Памятка по применению собственного интеллекта

5 Ноября 2019

В нервной системе существует иерархия построения различного рода представлений. Речь идет преимущественно о содержательной, а не о структурной нервной иерархии. На нижнем нервном уровне – рецепторном, представления формируются именно нервными структурами, и только с возрастанием содержательной сложности представления, особенно на сознательном уровне, начинают формироваться связями, ассоциациями, временно и в разной конфигурации возникающими в нервной структуре. Однако и в таком виде каждое представление иерархично.

Иерархия представлений возникает вследствие того, что каждое содержательно более сложное представление образуется путем надстраивания над уже имеющимися и более простыми. При этом иерархически более высокое представление является в функциональном смысле представлением и о самих представлениях более низкого уровня. Например, рефлекторное зрительное представление о внешней среде, воспринимаемое как ее изображение, в функциональном смысле является неким представлением о возбужденных рецепторах, а не о самой среде непосредственно. Однако и само это изображение продолжает участвовать как составная часть в построении еще более содержательных представлений.

Рост иерархии приводит к расширению основания, поэтому в сложное представление оказываются включенными несколько простых представлений, что и дает ему новое качество содержания. При этом в основании любого, сколь угодно сложного и иерархически развитого представления, лежат простейшие состояния нервных клеток. С формальной точки зрения, не вдаваясь в их содержание, представлением можно считать не только восприятие среды, но и действие организма, поскольку и то, и другое имеют свою иерархию. Различается лишь направление нервного процесса в этих иерархиях. Всякое действие начинается на том же уровне иерархии, на котором заканчивается вызвавшее его восприятие. Соответствие между уровнем восприятия и ответа позволяет адекватное управление поведением организма. Например, рефлекторное восприятие рождает рефлекторный ответ, а сознательное восприятие – сознательный ответ.

Упрощенно нервную иерархию можно характеризовать реактивным, рефлекторным, психическим и сознательным уровнем.  В отношении их представлений можно сказать, что:

  • Реактивное представление о внешней среде – это прямое или первичное представление о раздраженных рецепторах, которое вызывает реактивный ответ, как прямой отклик клеток эффекторов на такое раздражение.
  • Рефлекс – это представление о внешней среде, построенное уже на реактивных представлениях. Оно содержит в себе такой их комплекс, который позволяет более содержательное восприятие среды и более сложный ответ. Рефлексами в сфере восприятия будут завершенные представления органов чувств – видимое изображение, слышимый звук, ощущения, осязательные, обонятельные восприятия, а в сфере поведения – управление врожденными рефлекторными способностями, в форме врожденных координаций или комплексов действий.
  • Психическое представление – это представление о рефлексах, что и рождает его новое содержательное качество. В сфере восприятия психическим будет отношение (или другими словами – эмоция, чувство, мотив) к рефлекторным восприятиям среды и самого организма. В сфере поведения психическим действием будет управление приобретенными способностями, содержащими в себе рефлекторные навыки (как врожденные, так и приобретенные). Эмоция – это индикатор существования содержательного представления определенной психической сложности (представление об опасности). Психические эффекты оказались инструментом содержательной обработки информации и оказались встроенными в иерархию нервного представления. Психические эмоции как рождаются в результате содержательной обработки информации о среде, так и сами служат материалом для дальнейшего содержательного усложнения понятий сознания.
  • Сознательное представление – это лишь иерархически еще более высокое по отношению к психическим представление. Оно по существу есть наблюдение собственного психического восприятия или своего психического отношения к самому себе и действительности, что и является их осознанием. Сознательное действие есть свободное управление своими психическими навыками.

Всякое управление выдвигает требование сравнимости объектов управления. Именно поэтому в нервной системе возникают ступенчатые иерархические уровни, на которых и формируются однородные или сравнимые друг с другом представления: реакции, рефлексы разной сложности, психические эмоции, сознательные идеи.

Следовательно, не всякий шаг в усложнении иерархии представления рождает его новое качество и делает, например, реактивное представление рефлекторным, а рефлекторное представление психическим. Если, например, зрение функционирует как законченный нервный комплекс, то промежуточные результаты его иерархического усложнения используются в нем самом и не имеют самостоятельного значения для остальной нервной системы, которая использует только конечный продукт этого комплекса – зрительный образ.

И рефлексы в отношении реакций, и психические эмоции в отношении рефлексов – это не просто на один иерархический шаг более сложные представления, это законченное обобщение такого разнообразия более простых представлений, которое проявляется как качественно новое единичное понятие, например, зрительный образ, рефлекторная двигательная реакция, психическая эмоция, мысль.

Платформой управления определенного иерархического уровня (рефлекторного, психического, сознательного) можно назвать такую систему управления действиями, которая с одной стороны является самостоятельной (или другими словами иерархически самой верхней), а с другой стороны использует при принятии решений представления только данной иерархической сложности. Естественно, что для этого она должна обладать их достаточной полнотой и разнообразием. Только в этом случае возможны и передача принятия решений на этот более высокий нервный уровень, и одновременное сохранение адекватности поведения. При этом более низкий уровень управления сохраняется, однако он перестает быть самостоятельной системой. Попадая под контроль более высокого уровня, эта система распадается на служебные компоненты, которые обслуживают нервные способности организма на данном уровне сложности, но не обладают возможностью безусловно принимать поведенческие решения. В этом смысле более низкий уровень управления перестает быть той системой, которую называют платформой управления поведением.

Новое качество представления на каждом таком уровне возникает, прежде всего, потому, что тот поведенческий ответ, который на более низком уровне иерархии был результатом непосредственной реакции организма на восприятие среды, сам становится уже ее восприятием, поскольку может наблюдаться с более высокого иерархического уровня. Это значит, что организм всякой сложности обладает возможностью воспринимать (или воображать) свои действия более низкого иерархического уровня. Например, сознание может воображать эмоции, психика – рефлексы, а рефлекторное животное – реакции.

Отдельные рефлекторные, психические или рассудочные способности сами по себе еще не формируют соответствующего уровня восприятия и управления. Поэтому сами по себе они и не могут быть его достаточными признаками. Некоторые рефлекторные животные имеют отдельные психические способности, а психические обладают элементами рассудка. Но отдельные способности не меняют уровня управления, поскольку он связан с управлением однородными объектами. Например, психика имеет дело с эмоциями, следовательно, перейти к управлению поведением по силе эмоционального побуждения нервная система сможет только тогда, когда будет иметь такое разнообразие эмоций, которое отразит основные потребности организма. До этого момента животное сохраняет рефлекторное поведение, хотя его отдельные рефлекторные потребности приобретают психическую окраску. И только окончательно перейдя на психический уровень управления, нервная система отрывает и поведенческий отклик от рефлекторного восприятия.

***

Сознание и мышление. Если сознание – это платформа наблюдения психики, то мышление – это способность произвольно манипулировать этими психическими представлениями на этой платформе. Соответственно «мышление» психических животных состоит в способности манипулировать своими рефлекторными представлениями. Очевидно, что мышление является свойством или следствием сознания. Поэтому уже в начале исторического развития человек современного вида, обладая одинаковой с нами возможностью сознания, обладал и одинаковыми способностями мышления.

Такая простая манипуляция психическими понятиями позволяет их содержательное усложнение или последовательное абстрагирование. Человек не только наблюдает дерево, но и наблюдает свое наблюдение. Следовательно, он не только понимает, что перед ним дерево, что понимает и животное, но понимает, что это он видит перед собой дерево. Это и есть осознание дерева, которое возможно только вместе с сознаванием самого себя. Очевидно, что это представление одновременно является и отвлеченным понятием о дереве или идеей дерева. Повторив эту итерацию, человек может получить представление уже о самом своем понимании дерева. Это представление становится отвлеченным представлением или суждением о дереве. Таким образом, человек имеет возможность последовательного построения все более отвлеченных представлений, которые отрываются и от лежащих в начале этой цепочки материальных объектов. Отвлеченность и содержательность понятий, которыми оперирует мышление, иерархически возрастает в историческом развитии знаний и опыта.

Если человек может формировать представление и о самой собственной способности наблюдать себя и свои суждения, то это позволяет ему наблюдать и понимать логику (законы) собственного мышления, понимать причинность событий, качественные отношения явлений. Эти представления о мышлении, причинности и качестве уже на начальном уровне являются абстрактными или отвлеченными от объектов наблюдения, а построены на восприятии собственного восприятия. Человек оказывается способным своим вниманием оторваться от психического восприятия зрительного изображения или другого чувственного восприятия и направить сознание на представление таких полностью отвлеченных понятий или на чистое мышление собственными абстракциями.

Однако само по себе манипулирование уже существующими отвлеченными представлениями не способно породить никакого нового содержания. Только представление своего нового действия или отношения к нему, пусть даже и в отношении абстракции, может рождать новое содержание в представлении. Поэтому до или прежде самого действия или его воображения, до практики мышления, не может возникнуть никакого нового содержательного представления. Будучи пассивным, сознание не может породить никакого более отвлеченного представления. Для этого сознание должно проявить свою активность либо в воображении своих действий, например, в отношении дерева, либо, в их непосредственной реализации: сделав что-либо с деревом, найдя ему применение, наконец, сломав его. Осознание этого опыта (либо опыта сознания, либо опыта практики) и порождает более содержательное представление. Поскольку человек стремиться реализовать или проверить все свои идеи, то они не могут очень далеко отрываться от практики. Именно поэтому историческое развитие представлений сознания, рост абстрактности и отвлеченности представлений близко привязаны к развитию материальной и социальной деятельности человека.

***

Тезисы ясного мышления:

  1. Картина (модель, карта) мира – не сам мир (карта – не территория).
  2. Любая карта неполна.
  3. Любая карта саморефлексивна: можно построить карту карты, далее карту карты карты и т.д.; количество уровней абстракции бесконечно.

Принцип абстрагирования: из бесконечного мира строится конечная модель. Существуют различные уровни абстракции (лестница абстрагирования):

  • уровень прямого восприятия (горизонт событий)
  • уровень объектов
  • уровень вербальных описаний объектов
  • уровень слов (ярлыков).

Нулевой уровень абстракции – это поток чувственных восприятий событий окружающего мира.

Первый уровень абстракции – это обобщение сходных чувственных восприятий в наименование (предметов и их свойств). Свойство одинакового количества предметов в некоторых «кучках» именовалось конкретным числом (два – это, например, «глаза», пять – «рука» и т. п., для маленьких детей (около 2 лет) их возраст – это определенное количество отогнутых пальцев, как научили их взрослые, – это тоже конкретное число).

Второй уровень абстракции – это обобщение множества абстракций первого уровня. Пример: понятие числа вообще, как множества единиц (Евклид), и арифметических операций над числами.

Третий уровень абстракции – это обобщение множества абстракций второго уровня. Пример: с появлением понятия переменной обобщение множества чисел и операций над ними даёт понятие уравнения.

Четвертый уровень абстракции – это обобщение множества абстракций третьего уровня. Пример: обобщение множества решений уравнения, зависящего от параметра, даёт понятие функции (зависимости решения от параметра).

Пятый уровень абстракции – это обобщение абстракций четвёртого уровня. Пример: обобщение понятия функции в понятие функционала (оператора), как действующего на множество функций (функциональное пространство); также обобщение понятия функции, в виде обобщенного понятия функции, как отображения вообще (из множества в множество) даёт понятие формальной (аксиоматической) системы.

***

Мы всегда работаем с переживанием. Переживание содержит образ (восприятие: изображение, звук) телесные ощущения, эмоции, мысли.

Весь ментальный мир создан мною посредством моего собственного абстрагирования, и это все, что я могу поменять; реальный мир я могу поменять, только если поменяю свои модели взаимодействия с миром.

Что бы я ни знал об этом мире, эта информация неполна. Все теории описывают ограничения человеческого восприятия. Никогда не будет создана теория, которая объясняет, как устроен мир. Всегда найдется что-то, что находится за пределами этой теории (теорема Геделя).

Не следует полагаться исключительно на информацию – есть еще и действие. Знать путь и пройти его – не одно и то же. Можно указать на дверь, но открыть ее и войти человек должен сам. Предприимчивого человека прежде всего отличает способность не зацикливаться на информации, а действовать, действовать, действовать. Только через действие появляются успешные результаты и новые возможности.

Язык определенном образом структурирует окружающий мир, выделяя в нем определенные объекты, которые обладают определенным описанием и определенными названиями. Различается структурное и функциональное описание объекта. Содержание знания – это структура. Структура карты имеет сходство со структурой окружающего мира.

Каждому рассматриваемому физическому телу, процессу или явлению природы сопоставляется понятие объекта. Ключевой момент для нас представляет порядок объекта. Объект Y обладает более высоким порядком, чем объект X, если при рассмотрении замкнутой системы, состоящей из этих объектов, выясняется, что при помощи объекта Y можно управлять объектом X. Под управлением понимается наличие у объекта Y возможности изменить любое свойство объекта X. Свойство объекта – один, а, возможно, и единственный, из признаков отличия данного объекта от остальных объектов.

Изменение свойства объекта X означает выполнение одного из двух случаев:

  1. включение – переход свойства из потенциальной (потенциально возможной) формы в физическую;
  2. выключение – переход свойства в потенциальную форму (физически оно отсутствует, но теоретически может дополнить объект X).

Любой объект имеет возможность управления только определенным кругом других объектов. Различаются объекты 1-го, 2-го и 3-го порядка.

Объект 1-го порядка представляет собой какую-то неоднородность, в результате чего его можно выделить на общем однородном фоне. В нашем мире объектами 1-го порядка являются различного рода физические неоднородности, лишенные сложной внутренней структуры. Они не управляют другими объектами.

Так как при рассмотрении объекта 1-го порядка нам важен лишь факт его существования и принцип деления на отдельные элементы, а не природа его физического устройства и происхождения, то для его полного описания необходимо и достаточно переменной, представляющей собой точку в многомерном пространстве X(x1, x2,…, xn), где x1, x2,…, xn – координаты, относительно которых идет описание физической неоднородности.

Объект 1-го порядка – это то, что можно полностью описать числовыми характеристиками. Например: текст; файлы базы данных; число звезд на небе, смена дня и ночи. Чем больше элементов в объекте 1-го порядка, тем он сложнее.

Объект 2-го порядка есть процесс преобразования объектов 1-го порядка. Поскольку состояние объекта 1-го порядка описывается многомерной переменной, то зависимость состояния одного объекта 1-го порядка от другого можно описать в виде функции – зависимости значения одной многомерной переменной от другой:

B = f(A),

где A – переменная, описывающая исходный объект 1-го порядка, B – зависимый объект 1-го порядка, f – функция зависимости.

Объект 2-го порядка может изменять состояния различных объектов 1-го порядка. Например: смысл математической формулы; алгоритм; работающий компьютер; транспортное средство, гравитационное поле.

Объект 3-го порядка – это то, что управляет объектом 2-го порядка (т.е. создает его, изменяет или удаляет). Этот объект знает, какой объект и как изменить, чтобы достичь цели. Например: любое животное, человек.

***

Все наши потребности, начиная от физиологических и заканчивая культурными, социальными или эстетическими и прочими, являются нашими нервными зависимостями. Они формируются либо непосредственно врожденно, либо путем повторения успешной, эффективной практики. Опыт движений, опыт эмоций, опыт сознательной деятельности, повторяясь, закрепляется в зависимости, которые начинают мотивировать нас к продолжению той же самой практики. Это и есть биологический механизм формирования психики и сознания, который постоянно поддерживает целеустремленность организма и жажду деятельности. Какой бы содержательно абстрактной ни была цель, стремиться к ее достижению мы можем только тогда, когда имеем (врожденный или приобретенный в собственной практике) психический мотив – желание. Без этого желания никакая идея не становится нашей целью, а является лишь осведомленностью о чем-либо. Но желание и есть психическое проявление зависимости, удовлетворение которой вызывает положительные эмоции, а игнорирование – отрицательные.

Среди многообразия потребностей человека, определяющим является содержательное противоречие между, с одной стороны, его стремлением к конкуренции, самоутверждению, доминированию над другими, а с другой стороны стремлением к солидарности с другими, к сотрудничеству, сближению, подчинению авторитету. Эти два комплекса потребностей можно условно назвать индивидуалистическими и коллективистскими. Поскольку человек в биологическом смысле остается социальным животным, то и та и другая потребности формируются и охраняются инстинктивными (или врожденными) наклонностями. Человек эволюционно обладает инстинктивной общительностью, дружелюбием, альтруизмом, которые свойственны и высшим животным. С другой стороны, он остается в обществе столь же инстинктивным эгоистом, стремящимся к конкуренции с другими людьми. Конфликт этих противоречий и порождает социальный облик самого человека и облик его общества.

***

Научные и религиозно-философские знания о морали. В теологии и, даже, в философии, существует представление о том, что моральные понятия о добре и зле имеют некое особое, отличное от других понятий сознания, отвлеченное содержание, которое вытекает не из природы человека и его деятельности, а из природы самого добра и зла. Поэтому они могут быть ирреальными и даваться человеку как божий дар или откровение, либо трансцендентными и быть познаны как абсолютные истины вне человека.

Но моральное представление ничем не отличается от любого другого представления, возможного на уровне сознания, например, представления о столе, о явлениях природы или о числах. Их отвлеченность связана только со способностью сознания усложнять представления.

Моральные представления занимают промежуточное положение между идеями как знаниями о физической реальности и произвольными религиозными гипотезами. И те и другие являются концепциями сознания, которые могут быть, а могут и не быть, связанными с объективно существующими феноменами. Но раз мораль интересуется совершаемыми в реальности поступками человека, то ее представления неизбежно оказываются в какой-то части научными (или просто практическими) представлениями о поведенческой реальности человека.

В моральных представлениях также комбинируются религиозный и научный подходы, как и в других представлениях человека о реальности. Различие состоит в том, что сам человек – это наиболее сложная область научного познания. В этой области знаний, в отличие скажем от механики или даже происхождения жизни и эволюции, область понятого и научно доказанного мизерно мала, поэтому до сих пор в ней доминируют религиозные и философские представления.

Представляется очевидным, что и атеисты различных взглядов, и верующие различных религий могут стремиться к добру и справедливости и противиться злу и несправедливости, и наоборот. Естественно, что наука хочет понять причины моральной устремленности человека. Религия считает моральную потребность даром божьим, а бога считает высшей моральной целью человека. Однако религиозная концепция освящает не только эту духовную цель, но и способы служения и поклонения богу, т.е. культурную традицию. Моральными целями становятся не столько духовные цели, сколько сами процедуры, и в каждой религии свои поклоны, ритуалы, нормы поведения и духовной практики. Научное познание духовного стремления человека всякая религия воспринимает как покушение на духовные ценности. Однако силу каждой религии придает не декларируемое стремление человека к духовным целям, а эта культурная консервативность его сознания, его приверженность определенным (т.е. существующим в данной религии) религиозным, а в действительности культурным, традициям.

По мере осознания человеком самого себя, по мере освобождения от мистического объяснения собственных целей, по мере преодоления зависимости от морального нормирующего влияния мистических ритуалов, человек будет формировать более самостоятельные и разумные представления о морали. Но это очень длительный исторический процесс.