Как мы осваиваем мир

24 Сентября 2019

Теория когнитивного развития была разработана швейцарским философом и психологом Жаном Пиаже. Он выдвинул гипотезу о существовании качественно различающихся между собой стадий интеллектуального развития всех видов мыслительных процессов, таких как восприятие, память, формирование понятий, решение задач, воображение и логика. По Пиаже, существуют четыре такие стадии: сенсомоторная, дооперационная, стадия конкретных операций, стадия формальных операций.

Сенсомоторная стадия по длительности протекает от рождения до 18—24 месяцев. В этот период ребенок становится способным к элементарным символическим действиям. Происходит психологическое отделение себя от внешнего мира, познание себя как субъекта действия, начинает осуществляться волевое управление своим поведением, появляется понимание устойчивости и постоянства внешних объектов, осознание того, что предметы продолжают существовать и находиться на своих местах и тогда, когда не воспринимаются через органы чувств.

Дооперационная стадия охватывает период от 18-24 месяцев до 7 лет. Дети этого возраста начинают пользоваться символами и речью, могут представить предметы и образы словами, описать их. В основном ребенок использует эти предметы и образы в игре, в процессе подражания. Ему трудно представить, как другие воспринимают то, что наблюдает и видит он сам. В этом выражается эгоцентризм мышления, т.е. ребенку трудно встать на позицию другого человека, увидеть явления и вещи его глазами. В этом возрасте дети могут классифицировать объекты по отдельным признакам, справляются с решением конкретных проблем, связанных с реальными – отношениями людей, – трудность заключается лишь в том, что им трудно выражать все это в словесной форме.

Стадия конкретных операций проходит с 7 до 12 лет. Этот возраст называется так потому, что ребенок, пользуясь понятиями, связывает их с конкретными объектами. Данная стадия характеризуется тем, что дети могут выполнять гибкие и обратимые операции, совершаемые в соответствии с логическими правилами, логически объяснять выполненные действия, рассматривать разные точки зрения, они становятся более объективными в своих оценках, приходят к интуитивному пониманию следующих логических принципов: если А=В и В = С, то А = С; А+В = В+А. Усваиваются представления о сохранении числа, массы, объема предметов. Дети начинают классифицировать объекты по отдельным существенным признакам, выделять из них подклассы.

Рассмотрим освоение ребенком сериации на следующем примере. Детям предлагают разложить палочки по размеру, начиная от самой короткой и заканчивая самой длинной. У детей эта операция формируется постепенно, проходя ряд этапов. На начальном этапе дети утверждают, что все палочки одинаковы. Затем они делят их на две категории — большие и маленькие, без дальнейшего упорядочивания. Потом дети отмечают, что среди палочек есть большие, маленькие и средние. Дальше методом проб и ошибок они пытаются упорядочить палочки, опираясь на свой опыт, но снова неверно. И только на последней стадии они прибегают к методу сериации: сначала выбирают самую большую палочку и кладут ее на стол, затем ищут самую большую из оставшихся и т.д., правильно выстраивая серию.

В этом возрасте дети могут упорядочивать объекты по различным признакам (высоте или весу), представлять в уме и называть серию выполняемых, выполненных действий или тех, которые еще надо выполнить. Семилетний ребенок может запомнить сложный путь, но графически способен воспроизвести его только в 8 лет.

Стадия формальных операций начинается после 12 лет и продолжается в течение всей жизни человека. На данной стадии становится более гибким мышление, осознается обратимость умственных операций и рассуждений, появляется способность рассуждать, используя абстрактные понятия; развивается способность к системному поиску способов решения задач с просмотром многих вариантов решения и оценкой эффективности каждого из них.

С теорией Пиаже хорошо согласуется современное представление об инструментах сознания и стадиях их развития. Принято различать следующие стадии освоения предметной области:

  • Объекты и шаги
  • Сочетания и рецепты
  • Иерархии и правила
  • Модели и метаправила
  • Системы и взаимодействия

Каждая стадия соответствует внедрению определенной группы инструментов сознания, и в общем случае мы проходим эти стадии в каждой предметной области заново. Более того, человечество проходит эти стадии развития в каждой новой области заново.

 

Объекты и шаги

На этой стадии осваивается терминология и человек научается распознавать элементарные объекты предметной области и действия, которые им соответствуют.

Это самый первый уровень, на котором начинается изучение любой предметной области. Без явного или неявного изучения этого уровня дальнейшее изучение предметной области невозможно. Элементами этого уровня владеют почти все живые существа, вплоть до растений.

Это мир условных и безусловных рефлексов. Причем здесь подразумеваются как рефлексы действия, так и рефлексы восприятия. На этом уровне изучаются объекты и простые действия с ними. Каждый объект воспринимается как неделимый атом, который позволяет производить с ним только простые действия.

Это уровень имен. Когда мы знаем имя объекта, то мы можем проассоциировать с ним набор действий и другую информацию. Пока человек не может различать красную смородину и волчью ягоду, он не может приписать к первому возможное действие съесть, а к другому – свойство несъедобно. До того, как даны имена, – мир является неразделенным хаосом, и имена – это первый шаг к преодолению этого хаоса.

При изучении нового языка программирования – это изучение лексического уровня языка и базовой терминологии. При обучении вождению автомобиля – это изучение расположения органов управления и какие действия можно с ними совершать. При обучении шахматам – это то, как называются фигуры и как они ходят.

Уровень объектов и шагов очень быстро исчерпывает свою полезность. Работа на стадии объектов и шагов – это работа с отдельными объектами и отдельными шагами. Можно сколько угодно подыскивать объекты и шаги, но чтобы сварить борщ, одним объектом и одним шагом здесь не обойтись. Только компонент для борща больше десятка, и каждый компонент требует своего действия.

У Пиаже – это сенсомоторная стадия. Следует отметить, что Пиаже подразделяет данную стадию на многочисленные подстадии. И в его модели это имеет смысл, так как он изучал развитие ребенка, для которого освоение каждого подуровня занимает длительное время.

Для взрослых этот уровень часто дается неявно, и обучение часто уже фокусируется на следующем уровне, а элементы этого уровня даются явно или неявно. Для анализа профессиональной деятельности и профессионального обучения эту область нужно знать и уметь давать материалы данного уровня, но этой областью нельзя ограничиваться, так как возможности человека на данном уровне весьма ограниченны.

Примеры. Когда изучаются танцы, на этом уровне даются элементарные движения ногами и руками, пока не связанные в нечто большее. Часто в обучении танцам этот уровень просто пропускается и сразу даются па, которые являются сочетанием простых движений. Однако из-за движений высокой сложности база часто оказывается недостаточно простроена. И для сложной двигательной активности типа танцев или боевых искусств этот уровень, возможно, нужно еще больше детализировать для того, чтобы проходить подуровни этого уровня последовательно. Дети не просто так не могут его освоить сразу, на каждом подуровне есть свои сложности, которые требуют определенной практики и времени на освоение.

В технических системах управляющими элементами этого уровня являются простые переключатели и регуляторы. К ним относятся выключатель света, кнопка включения на чайнике, переключатель мощности на электрической или газовой плите, регулятор громкости на динамике.

В живописи, это простые действия вроде разбрызгивания краски по полотну. Есть даже жанры живописи, где «художники» ничего другого не делают.

Математики на этом уровне практически нет, так как еще нет отделения формы от содержания. Понятие числа уже требует мышления следующего уровня.

Ценности. Центральной ценностью этого уровня является немедленный результат. Действие может быть каким угодно, но если результат достигнут, то все хорошо. Если человек не понимает, какого немедленного результата он достигнет, то он ничего не будет делать.

Отложенные результаты тоже не интересуют человека на этом уровне. Если сегодня насытились, то завтра – это будет завтра. Человек вполне может забить корову на мясо, несмотря на то, что корова обеспечивала бы молоком гораздо большее время, чем время, на которое хватит мяса.

Координация. Нужно разделять два вида координации: координация через консенсус и координация сверху.

Координация через консенсус на этом уровне осуществляется в стадах животных, простые действия вызывают простую реакцию. Паника – пример такой координации.

В современном обществе координация через консенсус на этом уровне осуществляется достаточно редко: либо когда более сложные системы управления недоступны, либо требуют чересчур много времени. Классическим примером может являться команда «замри» подаваемая жестом, крик или сигнал «пожар», который подразумевает немедленную эвакуацию.

Явная координация сверху на этом уровне осуществляется достаточно редко. Примером является, когда просто тыкают пальцем в предмет и называют его, или когда показывают движение или даже проводят человека через это движение. Обычно это случается в контексте обучения, когда человек показывает, объясняет, как делать какой-либо шаг, человеку, который вообще ничего не знает (условный уровень 0).

Общество. Современное общество до этого уровня практически не опускается, и группы людей оказываются здесь только в результате серьезных кризисов. Например, это может быть группа людей, подчиненная задаче немедленного выживания. Однако известен пример, когда в результате какого-то кризиса одно племя частично деградировало до этого уровня. Это племя Ик (северная Уганда, данные на 1978). Данный случай описан в книге J.A. Tainer, The Collapse of Complex Societies (стр. 17-18).

Обучение. Задачей обучения на этом уровне является умение распознавать элементарные стимулы, производить правильные реакции и умение выдавать правильные реакции на стимулы. То есть это накопление и отработка условных рефлексов.

Недостаточное или неправильное обучение на этом уровне может вызвать проблемы на последующих уровнях.

Магия. У каждого уровня развития есть свое представление о магии предметной области. Магия в каком-то смысле является идеалом уровня, но по факту этот идеал не реализуется. На уровне объекта и шага есть три подвида магии.

Первым подуровнем магии шага является магия желания. Она характерна для ситуации, когда человек еще не достиг номинального подуровня (то есть, еще не знает слов). Она выражается в немедленном результате даже без наличия действия. Эта магия часто характерна для женских романов. Результат просто случается в результате действий: либо благожелательной внешней силы, либо неких врожденных способностей. От человека не требуется понимать, как это происходит и даже делать что-либо для этого. В некотором смысле это идеал грудного ребенка: не нужно ничего делать, молоко в рот получается, когда надо, и подгузники меняется на сухой тоже, когда надо.

Некоторым усложнением этого уровня является магия действия. Какое-то простое действие приводит к немедленному результату. Примером такой магии является: постучать по дереву, перекреститься, скрестить пальцы, плюнуть через плечо, и т.д. Использование силы у джедаев из Star Wars где-то на этом уровне. Опытные джедаи комбинируют элементы в структуры более высокого уровня, но базовые элементы не меняются.

Еще более сложная магия – это магия слова. После того как мы поняли, как объект называется, у нас автоматически появляется возможность проводить все операции, связанные с этим словом. Если эта кошка, то ее можно гладить или дергать за хвост. Это представление о магии имен хорошо описано в цикле У.Л. Гуин «Земноморье». Этот же уровень магии так же используется в колдовстве палочкой в Гарри Поттере – человек машет палочкой, называет эффект, и получает немедленный результат (алхимия в Г.П. – это магия следующего уровня). Магия в компьютерных играх, как правило, этого уровня: простой триггер (нажатие на клавиатуре или мышкой) – немедленный результат.

Маркеры. Маркером этого уровня является сложность состыковывать действия для достижения результата. Человек может уметь делать все три действия по отдельности, но будет сильно путаться в порядке их выполнения.

Кризис. По теории, развиваться, находясь на этом уровне, можно бесконечно: можно все более точно распознавать атомарные входные стимулы и все более точно формировать атомарные реакции. Большинство животных живет на этом уровне. Но здесь есть определенные сложности. Не всегда что-то можно сделать с помощью одного атомарного объекта. Часто нужен инструмент для достижения цели.

В генах может быть заложено только ограниченное количество стимулов (безусловные рефлексы и инстинкты), остальное приобретается как условные рефлексы. Для большего различения стимулов и приобретения полезных реакций нужно большое время, а время жизни организма ограниченно.

Выходом из этого кризиса является уже следующий уровень: комбинации и рецепты.

 

Сочетания и рецепты

Далеко не все действия можно сделать за один шаг. И не все действия можно произвести только с одним объектом. Выходом является использование наборов объектов (сочетания) и последовательности шагов с возможными переходами по условиям (рецептов). В некотором смысле это универсальная стадия, так как любое действие можно расписать как последовательность шагов, дальнейшие стадии позволяют скорее, более эффективно составлять сочетания и рецепт, и транслируются в этот уровень.

На данном уровне появляются навыки организации последовательности шагов в единое целое. Человек не просто реагирует на текущий стимул, он реагирует в том числе и на то, в каком месте последовательности он находиться. Также разные объекты (даже одного типа) воспринимаются по-разному, в зависимости от их роли в рецепте (например, камень на который кладется орех, и камень, которым орех разбивают). И уже человек может реагировать на разные сочетания объектов.

Очевидно, что как-то работать на этом уровне можно, только если человек уже может различать объекты, вовлеченные в текущий процесс, и может с ними производить простые действия, требуемые для рецепта. Если этого еще нет, то скорее всего результата достичь не получится.

На этом мета-уровне шаги организуются в рецепты, а объекты – в сочетания (комбинации). Рецепт – это непроизвольная последовательность шагов, направленная на достижение цели. Непроизвольность означает, что в общем случае шаги переставлять местами нельзя (например, в рецепте приготовлении борща нельзя переставить шаги «порезать капусту» и «дождаться, пока овощи проварятся», но можно переставить местами шаги «порезать капусту» и «порезать лук»). Рецепт обычно работает с сочетанием объектов, соединяя и используя их для достижения цели.

Стадия рецепта является контекстом для шага. То есть реакция идет не только на непосредственно воспринимаемый стимул, но и на текущее положение в рецепте. Также реакция идет на комбинацию объектов, а не на один атомарный объект.

Важным элементом этого уровня является то, что рецепты создаются либо по аналогии (трансдукция), либо случайно.

У Пиаже – это дооперациональная стадия.

При изучении нового языка программирования – это изучение примеров и шаблонов использования конструкций языка, и в основном программирование делается с помощью копирования и вставки. При освоении управления автомобилем – это изучение конкретных маневров, которые вовлекают множественные элементы управления (например, упражнения на площадке). В шахматах – это освоение стандартных дебютов и эндшпилей.

На каждой стадии, начиная с этой, появляется своя математика. На данной стадии – это счет, именно просто счет, так как достаточно полная арифметика требует уже следующего уровня.

Исчерпание полезности этого уровня тоже неизбежно, так как внимание ограниченно и им нужно управлять. А ментальное пространство сочетания является плоским. И здесь нужно учитывать, что непосредственное и оперативное внимание человека ограниченно:

  • Непосредственное внимание «Число Миллера»: 7±2 – количество параметров которые человек может отслеживать в каждый момент времени.
  • Среднесрочное внимание «Число Данбара»: 100 – 230 – количество людей, с которыми человек может поддерживать отношения.

Это ставит сильные ограничения как на сочетания, так и на рецепты. Большие объемы на данной стадии освоения просто не воспринимаются. Соответственно, это сильно ограничивает сложность деятельности.

Примеры. В танцах, па – являются элементами этого уровня. Некоторые танцы этим и ограничиваются, создавая очень длинные последовательности действий. По факту танец может состоять из жестко зафиксированной последовательности действий. Сложные танцы XVII- XVIII веков, которые часто показывают в фильмах, являются пиком развития танцев на этом уровне. Групповые действия настолько скоординированы, что ошибка одного человека может сломать весь танец.

В живописи – это лубок. В скульптуре – для этого уровня характерны непропорциональные детали или преувеличение некоторых органов по размеру или количеству (например, большое количество или огромные женские груди).

Математикой этого уровня является арифметика. С числами производятся простые операции типа сложения, деления и умножения. Арифметика ограничена наглядными вычислениями «на пальцах».

Программирование фактически начинается с этого уровня, именно здесь появляется понятие последовательности шагов. Языками программирования этого уровня являются языки типа ассемблера, раннего Фортрана и Бейсика с номерами строчек (современный Visual Basic – это уже язык следующего уровня). Основной единицей организации программы является шаг, а программа целиком – это последовательность шагов. Так как это базовый уровень, то практически на любом языке программирования можно писать программы в стиле Фортрана, что даже вошло в поговорки.

Ценности. Центральной ценностью этого уровня является накопление. Общий принцип: чем больше – тем лучше (потом, правда, «горшочек, не вари», но это уже кризис данного уровня). Ресурсы позволяют производить больше продуктов, а большее количество продуктов позволяет производить большее количество ресурсов.

Производной ценностью являются также традиции, которые являются системой рецептов. Так как этот уровень еще не умеет самостоятельно создавать рецепты, то рецепты объявляются священными и, возможно, дарами богов.

Координация. Здесь тоже нужно рассмотреть координацию, основанную на консенсусе и координацию сверху.

Координация сверху – это работа под управлением непосредственного носителя рецепта, но до подчиненных доноситься только отдельные шаги. Например, «взяли бревно, несем к телеге, бросаем бревно на телегу, идем обратно». Такой способ управления применяется достаточно редко, когда кадры совсем уж мало квалифицированные. Фактически у команды получается работать на уровне рецепта, когда ни один из подчиненных не может справиться с задачей поодиночке.

Координация по консенсусу – это когда все участники знают рецепт и знают свою роль в этом рецепте. В маленьких компаниях часто происходит такой тип координации, все делают то, что заведено, и как заведено. Даже если достигается результат, не общепринятый способ достижения результата скорее осуждается.

Общество. На этом уровне существует племенное сообщество. Каждое племя является носителем традиции в форме рецептов. Эти рецепты часто зависят от конкретного ареала обитания племени. Инициация подростков происходит на конкретной священной горе, один источник – лечебный, другой – проклятый и пить из него не следует, но он может изгонять более слабых духов, которые вызывают прыщи на коже.

Племена практически не могут взаимодействовать и почти не смешиваются, так как каждое племя является носителем собственной системы рецептов, и рецепты другого племени скорее всего будут конфликтовать.

Сообществам этого уровня иногда приписывают экологическое мышление. К сожалению, это не совсем так. Текущая система рецептов обычно хорошо сбалансирована с местной экологией, часто путем естественного отбора, но при изменении производственных сил (например, появление огнестрела или хороших лекарств) или при резких климатических изменениях этот баланс нарушается, что иногда приводит к гибели племени.

В статье «Насилие и терпимость - Проблемы эволюции», А. Назаретян приводит следующий пример:

В 1970-х годах, по окончании вьетнамской войны, было обнаружено исчезновение крупного палеолитического племени горных кхмеров, тысячелетиями жившего на территории Южного Вьетнама. После взаимных обвинений в геноциде была организована международная научная экспедиция, которой удалось восстановить реальный ход событий. Как выяснилось, причиной гибели аборигенов стало то, что им в руки попали американские карабины. Освоив огнестрельное оружие и оценив его преимущества перед луками и стрелами, первобытные охотники за несколько лет уничтожили фауну и перестреляли друг друга, а оставшиеся в живых спустились с гор и деградировали в незнакомой социальной среде.

Этнографы, входившие в состав экспедиции, легко разобрались в этой печальной истории, поскольку аналогичные эпизоды многократно наблюдались в Азии, Африке, Америке и Австралии: гремучая смесь современной технологии с первобытной психологией подрывала жизнеспособность племен. В некотором смысле подобные эпизоды можно считать артефактами. Поскольку социум перескакивает сразу через несколько технологических фаз, события развиваются очень быстро и причинно-следственные связи легко реконструируются учеными по свежим следам. Иногда развитое общество успевает своевременно вмешаться и прервать трагический ход событий, но если этого не происходит, как в случае с горными кхмерами, сценарий реализуется до конца.

Племя является самым крупным объединением, которое может существовать на этом уровне. Союзы племен уже требуют мышления более высокого уровня.

Сообществ, которые управляются сверху на этом уровне, скорее не замечено, возможно, за исключением племени Ик, которое упоминалось в описании предыдущего уровня.

Этот уровень характеризуется управлением по консенсусу. Все взрослые участники знают систему племенных рецептов, и каждый из них может участвовать в делах племени. Этот уровень, как и другие последующие уровни управления по консенсусу, является коллективистским уровнем, так как участники взаимодействия находятся на приблизительно одном уровне интеллектуального развития, так что нет явного преимущества у управленцев.

Обучение. Задачей обучения на этом уровне является накопление рецептов и дальнейшее освоение шагов и объектов, нужных для рецептов. Этот уровень часто является начальным уровнем для обучения, где сразу начинают с рецептов и организуют изучение объектов и шагов в соответствии с рецептами.

Частой проблемой такого подхода к обучению является то, что уровень объектов и шагов не отрабатывается в достаточной мере, так что человек не может хорошо освоить этот уровень. Для преподавателей уровень шагов как правило настолько очевиден, что его просто забывают отрабатывать в достаточной мере у учеников.

Магия. Магия этого уровня – это ритуалы и алхимические рецепты. Например, алхимия в Гарри Поттере – магия этого уровня. Вызов демонов в результате ритуала – тоже магия этого уровня. В алхимии были элементы системы правил (что является элементом следующего уровня), но что интересно, эти системы правил были в основном нерабочие, выводы из этих правил никак не подтверждались экспериментами. В качестве примера можно вспомнить многочисленные попытки получить золото, смешивая желтое с тяжелым и блестящим.

Этот уровень подсознательно ищет нечто, позволит достичь сложных целей через убер (супер)-рецепты. Причем чем больше диспропорция между затратами и ожидаемым эффектом, тем лучше рецепт. Эти рецепты обычно даются откуда-то сверху (духи, древние цивилизации, божественное откровение, и т.д.).

Примером современной магии этого уровня являются заговоры, гадания (например, поиска суженного), молитвы, крещение, жертвоприношения, обряды инициации, и т.д. На практике, в живых остались магические рецепты, эффект которых неясен и слабо измерим. Например, пока никто не смог измерить эффект предсмертной исповеди на то, что происходит с душой после смерти (впрочем, никому пока не удалось измерить и душу и убедительно показать ее наличие при жизни или после смерти), хотя, наверно, можно предположить экономический эффект этого ритуала в контексте благосостояния церкви и ее служителей.

Маркеры. У этого уровня проявляется приверженность традициям, то есть конкретным шаблонам поведения. Здесь можно легко услышать фразы вроде «у нас так не принято», или «это не по понятиям».

Другим важным маркером является жадность и стремление к количеству. Например, идет оценка человека с точки зрения или накопленного богатства, или количества жен, или любовниц. При этом считается, что количество автоматически ведет к большему счастью (культ денег – наиболее абстрактное проявление этой идеи). Следующие уровни тоже используют количество как критерий оценки, но другие параметры, например, качество важнее. Так, заработанный миллион может оцениваться выше, чем унаследованный миллиард.

Кризис. Кризис этого уровня состоит из нескольких компонентов.

Рано или поздно встречается ситуация, когда нет подходящего рецепта. Можно построить что-то по аналогии, но не факт, что это заработает. То есть нет системы порождения и проверки рецептов.

Наивное накопление ведет к перекосу в ресурсах, и чтобы достигать целей, нужны соответствующие пропорции в ресурсах. Более того, хранение ресурсов и товаров само по себе требует ресурсов. Управление запасами на этом уровне пока невозможно.

Разрешением кризиса этого уровня является переход на следующий уровень: иерархии и правила.

Иерархии и правила

 

Выходом из кризиса уровня рецептов являются организация сочетаний в иерархические структуры и абстрагирование рецептов до правил. Следующий мета-уровень позволяет обобщать и части рецептов в правила и потом уже комбинировать правила вместе в готовые рецепты. Обобщение рецептов ведет еще и к обобщению объектов реального мира. Появляются концепции, которые включают в себя другие концепции. Например, животные – парнокопытные – коровы. Правила могут быть применимы не только к конкретным объектам и слабо оформленным предпонятиям, но к общим концепциям. Все это ведет к удивительной (по сравнению с предыдущим уровнем) компактности и универсальности.

В сочетаниях по факту некоторые элементы начинают играть роль ссылок на другие сочетания. Может быть достаточно много принципов организации иерархий:

  • объект – компонент
  • частное – общее
  • предок – потомок
  • начальник – подчиненный

Важным является выбор конкретного иерархического принципа и последовательное следование этом принципу. Для этого уровня является характерным поиск универсальной иерархии, которая объединяла бы всю реальность. Так, Бог для верующего является таким узлом во всеобщей иерархии, которому подчиняется абсолютно все: и цари, и море, и луна, и смартфон. Более того, законы природы мыслятся верующему законами, которые Бог навязал Природе, и соответственно святые мыслятся чиновниками, которые управляют своими линейными подразделениями (защита на море, исцеление от болезней, и т.д.). Чудеса – это соответственно божественный произвол.

Но если даже не брать религию, стремление к единой иерархии можно углядеть и в файловых системах. Современные файловые системы просто заставляют строить единую иерархию, и только когда используются достаточно продвинутые базы данных, мы выходим из ограничений единой иерархии. Впрочем, иерархическая организация – это огромный прогресс по сравнению с использованием сочетания как принципа организации файлов, когда все файлы складываются на десктоп или в корень диска «С:».

Правила уже позволяют работать не с конкретными объектами, но также с положением объекта в иерархической картине мира – классом объекта. Так, в правилах дорожного движения задаются ожидания поведения для произвольных автомобилей, и их не нужно уточнять для каждой модели машины отдельно. Можно также формулировать правила для всех животных, или только китовых, или только для рыб.

У Пиаже – это стадия конкретных операций.

При изучении языка программирования на этом уровне изучаются грамматика, семантика, и правила стиля. В шахматах – понятие позиции и стратегии. При обучении вождению – правила дорожного движения и принципы безопасного вождения.

Математикой этого уровня является алгебра и геометрия. То есть, сформулированы правила относительно чисел и фигур. Математика окончательно оформляется как способ рассуждать о форме высказывания в отрыве от содержания. Однако на этой стадии еще не сформулировано, что именно является правильным рассуждением, от него требуется только убедительность.

Этот уровень тоже достаточно быстро исчерпывает свою полезность. При его освоении строится достаточно большое количество иерархий, но потом появляется нужда связать их вместе. Пока человек находится на этой стадии, единственное, что приходит ему в голову, это построить супер-иерархию и определить универсальный набор правил (привет любителям онтологий!). Однако это не получается. Более того, не получается даже запихать книги по папкам в иерархической файловой системе та, чтобы было удобно искать как по автору, так и по теме книги, не говоря уже про поиск по названию.

Примеры. Примерами систем правил являются:

  • Техника безопасности на производстве
  • Заповеди библии
  • Уголовный кодекс

В танцах, это уже танцы, в которых общие принципы танца воплощаются в относительно свободные движения, которые учитывают реальное окружение (например, вальс).

В живописи, это классическая живопись, когда точно соблюдаются пропорции, перспектива и есть стремление к максимальному реализму произведения.

Математикой этого уровня является алгебра и геометрия. Уже есть возможность задавать и формулировать общие правила для вычислений. Можно задавать условие задачи через набор некоторых ограничений.

В программировании, это структурное программирование. Логическое программирование (язык Пролог) тоже относится к этой области.

Ценности. Центральной ценностью этого уровня является контроль. У человека на этом уровне понимания создается впечатление, что чем больше правил и чем точнее их исполнение, то тем лучше. Человек может жадно накапливать правила и устанавливать наказания и поощрения для них. Для воплощения контроля выстраивают иерархии, которые распространяют контроля от центра на весь мир.

Человек на этом уровне жаждет найти идеальный набор правил и выстроить идеальную иерархию, которая позволит воплотить эти правила в жизнь.

Координация. Типичным примером координации сверху является отдача приказов. Человек, владея некоторым пониманием системы, выдает рецепт, что нужно сделать. Типичным примером контекста такого общения является армия, где приказ – это основной элемент управления. Приказ содержит определенные шаги, которые нужно сделать. Но как правило, приказ намеренно опускает причину, по которой эти шаги нужно сделать (из соображений секретности). Это делает действия непредсказуемыми для противника, но также делает действия непредсказуемыми и для подчиненных, и подчиненные не могут исправить ситуацию, даже когда предположения, в рамках которых сделан приказ, уже нарушены.

Координации по консенсусу осуществляется за счет коллективного принятия правил поведения. Правила добавляются в систему достаточно произвольно, по мере осознания. Разные подгруппы могут накапливать разные наборы правил в зависимости от условий развития. Данная система управления является достаточно гибкой, и в ее рамках существуют достаточно большие организации, например, церковь. В рамках этой парадигмы на управление тратится некоторое время для согласования правил, но после согласования совместная деятельность является достаточно адаптивной. Та же церковь смогла распространить свое влияние на достаточно большие территории, управление которыми в рамках приказов было просто невозможно из-за задержек в передаче приказов.

Общество. Примером общества, которое демонстрировало разные формы координации на этом уровне, является феодальное общество. Крестьянство как основная производительная сила было на уровне рецепта, и управление было в основном по консенсусу. Феодалы нижнего уровня управляли путем конкретных приказов и судебных решений (что является примером координации сверху правило → приказ). Ранние монархии также управлялись путем ситуационных приказов без четкого законодательства. После того, как число феодалов в ранних монархиях превысило число Данбара, стали формироваться четкие многоуровневые иерархии и законы (абсолютистские монархии), и в конце концов соблюдение законов стало требоваться от всех, даже от монархов (конституционные монархии). Церковь распространяла общие правило по всей контролируемой территории, и ее влияние стало резко падать, когда монархии тоже перешили к управлению по правилам.

Системы этого уровня очень стабильны, что является их благословением и проклятьем. Это первая система управления, которая позволяет распределенное управление и позволяет выйти за пределы числа Данбара. Но с другой стороны, отмена принятых правил происходит с большим трудом, так как нет критериев оценки правил. У групп этого уровня относительно хороший и распределенный иммунитет к изменениям.

Обучение. Обучение на этом уровне происходит за счет накопления правил. Эти правила могут противоречить друг другу (особенно в интересных частных случаях), но обычно набор правил стараются поддерживать в целостности.

Правила неразрывно связаны с рецептами, и очень важно поддерживать не только правила, но и зону их применимости в виде рецептов. Правила становится возможным использовать только после того, как будет наработан навык отображения их в рецепты.

Правилу нужно пройти через барьер существующих правил. Новое правило не должно заметно противоречить существующим и должно быть подтверждено некоторым авторитетом. В крайних случаях привлекается абсолютный авторитет (например, Бог), который обосновывает наиболее важные для общества правила. В более простых случаях, это монарх или парламент.

Магия. Это уровень, когда наивная магия начинает потихоньку разрушаться и появляется понимание, что бесплатных чудес не будет.

В алхимии было достаточно много правил по поводу преобразования веществ, но с точки зрения современного понимания химии эти правила в основном не работают. Сейчас даже популярна гипотеза, что эти правила на самом деле были правилами преобразования человека, а не реальными правилам преобразования веществ.

Чудеса становятся обусловленными и несколько менее демократичными. Например, святые делают общественно полезные чудеса (но для некоторых индивидуально-вредные), так как следуют некому кодексу поведения. Также появляются идеи, что если последовательно нарушать эти правила (например, вешать крест верх ногами), то можно совершать общественно-вредные (но индивидуально полезные) чудеса. Другим проявлением магического мышления этого уровня являются иерархии сверхъестественных существ (вроде ангелов и демонов в христианстве). Человек пытается решить свои проблемы за счет обращения к правильному уровню сверхъестественной иерархии в соответствии с заслугами и ценой.

Более современный пример магии этого уровня – это вера в некую систему законов, которые сделают всех счастливыми (после того, как будут расстреляны те, кто не соблюдают законы). Примером является вера в безусловную полезность законов Шариата. Современные неомонархисты тоже придерживаются идеи, что установление монархии и соблюдение законов решит все проблемы России (после целительных расстрелов, конечно же). Ярким примером такой веры в фантастике являются произведения Злотникова. Диктатура закона – тоже этот подход.

На этом уровне человек еще слабо различает законы природы и законы, созданные людьми. Так что другим примером магии этого уровня является возможность устанавливать законы природы. Данный вид магии достаточно часто случается в фэнтези, где описываются божественные или полу-божественные сущности, которые меняют законы реальности.

Маркеры. Основным поведенческим маркером этого уровня является оценка всего с точки зрения порядка. Прослеживается тенденция постоянных призывов к увеличению порядка. В случае проблемы первая реакция у человека – это попытка добавления нового «универсального» правила.

Также прослеживается несколько формальное следование правилам. Для человека важно следовать букве правила, даже если это доставляет неудобство, и даже если это противоречит причине, по которой правило было введено. Так, ребенка могут забрать из семьи, несмотря на то, что это сделает его более несчастным.

Кризис. Кризис уровня правил – это избыток правил без четких критериев отмены и оценки. Все большее количество правил приводит к тому, что эти правила становится невозможно соблюдать. Более того, в системе правил накапливаются скрытые противоречия, которые срабатывают только в некоторых ситуациях. Эти противоречия пытаются разрешить введением новых правил, что только усугубляет ситуацию.

Современная юридическая система – это пример такого кризиса. Нет людей, которые бы знали все законы, даже юристы знают лишь свой небольшой участок работы в соответствии со своей специализации. Когда возникает новая проблема, создается новое правило, которое по ожиданиям должно решить проблему «в общем». Но решение «в общем» часто является контрпродуктивным в конкретных частных случаях или создает дисбаланс между интересами разных групп. Примером является патентное законодательство, которое создает искусственные монополии на воплощение знания.

Разные группы достаточно быстро обнаруживают способы либо обходить правила, либо лоббировать правила в свою пользу. После принятия закона парламентом правило становится «священным» и «универсальным» без учета конкретного вреда или пользы в ситуации, где оно применяется. Это создает новые проблемы, которые пытаются решить внедрением новых правил с еще менее предсказуемыми последствиями из-за взаимодействия с другими правилами.

Жесткие иерархии – это другой источник кризиса, системы этого уровня пытаются выстроить единственно верную иерархию по простым критериям. Это может быть происхождение, богатство, или что-то еще. Данный критерий считается самым важным, или более важным, чем другие. Все другие положительные качества привязываются к этому критерию (например, благородство и происхождение). Но в разных ситуациях – важны разные критерии. Попытки втиснуть мир в одну универсальную иерархию заканчиваются неудачей, часто «решением» является построение новой иерархии с новым критерием оценки, и этот критерий часто лучше работает в зоне кризиса, но хуже работает там, где хорошо работал предыдущий критерий.

Примером такого кризиса является кризис монархий и феодальных иерархий, которые пыталась приписать к происхождению способность командовать и управлять. Пока обучение было очень дорогим, это как-то работало, так как чем больше ресурсов, тем больше возможности для обучения. Но достаточно быстро это перестало работать, поскольку появилось достаточно много людей, способных к управлению, но с «неблагородным» происхождением. Частично они ушли в купцы и там уже организовались в более гибкие иерархии по критерию богатства, что и привело позже к перехвату власти в процессе буржуазных революций.

Кризис этого уровня иногда вызывают искусственно в виде «итальянской забастовки». Люди просто начинают следовать каждой букве правил. Формально придраться к не к чему, но работа не движется.

 

Модели и метаправила

Накопление правил и жестких иерархий полезно вплоть до некоторого момента, после которого начинают накапливаться противоречия между правилами и системами иерархической классификации. Выходом из этого является отказ от попыток установить общий и универсальный набор правил и отказ от однозначного соответствия между описанием и миром. Для преодоления проблем уровня иерархии и правил вводятся модели (иерархии и разноплановые отношения) и метаправила (правила по поводу правил).

Модель – это упрощенное многомерное описание реальности, где выделены значимые объекты и отношения, и каждый из объектов описан в виде набора свойств (эти свойства являются не сутью, а внешним описанием). Типичным примером моделей являются географические карты (например, физические карты, карты распределения населения, и т.д.). В модели есть объекты, отношения и иногда правила изменения модели (правила игры).

Модель добавляет дополнительные классы отношений между элементами помимо иерархического принципа. В сознании появляются многочисленные горизонтальные связи между элементами. Если на предыдущем уровне такие связи воспринимались как неприятные исключения, которые хорошо бы заключить в общую иерархию, то на этом уровне и иерархические связи воспринимаются как специальный случай горизонтальных связей.

По возможности из модели убирается время как самостоятельная сущность. И есть несколько общих подходов к тому, как со временем справиться:

  • Модели пытаются анализировать в терминах инвариантов, аксиом, равновесия, неподвижных точек и т.д. То есть, с точки зрения аспектов модели, которые не изменяются во времени.
  • Для непрерывных моделей (например, физика Ньютона) время моделируется скорее как псевдо-пространственное и по возможности обратимое измерение, то есть оно воспринимается как набор точек, а не как нечто, со своими свойствами. Хорошей метафорой этого подхода является кинолента.
  • Время может моделироваться как последовательность реальных ходов, выбранных из пространства возможных, в соответствии с правилами игры. Этот подход популярен в математическом моделировании в общем, и в теории алгоритмов в частности.

Метаправила – это правила, примененные к правилам. Например, контракт – это список правил, которое участники согласились выполнять. А контрактное законодательство регулирует виды контрактов и указывает способ интерпретации контрактов. Математическая логика – это правила, применяемые к математическим высказываниям. А критерий фальсифицируемости Поппера – это метаправило относительно формулировок гипотез (которые обычно являются правилами или метаправилами).

Метаправила – это динамический инструмент данного уровня. Метаправила позволяют рассуждать о правилах и формировать правила. Они также позволяют осуществлять трансляцию из одной модели в другую. Частным примером метаправил являются критерии оценки.

Отличие метаправил от простых правил – это то, что они позволяют делать заключения по поводу правил. Суждение о законности какой-либо деятельности – это обычно суждение на уровне правил. Суждение о конституционности какого-либо закона – это обычно суждение на уровне правил, хотя иногда затрагивается уровень метаправил. Суждение о правильности и справедливости закона – это обычно суждение на уровне метаправил. В каком-то смысле на уровне правил человек пытается работать с буквой закона, а на уровне метаправил – с его духом.

Суждение о правилах обычно производится в соответствии со следующими элементами:

  • моделями
  • правилами
  • другими метаправилами
  • критериями (истинности, справедливости, выгоды, и т. д.)

По Ж. Пиаже – это стадия абстрактных формальных операций. Ж. Пиаже считал данную стадию финальной стадией развития человека.

Исчерпание полезности этого уровня происходит далеко не сразу, и многие не успевают дойти до пределов этой стадии. На этой стадии человек стремится найти неподвижную точку моделей. Идет постоянный поиск модели, которая объяснит все, причем, в идеале; эта модель должна за конечное число шагов как восстанавливать прошлое, так и предсказывать будущее. Еще не все утратили надежду на теорию всего. Однако термодинамика практически убила мечту о восстановлении прошлого, а нелинейная динамика на предсказание будущего. По факту, в достаточно точных моделях быстро появляются циклические зависимости, которые разрушают предсказуемость. Менее точные модели дают неточные предсказания, а более точные становятся настолько сложными, что предсказания становятся непонятными, непроверяемыми, и все еще неточными.

Например, Warren Thorngate это сформулировал Так: «Теория социального поведения не может быть одновременно: общей, простой, и точной». И действительно, именно в социальных системах подход уровня моделей и метаправил дает первые серьезные сбои.

Другой проблемой является трансляция из одной модели в другую. Например, между моделями физики и биологии. Так как любая модель не является точным отображением реальности, модель является приближенной к реальности только в некоторой области рассуждений. Для любой модели, делая из нее логические выводы, мы рано или поздно уйдем из области применимости модели.

Примеры. Наиболее ярким примером этого уровня является современная наука. В науке важны не просто правила, но и путь, которым они были достигнуты, включая критерии истинности и исходные данные для выводов. Есть процедуры для отказа от гипотез и их проверки.

Примером системы метаправил является математическая логика, где мы можем рассуждать о теоремах, аксиомах, и правилах вывода (которые часто принадлежат уровню правил). Важным достижением этого уровня является возможность формирования правил в соответствии с явными критериями. Например, коммерческий контракт может формироваться по критерию взаимной выгоды.

В танцах, здесь уже больше свободы и импровизации. Одним из ярких представителей этого уровня является контактная импровизация.

В живописи, здесь представлены импрессионисты. В этих картинах впечатление, создаваемое картиной (критерий), более важно, чем следование формальным правилам и точности.

Математика этого уровня – это математический анализ и математическая логика. Математика – это искусство работы с формой высказываний в отрыве от их смысла. В этом смысле, математическая логика — это вершина современной математики. Она позволяет формально работать с формой формальных преобразований. Но она не отвечает на вопрос, почему формы именно такие.

В языках программирования есть два подхода, которые попытались достичь этого уровня: это функциональное и объектно-ориентированное программирование. Функциональное программирование попыталось достичь этого через работу с метаправилами, объектно-ориентированное – через работу с моделями. Было достаточно быстро обнаружено, что один поход в целом выразим через другой, и наоборот. Происходят попытки синтеза этих двух подходов (например, Scala, Ruby, F#). В программировании появляются также генераторы кода, связка компонент-контейнер, и управление поведением через критерии (например, аннотации в Java и .NET, или описание компонент в XML). Подход соглашение-перед-кофигурацией (convention-over-configuration) тоже принадлежит этому уровню.

Ценности. Основной ценностью на этом уровне является понимание (практическая модель, с понятным смыслом). Человек стремится расширить свою область понимания и готов работать с разными и, возможно, противоречивыми моделями. Важным моментом является то, что он стремиться расширить именно область понимания, а не формального знания. Знание может быть отвергнуто, если за ним не будет чувствоваться понимание (в качестве примера можно привести бунт против философии).

Эта ценность может быть направлена как вовнутрь, так и вовне. Во внутреннем мире это приводит к жажде знания. Когда эта ценность направленна вовне, то появляется желание распространить свое понимание на других и появляется принятие различий в окружении. Есть даже неприятие искусственного заглаживания различий, так как восприятие все более тонких различий – это сила данного уровня. Понимание ведет к определенной степени доверия между участниками, если есть уверенность в том, как будет действовать другой человек. При этом не нужно контролировать каждый шаг человека или заключать формальный контракт.

Координация. Координация сверху – это когда человек создает наборы правил под ситуацию в соответствии с некоторыми ситуационными критериями и своими моделями реальности. Эти критерии и модели часто не полностью осознаются. Коллективная деятельность организуется с использованием локальных наборов правил, которые созданы поверх глобальных. В современной коммерческой деятельности – это контракты и уставы. Наличие контрактов и уставов в организации само по себе не означает, что организация соответствует этому уровню. Для соответствия требуется, чтобы контракты и уставы реально использовались как инструменты управления и координации деятельности, а не просто лежали в папке на сервере.

В координации по консенсусу нет жесткого набора правил, и иногда кажется, что ситуация никак не управляется. Есть консенсус в понимании мира и консенсус в оценке правил деятельности. Данный тип координации позволяет большой уровень децентрализации и адаптацию подгрупп практически к любым условиям. Другой вопрос, что при управление этого типа пока не признается государственными структурами. Официально признаются только управленческие акты более низкого уровня: законы, контракты и приказы.

Примером такой координации по консенсусу является современная мировая наука как целостное явление. Государственные институты вводят правила научной деятельности, но эти правила не отменяют принципы научной деятельности. Более того, государство в научных кругах воспринимается несколько амбивалентно. С одной стороны, это источник ресурсов и организатор научной среды, с другой стороны, это источник препятствий и ограничений (в том числе в виде секретности, политики, запретов и навязывания выводов и т.д.). Глобальное научное сообщество оказалось достаточно устойчивым по отношению к государству, и оно со временем отторгало и навязанные цели, и навязанные выводы.

При координации по консенсусу на уровне метаправил есть несколько пренебрежительное отношение к букве закона. Однако это отличается от неспособности следовать правилам. Если цель принятия закона признается человеком, то он скорее будет действовать в соответствии с духом закона, а не буквой.

Общество. В современном обществе этот уровень достаточно распространен. Контракты – это один из основных способов взаимодействия коммерческих организаций, хотя в случае мелких организаций использование контрактов часто имеет место для галочки (использует однажды придуманный типовой контракт). Управление при помощи правил, когда внутренние правила рассматриваются как управленческий инструмент и регулярно оцениваются с точки зрения бизнес-модели, – это достаточно частая практика в крупных организациях (так называемая оптимизация бизнес-процессов).

Договоренности на уровне метаправил, моделей и критериев оценки встречаются пока только в некоторых нишах, например, в науке. По косвенным признакам управление по консенсусу по метаправилам применяется в некоторых компаниях по производству ПО: Google, Valve. Во время кризиса по косвенным признакам компания Google откатилась на один уровень назад и стала управляться через контракты и правила.

В настоящее время согласование моделей и метаправил – это достаточно долгий процесс, и пока не наработаны механизмы быстрого согласования. Организации, которые работают или работали на этом уровне, поступают проще. Они сразу нанимают народ, который соответствует им по метаправилам и моделям. Например, Google имеет развитую систему собеседований, где собеседования проводят непосредственно те люди, которые в будущем, возможно, будут работать вместе с кандидатом. И они отвечают на один простой вопрос: хотят они работать вместе или нет. Причем даже один ответ «нет» означает, что кандидат не подходит. В качестве последнего фильтра на результаты и резюме каждого кандидата смотрит руководитель компании. Хотя этот механизм подходит для изолированных организаций, он не подходит для общества в целом. И для перехода к нему будут нужны механизмы быстрого согласования моделей и метаправил.

Обучение. Обучение этого уровня происходит по двум направлениям. Первое направление – это освоение критериев оценки правил и способов создания новых или изменения существующих правил. Очень важным является поддержка систем правил с их обоснованием. На этом уровне есть понимание, что правило без обоснования – вредно. На предыдущем уровне было принято, что правило из неавторитативного источника неприемлемо.

Другое направление – построение многослойной и по возможности непротиворечивой модели мира. Эта модель в идеале должна позволят принимать оптимальные решения.

Магия. Магия этого уровня встречается достаточно редко. Не зря этот уровень называется рациональным. Но здесь тоже есть свои виды магии.

Примерами носителей магического мышления данного уровня являются либертарианцы, которые верят, что если убрать государство, то наступит полная самореализация человека, так как пропадут искусственные и не оптимальные ограничения. При этом они забывают про ту инфраструктуру, которую поддерживает государство и которая позволила им достичь своего уровня мышления. Либертарианцы не осознают, что любая государственная система, которая будет создавать для них приемлемые условия, будет иметь такие ограничения. Классические либералы все-таки пытаются подобрать идеальную систему законов.

Вера в «невидимую руку рынка» – это тоже пример магии данного уровня. Люди верят, что если у всех будет общий критерий оценки (максимальная прибыль), то это позволит достичь максимального богатства для максимального количества людей. Примером являются книги экономистов и фантастика Хайнлайна.

Вера в то, что если бы все люди были рациональными, то наступило бы всеобщее счастье, тоже относится к магическим представлениям этого уровня. В фантастике это выражается в обучающих девайсах, мощном искусственном интеллекте, и прочих чипах, которые позволяют поднять интеллект. Примером являются книги А. Горькавого из серии «Астровитянка».

На этом уровне время еще не воспринимается как значимое, и здесь есть иллюзия, что можно выстроить некоторую совершенную структуру, которая будет жить вечно в состоянии равновесия. Такие идеи как наука, рынок и демократия воспринимаются не как фазы развития общества, а как нечто вечное, что будет существовать в этой форме всегда. Текущая фаза развития воспринимается как почти совершенная (с некоторыми недостатками, над которыми работают), а предыдущие фазы развития воспринимаются как заблуждения или отсталость. В фантастике это проявляется как идея, что если методы современного рынка или науки привнести в средневековье, то там сразу общество подтянется. Особенно это распространено в жанре альтернативной истории.

Другим примером магии являются супер-модели. Это в основном встречается в фантастике, когда нечто позволяет создать определенную научную теорию, которая позволяет принимать сверх-оптимальные решения.

Маркеры. В тех областях, где человек дошел до этого уровня, имеется определенное доверие к себе и принятие себя. Человек не стремиться казаться лучше, чем он есть на самом деле. Человек даже иногда тяготится ситуациями, где это приходиться делать. Похвала иногда воспринимается с искреннем недоумением, так как человек делает то, что очевидно в соответствии с его моделью реальности, и он не замечает своей роли как проводника моделей.

Для этого уровня характерно доверие интуиции и призывы доверять интуиции при суждениях. Это первый уровень, где интуиция на самом деле относительно стабильно работает, так как есть практичные модели реальности, на которых решения просто «видно». На предыдущих уровнях «интуиция», как правило, приводит к неудаче с очень редкими успехами.

Кризис. У данного уровня есть свои ограничения и свои кризисы. Большинство проблем этого уровня можно наблюдать на примере западного общества. Однако уровень обладает универсальной объяснительной способностью, так что его ограничения легко рационализируются. Ж. Пиаже не просто так считал его последним уровнем развития. При желании можно не замечать проблем сколь угодно долго.

Ключевой проблемой этого уровня является мышление в ациклической логике. Рассуждение строится как дерево посылок с примененными правилами вывода относительно модели. Для этого должны выполнятся следующие условия (которые достаточно редко встречаются):

  • Модель должна быть на момент рассуждения достаточно полной (в ней не должно быть пропущено важных факторов).
  • Модель не должна быть избыточной (каждый новый фактор увеличивает риск комбинаторного взрыва при рассуждении).
  • Цели рассуждения и критерии оценки решения должны четко осознаваться.

Одной из самых больших проблем этого уровня является согласование моделей и критериев оценки. У разных людей – разные модели реальности, и каждая модель является обоснованной опытом человека. То же самое с критериями оценки. Можно пытаться согласовывать модели, но модели часто имеют неустранимые противоречия.

Попытка выбрать каноничный набор моделей и объявить остальные ересью наталкивается на понимание, что другие карты реальности тоже отражают реальность. И в некоторых условиях даже более оптимальны, чем карты из канона. Здесь со временем появляется понимание, что и критерии оценки тоже субъективны.

Есть еще одна тонкая проблема. Пространство выводов каждой теории отличается от реальности, и чем дольше цепочка выводов, тем больше расхождение. Это будет случаться по крайней мере из-за погрешности измерений. Теория может соответствовать практически идеально для задачи, для которой эта теория разрабатывалась. Для других задач может быть более оптимальной другая теория.

theories-reality

Примером могут служить разные психологические теории, которые мало согласованы друг с другом. Еще меньше согласованности, когда дело доходит до практики. Психоанализ, системные расстановки и гештальт-терапия очень непохожи друг на друга, но эти модели как-то работают в своих областях применения.

Попытка признать все карты «правильными», и что «каждый живет в своей реальности», тоже не приводит к успеху, так как в этом случае на общее понимание невозможно опираться при совместной деятельности. Усилия не являются согласованными, и ситуация напоминает классическую басню про лебедя, рака, и щуку.

Так, исламский фундаменталист не признает в качестве приемлемой модель реальности христианского фундаменталиста, и наоборот. Более того, они воспринимают свои представления как окончательную истину, а не как возможные моделей реальности. На этом уровне конфликт слабо разрешим, ибо здесь нужно работать с понятием развития, которое очень плохо укладывается в статичные модели.

Другой проблемой, не решаемой в рамках данного подхода, является проблема влияния наблюдателя на наблюдаемое. Этот эффект делает очень сложным объективное познание мира. Более того, любое принятое решение изменяет ситуацию (часто непредсказуемым способом), и цепочки идеально выверенных решений приходится корректировать.

Еще одной проблемой этого уровня являются работающие, но субоптимальные решения. Несмотря на то что решение достигает своей цели, у этого решения есть свои недоработки, избыточные затраты, которые сознательно игнорируются, так как не влияют заметно на качество результата.

 

Системы и взаимодействия

Многие проблемы предыдущего уровня возникали в результате чрезмерного упрощения моделей. На уровне моделей и метаправил можно работать только с ограниченным набором зависимостей, и наличие циклических зависимостей и временных ограничений создает особо сложные проблемы для анализа. Достаточно большой набор понятий был наработан для снятия этих ограничений в частных случаях: принцип равновесия системы, понятие неподвижной точки, понятие аттрактора. В этих частных случаях о сложных циклических зависимостях можно рассуждать в терминах линейной логики. Однако потенциальная мощь уровня моделей и метаправил приводит к ситуациям, которые уже нельзя «разрулить», используя мета-инструменты того же уровня.

На новом уровне мышления человек начинает воспринимать мир как взаимосвязанную систему. Циклические зависимости воспринимаются как естественная часть мира, а неполные циклы скорее указывают на недостаточно полно проведенный анализ. Отношения воспринимаются не как самостоятельные объекты, а как текущие проекции происходящих взаимодействий. Даже сами объекты воспринимаются как волны поверх реальности, складывающиеся в комбинацию, которая живет достаточно долго для восприятия ее как единого целого.

Если в подходе моделей и метаправил для достижения цели нужно было наиболее полное понимание ситуации, так как непонятно, какие именно факторы влияют на модель (и соответственно на процесс управления), то после осознания системной динамики мира, появляется возможность выделить ключевые элементы данной ситуации. И даже влияние наблюдателя на наблюдаемое явления из досадной помехи становится инструментом управления со своими преимуществами и ограничениями.

Это последняя стадия, более-менее освоенная нашей цивилизацией. Как и на предыдущих стадиях, то, что было проблемой на предыдущем уровне, становится инструментом на новом уровне.

Циклы обратной связи, которые не давали работать с моделью, на этой стадии являются инструментом управления. На стадии моделей человек пытается управлять системой на основании предсказаний. Однако для более-менее сложной ситуации это невозможно. И к сожалению, социальная деятельность является именно такой ситуацией. Поэтому в социальных системах больших результатов достигает не чистый наблюдатель, а чистый деятель (если есть и то, и другое – то результат, конечно, будет лучше). Если запустить процесс, то им можно в процессе как-то управлять, а если попытаться семь раз отмерить (а потом перепроверить каждое измерение по семь раз), то можно и умереть с линейкой в руках. Человеческие инстинкты позволяют более-менее справляться с такими ситуациями, но для осознанного взаимодействия как раз нужно системное понимание.

На системном уровне более-менее решена задача трансляции моделей. Модель воспринимается не как вещь устроена на самом деле, а как некоторый пульт к черному ящику. Системные свойства складываются из взаимодействий внутри ящика и фильтров восприятия наблюдателя.

Потенциал этого уровня пока не исчерпан, и еще даже непонятно как его исчерпать. Проблемы у системного подхода, несомненно, есть, но пока еще не ясно: эти проблемы вызваны ограничениями самого системного подхода или неумелым его использованием.

Примеры. Большинство интегральных эволюционных теорий и подходов являются проявлением этого уровня.

Математика этого уровня еще недостаточно проработана. Началом является общая теория систем и кибернетика. Но они плохо формализованы, чтобы считаться полноценными областями математики. Например, в общей теории систем пока недостаточно отделены форма и содержание рассуждений, сама теория систем пока еще не рассматривает себя с системной точки зрения и не описывает системные взаимосвязи, которые бы описывали порождение теории систем. Однако такое описание, по-видимому, является необходимым для математики этого уровня.

Языков программирования с элементами этого уровня практически нет. Некоторые технологии типа «dependency injection», облачные вычисления, или SOA являются проявлением идей этого уровня, однако эти подходы являются пока только началом осознания системных принципов в разработке ПО. Одной из потенциальных возможностей полноценного освоения этого уровня является решение проблемы эволюции систем.

Ценности. Ценностью этого уровня является согласованность. Иногда это качество еще называют красотой или изяществом. Есть стремление выстроить отношения так, чтобы они сами по себе создавали гармоничную систему.

Координация. Координация на этом уровне достаточно большая редкость. И редко можно найти компанию, которая действительно работает на этом уровне. Чаще это случается в форме внешних компаний-консультантов, которые используют системный анализ или интегральные походы.

Координация сверху осуществляется в виде формирования критериев оценки и создания конституции организации, в соответствии с которой выстраиваются бизнес-процессы. Например, результаты такой деятельности могут выражаться в форме создания KPI (key performance indicators – ключевые показатели производительности), однако использование KPI – это деятельность уровня метаправил.

По теории координация по консенсусу происходит в виде коллективного согласования системной организации, всеми участниками организации. Однако примеры такого управления практически не встречаются или не задокументированы публично как таковые. Этот тип управления предъявляет настолько высокие требования к участникам, что даже не понятно, как собрать такую группу людей, где этот тип управления станет возможным. Возможно, Римский Клуб начинался как активность этого уровня, но уровень деятельности быстро свелся к работе над моделями с линейной причинностью.

Общество. Интегральное движение в целом может рассматриваться как пример зачатка общества, координируемого сверху. Координация осуществляется скорее на уровне моделей реальности, но уже есть понимание системной природы развития, и модели порождаются из этого системного понимания. Общество, которое бы координировало свою деятельность за счет консенсуса по системам, пока сложно представить.

Обучение. Обучение на этом уровне происходит за счет распознавания взаимосвязей и умения выстраивать нужные взаимосвязи с нужными эффектами развития. И уже после этого выстраиваются подчиненные системы критериев и метаправил.

В настоящее время для этого уровня доступно большое количество обучающих материалов, позволяющих достаточно быстро освоить теорию. С практикой немного сложнее. Имеются попытки выделить этот уровень в отдельную профессию (системный аналитик), что скорее всего к успеху не приведет, так как кроме теоретического понимания требуются навыки работы с системами, для чего требуется проработка предыдущих уровней в данной области. Без этого, применение системного подхода не будет работать, поскольку создаваемые описания систем не будут соответствовать реальности.

Маркеры. Один из маркеров этого уровня – обоснование через каузальные циклы, а не через заданные отношения. Если цикл не полный, то человек пытается найти, как именно он замыкается.

Магия. Управляемый хаос – это один из магических подходов этого уровня. Базовая идея состоит в том, что если перевести систему в состояние хаоса, то она станет более чувствительна для управляющих воздействий. Здесь есть смешение причины и следствия. Максимально управляемая система является неустойчивой, но не всякая неустойчивая система является управляемой в нужном направлении. Например, в соответствии с этой теорией были разрушены светские авторитарные структуры в Азии и Африке, и государства были искусственно переведены в состояние неустойчивости, но переход был осуществлен не в сторону демократии (более сложный аттрактор), а в сторону теократического государства (более простой аттрактор).

«Системный подход» иногда понимается как создание наиболее полной модели, которая затрагивает максимальное количество связанных факторов. Согласно этой модели, оказываются комплексные воздействия на реальность. Но, как правило, такие воздействия заканчиваются неудачей либо из-за игнорирования негативной обратной связи, либо из-за конфликтных воздействий. Один из признаков магического варианта «системного подхода» – это борьба за все хорошее и против всего плохого. При реальном системном подходе, «плохое» скорее воспринимается как проявление негативной обратной связи, чем как нечто, вызванное злыми намерениями.

Кризис. Кризисы этого уровня еще не до конца ясны. Еще не до конца ясно, какие из проблем системного подхода вызваны недостаточным его развитием, а какие требую для решения освоения нового уровня инструментов сознания.

Один из возможных факторов непреодолимых на этом уровне, – то, что согласованность приводит к тому, что создаваемые системы оказываются достаточно хрупкими. Они работают в тех условиях, для которых они создавались, но при изменении условий они перестают работать. Стремление к внутренней согласованности приводит к рассогласованию с неучтенными факторами среды. По теории, переход на следующий уровень – это создание парадигм, которые изменяют среду так, что согласование и порождение систем происходит «естественным» способом.

Можно сомневаться, что следующим уровнем будут именно парадигмы, поскольку не видно, что там можно сделать такого, что нельзя сделать на уровне систем. Вообще, изменения в парадигмах описываются как вызванные системными факторами изменения уровня моделей.