовать советам западных капиталистических проповедников. Поэтому развитие капитализма в России – если оно будет происходить –обязательно получит свою специфику. Но какую? Об этом должно знать наше правительство? Хотелось бы, чтобы так оно и было. Но на деле получается, что никто не может в настоящее время предложить конкретную продуманную программу развития «гуманного» капитализма в России. Пройдет время, и начнет складываться понимание, как можно развивать малый бизнес в России. По всей видимости, без государственной поддержки здесь не обойтись. По крайней мере, государство должно создавать инфраструктуру для малого предпринимательства, заниматься строительством помещений для различных мастерских, бюро и ателье.

Ожидать от сегодняшнего правительства хорошего экономического интеллекта было бы смешно. Тем более смешно искать такой интеллект в оппозиции. Сломав старую систему, Россия пытается на ее месте создавать нечто более совершенное. Но пока есть только знания, как не должно быть. Конструктивные же знания приходят только с опытом.

А пока представления о новой системе не сложились, мы будем постоянно сталкиваться с чем-то вроде этого.

Новая буржуазия «бесится с жиру», примеров тому множество. Кое-что выплескивается на телеэкраны. Абрамович, например, будучи серьезно озабоченным вопросом, куда девать огромные неправедно добытые деньги, заказал для себя постройку за границей роскошной яхты длиной под 200 метров. Другой построил на морском побережье в Турции, вблизи Анталии, гостиницу, повторяющую (в выбранном масштабе) архитектуру московского Кремля и тоже стоящую огромных денег. Совсем свежие телевизионные примеры. На шальные телевизионные деньги известный Максим Галкин в подмосковном поселке Грязи, не стесняясь местных жителей, построил себе замок в средневековом стиле и выставил на въезде в поселок столб с надписью: «Галкино». Директор одной «элитной» московской школы для детей богатых и сверхбогатых «отстегнул» себе денег по потребности, построил особняк стоимостью 24 миллиона рублей и купил в придачу три очень дорогие иномарки.

Как следствие реформ, в России образовался социальный слой богатых и сверхбогатых. Уж как только не изгаляются СМИ насчет жизни обитателей «рублевок»! Но кроме «выпускания пара» они ничего предложить не могут. Впрочем, и наша оппозиция от падкой на сенсации журналистики далеко не ушла. Из ее уст слышны в основном только критика, разоблачения, лозунговые требования, обливание помоями Путина и государственной власти.

Сегодня внесистемная оппозиция включает в себя следующие направления:

  • объединения всех антипутинских сил: Национальная Ассамблея, «Путин должен уйти»;
  • общедемократические движения «Солидарность», Объединенный гражданский фронт (участвует в ОДД «Солидарность»), «Демократический союз» (фракция «Свободное слово»), Партия народной свободы (ее участники: ОДД «Солидарность», Российский народно-демократический союз, «Демократический выбор» и Республиканская партия России);
  • правые движения: «Демократический союз» (фракция Новодворской);
  • левые движения: Левый фронт, РОТ Фронт, Российское социалистическое движение, Социал-демократическая партия России;
  • левые националистические движения: «Другая Россия», «Родина: здравый смысл», «Армия воли народа»;
  • другие националистические движения.

Основные кампании внесистемной оппозиции:

  • Стратегия-31 - акции за свободу собраний по 31 числам;
  • Путин должен уйти - сбор подписей и митинги за отстранение В.В.Путина от власти;
  • Распространение докладов об итогах деятельности В.В.Путина: «Путин. Коррупция», «Путин. Итоги. 10 лет» и других.

Объединенное демократическое движение «Солидарность» публикует свою программ «300 шагов к свободе»

Настоящая программа – манифест объединенной российской демократической оппозиции, политической целью которой является кардинальное изменение общественно-политической и социально-экономической ситуации в стране, восстановление верховенства закона, демократических институтов, политических и социальных прав граждан, уважение прав человека, создание гуманного и свободного общества и ответственной государственной власти на основе действующей Конституции.

Мы, объединенная российская демократическая оппозиция, хотим видеть Россию современным, цивилизованным, демократическим государством, дружественным собственным гражданам и обеспечивающим для всех без исключения россиян достойные условия жизни на уровне современных развитых стран, максимально благоприятные для самореализации и творчества.

Мы видим стратегическими целями развития нашего общества свободу человеку и гражданина, материальное и духовное благосостояние граждан страны, мир и безопасность для россиян, содействие разрешению глобальных проблем и угроз, противодействие тенденциям авторитаризма, милитаризма и национализма.

Сегодняшнее государство Россия не является ни современным, ни цивилизованным, ни демократическим. Это государство, в котором все влияние сосредоточено у узкой группы лиц из правящего клана, в котором граждане не имеют права влиять на будущее своей страны, государство, враждебное своим гражданам, не обеспечивающее соблюдения их элементарных гражданских прав и прав человека, должного уровня защиты правопорядка, независимых судов. Качество жизни – жилищные условия, окружающая среда, безопасность, качество медицины и образования, коммунальная и транспортная инфраструктура – для большинства граждан России находится на уровне стран третьего мира и улучшается в основном для богатых.

Грубейшие ошибки власти в области внутренней и внешней политики, допущенные в последние годы, привели к росту социального расслоения, нарастающему кризису пенсионной системы, построению неустойчивой и чреватой кризисами спекулятивной модели развития экономики, деградации армии, ухудшению отношений России со многими странами мира.

В то время как государственная пропаганда рисует образ сильной и процветающей России, в реальности ее граждане видят совсем другую страну, со множеством проблем и отсутствием ясных путей движения вперед. Многие нарастающие трудности от людей тщательно скрывают.

Ситуация могла и должна была развиваться иначе, если бы мы, россияне, могли получать реальную информацию о происходящем в своей стране и влиять на политику властей. Однако подавление гражданских прав и свобод не позволяет людям открыто обсуждать ошибки власти и дискутировать о путях развития страны способах решения стоящих перед Россией проблем. Мы не можем вести такую дискуссию - в течение периода 2000-2008 годов демократия в России последовательно уничтожалась. Государственная пропаганда объясняет нам, что ради каких-то высших целей мы, граждане России, почему-то должны полностью отказаться от нормальных для современного цивилизованного мира прав по участию в управлении своей страной, эксклюзивно передав их узкой группе лиц из правящего клана.

При этом наши соседи по европейской цивилизации – сербы, поляки, немцы, итальянцы, чехи, словаки, украинцы и другие народы Европы - имеют полную возможность влиять на будущее своих стран, открыто участвуя в политической жизни, остро критикуя власти, свободно поддерживая любые, в том числе оппозиционные политические партии, выходя на массовые митинги. Возможности прямо участвовать в политическом процессе, говорить и слышать правду, корректировать ошибки власти имеют и граждане широкого круга других стран демократического мира, включая североамериканцев, японцев, индийцев, южноафриканцев, южнокорейцев, турок, латиноамериканцев.

Россияне по сравнению с этими народами вынуждены довольствоваться положением людей второго сорта, которым такие возможности недоступны.

К чему это приводит, мы с горечью вынуждены наблюдать сегодня. Действующая власть, отвлекая россиян от тяжелых проблем страны, рисует для них привлекательные картины «светлого будущего», которое должно наступить где-нибудь к 2020 году. В нашей истории таких несбыточных обещаний было сделано много. Нам тоже хочется, чтобы к 2020 году средняя зарплата в стране составляла около 3 тыс. долларов в месяц, а 70% населения России относилось бы к среднему классу.

Но в условиях сегодняшнего авторитарного, монопольно-паразитического режима, погрязшего в коррупции и обслуживающего лишь интересы узкого правящего класса, такие цели недостижимы. Этот режим ведет Россию в третий мир, каждый раз меняя свои обещания. В 2000 году нам обещали современную пенсионную систему; ее создание с треском провалилось, пенсии остаются нищенскими, их размер по отношению к средней зарплате падает, пенсионные накопления граждан стремительно обесцениваются.

Предлагаемые нами 300 конкретных шагов – это программа-минимум. Более детальные предложения по путям развития страны должны обсуждаться после восстановления в стране полноценной политической конкуренции, в ходе открытого политического процесса и дебатов с участием самых разных политических сил.

Однако до того, как такая открытая политическая дискуссия станет возможной, необходимо решить ряд острых проблем России. В настоящей Программе предложены конкретные рецепты по их решению.

Главная идея программы – создание в России высоко конкурентной среды в политической и экономической жизни. Цивилизованная конкуренция (конкуренция, основанная на уважении прав окружающих и соблюдении закона) – наша главная политическая цель. В этом – наше радикальное отличие от мышления действующего политического класса. Их главная цель – монополия, монополия и еще раз монополия, пренебрегающая социальными, политическими и гражданскими правами человека и законом. Монополия в экономике, позволяющая разворовывать ресурсы, пренебрегая развитием и улучшением качества товаров и услуг, и лишь накручивая цены. Монополия в политике, создаваемая для бесконечного сохранения у власти, прикрытия коррупции, поддержки и экспансии близких к себе монополий. Монополия на идеологию, основанная на эксплуатации средневековых идей о священности власти и «царя-батюшки», «особом пути России», «евразийской цивилизации», и иных форм мракобесия и византийщины, неприемлемых для современного цивилизованного мира. Монополия в СМИ, прикрывающая провалы в действиях власти и вводящая россиян в глубокое заблуждение по поводу истинного положения страны.

Монопольная идеология ведет Россию к деградации, коррупции, инфляции.

России жизненно необходима конкуренция. Конкуренция в политике – для того, чтобы различные политические силы могли открыто критиковать ошибочные действия властей, предлагать для широкого обсуждения идеи по исправлению ошибок и движению страны вперед, периодически сменять друг друга у власти. Только политическая конкуренция сможет предотвратить гибельные последствия ошибок, совершаемых неконтролируемой никем властью, монополизировавшей политическое пространство. Только конкуренция в политической сфере может заставить власть более тщательно просчитывать принимаемые решения под угрозой аргументированной, нелицеприятной критики. Конкуренция в экономике – для того, чтобы улучшить качество производимых в России товаров и услуг, стабилизировать и снизить цены.

Важнейшие шаги в области экономической политики

Тремя основными целями экономической политики должны стать: (1) борьба за конкуренцию; (2) стимулирование развития малого и среднего бизнеса; (3) модернизация реального сектора экономики (производства и инфраструктуры).

Конкурентная политика

Конкурентная политика должна стать важнейшим элементом экономической политики государства. В течение последних 16 лет в стране была создана рыночная экономика, но это оказался рынок, во многом лишенный конкуренции – из-за этого россияне не смогли в полной мере ощутить на себе преимущества рыночной экономики.

Государству необходимо взять на вооружение эффективную конкурентную политику как важнейшую составляющую экономической политики в целом. В этом отношении Россия должна следовать примеру Европейского Союза, где высокий политический авторитет Европейского Директората по конкуренции, его бескомпромиссная позиция по защите конкуренции и прав потребителей в борьбе с самыми сильными противниками (включая, например, компанию Microsoft, которая была принудительно разделена по требованию европейских антимонопольных регуляторов), служат одним из оплотов эффективности европейского проекта в целом.

Необходимо реальное проведение в жизнь принципа защиты собственности вне зависимости от величины собственности и личности собственника; все граждане должны реально иметь равное право на защиту своей собственности государством.

России необходимо создать единого эффективного федерального антимонопольного регулятора, наделенного принципиально иными статусом и полномочиями по сравнению с действовавшими в 1991-2008 годах структурами.

Федеральный антимонопольный регулятор должен разработать общенациональный план по демонополизации российской экономики.  Необходимо максимально ограничить перечень тех видов экономической деятельности, которые являются исключительной прерогативой государства. Необходима отмена всех решений, в результате которых без достаточных на то причин и по неустановленным правилам государство предоставило исключительные права каким-либо субъектам бизнеса и ввело запрет или ограничения для остальных.

Необходимо ввести для крупных государственных компаний публичную отчетность в формате, установленном парламентом, и утверждаемую им. Нужно исключить расходование государственными компаниями средств на непрофильные активы, включая СМИ, спортивные и художественные коллективы, пиар.

В отношении целого ряда рынков, имеющих особое системообразующее значение для экономического оборота в целом, – рынках нефтепродуктов, строительных материалов, металлопродукции, сельскохозяйственной продукции, природного газа, электроэнергии – необходимо разработать специальные программы демонополизации, исключения картельных союзов и развития конкуренции, включающие, помимо прочего, меры по прямой поддержке входа на рынок независимых компаний, новых инвесторов, конкурирующих с существующими монополистами. Результатом должна стать долгосрочная стабилизация цен на перечисленные выше товары в результате действия механизмов конкуренции. Недопустимо освобождение цен на продукцию крупных монополистов («Газпром», РЖД и др.), действующих вне конкуренции

В частности, в нефтяном секторе необходимо стимулировать строительство независимыми участниками рынка новых современных нефтеперерабатывающих заводов (что позволит резко увеличить объемы производства моторных топлив из тех же объемов перерабатываемой нефти), сетей нефтебаз, бензоколонок (сегодня Россия недостаточно обеспечена инфраструктурой розничной реализации нефтепродуктов по международным меркам). Условием вхождения новых инвесторов на рынок должно стать неучастие в любых региональных картельных ассоциациях, союзах и иных формах сговора торговцев нефтепродуктами. Цены на автобензины в стране в результате действия таких мер должны снизиться на 30%.

Снижению цен на продовольствие должны способствовать предлагаемые нами меры по внедрению конкуренции в сфере закупок сельскохозяйственной продукции у сельхозпроизводителей, а также по ускорению роста сельскохозяйственного производства и снижению зависимости от импорта продовольствия, предлагаемые в настоящей программе.

Прямое и косвенное присутствие государства в экономике – мощнейший удар по конкуренции. Как стало очевидно в последние годы, протекционизм в отношении близких к государству компаний, будь то крупный нефтегазовый бизнес или региональные строительные рынки, разрушителен для конкурентной среды. Государство должно отказаться от присутствия в тех секторах экономики, где может и должна существовать конкурентная среда. Присутствие государства необходимо сохранить лишь в качестве непредвзятого регулятора, ликвидировав конфликт интересов и отделив регуляторные функции государства от хозяйственных. Вместе с тем всегда сохраняется угроза того, что сами регуляторные функции государства могут стать рычагами произвольного воздействия на бизнес, источником чиновничьего произвола и государственного рейдерства. Главный способ борьбы с такого рода злоупотреблениями регуляторными функциями – эффективный общественный контроль на государственными регулирующими органами.

Содействие развитию малого и среднего бизнеса

Во всех развитых странах малый и средний бизнес является одной из главных движущих сил экономического развития, основным проводником инноваций, выполняет важную социальную функцию создания рабочих мест и обеспечения самозанятости населения, составляет основу среднего класса и опору гражданского общества. Современные российские власти, на словах признавая значение малого и среднего бизнеса и декларируя его поддержку, на деле практически ничего не делают для развития предпринимательства, поддерживая в основном близкие к ним крупные корпорации. Положение малых и средних предпринимателей по многим направлениям в последнее время ухудшилось. Необходимо преодолеть эту тенденцию и создать условия для массового пробуждения предпринимательского духа россиян, активизации их участия в предпринимательской деятельности.

Необходимо довести число россиян, занятых в малом предпринимательстве, с нынешних 9 миллионов до не менее 20 миллионов человек, число малых предприятий на 1000 человек населения - с нынешних менее 10 до 35-40, ближе к уровню, характерному для стран Западной Европы или Японии.

Необходимо разработать национальную программу поддержки и развития малого предпринимательства, включающую в себя комплекс мер по устранению наиболее серьезных препятствий для развития малого и среднего бизнеса в России – административного давления и коррупции, затрудненности доступа к аренде и выкупу имущества и земельных участков, усложненности системы налогообложения, карательного характера налогового администрирования и отсутствия реального равноправия налоговых органов и налогоплательщиков, сложности доступа к госзаказу и получения господдержки, высокой степени монополизации рынков.

Важнейший вопрос для обеспечения нормальных условий деятельности для малых и средних предприятий – доступ к аренде помещений, находящихся в собственности региональных и местных властей. Сегодня в этой сфере процветают коррупция и потакание монополиям, аффилированным с чиновниками. Необходимо упростить порядок предоставления малым предприятиям помещений в аренду, упростить процедуру передачи малым предприятиям арендуемых муниципальных помещений в собственность. Следует ввести антикоррупционные механизмы в конкурсный порядок предоставления таких помещений в аренду (в частности, открывая доступ к заседаниям конкурсных комиссий представителям конкурирующих заявителей и СМИ), упростить уголовное преследование и ужесточить наказания для чиновников, нарушающих требования к проведению конкурсов.

Принципы налогового администрирования должны быть изменены таким образом, чтобы ликвидировать существующую сегодня систему налогового вымогательства у малых и средних предпринимателей. Направление отчетности в налоговые органы должно осуществляться малыми и средними предприятиями исключительно в электронном виде или по почте. Камеральные проверки малого и среднего бизнеса налоговыми инспекциями должны проводиться лишь по решению суда при наличии достаточных фактических оснований для подозрений в уклонении от уплаты налогов.

Необходимо стремиться к унификации налогового администрирования, сокращая возможности для неоправданной минимизации налогов с одной стороны, и произвольных трактовок налоговых органов, с другой.

В течение нескольких лет, надо перейти не более чем к трем налоговым режимам (специальный режим для некоторых высокоприбыльных секторов экономики, общий режим для большинства предприятий и особый, льготный – для микропредприятий).

При реорганизованном Антимонопольном комитете должна быть создана Национальная служба поддержки малого предпринимательства, в функции которой будут входить рассмотрение жалоб малых предпринимателей на неправомерные действия надзорных органов, связанные с поддержанием барьеров для малого бизнеса, созданием неравных условий конкуренции, вымогательством взяток;  принятие мер оперативного реагирования (включая подачу исков в суд от имени государства). Местными отделениями этой службы должен быть организован специальный надзор за действиями региональных и местных властей, связанных с выделением помещений в аренду малым предприятиям, и принятие мер оперативного реагирования на ущемление прав малого и среднего бизнеса в этой сфере.

Модернизация реального сектора экономики

Масштабная модернизация реального сектора экономики требует прежде всего формирования экономической среды, дружелюбной для инвестиций, долгосрочных гарантий стабильности. Для этого необходимы: антикоррупционный и антимонополистический пересмотр всего законодательства;  безусловное обеспечение верховенства закона, независимости судов и других институтов, гарантирующих принуждение к исполнению контрактов; безусловное выполнение государством собственных обязательств; гарантии прав собственности; стабильная налоговая политика, создающая стимулы для капитальных вложений.

Важная задача политики поощрения инвестиций – это изменение системы налогового администрирования. Сегодняшняя карательная система налогового администрирования должна трансформироваться в дружественную бизнесу. Необходимо обеспечить реальное равенство прав налогоплательщиков и налоговых органов с четким соблюдением принципа презумпции невиновности налогоплательщика. Должны быть запрещены премии и любые иные поощрения за доначисление налогов налоговыми инспекторами. Выявление фактов таких поощрений должно влечь за собой санкции в отношении руководства налоговых органов. Премирование работников налоговых органов должно осуществляться за выигранные в суде дела о налоговых правонарушениях, а не за доначисления «налогового оброка».

Банковская реформа

Создание конкурентоспособной и сильной банковской системы, обеспечивающей предпринимателям доступное кредитование на цели развития, – одна из ключевых задач экономической политики. Однако банковская реформа, декларировавшаяся властями в 2000 году в качестве приоритетной, была полностью провалена. Ситуация в банковском секторе свелась в основном к сокращению количества банков за счет роста доминирования госбанков. Такая модель развития банковского сектора нанесла серьезный удар по конкурентной среде, при этом качество банковских услуг остается неудовлетворительным – ставки по банковским депозитам по-прежнему ниже инфляции (т.е. сбережения граждан в нынешней банковской системе обесцениваются), банки не могут обеспечить предпринимателям достаточного доступа к долгосрочному финансированию («длинным деньгам»), реальные эффективные ставки кредитов (учитывающие включаемые в их цену «комиссии» и другие скрытые платежи) оказываются чрезмерно высокими.

России необходим высоко конкурентный банковский сектор, способный обеспечить предпринимателям доступ к кредиту, в том числе долгосрочному, на выгодных условиях. Развитие конкуренции в банковском секторе позволит существенно снизить процентные ставки по кредитам для предприятий и граждан и повысить – по вкладам, что позволит улучшить условия для инвестирования и мобилизовать сбережения граждан, капитализируя банковскую систему и формируя в стране мощный внутренний инвестиционный ресурс.

Итак, оппозиция предлагает нам строить классический капитализм. Все, оказывается, очень просто. Свободный рынок и конкуренция на нем – это те механизмы, которые способны поднять экономику. Государство должно сосредоточиться на выработке и обеспечении мер по поддержанию конкуренции. Эти меры должны базироваться на налоговой политике, стимулирующей предпринимательскую активность. Казалось бы, устрани административное давление и коррупцию, не допускай монополизации рынков, создай привлекательные инвестиционные условия, установи налоговые льготы для малого бизнеса, и все дружно побегут туда конкурировать друг с другом.

В США имеются все условия для развития малого бизнеса. И действительно, собственный бизнес там открывают все, кому не лень.

В «Законе о малом бизнесе США» говорится, что экономика страны невозможна без развитого сектора малого бизнеса, который, в свою очередь, нуждается в постоянной государственной поддержке. На благо предпринимательства в США действует довольно гибкая, прогрессивная система налогообложения – чем больше доход, тем больше налоги.

Огромную помощь в виде обучения, консультаций, пробивания различных льгот, защиты интересов малых компаний оказывает Администрация малого бизнеса (АМБ). Помимо моральной поддержки, у АМБ можно получить и материальную помощь – кредит, гарантию или заем. Ежегодный бюджет этой организации составляет от $400 до 600 млрд. АМБ предоставляет специальные кредиты из собственных средств фирмам, владельцами которых являются ветераны вооруженных сил или представители национальных меньшинств, а также тем предприятиям, которые расположены в регионах с высоким уровнем безработицы.

АМБ гарантирует займы малых компаний. Например, на заем в размере до $100 тыс. на срок до 8 лет без уплаты процентов или при уплате минимальных 3–4% годовых могут претендовать компании, занятые в новых и популярных сегодня нано- и биотехнологиях, в разработках новых альтернативных источников энергии, IT-технологий, в изучении ДНК.

Главный рецепт помощи малому предпринимательству от американского правительства – госзаказы. Малые компании Америки наравне с крупными концернами принимают участие в аукционах и комиссиях по распределению государственных закупок и заказов. Ежегодно на закупки американское правительство тратит не менее $700 млрд. Европейские малые предприниматели, кстати, завидуют американским: ведь их даже близко не подпускают к государственным закупкам.

На сегодняшний день в США зарегистрировано более 20 млн. малых компаний, причем ежегодно открывается еще не менее 1 млн. новых. Каждая третья американская семья занята в малом бизнесе. В целом же компании со штатом до 100 человек обеспечивают рабочими местами более половины трудоспособного населения США. Некоторые американские учебники по предпринимательству утверждают, что до 20% малых фирм США начинают с $1000–5000. И более половины из них менее чем за 2–3 года перемещается в строки компаний с ежегодным доходом более $1 млн.

Американские предприниматели предпочитают организовывать бизнес исключительно на собственные средства. Только 10% малых компаний стартует на базе заемного капитала. 90% малых фирм организуется на сбережения владельца, его семьи, дальних родственников и близких друзей. Согласно ежегодным статистическим данным, предоставляемым ассоциацией малого бизнеса США, более половины успешно и быстро развивающихся компаний создавались на базе офиса на дому, при этом их стартовые затраты не превышали $25 000.

Те же, кто решается открыть собственное дело на чужие средства, тоже стараются особо не рисковать. Средний размер максимального кредита на открытие малой компании в США не превышает $100 000. Любопытно, что возвращать долги американские предприниматели не любят. В погоне за американской мечтой очень большой процент компаний – до половины – терпит неудачу и, как следствие, – крах и банкротство. На этом и «горят» местные банки.

По данным Администрации по делам малого бизнеса США, почти каждая четвертая вновь созданная малая фирма терпит банкротство уже на первом году своей деятельности, а 90% не могут продержаться более четырех лет. Правда, разорение как утрата капитала происходит лишь в 20% случаев: американское законодательство стимулирует «добровольное банкротство».

При всей поддержке малого бизнеса экономические кризисы потрясают Америку с завидной регулярностью. Если внимательно присмотреться к одноэтажной Америке, то взору откроется не вполне приглядная картина – на достойное образование рядовой американец рассчитывать не может, многие живут в бедности, их домами являются трейлеры (вагончики).

Таким образом, классический капитализм, куда нас толкают оппозиционеры, на самом деле не так уж привлекателен. Именно поэтому, по всей видимости, у оппозиционеров дела на политической арене идут плохо.

Отсутствие демократии в России – это демагогический лозунг, прикрываясь которым оппозиционеры пытаются оправдать свою некомпетентность. Реально демократия имеет свои ограничения в любом западном государстве. Естественно, власть будет всеми силами сдерживать напор «несогласных». Ожидать от власти «честной игры» – это утопия.

Чтобы сменить власть, нужны не только громогласные митинги и демонстрации, необходимо предпринимать конкретные практические шаги по разоблачению преступной деятельности чиновников, если таковая имеет место. Оппозиционерам следовало бы заняться сбором фактических доказательств причастности членов правительства и высших чиновников к преступлениям против России и ее народа, и на основе собранного материала обращаться в суд. Но подвергать свою жизнь опасности оппозиционеры не хотят. Поэтому из их уст можно услышать только голословные заявления типа такого.

Со времени «потерянного десятилетия» В. В. Путин управляет страной два срока как президент и ныне «мотает» третий как премьер-министр. Кто мешал ему навести хотя бы элементарный порядок в стране за эти почти одиннадцать лет, ведь Ельцин давно отошел от дел и умер? Но не проходит месяца, чтобы в стране не случалось какое-то большое ЧП с трагическими последствиями: чтобы не падал большой самолет, не тонуло большое судно или не случалось большое крушение на железной дороге. После очередной недавней авиакатастрофы в Сибири Заслуженный летчик-испытатель России (фамилию точно не помню) дал на ЦТ свой комментарий: летный парк в стране изношен настолько, что на самолетах отечественного производства вообще опасно летать.

Взрываются шахты, падают большие самолеты, тонут суда; за взяточничество судят прокуроров, губернаторов, депутатов, глав администраций и генералов. На днях в Кемеровской области осудили банду из более 20 человек, на счету которой десятки заказных убийств, в основном предпринимателей и криминальных авторитетов. Последним было громкое убийство начальника РОВД. Две трети банды составляли работники милиции. В августе нынешнего года раскрыто дело об убийстве несколько лет тому назад известной журналистки «Новой газеты» Анны Политковской, писавшей на чеченскую тему. Организатором громкого убийства, как установило следствие, был не рядовой московский работник из системы МВД РФ.

По данным СМИ, в коммерческих банках при проверках обнаруживаются хищения сумм, исчисляемых десятками миллиардов рублей, выделенных Правительством России в разгар мирового финансового кризиса для стабилизации экономики. Но - концы в воду: в одном из таких московских банков исчезает электронная база данных.

Совершенно в духе «нового мышления» Горбачева В. В. Путин замаскировался под государственника и достиг многого в развале обороноспособности страны.

Какой смысл от таких заявлений? Какой прок от лозунга: «Путин должен уйти»? Конечно, Путин не отличается особым обаянием, не произносит пламенных речей, способных зажечь аудиторию. Не отличается он и утонченным интеллектом, изысканными манерами. Но этих ли качеств нам следует ожидать от «хорошего» правителя?

Путин всем уже давно доказал, что он является сильным российским политиком, и он никуда не уйдет. Добровольно от власти никто не отказывается. Эту прописную истину оппозиционеры замечать, как будто, не хотят. Конечно, проще всего покричать на митинге и, зарядившись адреналином, разойтись по теплым домам.

«Другие партии», очевидно, не выполняют своих функций. Их критика, адресованная «Единой России», возможно, им лестна, но только российской оппозиции следовало бы, прежде всего, потребовать что-то от самих себя. Им следовало бы взять на себя ответственность за происходящее в стране. Ведь оппозиция – это не та сила, которая сидит и ждет, что власть упадет ей в руки и она начнет всем рулить. Это совсем не так.

В результате дело ограничивается свалкой и давкой, и в этом есть романтика, но в этом и причина слабости оппозиции. Если бы было теневое правительство, предлагающее свои варианты решения насущных проблем или идентифицирующее реальные проблемы среди надуманных, она была бы влиятельной – как когда-то Явлинский. С ней бы стал кто-то разговаривать. А пока все только кричат друг на друга.

Президент Медведев обратил внимание на то, что доля представителей других партий, кроме «Единой России», крайне низка в региональных и муниципальных органах власти. Это значит, что оппозиционные партии слабы и не стремятся усиливаться. Их устраивает работа только на федеральном уровне, медийная, политически скандальная работа. Это очень серьезный порок российской политической системы.

Трудно иметь симпатии к оппозиции, которая не может помочь решить проблемы, а только создает ощущение неудовлетворенности. Она не научилась говорить так, чтобы власть была вынуждена выполнять ее требования. Оппозиция борется за абстракции и хочет рассчитывать на реальную поддержку. Как это сочетается – непонятно. Это в конце 80-х люди были готовы умирать за идею, а сейчас у них есть конкретные интересы, с которыми тоже надо что-то делать.

У нынешней оппозиции нет интеллектуального ресурса и позиции – кроме того, что она против власти, то есть по-своему преследует ее... Вообще же у нас оппозиция не доверяет власти в том смысле, что ей кажется, что власть не заинтересована в решении проблем, стоящих перед страной. Возможно, это ошибка, из-за которой оппозиция не может наладить диалог с властью. И еще она обижается на власть за то, что та не дает ей ощущения, что она может победить на выборах. А шансов у оппозиции нет совсем по другим причинам. Настоящую оппозицию ни создать искусственно, ни остановить нельзя, потому что она опирается на какой-то фундаментально иной взгляд на вещи – и глубокий, вот что важно. В ином случае дело ограничивается зрелищами и обвинениями, что прискорбно. Возможно, события идут по сценарию эскалации напряженности, но очаги ее пока что находятся вне поля оппозиционной риторики.

Если говорить о нормальной оппозиции, то ее появлению должно предшествовать возникновение интеллектуального пространства, нового течения мысли или сверхнапряжения. Но пока не так, надо значит по пунктам – за что эти люди готовы биться. Второй вопрос – выбор методов. Они должны быть только ненасильственными. И после этого оппозиция должна решиться на конструктивный подход – отойти от противостояния общественным институтам и официальным лидерам и предлагать решения конкретных проблем, убеждая в своей правоте аргументами, основанными на подробном исследовании темы.

Прежде, чем возникает оппозиция, должно возникнуть новое мировоззрение, ясное представление задач и целей, стоящих перед обществом, которое разделяют многие или хотя бы кто-то. Кто знает, если бы оппозиция расширила поле вопросов в повестке дня, в 80-90% случаев ей даже не пришлось бы митинговать, потому что велика вероятность, что на этом уровне оппозиция не отличается от тех, кто у власти. Это еще одна проблема.

Некоторые оппозиционные политические деятели заявляют, что коррупция – это главное зло в России. Борьбу с коррупцией они ставят во главу своей политической программы. Однако народ за ними не идет. На это говорят, что народ пассивен. Может быть так оно и есть, но борьба с коррупцией, действительно, не является той идеей, которая способна «зажечь» нацию. Дело в том, что победа над коррупцией еще не означает оздоровление экономики. Чиновники не станут брать взяток, но бюрократами они от этого не перестанут быть. Тогда можно выдвинуть лозунг борьбы с коррупцией и бюрократией. Однако чтобы победить бюрократию, нужна какая-то новая мотивация для чиновников, а ее, к сожалению, никто предложить не может. Просто так, директивно бюрократию искоренить невозможно. Кстати, и с коррупцией бороться только директивными методами нельзя. Необходимо создавать социально-экономические предпосылки, при которых и коррупция, и бюрократия не сможет чувствовать себя комфортно. Иными словами, перед тем как сеять, надо готовить почву.

Оппозиционеры много критикуют сырьевую ориентированность экономики России. Взамен они предлагают провести ее диверсификацию. На деле такой совет большой ценности в себе не несет. Обычный лозунг, и не более того.

Если экономика страны зациклилась на развитии энергодобывающих секторов, значит ли это, что следует немедленно начать максимально диверсифицировать экономику и развивать инфраструктуру? Ответ на данный вопрос не столь очевиден, как это представляется многим критикам политики Путина.

В постиндустриальном обществе, в эру тотальной автоматизации производств и глобализации экономики диверсификация уже не является гарантией повышения прибыльности предприятия или национальной экономики. Скорее наоборот, широкая диверсификация приводит к возникновению проблемы эффективного использования распыляемых ресурсов. Сегодня эксперты, говорят об эффективности модели узкой специализации предприятий и их интеграции в рамках глобальной экономики. Да и здравый смысл подсказывает, что при разделении труда конечный продукт создавать легче. Главное, что при этом необходимо – хорошая интеграция. Но вот как раз с интеграцией и возникают порой проблемы. Поскольку это узкое звено, то на его ослабление и направляются все усилия конкурентов и недоброжелателей. Современная внешняя политика государств и состоит во многом в регулировании интегративных процессов. Сегодня давление на государства в основном оказывается путем закрытия для них каналов интеграции с предприятиями других государств. Это проявляется в форме экономической блокады, эмбарго, таможенных пошлин и т.п.

Диверсификация жизненно необходима государствам с ограниченными запасами природных ресурсов. У них просто нет иного выхода, кроме как создавать широкий спектр товаров и услуг. Им приходится жить с постоянной головной болью, что бы еще произвести для продажи. Но зачем отбирать у этих государств возможность заработать себе на хлеб тем, у кого нет нужды жить в режиме постоянной жесткой экономии?

Ресурсодобывающим странам прежде всего необходима такая диверсификация, чтобы не позволить другим государствам экономически «выкручивать им руки». Конечно же, необходимо поддержание сильной армии. Однако заниматься производством всего спектра товаров широкого потребления, по меньшей мере, в современную эпоху нецелесообразно.

В России умирают или сокращаются до разумных пределов отрасли экономики, явно не способные конкурировать своей продукцией на мировом рынке. Этот процесс необратим. Как бы мы не поддерживали отечественное легковое автомобилестроение, совершенно ясно, что конкурировать с японской и немецкой продукцией мы не сможем. Поэтому данный сектор экономики в России будет сокращаться. По всей видимости, никакая национальная программа не сможет повернуть начавшийся процесс вспять. Да и нужно ли это в современных условиях?

Японские и немецкие автомобили намного лучше американских. Поэтому на дорогах Америки с каждым годом можно увидеть все больше и больше иномарок. Наиболее патриотичные американцы покупают форды и крайслеры исключительно потому, чтобы поддержать отечественное автомобилестроение. Та же самая картина наблюдается и у нас.

Россия уже давно оставила идею производства собственных компьютеров. И никому теперь это не кажется диким. Мы не производим мобильных телефонов, многих наименований бытовой техники – и не ощущаем себя от этого ущербно. Но мы по-прежнему выращиваем хлеб, льем сталь, строим корабли, запускаем в космос ракеты и спутники, т.е. не даем умереть стратегически важным для нас отраслям экономики.

Модернизация Российской промышленности не может происходить по принципу максимальной диверсификации. В постиндустриальную эпоху такой путь не будет гармонично вписываться в глобальную мировую экономику.

По каким критериям отбирать отрасли, в которых создавать новые компании? С одной стороны, по положительному долгосрочному влиянию на отечественную промышленность в целом, и на оборонку в частности, через повышение общетехнического уровня. С другой – по результатам анализа рынка на спрос, потенциальную доходность и улучшение эспортно-импортного баланса. Если по первому критерию предложить отрасль, не проходящую по второму, то компании с серьезной репутацией не будут участвовать в конкурсе на это. Ну и, конечно, по наличию либо отсутствию в обсуждаемой отрасли уже имеющихся отечественных игроков – упаси Бог лезть в отрасль, в которой и так уже произведены (или хотя бы серьезно планируются) частные инвестиции. При этом в одной отрасли желательно создавать не менее двух новых компаний, а если только одну, то не давать ей таможенных преференций, дабы она тогда конкурировала с импортом: ничто не разлагает сильнее монополизма.

Откуда брать деньги? На всю такую программу, предусматривающую создание 20–30 компаний, понадобится несколько сотен миллиардов долларов. Если их будет не хватать, то надо продать принадлежащие государству активы в добывающей промышленности, типа «Роснефти» и «Газпрома» – ведь стране гораздо важнее наличие высокотехнологической обрабатывающей промышленности, к тому же добывающая при появлении частного владельца никуда с территории России не исчезнет.

 

Из уст оппозиционеров сегодня можно услышать истеричные крики об утечке российских мозгов за рубеж. Стало модным во всеуслышание говорить о том, что наши наиболее активные сограждане все чаще и чаще уезжают жить за рубеж. При этом основной причиной называют отсутствие в стране демократии.

Что на это можно сказать? Отъехавших заграницу никто из России не выживал. Почувствовав дух свободы, они первым делом решили поискать для себя более теплое места под солнцем. Эти «борцы за демократию» смекнули, что истинная демократия находится там, где живется легче. Дай им Бог, уехавшим, нахлебаться западной демократии! Вряд ли без них Россия оскудеет интеллектуально. Сегодня из страны уезжают в основном духовно слабые обывательски настроенные люди. На войне таких либо убивают первыми, либо они после первого боя попадают в плен.

Кто говорит, что в России жить легко? А легко ли жить обывателю в Америке, Бразилии, Голландии?

Правящие верхи как всегда самонадеянны

В брежневские времена был анекдот о том, что Президиум Верховного Совета СССР за создание революционной ситуации в бывшей Российской империи решил присвоить звание Героя Советского Союза императору Николаю II (посмертно). В этой шутке в своеобразной форме отражались популярные в то время разговоры на кухне о том, что было бы, если бы российский монарх проявил большую гибкость в политике, смелее проводил социально-экономические и политические реформы, а с большевиками, напротив, вел бы себя пожестче. Так или иначе, но в этих разговорах ставилось под сомнение одно из главных положений тогдашней официальной идеологии – о неизбежности победы большевистской революции в России. Конечно, история не знает сослагательного наклонения. Но, положа руку на сердце, трудно не признать: если бы последний российский император не держался с таким упорством за самодержавные основы своей власти, не бросался бы талантливыми чиновниками-управленцами, окружая себя серыми ничтожествами, не ввязывался в ненужные для России войны, судьба нашей страны в ХХ веке могла бы сложиться иначе.

Правящие верхи в современной России, похоже, плохо знают отечественную историю либо изучали ее по советским учебникам с их концепцией предопределенности. И дело даже не в том, что они не хотят ничего менять в стране, хотя очевидно, что перемены назрели. В конечном итоге верхи всегда могут возразить: а в чем выражен этот запрос на перемены и кто его представляет? Маргинальная оппозиция, тусующиеся по углам группы интеллектуалов? Народ-то ведь безмолвствует или, на худой конец, брюзжит, как при Брежневе, на кухнях. Но никаких альтернативных общественных идей, а тем более требований к власти не предъявляет. Дело в другом.

Когда повседневная жизнь миллионов обычных россиян становится тяжелее и шансов, что в ближайшие годы она улучшится, практически нет, казалось бы, разумнее ослабить давление на государства на общество, дать ему больше самостоятельности. Если у правительства нет средств эффективно заботиться о гражданах, то уж пусть они сами позаботятся о себе. В этой ситуации не нужно навязывать людям правильные модели поведения сверху. Они сами разберутся. Именно благодаря подобному подходу в «лихие» 90-е властям в очень сложной общественной и экономической обстановке удалось избежать социальной катастрофы и гражданской войны. Однако сейчас иные времена.

Власть прекрасно знает, что социальные блага для населения в прежних объемах обеспечить не может, но при этом планомерно продолжает «закручивать гайки». Придумывает новые налоги, разумеется, для народного блага, усовершенствует старые поборы (удорожание техосмотра, к примеру), а в довершение всего решило навязать народу здоровый образ жизни, предполагающий резкое ограничение продажи алкоголя.

При этом, как водится, власть ссылается на опыт передовых стран. Но ей невдомек, что в этих т. н. цивилизованных странах люди не впадают в повальное пьянство, потому что имеют более привлекательные возможности времяпрепровождения – строить карьеру на основе собственных знаний и профессионализма, а не родственных связей и «блата», заниматься спортом в свое удовольствие или творчеством, не боясь протянуть ноги с голодухи, путешествовать. И что пиво наши трудящиеся пьют, не отходя от ларька, поскольку пить его в соседнем баре слишком дорого для их скудного бюджета. И, наконец, для большинства, ради здоровья которого вроде бы проводится «саудизация» торговли алкоголем, свободная возможность приобретения его в любое время суток, в любой точке и в любых количествах и воспринимается чуть ли не как главное достижение реформ. Ясно, что никакого торжества здорового образа жизни, как и сокращения потребления алкоголя, не будет. Скорее, наоборот, участится потребление опасных для жизни суррогатов. Ко всему этому добавится еще и ожесточение против властей: «и так жизни нет, так еще и последней отдушины лишают!» В дополнение к злобе на мигалки, безнаказанное хамство и тотальное воровство чиновников картина получится тревожная. Но российская власть, по-видимому, исключает за обществом право на автономное поведение. С солдафонско-полицейской логикой она исходит из старорежимного постулата, что гражданин (он же потребитель) – «это болван, артикулом предусмотренный». Что ему прикажут сверху, то он и будет делать.

Наивное заблуждение. Именно из-за подобных иллюзий во многом и рухнула советская власть, несмотря на всю мощь своего пропагандистского аппарата и репрессивных структур. Партийные вожди тоже были уверены, что лучше знают, сколько и какого товара народу нужно, когда и что он должен пить. Престарелые члены Политбюро ЦК КПСС слишком буквально воспринимали лозунг «Решения партии – в жизнь!», искреннее полагая, что если уж они порешили что-нибудь на своем съезде или пленуме, то трудящиеся с огромным энтузиазмом тут же вприпрыжку бросятся это выполнять. А в жизни происходило как раз наоборот. И только злоба копилась на партию за ее «мудрые» решения. Но нынешние политики, очевидно, глубоко убеждены, что опыт истории их собственной страны к ним никакого отношения не имеет. Да и какого понимания от них ожидать, если они всерьез начинают рассуждать о божественном происхождении нынешней власти!

А раз так – незачем утомлять себя мыслями о том, что думают люди внизу. Впрочем, о божественном происхождении власти любили порассуждать и высшие чиновники Российской империи при Николае II.

Как всегда, чтобы затуманить народу мозги, правящие верхи прибегают к своему излюбленному приему и рассказывают нам страшные-страшные сказки.

Российские телеканалы наполнены разного рода «страшилками» об ужасающих бедствиях, уже в скором будущем ожидающих нашу планету – землетрясениях и наводнениях невиданной силы, цунами, пандемиях неизлечимых болезней, столкновениях Земли с астероидами и даже возможных нападениях инопланетян. В качестве авторитетных экспертов выступают знаменитые предсказатели, астрологи, уфологии, специалисты по паранормальным явлениям, экстрасенсы. Интересно, что, несмотря на все разнообразие высказываемых ими страшных прогнозов, их объединяет нечто общее. Нынешние идолы падут, страны, доминирующие сегодня в мире (читай – США и их союзники), погрузятся в хаос и упадок (и японское землетрясение лишь «первый звонок»), и только матушка-Россия не просто уцелеет, но и рванет в своем развитии с невероятной силой.

Трудно сказать, на каких рациональных аргументах базируется такая уверенность, но за появлением и тиражированием подобных «прогнозов» очевидно прослеживаются интересы определенных групп. Российские правящие классы понимают, что обещать народу что-то конкретное на ближайшие годы (типа роста реальной заработной платы в разы или улучшения качества и доступности образования и здравоохранения) они не могут. Напротив, как показывают оценки ведущих экономистов, в условиях нынешней топливно-сырьевой модели экономики (а появления другой пока не предвидится) даже при ощутимом росте цен на энергоносители будет продолжаться стагнация, а то и падение уровня жизни основной массы населения. Как в этих условиях удержать власть, сохранить легитимность своего господства в глазах народа? Выбор невелик. Одно из возможных решений в подобной ситуации – это попытаться запугать людей, убедить их в том, что во всем мире дела обстоят плохо и, возможно, даже хуже, чем у нас. Поэтому не нужно просить большего. Напротив, надо радоваться жизни и тому, что имеешь. Вот и выпускаются на сцену всевозможные вещуны да предсказатели. Закатывают глаза, трясут головами…

Еще недавно тезис «все перемены к худшему» российская пропагандистская машина пыталась внедрить в народное сознание с помощью рациональных аргументов. Телевизионные комментаторы и обозреватели «высоколобой» прессы на примере арабских стран, чье население поднялось против авторитарных режимов, доказывали, что, дескать, зря оно это сделало. Все равно товаров и продуктов больше и дешевле не станет, а одной свободой сыт не будешь. Но народы арабских стран предпочли настаивать на своем, требуя изменений и действуя в рамках иной, по-видимому, недоступной нашим мудрецам логике. И те решили: раз использование рациональных аргументов не работает, лучше прибегнуть к страшилкам, воспаленным фантазиям, а то и вовсе гоголевской бесовщине.

Но у этой кампании помимо стремления заставить российского обывателя примириться с действительностью есть и другая цель. Правящие элиты проговариваются о сокровенном, о чем могут помыслить только в мечтах. Пускай рухнет этот нелюбимый ими мир, так и норовящий подорвать устои сложившегося у нас в стране социального порядка. Все время что-то придумывающий, не дающий царствовать лежа на боку. Пусть сгинет в океанической пучине, в разверзнувшейся земной бездне. Но сама Россия при этих катастрофах чудодейственным образом выживет. Останется неизменным и ее общественный быт. Сохранится сладкая жизнь правящих классов, с ее распилами, откатами, мигалками, скоморохами в образе современной российской попсы. И доверчивые народные массы, довольствующиеся невысокими потребительскими запросами, бесконечными спортивными зрелищами да примитивными телевизионными развлечениями.

Наша государственная пропаганда всегда была живой иллюстрацией библейских слов о соломинке в чужом глазу и бревне в собственном.

Ее главный принцип остается неизменным: когда дома дела идут не так, нужно показать, что там у них «за бугром», особенно в так называемых развитых странах, ситуация еще хуже.

Грянул мировой финансово-экономический кризис, и нам на фоне полного спокойствия и благостности в отечественной политике показывают ожесточенные схватки демонстрантов, протестующих против резкого снижения уровня жизни, с полицией где-то у стен не то литовского, не то латвийского парламента. Дескать, не понимаете, дорогие россияне, вы своего счастья: в хваленом Евросоюзе вон как тяжело трудящимся приходится!

Но вот мир начал постепенно выкарабкиваться из кризиса. Россия по экономическим показателям пока находится где-то в хвосте стран «большой двадцатки». Вроде бы в такой ситуации и сказать нечего. Но нет, с помощью успешных поисков соломинки в чужом глазу выход снова находится. Стоило Греции столкнуться с серьезными финансовыми проблемами, как наши пропагандисты хором заголосили о неизбежности скорого краха евро. Для пущей убедительности к отечественным предсказателям, давно предрекающим кончину доллара, теперь подверстываются критические оценки перспектив евро, высказываемые и авторитетными зарубежными экспертами.

Едва ли авторы реквиема по евро хотят убедить миллионы россиян, что рубль имеет шансы заменить эту валюту в системе мировых финансов. Но уговорить миллионы соотечественников более спокойно относиться к росту тарифов в собственной стране, а уже тем более хранить сбережения в рублях – такие задачи вполне могут ставиться перед армией российских пропагандистов.

Пропагандистские подходы раздувания чужих проблем по сравнению с собственными могут возыметь реальное воздействие либо на общество, находящееся в состоянии сытого самолюбования, либо, напротив, зажатое в собственном страхе, как бы не стало хуже. Или же на идеологически заряженное общество, уверенное в правоте избранного пути. Даже в брежневские времена, когда вера в неминуемое торжество коммунизма на всей планете была безвозвратно утрачена, усилия официальных пропагандистов, старавшихся убедить сограждан, мировой капитализм загнивает с каждым днем и вскоре обязательно рухнет под напором прогрессивных сил и собственных проблем, вызывали в массовом сознании лишь грустную иронию, порождая огромное количество анекдотов.

Нынешнее российское общество явно не настроено ради великих целей в будущем жертвовать повседневным уютом и комфортом (это относится к тем, у кого он имеется). И было бы великой ошибкой принимать коллективное желание от души поболеть за наших спортсменов, наблюдая за ними на стадионе или у телевизоров в баре или кафе, за готовность к массовой мобилизации для продвижения каких-то «великих целей», которые укажет начальство.

Возможно, наш народ с интересом относится к очередному возвращению страшилок в информационное пространство. Ведь годы засилья попсы на телеэкранах и в печатной продукции, формировавшие упрощенное восприятие окружающей действительности, дефицит качественной научно-популярной литературы и передач не прошли даром.

Не исключено, что тиражируемые страхи по поводу грозящих миру катастроф даже станут новым модным массовым развлечением. Только вот превратятся ли они в свежее лекарство против социального недовольства, это большой вопрос.

Одно дело, когда неведомые гуманоиды мелькают среди нас с непонятными целями, другое – когда жизнь ото дня в день становится все дороже, а чиновники вокруг продолжают жировать как ни в чем не бывало. Несмотря на жару с пожарами, землетрясения и гуманоидов.

 

 
Отличительное свойство русского ума состоит в отсутствии понятия о границах. Можно подумать, что все необъятное пространство нашего отечества отпечаталось у нас в мозгу.
Борис Чичерин