Что мы можем знать

17 Ноября 2012

– Голубчики, – сказал Федор Симеонович озабоченно, разобравшись в почерках. – Это же проблема Бен Бецалеля. Калиостро же доказал, что она не имеет решения.

– Мы сами знаем, что она не имеет решения, – сказал Хунта, немедленно ощетиниваясь. – Мы хотим знать, как ее решать.

– Как-то странно ты рассуждаешь, Кристо... Как же искать решение, когда его нет? Бессмыслица какая-то...

– Извини, Теодор, но это ты очень странно рассуждаешь. Бессмыслица – искать решение, если оно и так есть. Речь идет о том, как поступать с задачей, которая решения не имеет. Это глубоко принципиальный вопрос...
Аркадий и Борис Стругацкие. «Понедельник начинается в субботу»

 

Те, кто дочитают эту статью до конца, будут приятно удивлены. Им представится возможность взглянуть на свою жизнь по-новому. Конечно, далеко не все воспользуются этой возможностью. Но особо одаренные сумеют извлечь из предлагаемой нами модели немало выгоды для себя. Впрочем, именно они и дочитают статью до конца.

 

 

 

В поисках истины

Пространство без материи как геометрическое понятие

Современная физика изучает движение материи, которая изменяется от скорости, движение в пространстве, которое искривляется, и движение во времени, которое относительно. Эти достижения физико-математической мысли навевают вопрос: а где та объективная реальность, которая изучается, и с помощью каких неизменных инструментов она изучается? Где тот фундамент, на котором физика стоит? А стоит она на путаных представлениях о пространстве и времени и смутных представлениях о материи. Главная трудность состоит в том, что удовлетворительного определения пространству, материи и времени так и не дано. Исписано по этим понятиям необозримо много, признанного результата нет, а надежда на успех не покидает проницательные умы.

Возьмем пространство, существование которого, с одной стороны, не подлежит сомнению, но слово «существование» к которому, ввиду нематериальности геометрического понятия, применять нельзя. Существование чего, пустоты? К тому же само слово «существование» – длительное наличие – «молча» подразумевает «существование» с теми же оговорками и времени, о котором мы пока ничего не знаем, обсуждение которого хотелось бы поставить в очередь на «потом», и обойтись без которого уже не можем. Пространство не существует как объект, которым можно манипулировать, приписывать ему или изучать его свойства. Ничего, кроме свойства протяженности и пустоты, пространство не имеет, но существует как объективная природная данность. Межу тем современная теоретическая физика, а вслед за ней и философия, вкладывает в это слово понятие объекта, состояние или свойства которого зависят от присутствия в нем тел или от движения в нем наблюдателя. Сами физики разделяют пространство и материю в нем.

Выверт о смысле слова «существование» отражает здесь попытку разделения непересекающихся по своей природе понятии пространства, материн и времени, в то же время показывает, что эти понятия не являются независимыми в том смысле, что мир невозможен и не представим при исключении из «бытия» хотя бы одного из этих понятий. Даже пояснения их смысла нельзя разнести. Материалистическая мысль, не напрягаясь по пустому, не дала определений пространству, материи и времени, а лишь дала понять, что содержательное их определение осталось за гранью возможного. Только объективно-реальные формы бытия, без предоставления места для мистики.

В случае с пространством познание затруднено тем, что пространство – место «внешнего мира» и его отражение в человеческой голове – безматериально. Безматериальность пространства не означает пустоту или бессмысленность самого понятия, как мы не считаем бессмысленным множество иных абстрактных, в частности, математических, идеальных понятий, но с физическим смыслом (скорость, температура). Но пространство внешнего мира заполнено реальной материей, а его отражение в человеческой голове как-то отражено в состоянии элементов мозга. Воспроизведение этого отображения связано с некими процессами в пока непознанном мозгу. Если теперь последует возражение о нематериальности отображения, то это будет спор о том, как мы помним и вспоминаем, и современный физик (с весьма подозрительными представлениями о материи) пока бесполезен в этом споре.

Должно быть ясно, что уже с попытки определения понятия пространства, как «существующей природной данности» мы попали в «пространство лексической недоразвитости» человеческой речи, а не только, допустим, русского языка. Лексический тупик не будет преодолен в результате развития языка, он носит принципиальный характер. Еще более он ощутим при попытке определения времени, которое, до некоторой поры, вообще трудно отнести к понятию какой-либо конкретной дисциплины. Чтобы сдвинуться с места, нужен набор некоторых исходных, до-опытных, интуитивно ясных, не определяемых, а потому фундаментальных понятий. Их определение не может быть яснее того, что если что-то существует, то существует в пространстве и во времени.

Современная теория допускает возможность «существования» некоторых иных пространств, кроме евклидовых. Двигаясь в этом направлении, теоретическая мысль должна предложить сам неискривляемый инструмент измерения (познания), допускающий процесс измерения и исключающий свое влияние на измеряемый объект (существуют, как известно, теоретические потуги противоположного направления). Такая постановка вопроса, предполагающая сравнение пустоты с отсутствующим эталоном, бессодержательна в силу безматериальности и единственности самого пространства (нечего, нечем и не с чем сравнивать).

В пустом пространстве бессодержателен разговор об его однородности или изотропности и каких-либо иных свойствах, в нем нет понятия ни света, ни тьмы, ни ориентации. Из-за пустоты пространства нет смысла в понятии «движения» ни его, ни в нем. Столь же бессодержателен разговор об искривлении, растяжении и об упругости пустого пространства. Неискушенный в математике читатель напрасно напрягает все свое воображение, пытаясь представить искривленное пространства. Математики же очень мало сделали, чтобы облегчить эти мучения. Но это и есть математическое, «абсолютное» пространство Ньютона, неподвижное потому, что движение математического пространства бессодержательно. Абсолютное пространство по самой своей сущности безотносительно к чему бы то ни было внешнему остается всегда одинаковым и неподвижным. Во всегда одинаковом и неподвижном абсолютном пространстве Ньютон отвел место и для относительной, ограниченной его части, движущейся вместе с телами. Если бы мировоззрение его времени было более материалистично, или его время накопило побольше фактов, «познало» бы электрические явления, вряд ли он отказался бы от эфира и доверил реализацию функций взаимодействия тел относительному пространству или пространству как таковому. И вряд ли Ньютон «сделал» столь же абсолютно неподвижным эфир.

Пространство с инертной материей

Пространство с инертной материей недостаточны для построения научной картины мира. Пусть теперь в пустом пространстве появилось (точечное) материальное тело, все остальное пространство осталось без материального заполнения. Кроме введения понятия массы, как некого предмета пока убогой физики, больше в конструируемом мире ничего не изменилось. В таком «пространстве одного тела», если оно бесконечно, по-прежнему нельзя говорить о движении, его нельзя зафиксировать. Об относительном движении нельзя говорить из-за отсутствия иных тел, об абсолютном движении – из-за отсутствия среды, которую можно было бы принять за неподвижную систему отсчёта. В «пространстве одного тела» неразличимы неподвижность и движение с бесконечной скоростью, даже если бы мы владели понятием времени.

Понятие «движение» (но не скорость) имело бы смысл в «ограниченном пространстве», ибо в таком пространстве можно определить изменение положение тела относительно его границ. Бесконечному и пустому пространству не подходят ни идея и название движения, ни идея и название покоя. Тело не может быть неподвижным, допустим, в центре пространства, для этого нужно этот центр неизвестным образом определять. Подвижное же тело, рано или поздно (что бы не значили эти слова без понятия времени) ударится о границы «ограниченного пространства» и вызовет неизвестное теории и практике явление.

В «пространстве N точечных тел» можно поставить вопрос о «единстве материальной основы мира», для чего достаточно выдвинуть «принцип ограниченной интеллектуальной изощрённости природы».

Но физических оснований для такого единства пока нет, ибо нет взаимодействия тел. Рано говорить и о «развитии мира». Геометрия двух тел выработает термин «направление», геометрия трех тел выработает понятие плоскости и угла, геометрия более трех тел выработает понятие пространства и заложит основы сферической геометрии. Появится потребность в системе координат, но не возникнет вопрос о (не?)евклидовости пространства. Теперь можно зафиксировать изменение взаимного положения «N тел в пространстве)», но без понятия кинематики, ибо в такой «природе» нет оснований почувствовать ход времени и старение тел. Нельзя будет сказать «когда» зафиксирована некая конфигурация объектов, да и наблюдалась ли она «в течение некого времени», или в некий «момент». По-прежнему нельзя говорить о величине скорости движения или о каком-то её ограничении в пустом пространстве из-за отсутствия инструмента измерения времени и самого его понятия. Но только в таком пустом пространстве можно мыслить (но нигде нельзя реализовать) равномерные прямолинейные движения тел (до их столкновения), инерциальные движения (в современном переложении его Галилеевского смысла).

Вместе с тем в «пространстве N точечных несвязанных тел» нельзя говорить и об их взаимной неподвижности. Напротив, «следует ожидать» движения тел по инерции и бесконечных столкновений «N тел пространства», затем столкновения их осколков до тщательного перетирания» их в материю непрерывной сущности. Таким образом, инертная материя в пространстве должна превратиться в форму океана квазинепрерывной материи единого типа. «После» перетирания тел их набор должен превратиться в непрерывную среду, материю непрерывной формы, заполняющую все пространство, но это пока не эфир, сколь ни мала бы была её плотность. В пассивной среде нет оснований для возникновения известных форм взаимодействия тел и среды в виде вихревых движений, или возникновения (восстановления) самих тел. Освобождение части пространства от такой среды (к примеру, в результате расталкивания пролетающим телом) явится причиной ее заполнения в результате хаотического движения остальных масс, но не под действием свойств среды, каковых у неё для такого заполнения нет.

Впрочем, из-за трения соседних слоев среды за бесконечное время она скорее станет похожа на неподвижную массу. Неподвижную – значит ту, в которой погасли все виды относительного движения, ибо понятие абсолютного движения или неподвижности абсолютного, бесконечного пространства бессодержательно. Приведённые рассуждения не означают, что таким путем создавалось заполнение Вселенной непрерывной материей, или что оно вообще создавалось. В материю с чисто инерционными свойствами нельзя вложить свойство развития, объекты из такой материи могут только сталкиваться, дробиться, перетираться до превращения в слитную Вселенскую пыль. Для обратного процесса с запоминанием неких структур в такой материи нет предпосылок. Значит, материя должна обладать неким свойством объединения своих частей. Наблюдаемая Вселенная не может существовать из тел с «чисто инерционными» свойствами.

Необходимость эфира с многофункциональными свойствами

Многие ученые сейчас говорят о необходимости введения понятия эфира. Вот как они рассуждают.

Для того чтобы «наладить» взаимодействие тел, то, которое мы успели понять на уровне сегодняшних знаний, на материю необходимо возложить огромный объем природных функций, сформулированных в физике порой в виде неизвестно как реализуемых принципов и законов. Роль такого организующего начала можно возложить только на всюду присутствующую непрерывную среду, наделив её в значительной мере ранее угаданными, но не доведенными до «логического конца» свойствами.

Только с эфиром становиться возможным обоснование бесконечного функционирования природного механизма, а с ним необходимые для его функционирования понятия – пространство, масса, время – получают «право на существование» в реальном мире. Только с эфиром общенаучные принципы единства материальной основы мира, законы сохранения энергии и количества движения, распространённость физических констант по различным научным дисциплинам, их глубокая взаимосвязь, взаимодействие тел на расстоянии и конечность скорости распространения этих взаимодействий, разнообразие фундаментальных физических явлений и пр., и пр. получают возможность своего обоснования. Более того, появляется возможность сокращения фундаментальных законов: в изложенной эфирной концепции закон сохранения энергии и материи вряд ли стоит разделять.

Когда эфир будет понят, множество физических принципов и общенаучных выводов как бы вытекут из его свойств. Теоретическую роль эфира невозможно преувеличить, он нужен для построения картины мира от микрофизики до космологии. Более конкретно, эфир необходим для реализации идеи единства материальной основы мира и пространственной бесконечности Вселенной, для осуществления взаимодействий в материи и придания ей эволюционных свойств, для создания устойчивых и «виртуальных» (но материальных) объектов, атомов и макротел, для объяснения бесконечного трансформирования одного вида энергии в другой и, таким образом, для понимания бесконечного существования Вселенной во времени.

Эфир должен помочь нам понять, почему в природе действуют законы сохранения материи и энергии, почему объекты и процессы в природе имеют квантовый характер, почему так широк диапазон силовых взаимодействий в природе. С материей активной формы человек должен понять существо единства форм построения микрофизических и космологических объектов, атомов, планетных систем и галактик, разрешить загадки квантово-волнового дуализма. Эфир, в конце концов, нужен для понимания простого факта распространения света, преодоления его квантами, носителями ничтожной энергии, гигантских расстояний.

Но ещё важнее изъять из проницательных умов тягу к приписыванию природе божественных функций типа сотворения мироздания (через созидательный Большой Взрыв, или без него), а также реальной многоразмерности «мировоззренческого пространства». Тягу, сбивающую мысль с реалистического следа. История показывает, что перечисленные физические функции в разное время в разной их комбинации возлагались на эфир, но не была осознана широта функциональной роли эфира в построении мироздания. Кроме того, или в прямой связи с этим, физика, или наука в целом, не сформулировала его свойства, с помощью которого эти функции действующего мироздания могут выполняться.

Идея единства материальной основы мира рождена из обобщения опытных фактов в эпоху формирования представлений об атомной структуре веществ и с тех пор не встречает экспериментальных опровержений. Лишь задержка с пониманием сущности материи ведёт к теоретическому появлению «особых форм материи», которые так и остаются понятиями, не более того. Мысль об «особых формах материи» является естественным начальным этапом выработки представлений о явлениях с туманной сущностью, но «особые формы» материи в ХХI в свидетельствуют скорее об отрыве философии от материи, об отчаянном положении физической мысли, чем о развитии физики. Действительное единство мира заключено в его материальности. Для осуществимости единства материальной основы мира в природе необходимо материальное заполнение пространства, ибо только в непрерывной, заполняющей «все щели пространства» среде может реализоваться основа такого единства, могут рождаться физически неразличимые частицы, из которых конструируется далее всё мироздание. Очевидно, что пустотная физика не даёт поводов для такого хода мысли. Единство материальной основы мира она может лишь продекларировать, не заполнив эти слова содержанием, а вывод о материальном заполнении пространства такой физике противопоказан. Тем не менее, потребность в среде даже в теории относительности не отменишь, вывод о её необходимости звучит, только среда называется «физическим вакуумом». Вакуум компрометирует современного физика меньше, чем «нетелесный эфир».

Эфирная концепция конкретизирует идею единства материальной основы мира, вливаясь в представления о материальном заполнении пространства. Она материалистичная по своей сути, предлагает механическую (реалистичную) основу электромагнитных, тепловых и других явлений. «Особые формы» материи, если под ними действительно подразумевают формы материи, а не поля, хотя и не могут служить опорой принципа симметричности электромагнитных и пр. явлений, в то же время не укрепляют идею выделенной системы координат. Идея единства материальной основы мира несостоятельна вне (какой-либо) эфирной концепции. Кроме непрерывной среды в пространстве существуют «дискретные» тела, находящиеся в непрерывном взаимодействии. Само существование гравитационных, электрических, магнитных, внутриатомных и др. неконтактных взаимодействий, указывает на существование материального посредника, среды в пространстве, которую привыкли называть эфиром. Такие доказательства «разбросан» вокруг нас повсюду, так что доказательство существования эфира по своей целесообразности равносильно взламыванию открытых дверей. Но теория относительности допускала мир без среды, и даже не допускала существования мира со средой, что даёт ясное представление о её антифизической сути. Любую Вселенную, заполненную средой или без неё, невозможно представить пространственно ограниченной. Бесконечную Вселенную тоже трудно вообразить, но только пространственная бесконечность вселенной позволяет избежать тупиковых вопросов о том, что находиться «там», за её границами.

Если предыдущие эфирные концепции были достаточно равнодушны к идее пространственно бесконечной Вселенной, то концепции активного эфира с его свойствами сжатия бесконечная Вселенная жизненно необходима. Активный эфир по своим свойствам ориентирован на бесконечность пространства, что позволило сформулировать его «мировоззренческую цель», согласованную с обнаруженными широкодиапазонными свойствами эфира.

Идея активного эфира позволила расшифровать важнейшее звено в цепи доказательств теории относительности – загадку малости эфирного ветра, искомого с помощью интерферометра Майкельсона. Именно активный эфир позволяет разрешить «вечный спор» по парадоксу ЭПР квантовой механики.

Дуальные свойства частиц были сформулированы после опыта, в котором частицы (электроны) «выстреленные» из электронной пушки в направлении экрана, в котором проделаны два отверстия (две щели), приводили к странному явлению. Каждый электрон (а опыт приводил к тем же результатам при очень редких, единичных выстрелах электронами) обнаруживал волновые свойства тогда, и только тогда, когда он «знал» о двух открытых отверстиях, а проходил, видимо, через одно из них. Довольно быстро представления о дуальных свойствах материи вывели физику на парадокс Эйнштейна-Подольского-Розена (парадокс ЭПР), от которого до признания Бога – один шаг. Дуальные свойства электрона и парадокс квантовой механики являются всего лишь отказом видеть в данных явлениях влияние среды. Трудно утверждать, насколько здесь важен именно активный эфир, но, несомненно, он должен быть зернистым, с зёрнами указанного размера.

Не прямо из этого эфира, но видимо с некоторой необходимой обусловленностью, размышления об активном эфире вывели на доказательство несостоятельности теоретической базы Теория относительности. Физике надо освободиться, прежде всего, от разлитой повсюду философской невразумительности. У физического пространства будет три понятных измерения и не будет мистификаций вроде «относительности одновременности». Физика должна стать и станет снова классической, нерелятивистской.

Классическая физика со всем экспериментальным материалом совсем не нуждается в замене её на физику релятивистскую. В экспериментальной базе физики нет более «релятивистской собственности», которую не смогла бы подобрать классическая физика с изменёнными свойствами эфира. Напротив, на идею активного эфира или на физику с возвращённым материальным содержанием вполне можно возложить надежды по замене теряющей свои предсказательные возможности физики формальной. Идея активного эфира имеет и чисто философскую ценность, ибо рациональной точке зрения на устройство мироздания в её многовековом споре с теологией явно не хватает звена, конкурирующего с мифогенной творческой силой. Идея активного эфира выведет нас на понимание того, как бездушные физические механизмы на каком-то уровне приобретают признаки биологической жизни. В то же время активный эфир, а не пустота в пространстве, «рационализирует» наши представления о мироздании, в достаточной мере испытанные заигрыванием с парадоксами.

Идея широкодиапазонных свойств эфира даёт дополнительные основания для понимания мироздания, в котором мы живём. Возникнув из обнаруженной взаимосвязи известных физических констант, она, возможно, укрепит эфир на роли объединяющего начала, поскольку взаимосвязь констант указывает на единство их истока, а таким истоком может быть только эфир. Подобной роли константам нельзя отвести в рамках безматериальной релятивистской физики.

Эфирная концепция без абсолютных систем отсчёта и с абсолютным временем

Сегодняшние экспериментальные возможности науки позволяют пощупать «дно материи» на Земле, а проницательный разум замечает «тёмную материю» далеко за её пределами. Пытаясь понять сущность этой материи, ученые говорят, что необходимо, прежде всего, признать или осознать, что материя сама по себе единственна, и то, что существует в виде непрерывной среды, называемой эфиром, является единственным эфиром. Многообразные его проявления в виде ли гравитационных, электрических или магнитных явлений являются следствием его различных свойств.

Представления о многообразии материй в мироздании или действительное существование этого многообразия породили бы физико-философские проблемы разделения «пространств их обитания», взаимовлияния их различных свойств, осуществимости наблюдаемой гармонии в мироздании. Материя одна, а свойства её широкодиапазонны. Это едва ли не важнейшее свойство материи, допускающее абстрактную формулировку. Основным физическим свойством непрерывной материи, открывающем дорогу к пониманию и объяснению широчайшего спектра явлений, является её стремление к сжатию в более плотное состояние. Этим свойством материи объясняется её энергосодержательность и активная сущность. Стремление материи к сжатию означает одновременное растяжение её соседних областей, и это стремление сочетается с сохранением непрерывности среды. Из-за этого свойства непрерывная среда постоянно находится в максимально разреженном, постоянно напряжённом состоянии, а наличие движущихся в пространстве макротел, означает постоянную её неуспокоенность. Таким образом, стремление к сжатию среды перетекает в свойство её упругости, что само по себе является признаком её активности. Ни одно свойство изначальной материи не может быть бездействующим.

Эфир в пространстве – это волнующийся океан энергии, реализующий свою активную сущность внутри веществ уже в виде упорядоченных движении. Сжатие эфира сохраняет остальную его часть в натянутом состоянии. Поле – не материя какой либо формы. Математическое описание натяжения эфира является его гравитационным, а описание высокочастотных колебаний – электромагнитным полем. Вес неконтактные силовые взаимодействия в пространстве необходимо связывать с эфиром, хотя физика и не готова наделить обычный эфир разнообразием природных проявлений. Бесконечность пространства, заполненного эфиром, не позволяет эфиру стянуться в единое плотное тело. Сохранение эфиром своей непрерывности при растяжении означает существование предела его плотности, опуститься ниже которого не позволяют возникающие в нем силы. Таким образом излишки «наличной массы эфира» в пространстве «давно» перешли в более плотное состояние, образовали макротела, но этот процесс дележа материи между его непрерывной и дискретной сущностью не окончен, и не может быть никогда окончен, ибо непримиримые силы растяжения и сжатия материи, без которых она не существует, сплетены диалектическим единством.

Широкодиапазонность свойств материи означает существование её максимальной и минимальной плотности, широкого, но ограниченного диапазона сил, развиваемых в её Теле, определённого диапазона скоростей передачи взаимодействий, ограниченного диапазона размеров образуемых объектов. Понятие диапазонности, отношения максимально возможного к минимальному, выводит на понятие квантованности природных проявлений. И со всеми такими понятиями приходиться сталкиваться при изучении конкретных явлений физики. Концепция, названная эфирной, не является эфирной как таковой. Это более широкий взгляд на материальное содержание природы, в котором эфиру отводится активная роль. Только с таким эфиром можно мыслить развитие мира вплоть до создания живых организмов. Весьма важным представлением об эфире является представление о его неравномерной плотности, зернистости его структуры. Диаметр зерна в спокойном состоянии эфира определяется размером комптоновской длины волны. В зернистости эфира закладывается квантованность материальных объектов на микроуровне.

Представления о зернистости эфира вписываются в систему констант физики, позволяют понять некоторые опыты. Весьма важно, что зернистость эфира позволяет снять загадки квантовой механики. Зерно эфира играет роль «краеугольного камня» материи. Если говорить об энергии Е=мс2, то этот уровень энергии относится прежде всего к непрерывному эфиру. Само понятие энергии в эфире приобретает смысл состояния материи, которое не может быть пассивным, временно бездействующим, хотя проявление ее действия может быть скрытным. Пытаясь сжаться, эфир образует в своем «теле» «эфироворот», свидетелей своей активности. Вихри эфира являются самым простым следствием, вытекающем из свойств энергосодержательной среды, и самым распространённым способом её поведения. Обреченный на неиссякающую активность эфир «занят» образованием вихрей различных пространственных масштабов и различной иерархической сложности. Многообразие движений эфира приводит в движение всё, что может быть им сдвинуто, вызывая, в частности, явления диффузии. Активность эфира не ограничивается чисто механическими проявлениями.

Вихри эфира образуют виртуальные (самые элементарные) и реальные частицы, образуют внутриатомную структуру и структуру атомов. Не без участия эфира образуются воздушные вихри Земли и функционирует неиссякающее взаимодействие магнитов. При этом взгляде не только снимается вопрос о причинах отсутствия торможения объектов на своих орбитах, но и получают более логичное объяснение факты устойчивости орбит, да и само неиссякающее вращение. Разумеется, при этом не отвергается идея увлечения самого эфира движущимися телами, приходящими из-вне. Под словом «вечность» здесь не надо понимать вечное существование одного и того же материального образования или эфирного процесса. Даже в столь гигантском материальном образовании, каковым является Галактика, наблюдается эволюционирование объекта в целом и всех его элементов. Возгорание звезд, их расширение, распад и снова образование дискретных тел продолжается бесконечно, не приводя ни к перегоранию, ни к старению изначальной сущности материи. Продукт деятельности материи остается в ней самой. Активное свойство эфира, его легкоподвижность исключает возможность формулировки понятия массы материи в виде меры её инерции.

Под массой надо понимать только меру количества материи, существующей в инертной и активной формах. При этом массу активной формы материи мы можем устанавливать в физических и химических превращениях по убыли массы инертной формы. Превращение (возвращение) дискретной материи в эфир (её аннигиляции) не оставляет следов «о прошедшей жизни материи», чем обеспечивается бесконечный во времени круговорот материи. Итак, кроме мира материальных объектов, составленного полным перечнем элементов таблицы Менделеева, существует мир, находящийся ни в твердой, ни в жидкой, газообразной или плазменной форме, а в форме первичного состояния. Материя первичного состояния разлита по всему пространству на уровне предельно малой плотности, и благодаря свойству неразрывности является бассейном (хранителем) и распределителем энергии. Она же является побудительной причиной взаимодействия тел.

Многие ученые считают, что потребность в формулировке новой эфирной концепции очевидна, она является источником физически осмысленных предположений и направляющей идеей, с которой должны сверяться гипотезы. Она должна привести в движение идею единства материальной основы мира, увести физику от многообразия туманных особых форм материи и от отождествления материи с полями или с вакуумом.

Данная точка зрения, пожалуй, дает нам возможность «увидеть»пространство как нечто материальное. Однако она не делает даже и намека на то, как может быть организовано мироздание. Попытку ответить на этот вопрос предпринял И.Л. Герловин.

Модель мироздания Герловина

То, что мироздание организовано, ни у кого не вызывает сомнения. Идея божественного начала притягательна своей простотой, но не является конструктивной. Однако знания, накапливаемые человечеством на всем протяжении его существования, пока не позволили сформулировать теорию мироздания, способную дать серьезный бой религиозному мировоззрению.

Пожалуй, одной из наиболее перспективных идей в направлении поиска единых законов как для живой, таки для неживой природы, явилась модель, предложенная И.Л. Герловиным (Герловин И.Л. «Основы единой теории всех взаимодействий в веществе». 1990г.).

Герловин попытался построить фундаментальную физическую теорию – единую теорию поля, используя математический аппарат расслоенного пространства. Рассмотрим вкратце основные идеи этой теории, опуская математические выкладки.

Итак, Герловин говорит, что для полного описания любой жизнеспособной и развивающейся системы необходимо представить ее расположенной одновременно в разных подпространствах – слоях некоторого объемлющего расслоенного пространства.

Молекулы, кристаллы, атомы, ядра, субъядерные структуры находятся в одном слое (лабораторном подпространстве, или пространстве-времени). Основные параметры, наблюдаемые в этом слое, например, такие величины, как масса, заряд, спин, магнитный момент и т.п., формируются в глубинных слоях.

Основные характеристики физической системы только проявляются в лабораторном подпространстве, а образуются в других слоях.

Данная система в разных слоях объемлющего пространства имеет взаимосогласованные, но разные пространственно-временные структуры.

Существуют и другие формы материи, для которых масса как мера инерции не является основным признаком. Среди них есть формы, которые имеют определенное сочетание структур, содержащие то, что принято называть информацией.

В теории Герловина используются следующие понятия и определения.

Вещество – материальная субстанция, обладающая массой, которая рассматривается как мера инерции. Масса может быть положительной, отрицательной и мнимой или даже равной нулю при равенстве положительной и отрицательной масс, составляющих исследуемый объект, но инертная масса должна быть присуща этому объекту.

Все структуры вещества образуют замкнутую и взаимосогласованную систему дискретных структур: субъядерных, ядерных, атомных, молекулярно-кристаллических.

ЭЧ – элементарная частица; кварковые структуры, наблюдаемые в лабораторном пространстве.

Виртуальная частица – элементарная частица, которая является «наблюдаемой» во 2-м и 3-м подпространствах и не наблюдаемой в 1-м (лабораторном) подпространстве.

Наблюдаемые частицы – ЭЧ, которые проявляются непосредственно в данном, и только в данном подпространстве, в другом подпространстве они могут быть виртуальными.

Наблюдаемые состояния – состояния (физические характеристики) ЭЧ, которые непосредственно наблюдаются в данном подпространстве.

Ненаблюдаемые состояния – состояния ЭЧ, которые в данном подпространстве непосредственно наблюдаться не могут.

ПМ – пространственный метаморфоз. ПМ устанавливает различные геометрические формы одного и того же объекта, которые реализуются в подпространствах всего объемлющего пространства. Существование ПМ накладывает на характер и существо отображений между подпространствами набор жестких требований, реализация которых и обеспечивает условия жизнеспособности исследуемого объекта и его способности к развитию. Временной метаморфоз – превращение объекта в разные виды во времени. Пространственный метаморфоз – это существование одного и того же объекта объективно в одно и то же время, но в разных пространствах, т.е. один и тот же объект может быть в одном пространстве одним, а в другом пространстве – совершенно другим объектом со своими структурными и жизненными характеристиками. Обычное евклидово пространство не может реализовать пространственный метаморфоз.

1ПП – первое подпространство (лабораторное). Пространство, в котором ЭЧ и ЭЧВ (элементарные частицы вакуума) непосредственно проявляют себя как единое целое. В 1ПП структура ЭЧ и ЭЧВ может проявляться только как отображение на него процессов, протекающих в подпространстве более глубокого уровня, например 2ПП и ЗПП.

Молекулы, кристаллы, атомы, ядра, субъядерные структуры находятся в лабораторном подпространстве, или пространстве-времени. Основные параметры, наблюдаемые в этом подпространстве, например, такие величины, как масса, заряд, спин, магнитный момент и т.п., формируются в глубинных слоях, или подпространствах. Слой и подпространство являются синонимами.

Основные характеристики физической системы только проявляются в лабораторном подпространстве, а образуются в других подпространствах.

Дискретные структуры в лабораторном подпространстве могут образовывать макроструктуры.

2ПП – второе подпространство. Подпространство микромира, в котором проявляются непосредственные взаимодействия векторной составляющей физического поля и структуры ЭЧ и ЭЧВ. Процессы в 2ПП ответственны за образование наблюдаемых масс, спинов, магнитных моментов и некоторых квантовых чисел у ЭЧ и ЭЧВ (элементарных частиц вакуума). Эти параметры наблюдаются в 1ПП как отображение параметров частиц в 2ПП и могут быть теоретически вычислены на основе физического отображения и с учетом влияния на эти параметры частиц ФВ (физического вакуума) – ЭЧВ.

3ПП – третье подпространство. Самое глубокое подпространство в объемлющем пространстве во всем мире вещества (макро- и микромире). В этом подпространстве проявляется структура основной частицы вещества – фундаментона, параметры которого с учетом степени возбуждения наблюдаются при отображении в 2ПП и 1ПП как различные ГЭЧ («голые» элементарные частицы) и ЭЧВ.

Фундаментон – фундаментальная частица, которая в ЗПП представляет собой основной (фундаментальный) диполь зарядов, а в других подпространствах проявляется либо как ЭЧ (1ПП), либо как виртуальное состояние ЭЧ (2ПП) или ЭЧВ (ППW).

Весь мир вещества и все его структурные проявления есть отображения различных состояний фундаментона. Непосредственно в лабораторном подпространстве фундаментон не наблюдаем. Отображением его свойств на ЛП являются элементарные частицы.

РПП – расчетное подпространство. Функционально-геометрическое подпространство, являющееся моделью, которая используется для нахождения всех физических и геометрических параметров, отображаемых из одного подпространства в другое. Используются: подпространство отображения из ЗПП на 2ПП (обозначается ПП (3>2)); подпространство отображения из 2ПП на 1ПП (обозначается ПП (2>l)); подпространство отображения из 3ПП на 1ПП (обозначается ПП (3>1)).

ФВ – физический вакуум, рассматриваемый как особый вид вещества, состоящий из ЭЧВ и ответственный за квантовые и релятивистские свойства всех вещественных тел.

ЭЧВ – элементарные частицы вакуума, виртуальная система, состоящая из голой элементарной частицы (ГЭЧ) и ее античастицы.

ГЭЧ – «голые» элементарные частицы, фермионы, не имеющие кварковой структуры и не являющиеся ни ЭЧ, ни кварками; в свободном состоянии в лабораторной пространстве не наблюдаются.

ППW – подпространство физического вакуума. Подпространство, в котором возникают квантовые и релятивистские свойства вещества. Только взаимодействия рассматриваемого физического объекта с ФВ, протекающие в ППW, определяют наличие или отсутствие квантовых и релятивистских свойств, их характер и особенности.

ОПВ – объемлющее пространство во всем мире вещества (макро- и микромире). Сумма подпространств, в которых полное описание Вселенной и основных ее составляющих ЭЧ и ЭЧВ является необходимым и достаточным.

Согласно модели Герловина каждая элементарная частица как бы находится одновременно в различных подпространствах с определенными физическими свойствами. Такими подпространствами являются:

  • 1ПП – лабораторное подпространство: молекулы, кристаллы, атомы, ядра, субъядерные структуры
  • 2ПП – виртуальные состояния: образование наблюдаемых масс, спинов, магнитных моментов и некоторых квантовых чисел
  • 3ПП – фундаментоны
  • ППW – подпространство физического вакуума: квантовые и релятивистские свойства вещества.

Молекулы, кристаллы, атомы, ядра, субъядерные структуры находятся в одном первом подпространстве (1ПП), которое не является пространством, объемлющим все вещество, а является только подпространством в объемлющем пространстве. Основные параметры, наблюдаемые в 1ПП, например, такие величины, как масса, заряд, спин, магнитный момент и т.п., формируются в глубинных слоях. Поэтому, и только поэтому, мы не можем точно рассчитать численные значения этих квантовых чисел, исследуя процессы, протекающие в одном 1ПП, не обращаясь за информацией к другим элементам объемлющего пространства.

Поэтому, и только поэтому, анализируя процессы в 1ПП, мы вынуждены прибегать к вероятностным методам анализа. В самом первом подпространстве мы можем описать систему только с помощью вектора состояния Ф, причем, вправе говорить только о вероятности перехода частицы из состояния Ф1 в состояние Ф2

Р2,1=|Ф2Ф1|2

Измеренные величины мы вынуждены в этом случае трактовать как собственные значения некоторого оператора А, действующего на данное состояние системы.

Единственность вероятностной оценки наблюдаемых в 1ПП (лабораторном подпространстве) параметров определяется тем, что эти основные характеристики физической системы только проявляются в лабораторном подпространстве, а образуются в других подпространствах (слоях) – 2-м, 3-м и в подпространстве физического вакуума – ППW. Процесс этого образования в 1ПП наблюдать немыслимо. Однако, зная законы движения в каждом подпространстве и законы отображения между ними, мы можем не только оценить вероятность наблюдения параметров, характеризующих систему в лабораторном подпространстве, а точно вычислить их численные значения. Но этот расчет возможен только в тех подпространствах, в которых возникает, а не только наблюдается искомый параметр.

ЭЧ имеют явную структуру во втором подпространстве (2ПП), 2ПП есть подпространство виртуальных, принципиально не наблюдаемых в лабораторном подпространстве состояний. В этом подпространстве формируются основные свойства частиц. Эти свойства, отображаясь на лабораторное подпространство, образуют в последнем массу, заряд, спин и т.д. Знание того, как возникают эти свойства в 2ПП и как они отображаются на 1ПП, позволяет точно рассчитать все характеристики ЭЧ при взаимодействии ЭЧ с физическим вакуумом.

Понятие виртуальные состояния имеет такой смысл – это состояние всех элементарных частиц, как проявляющихся, так и не проявляющихся непосредственно в 1ПП, которые обладают в своем подпространстве явно выраженной геометродинамической структурой, ответственной за все проявляющиеся в 1ПП прямо или опосредованно свойства этих элементарных частиц.

Особую роль в описываемой геометрии играет третье подпространство (ЗПП). Это подпространство основных частиц вещества, названных фундаментонами. Фундаментон – основная и единственная частица вещества, существующая в ЗПП. Все ЭЧ, наблюдаемые в 1ПП или 2ПП (виртуальных состояний), есть отображения на эти подпространства свойств фундаментона, находящегося в том или ином возбужденном состоянии. Таким образом, наблюдая в 1ПП, например, протон или электрон, мы фиксируем в этом лабораторном подпространстве отображение на него одного из возбужденных состояний фундаментом. Сказанное справедливо и в отношении всех остальных ЭЧ и их античастиц.

Фундаментон – «непроявленная» непосредственно в нашем «лабораторном» подпространстве частица, которая на самом глубоком уровне расслоенного пространства представляет собой основной (фундаментальный) диполь зарядов – тахион, а в других подпространствах проявляет себя как «голые» элементарные частицы (ГЭЧ). В сущности, он может рассматриваться как «планковская частица». Возбужденное состояние фундаментона представляет собой осцилляцию этого диполя. Когда мы наблюдаем в нашем «лабораторном» подпространстве какую-либо элементарную частицу (например, протон или электрон) мы фиксируем лишь проявления устойчивых возбужденных состояний фундаментонов. Метастабильные состояния фундаментонов соответствуют короткоживущим элементарным частицам (в том числе, резонансам).

Различные виды возбужденного состояния (осцилляции) фундаментона порождают в других слоях расслоенного пространства различные виды ГЭЧ. «Голые» элементарные частицы представляют собой обычные фермионы, которые не проявляют себя в «лабораторном» подпространстве в самостоятельном виде, без взаимодействия с физическим вакуумом (без образования «кварковых структур» принципиально нового типа по сравнению с прежними физическими представлениями). Существует большое количество (около 800 тысяч) математически возможных видов ГЭЧ, но наблюдаемыми в нашем мире (при взаимодействии с физическим вакуумом) является лишь незначительная часть из них (в том числе, еще не обнаруженные, но предсказанные ТФП) , поскольку другие имеют время жизни менее 10-13с, что не позволяет им проявить себя в «лабораторном» подпространстве. Остальные ГЭЧ представляют собой виртуальные частицы.

Структура физического вакуума состоит из своеобразных непроявленных в «лабораторном» подпространстве субкварковых частиц – элементарных частиц вакуума (ЭЧВ), каждая из которых состоит из ГЭЧ и антиГЭЧ (фермион-антифермионной пары). В результате, физический вакуум представляет собой смесь нескольких видов вакуума в соответствии с видом образующих их ГЭЧ. Согласно теоретическим расчетам, существуют девять видов вакуума. Но заметно проявляют себя в физическом мире только два вида вакуума, имеющие наибольшую плотность: в первую очередь - протон-антипротонный (~1,54Ч1039см-3), и во вторых – электрон-позитронный (~1,73Ч1029см-3). Основные свойства «лабораторного» физического вакуума (в том числе, например, диэлектрическая проницаемость) определяются свойствами протон-антипротонного вакуума.

В случае если в физическом вакууме (вне «лабораторного» подпространства) имеются «избыточные», непарные ГЭЧ, неспособные образовать ЭЧВ, они объединяются с ЭЧВ в «кварковые структуры», которые наблюдаются в «лабораторном» подпространстве как различные элементарные частицы. «Кварковые структуры» отличаются от «обычных» кварков (как они ранее понимались в физике) именно наличием специфической структуры, определяющей их свойства. Кварковые структуры не образуются лишь лептонными ГЭЧ, но они образовывают некоторый аналог кварковой структуры («псевдокварковую структуру») в виде объединения с возбужденными ЭЧВ протон-антипротонного вакуума, что позволяет лептонам проявлять себя в «лабораторном» подпространстве.

Невозбужденные ЭЧВ не наблюдаемы в «лабораторном» подпространстве. При возбуждении ЭЧВ происходит их поляризация (увеличение дипольного плеча между образующими их античастицами), они превращаются в пару близко расположенных и способных объединиться вновь виртуальных античастиц. Такое состояние ЭЧВ воспринимается как фотон. Процесс последовательного распространения возбужденного состояния от одной ЭЧВ к другой (обуславливаемый воздействием переменного или импульсного поля) воспринимается как распространение света и одновременно определяет собой скорость распространения света в вакууме. В этом процессе последовательной передачи возбуждения от одной ЭЧВ к другой фотон теряет некоторую весьма незначительную часть своей энергии.

Гравитация рассматривается не как проявление индивидуального взаимодействия между телами, связанного с тем, что их масса изменяет метрику пространства (Общая Теория Относительности), а представляет собой результат изменения характера взаимодействия данной частицы с вакуумом вследствие влияния на это взаимодействие другого тела.

Вакуум является однородным пространством и плотность материи в нем постоянна.

Гравитационному взаимодействию соответствует поле натяжений в физическом вакууме. Эти натяжения оказывают определенное давление на все элементарные частицы.

Итак, материю можно представить как набор подпространств, каждое из которых имеет определенную специализацию. При таком подходе нет необходимости кодировать правила организации, на основе которых реализуется совокупность свойств вещества. Правила уже заложены в подпространствах.

Идея Герловина заключается в том, что сложное поведение и комплексные свойства вещества раскладывается на элементы и за формирование каждого элемента отвечает свой слой, или подпространство. Эта идея представления сложного в форме композиции простых компонентов очень рациональна. Отпадает необходимость в использовании комплексной логики, сложного математического аппарата, алгоритмизации.

При подходе Герловина как бы получается, что Природа представляет собой программу, или всем известную «матрицу». Однако на самом деле это не так. Тем, кто хотя бы немного знаком с программированием, должно быть ясно, что модель Герловина не имеет ничего общего с традиционной концепцией алгоритмов, а также с новыми концепциями параллельных вычислений и грид-систем. Сама материальная база мироздания существенно богаче, нежели примитивная архитектура компьютеров, построенная на булевой алгебре. При помощи компьютеров можно запрограммировать модель Герловина, но такая программа будет способна эффективно работать только на массивах малой размерности даже при использовании суперкомпьютеров. К тому же в модели Герловина речь идет о параллельных вычислениях в подпространствах без супервизора (управляющей программы). Человечество же еще не дошло до понимания такой архитектуры – в любой вычислительной системе всегда явно присутствует супервизор.

Также Герловин говорит о существовании форм материи, для которых масса как мера инерции не является основным признаком. Среди них есть формы, которые имеют определенное сочетание структур, содержащие то, что принято называть информацией. Иными словами, в материи на фундаментальном уровне заложен механизм памяти. А это означает, что материя запоминает конфигурации вещества.

В модели Герловина для нас важно, что она показывает принципиальную возможность построения мироздания по правилам. Сами правила являются частью материи. Иными словами, законы Природы не привнесены откуда-то извне, а являются проявлениями фундаментальных механизмов материи, всегда остающихся неизменными.

Материю никто не создавал. Она является первоосновой всего. Таким образом, вопрос, откуда взялась материя, является неправомерным.

Вопрос о познаваемости мира остается открытым, ибо устройство материи скрыто от макромира. И даже если догадка Герловина верна, и дальнейшие догадки и исследования в этом направлении позволят создать более совершенную физическую теорию, то вряд ли будут построены точные модели всех механизмов материи. А значит останутся тайны мироздания!

Однако уже сейчас можно смело утверждать, что материя является организованной субстанцией, законы Природы существуют, наш мир является детерминированным. Места случайности в этом мире нет, и никогда не будет. То, что мы называем случайностью, является лишь следствием отсутствия у нас знаний. Также под случайные явления попадают все комплексные процессы, рассчитать параметры которых для нас не представляется возможным. Даже формализация простейшей с точки зрения Природы шахматной игры требует огромных вычислительных ресурсов. Что же тогда говорить о математической модели таких природных явлений, как тайфун или молния?

Представление о некотором явлении как случайном говорит лишь о нашем незнании полной его предыстории и ограниченности наших возможностей рассчитать траекторию его развития. Мы не можем предугадать исход бросания монеты, поскольку сталкиваемся здесь со сложнейшим многофакторным физическим явлением. И поэтому выпадение орла или решки для нас всегда будет связано с вероятностью.

Нам ничего не остается, кроме как поставить свою жизнь в зависимость от вероятности. Например, мы заблудились в лесу и решаем выбираться из него в каком-то направлении. Если выбор направления делается произвольно, то попадание в нужную нам точку мы оцениваем вероятностью. Но уже при наличии компаса направление нашего движения будет точно определено. Однако завяжи нам глаза, и мы собьемся с правильного направления – наши шансы добраться до требуемой точки уменьшаются.

В силу ограниченности наших знаний и комплексности ситуаций, в которые мы попадаем, многие правила, по которым мы живем, базируются на теории вероятности. Например, мы летаем в самолете с пилотом, поскольку вынуждены следить за воздушным пространством, чтобы избежать столкновения с другим самолетом. Если бы других самолетов кроме нашего больше не было, то незачем был бы держать пилота.

Здесь мы подошли к очень интересному моменту, который следует хорошо понимать. Случайность не есть отсутствие правил. Она появляется в случае невозможности или нежелания держать под полным контролем ситуацию. Случайным мы называем процесс, который протекает без нашего контроля. Под контролем понимается знание правил, по которым протекает процесс, и мониторинг протекания процесса во времени.

Случайность на уровне микромира появляется вследствие отсутствия у материи механизмов комплексного мониторинга элементарных частиц. Создаваемая элементарная частица в лабораторном подпространстве (нашем пространстве-времени) отчасти предоставлена самой себе. То есть у нее есть степени свободы в рамках правил этого пространства. Иными словами, правила в лабораторном пространстве не являются всеобъемлющими.

Принцип работы мироздания в некотором смысле аналогичен компьютерной игре. Имеются сгенерированные программой персонажи, которые могут произвольно перемещаться и убивать друг друга в сгенерированном пространстве. Однако действия персонажей никак не отражаются собственно на программе. Куда бы персонажи не ходили, и как бы злостно они друг друга не убивали, код программы при этом не изменится. Программа всегда сможет сгенерировать новых игроков и бросить их в новое сражение между собой. Так и в мироздании действия элементарных частиц не могут повлиять на устройство и функционирование самых фундаментальных слоев материи.

Имеются правила, регламентирующие действия при столкновении частиц, но нет правил, по которым отслеживаются сами столкновения. Частицы имеют возможность произвольно перемещаться в пространстве. Их столкновения являются для материи случайными, она не следит за тем, кто с кем может столкнуться. Собственно столкновение фиксируется в фундаментальных слоях в момент его наступления, и далее начинают работать правила обработки этого события.

Материя на фундаментальном уровне не контролирует лабораторное подпространство. В этом состоит принцип минимального вмешательства. Результатом данного принципа является разнообразие форм в нашем пространстве-времени.

Наш мир, те. Лабораторное пространство представляет для материи игровое поле, на котором она поддерживает игру под названием «живая и неживая природа». Эта метафора наиболее точно отражает суть того, что происходит в окружающем нас мире. Что бы мы ни делали, какими бы знаниями не обладали, для материи все это будет лишь сменой конфигураций лабораторного подпространства. Мы никогда не сможем оказывать влияния на фундаментальные уровни материи даже при абсолютном знании об устройстве мироздания. Именно поэтому материя может себе позволить принцип минимального вмешательства.

Все эти рассуждения подводят нас к принципиальным выводам относительно организации как таковой и правил поддержания любой организации.

1. Организация в пространстве-времени не поддерживается фундаментальными слоями материи. Материя лишь создает надлежащие условия для поддержания устойчивых конфигураций вещества с помощью таких величин, как масса, заряд, спин, магнитный момент и т.п.

2. Существование организации, устойчивых конфигураций вещества в пространстве-времени обязано исключительно поддерживаемым в этом пространстве правилам. Эти правила формируются средствами вещества.

3. Отсутствие контроля над веществом порождает случайные процессы. Прогнозирование этих процессов может осуществляться средствами математической статистики.

Таким образом, говорить об организации мы можем только в рамках лабораторного подпространства, т.е. можно обсуждать только организацию вещества и построенных из него макросистем.

Как возник феномен жизни и мог ли он возникнуть самопроизвольно? Исследования показывают, что при наличии соответствующих условий живые формы могут зарождаться самостоятельно. Но возможность случайного (неподконтрольного) возникновения микроорганизма еще ни о чем не говорит. От первой живой клетки до млекопитающего – огромный путь, усеянный изощренными биологическими изобретениями. И хотя у Природы были а запасе миллиарды лет для творческой самореализации на Земле, все равно существует вероятность привнесения жизни из космоса. Но тогда снова возникает вопрос: откуда взялась жизнь в космосе? И тут уже либо приходится все же поверить в возможность самозарождения жизни, либо возложить всю ответственность на фундаментальные слои материи. Так или иначе, на вопрос о происхождении феномена жизни человечество ответа никогда не найдет, ибо не сможет поставить собственный эксперимент длительностью в миллиард лет, чтобы своими глазами убедиться в возможностях или несостоятельности эволюционного развития от неживого к высокоорганизованному живому.

Коль скоро действует принцип минимального вмешательства, феномен жизни для материи не является вопросом первостепенной важности. Поэтому эволюцию Природы вполне можно рассматривать как случайный процесс. Иными словам, развитие форм в лабораторном пространстве является исключительно личным делом самих форм, хотя и при поддержке фундаментальных слоев материи. То есть можно говорить о наличии принципа самоуправления, или самоорганизации, в пространстве-времени.

Этот принцип является характерной особенностью лабораторного подпространства. Он не привнесен сюда из других слоев, а является «конструктивным» свойством пространства-времени. Образно данную идею можно представить так. Шахматные фигуры и доска сформированы фундаментальными слоями материи, а собственно правила игры закодированы в пространстве-времени. Наличие правил (не важно, каких) является базовым свойством пространства-времени.

Здесь следует еще раз напомнить, что материя представляется как набор подпространств, каждое из которых имеет определенную специализацию. Таким образом сложное поведение и комплексные свойства вещества раскладывается на элементы и за формирование каждого элемента отвечает свой слой, или подпространство.

По всей видимости, самоорганизация отнюдь не эквивалентна феномену жизни. Одной самоорганизации не достаточно для возникновения феномена жизни.

Самоорганизация реализуется при помощи правил (законов). Знание правил позволяет говорить об организации, а организация воплощается в системах. Организация и система часто рассматриваются как синонимы. Однако понятие «организация» шире, чем понятие «система». Организация подразумевает набор правил, по которым функционируют некоторые объекты. Система есть некоторая реализация организации, т.е. в системе организованными являются определенные объекты. Организацию можно рассматривать как класс, а систему – как экземпляр класса.

Итак, в пространстве-времени действует принцип самоорганизации, который реализуется посредством различных правил и ограничений. Многообразие правил и ограничений обеспечивается средствами вещества, а также при помощи фундаментальных полей, которые пространству-времени не принадлежат.

Можно сказать, что в пространстве-времени разыгрываются различные игры, у каждой из которых имеются собственные правила. Активностей без правил в пространстве-времени быть не может.

Вкратце поясним, что представляют собой правила и откуда они берутся.

Лабораторное подпространство на макроуровне является миром дискретных объектов. Это накладывает специфику на способы формирования в нем организаций. Правила могут задаваться здесь дискретно в виде триггеров, переключателей, импульсов и т.п. В качестве правил могут выступать пространственно- временные конфигурации вещества и ограничения (тупики, заборы, графики и расписания работы, временные лимиты и т.д.). Правила могут кодироваться с помощью чисел и символов.

Приведем несколько примеров. Тупик на дороге является ограничением для движения машины. Ограничением для корней дерева является камень. Вода ограничивается стенками резервуара. Правилами являются дорожные знаки, стрелки-указатели. Правилом является опыление насекомыми цветов, вырабатывание листьями растений кислорода и т.д. Более сложными правилами являются различные инструкции по эксплуатации, нормативные документы, кодексы. Этот список можно продолжать до бесконечности.

Правил ниоткуда не берутся. Они формируются в процессе самоорганизации. Собственно этот процесс и состоит в выработке различных правил. Вещество не может существовать в пространстве-времени без правил и ограничений.

А как же тогда быть с такими понятиями, как случайность, хаос, энтропия. Мы уже говорили, что случайность является следствием отсутствия контроля. Хаоса, как такового, не существует. Все и вся организовано. В случае наступления нерегламентированных правилами событий происходит разрушение организации, что вполне логично. Организация не может существовать без правил. Создание и разрушение организации являются естественными процессами в пространстве-времени.

Попробуйте найти в нашем мире протекающие без правил процессы! При этом сразу оговоримся, что природные катастрофы и массовый психоз на демонстрациях не являются процессами без правил – для них существуют математические модели.

Человек склонен многие процессы и явления воспринимать как недетерминированные (стохастические) только лишь в силу своих ограниченных возможностей. Чем меньше он знает, тем в большей степени он доходит до религиозного исступления. Отсутствие знаний красиво обыграно человеком специально созданными правилами типа «цель оправдывает средства», «я знаю, что ничего не знаю» и т.п. Причем человек прекрасно научился ориентироваться с немалой выгодой для себя при столкновении с нечетко сформулированными правилами. Он сразу начинает навязывать собственные правила, захватывать ранее ему не принадлежавший ресурс. Здесь можно привести хорошо известный слоган: «Не ждите милостей от Природы».

В отношении организации живых систем, можно сказать следующее. Главной целью живых форм является поддержание их жизни. Если бы такой цели у них не было, то все они, рано или поздно, исчезли, и остались бы одни неживые формы. Конечно, возможен и другой сценарий, при котором живые формы периодически возникают и без борьбы за свою жизнь по прошествии некоторого времени тихо умирают. Но в нашем понимании вряд ли такие формы можно было бы называть живыми. Согласно нашему определению, живое обладает стремлением к выживанию. В этом и состоит феномен жизни в пространстве-времени.

Наличие феномена жизни – достоверный факт. Мы сами, в конечном счете, являемся его подтверждением.

Как уже отмечалось, одной самоорганизации не достаточно для возникновения феномена жизни. Самоорганизация, т.е. наличие правил (не важно, каких) является базовым свойством пространства-времени. Самоорганизация – это мета-правило, которое говорит о необходимости создания правил. Феномен жизни – это не мета-правило, а набор конкретных основополагающих правил организации живых форм. В отношении живых форм существуют две возможности: феномен жизни выработался эволюционно в результате самоорганизации; за возникновение жизни несут ответственность фундаментальные слои материи. В защиту второго варианта можно высказать следующие рассуждения. Если правила организации феномена жизни нетривиальны, то вероятность их выработки в результате случайного перебора ничтожна мала. Чтобы повысить вероятность возникновения феномена жизни, нужны базовые информационные механизмы для кодирования основополагающих правил организации живых форм. Эти информационные механизмы могут быть реализованы в подпространствах. То есть опять работает идея Герловина о том, что сложное поведение и комплексные свойства вещества раскладывается на элементы и за формирование каждого элемента отвечает свой слой, или подпространство.

В плане организации живые системы обладают своими характерными особенностями. Рассмотрим их.

В пространстве-времени для живых систем принцип «Выжить любой ценой» является основополагающим. Миру живым систем приходится самоорганизовываться. Этот процесс не может быть строго детерминированным, поскольку системы не обладают достоверными знаниями об их взаимовлиянии друг на друга. Поэтому живые системы часто раньше времени умирают.

Система функционирует в среде. Среда состоит из других систем. Если система не знает о правилах систем среды, то среда для нее представляется случайным процессом. Аналогично и система для среды является случайным процессом, если среда не знает о правилах системы.

Случайные процессы могут оказаться для системы разрушительными. Поэтому чтобы выжить, каждая система стремится минимизировать число окружающих ее случайных процессов. Для этого она стремится получить знания о правилах и ограничениях других систем, а также установить для них собственные правила и ограничения. Все социальные организации действуют именно по этому принципу.

Приспособление к чужим правилам и ограничениям есть пассивная тактика. Навязывание собственных правил и ограничений – активная (агрессивная) тактика. Блокирование чужих правил, манипулирование ими – оппортунистическая тактика. Для собственного выживания системы идут не только на поглощение других структур, но и на всевозможные компромиссы и кооперации между собой.

Равновесие в среде живых систем всегда является динамическим. Оно постоянно нарушается и восстанавливается. Каждый раз нарушение равновесия болезненно ударяет по многим людям. Но невозвращение к равновесию, по-видимому, невозможно. Поглощение одним видом макросистемы всех других видов представляется крайне маловероятным, поскольку приведет к деградации этой системы, и, в конечном счете, к ее умиранию. Тогда все живое погибнет, что противоречит основополагающему принципу.

Никто из нас не хотел бы оказаться жертвой нарушения общественного равновесия. Но чтобы не попасть под жернов очередного социального эксперимента, необходимо хорошо ориентироваться в многообразии социальных организаций, формальных и неформальных правил и приемов обеспечения жизнедеятельности людей. И здесь на помощь приходит Бэкмология.

Бэкмология является координирующей надстройкой над целым радом общественных наук, в которых исследуются различные аспекты социальной организации. Бэкмология позволяет ориентироваться в системах знаний этих наук, что дает возможность быстро получить систематизированное знание о различных правилах социальной организации, а также о способах их создания, применения, игнорирования и манипулирования.

Итак, наш мир построен на правилах, а Бэкмология является базой знаний этих правил.

Материя, вещество и информация

Проблема сознания является комплексной, в ее решении вместе с философией участвуют многие специальные науки: психология, физиология высшей нервной деятельности, кибернетика, антропология и многие другие. Многие вопросы о сущности сознания не получили пока в современной науке достаточно ясного и полного ответа. В проблеме сознания до сих пор остается еще немало непонятного и загадочного. Достигнутый уровень знаний не позволяет полностью и окончательно определить сознание. Попытаемся лишь сориентироваться в океане проблем и зафиксировать основные философские позиции в понимании сознания.

Сознание «вообще» известно только в виде человеческого сознания, ведь до сих пор нет четких данных о существовании сознания в мире в других, внечеловеческих формах. Поэтому для понимания сущности сознания весьма важен вопрос о его происхождении.

Можно полагать, что появление человеческого сознания есть результат естественной эволюции материи на нашей планете, но в таком случае в самой материи должно потенциально содержаться такое свойство, развитие которого в определенных условиях может привести к возникновению сознания. Иначе невозможно понять, как из неживой, неощущающей материи возникает материя ощущающая, мыслящая. Этим свойством, присущим любому материальному объекту, является информационное отражение – реакция объекта на внешнее воздействие, несущая в себе информацию об этом воздействии.

Всеобщее свойство материи, обеспечивающее передачу информации на всех стадиях ее организации, называется отражение (reflection) и заключается в воспроизведении, фиксировании того, что принадлежит отражаемому предмету, т.е. признаков, свойств и отношений отражаемого объекта. «... Логично предположить, что вся материя обладает свойством, по существу родственным с ощущением, свойством отражения...» (Ленин В. И).

Любое отражение несет в себе информацию об отражаемом объекте. Способность к отражению зависит от уровня организации материи. Взаимодействиям объектов неорганической природы присущи пассивные формы отражения:

  • простая механическая деформация (отпечаток тела на песке)
  • сокращение или расширение в зависимости от колебаний окружающей температуры (термометр)
  • отражение световых электромагнитных волн (фотография)
  • отражение звуковых электромагнитных волн (эхо)
  • химические изменения (цвет лакмусовой бумаги)
  • и т.д.

Хотя и у неорганических форм материи мы наблюдаем определенные признаки чувствительности – притяжение и отталкивание частиц, атомная валентность, молекулярная связь, неорганические тела не способны активно использовать результаты взаимодействия как средство самосохранения. Но этот пассивный «зачаточный» вид отражения, носящий форму лишь физического взаимодействия тел, является генетической предпосылкой для возникновения более высоких форм отражения в живой природе и человеческом обществе, когда отражение превращается в информационную модель, в образ и используется в процессах познания и управления.

Активные формы отражения:

  • раздражимость клетки
  • чувствительность, т.е. способности иметь ощущения
  • восприятие – способности отражать вещи в некоторой совокупности их свойств
  • мышление – отражение существенных связей в окружающем мире
  • сознание и самосознание.

Становление человека и человеческого общества в процессе трудовой деятельности и общения с помощью речи обусловило возникновение формы отражения в виде сознания и самосознания. Сознание – высшая форма отражения на современном этапе эволюции материи.

Чем больше внутреннее разнообразие системы, тем больше ее элементов реагируют на внешнее воздействие изменением своих свойств, тем адекватнее отражение системой внешнего мира, а чем больше возможностей отражения, тем система может быстрее совершенствоваться, увеличивая свое разнообразие.

Не масса и не энергия, а развитие у систем способности к адекватному отражению характеризует уровень их организации. На простом примере для нас это означает следующее: если вы знаете только русский язык, и не знаете, скажем, английского языка, то вы не способны отражать в своем сознании англоязычную речь и письмо, не способны извлекать из нее информацию и ориентироваться при помощи этой информации. Те, кто знают оба этих языка, бесспорно, имеют больше возможностей для ориентации в окружающем мире и для дальнейшего расширения своих знаний.

Таким образом, если, согласно ленинской теории отражения, процесс распространения информации есть процесс отражения, то воспринятая информация есть результат отражения – воспринятый образ. При отражении в материальных структурах этот образ материален, при отражении в идеальном сознании – идеален.

Все материальные объекты взаимодействуют друг с другом, причем каждый объект, реагируя на воздействие, изменяет свое состояние. В нем воспроизводятся некоторые следы воздействия других объектов, сохраняя определенную информацию о том, какое воздействие он испытал. Причем свойство отражения проявляется двояко: внутреннее отражение – изменение объекта под внешним воздействием (деформация мяча от удара, нагревание камней солнцем); внешнее отражение – ответное действие объекта (отскакивание мяча, ночью камни отдают накопленное за день тепло и другие).

Таким образом, любое отражение предполагает взаимодействие. Возникающие в результате этого взаимодействия изменения в структуре отображающего тела зависят от его особенностей и адекватны структуре отображаемого объекта. Это структурное соответствие выражает сущность отражения, присущее всем его формам (в том числе и человеческому сознанию). Содержание взаимодействия – информация.

В процессе развития и усложнения материальных систем исторически развивается и усложняется присущее им свойство информационного отражения.

1. В неорганической природе отражение проявляется в механических, физических, химических изменениях. С возникновением и развитием жизни появляются новые, более современные формы отражения.

2. Простейшей формой биологического отражения является раздражимость – активная реакция организма на внешние воздействия и условия окружающей среды. Раздражимость регулирует жизнедеятельность растений, простейших одноклеточных животных (губок, кораллов), которые отвечают на внешнее воздействие изменениями в протоплазме (внутреннее отражение) и перемещением в пространстве (внешнее отражение). В отличие от добиологических форм отражения раздражимость имеет уже избирательный и направленный характер, она определяет выбор организмом таких реакций на внешние раздражители, которые сохраняют и поддерживают его существование.

3. Следующий этап развития отражения – психика – связан с появлением животных, имеющих нервную систему и мозг. Психическое отражение осуществляется с помощью органов чувств, обладающих особой раздражимостью и приспособленных к восприятию определенных воздействий (свет, звук и т.д.). На этапе психического отражения выделяют три основные формы:

а) сенсорная (лат. sensus – «чувство, ощущение») психика (черви, моллюски, насекомые): внешние раздражители выступают как сигналы, заключенная в них информация формирует ощущения (психические образы внешних раздражителей), которые побуждают животное к определенному, инстинктивному образу действия. На этом уровне формируются безусловные рефлексы;

б) перцептивная (лат. perceptio – «восприятие») психика у рыб, птиц, млекопитающих. Сложная нервная система – мозг – позволяет им накапливать индивидуальный опыт, воспринимая уже не отдельные ощущения, а их комплексы, целостность предметов, что делает их жизнедеятельность более гибкой, повышает их выживаемость. Здесь появляются уже условные рефлексы;

в) оперативный интеллект (предметное мышление) присущ только приматам. Они могут выполнять разнообразные операции с предметами как орудиями деятельности, решать сложные задания, если только они связаны с конкретными действиями и не требуют общих, абстрактных понятий. У обезьян развиты ориентировочно-исследовательские рефлексы.

Таким образом, в процессе развития различных форм отражения создаются необходимые предпосылки для возникновения высшей формы психического отражения – человеческого сознания.

Итак, отражение во всем многообразии его форм, начиная от простейших механических следов и кончая человеческим разумом, происходит в процессе взаимодействия различных систем материального мира. Это взаимодействие имеет своим результатом взаимоотражение, которое в простейших случаях выступает в виде механической деформации, в общем же случае – в виде взаимной перестройки внутреннего состояния взаимодействующих систем: в изменении их связей или направлений движения, как внешняя реакция или как взаимная передача энергии и информации. Отражение в общем случае представляет собой процесс, результатом которого является информационное воспроизведение свойств отражаемого предмета. Любое отражение включает информационный процесс: оно есть информационное взаимодействие, одно оставляет о себе память в другом. Информация есть объективная сторона процессов природы и как таковая всеобща, что предполагает ее специфику в различных сферах реального мира – в неорганической природе, живых системах и социальных процессах.

***

Среди философов долгое время шли, так ничем и не закончившиеся, споры о возможности существования информации в период, когда на земле не было еще биологических систем. Одни утверждали, что информация пусть и в примитивном виде существовала всегда, а другие, что она появилась только в биологический период развития природы. Такой спор мог возникнуть только в силу отсутствия четкого понимания сущности информации. Практически все школы философов исходили из кибернетического понимания информации, предложенного Шенноном. В то же время не был замечен структурный подход к понятию информации, разработанный в работах Эшби, и опиравшийся на понятие ограничения разнообразия. А ведь именно структурная информация, создающая ограничения разнообразия физических и других систем, является основой материального мира.

Кибернетическая информация всегда предполагает наличие источника и приемника информации. Именно для приемника существует неопределенность состояния источника, а значит, и энтропия в понимании Шеннона. Это значит, что в кибернетической информации присутствует субъективный фактор. От субъекта в первую очередь зависит количество воспринимаемой им информации, а также ее ценность и полезность. Поэтому можно понять тех философов, которые утверждали о появлении информации на земле только во время возникновения биологических систем. К кибернетической информации можно отнести с определенными оговорками и результат отражения одних физических систем в другие. Тогда можно утверждать, что кибернетическая информация существовала всегда с начала развития материального мира.

Структурная, или некибернетическая, информация рассматривается как фактор, представляющий ограничения в поведении систем, и поэтому содержащийся в связях их структур. Это информация, существующая объективно, так как она не связана с каким либо внешним приемником информации. Однако ее внутренний приемник при этом все же присутствует, на чем основано самодвижение материи. При этом должен соблюдаться принцип унитарности материальных систем, состоящий в требовании, чтобы в каждый момент своего движения система находилась в одном из возможных состояний и одновременно переходила в следующее единственное состояние. Именно структурная информация представляет то, что Бриллюэн определил применительно к физическим системам, как негэнтропия, и именно эта информация представляет основу второго закона термодинамики и соответственно синергетики как науки. Эволюция этой информации в дальнейшем привела к кибернетической информации и соответственно к кибернетическим системам.

Поэтому между кибернетической и структурной информацией существует прямая связь, а значит и информационный анализ физических и кибернетических систем нужно проводить с единых позиций. Соответственно кибернетическую информацию надо рассматривать также как и структурную, как идеальную сущность, проявляющую себя в реальном мире с помощью ограничений.

Итак, существуют два основных вида информации: некибернетическая – в естественной неорганической природе и кибернетическая – в живой природе, обществе и кибернетических технических устройствах. Некибернетические виды информации принято считать самыми элементарными видами и вместе с тем, с одной стороны, оказываются предпосылкой для возникновения более высоких видов – кибернетической информации, а с другой, когда уже существуют кибернетические системы,- «сырьем» для существования этих систем.

Информация всегда связана с отражением, но с разными видами отражения связаны различные виды информации. С отражением в неживой природе существенно связана некибернетическая информация, тогда как «кибернетическая» информация немыслима без высокоактивного отражения, характеризующегося управленческими процессами. Имея это в виду, можно сформулировать важный в методологическом отношении вывод – информация всегда связана с отражением.

***

А теперь, самое интересное.

Можно принять модель, в соответствии с которой материя представлена двумя слоями, или планами: информационным и вещественным.

Вещество – эфир, частицы, атомы, молекулы – располагается в вещественном слое, или лабораторном пространстве. Само вещество неинформационно, т.е. структурная информация о нем располагается в информационном слое. Все управление веществом осуществляется из этого слоя. Таким образом, собственно вещество является абсолютно «бездуховным». Оно – лишь исполнительный механизм. Весь «интеллект» вещества, его некибернетическая информация, сосредоточена в ином слое – информационном. Этот слой может представлять собой систему пространств, как это представлено у Герловина.

Живые формы создают кибернетическую информацию. Она закодирована посредством самого вещества, а значит полностью располагается в лабораторном пространстве.

Живые формы создаются на основе гибридной информации: структурной (некибернетической) и кибернетической. Зарождение жизни происходило при помощи только структурной информации. По мере развития живых форм определенные алгоритмы управления начали кодироваться самим веществом. Объем кибернетической информации с ростом числа живых форм увеличивается.

Нет оснований полагать, что данная модель противоречит каким-либо научным фактам. Более того, она позволяет по-новому взглянуть на многие фантазии и мистификации.

Разделение информации на структурную и кибернетическую и разнесение ее по разным слоям имеет важные последствия.

Во-первых, мы отвечаем на вопрос, чем отличаются живые формы от неживых. Камен не умеет «думать», поскольку не создает кибернетической информации. Ее создают только живые формы.

Во-вторых, четко обозначается разграничительная линия между тем, что создано нами, и тем, что фундаментально. Так, способность к самокопированию – это фундаментальное свойство. Мы можем его воспроизвести при помощи кибернетической информации, но это уже будет придуманный нами алгоритм по аналогии с фундаментальным.

В-третьих, мы ответственно признаем, что наше знание о Природе полностью субъективно. Но не потому, что рождается в наших головах, а потому, что наши способности познания законов мироздания ограничены наблюдениями за процессами, происходящими только в лабораторном пространстве. Доступ в структурный слой нам закрыт, и мы можем только моделировать то, что в нем происходит. Модели мы строим, отслеживая закономерности в лабораторном пространстве.

В-четвертых, структурный слой неинтеллектуален в том смысле, что не «отслеживает» содержание кибернетической информации. Жизнь человека не подвергается вмешательству извне, а контролируется только другим человеком.

В-пятых, все происходящие в лабораторном пространстве процессы полностью безопасны в том смысле, что не могут повлиять на устройство мироздания. Однако они небезопасны в плане сохранения существующих конфигураций вещества. Иными словами, кибернетическая информация оказывает воздействие на изменения живых и неживых форм вещества.

В-шестых, исчезает почва разногласий между материалистами и идеалистами. Мы со спокойной совестью можем принять идею Бога, ибо описанная модель не запрещает назвать информационный слой Богом.

Представленная модель дает в наше распоряжение продуктивный подход исследования природных феноменов. Мы всегда должны пытаться произвести анализ явления на предмет его фундаментальности, т.е. нам следует попытаться понять, насколько явление зависит от информационного слоя, и насколько – от вещественного. Такой подход позволяет на научной основе обозначить границы возможного и невозможного. Хотя мы и не можем узнать, что творится в информационном слое, но понять, насколько он задействован в том или ином явлении или процессе, мы вполне можем.

В заключение обратимся к хорошо известному всем феномену цикличности.

Цикличность, повторяемость является всеобщим свойством развития и функционирования любых природных систем в пространстве и во времени. Вращение и цикличность процессов происходят на всех уровнях реальности. Убедимся в этом. Будем двигаться от космического масштаба в микромир.

Мы знаем, что вращаются галактики, звездные системы, и планеты. Есть теория, что вращается сама Вселенная. Конечно, эти процессы объяснимы теорией гравитации – но ведь факт от этого не перестает быть фактом. Посмотрим, что происходит у нас на планете.

В природе существует множество потоков вещества, и их неминуемые столкновения порождают устойчивые вихри, воздушные или водяные. Вихрь – это возможность стремительным потокам энергии обрести устойчивую геометрию. Природные вихри крайне устойчивы, и могут существовать длительное время.

Кроме буквального, визуально наблюдаемого вращения материи, в природе присутствует бесчисленное множество неочевидного круговорота вещества и энергии. Это круговорот воды, кислорода, азота, и прочих веществ.

Если в природе устойчиво функционирует множество циклов, быть может нечто подобное можно найти в нашем организме?

Циркуляция в кровеносной системе и сердцебиение, цикл дыхания – это очевидные примеры цикличности, и множество других можно найти при более детальном рассмотрении. Вы слышали что-нибудь об альфа-ритме, дельта-волнах? Все та же цикличность, в виде электрических колебаний, происходящих в системе нервных клеток головного мозга. Можно углубиться дальше, и найти спиральную закрутку на уровне макромолекул ДНК и белков.

На сегодняшний день наука смогла проникнуть дальше еще на несколько уровней реальности, и там мы наблюдаем все ту же цикличность.

Как называется модель, описывающая все многообразие химических элементов? Периодическая система Менделеева. Еще глубже: вращение электронов в атомах. Согласно некоторым теориям (газовой эфиродинамики), сами элементарные частицы являются устойчивыми вихрями других, еще более компактных частиц. Существует и такая теория, что эта вложенность продолжается бесконечно.

Кстати, цикличность в природе часто встречается в виде колебательных процессов, например, электромагнитных волн. Любое электромагнитное излучение (радиоволны, свет, рентгеновское, гамма-излучение), как впрочем и звук – это распространяющиеся в пространстве колебания. У колебательного процесса всегда есть период, фактически означающий длину цикла.

Итак, можно подвести итог: на всех видимых масштабах реальности мы видим вращение, отражающее цикличность абсолютно всех процессов во Вселенной. Иными словами, любой процесс всегда состоит из повторяющихся стадий.

Возникает вопрос: в какой степени цикличность поддерживается структурным (информационным слоем)? Хорошо известно, что кибернетическая информация немыслима без циклов – любая компьютерная программа базируется на циклах. Но является ли этот факт следствием фундаментальной цикличности или все же цикличность образуется только средствами самого вещества, т.е. в лабораторном пространстве, и к информационному (структурному) слою никакого отношения не имеет? Вопрос этот отнюдь не праздный.

***

Частот пишут и говорят, что в жизни все повторяется, что все циклично, что одни и те же события повторяются вновь и вновь с системной периодичностью только в различных вариациях, словно ремейк некого старого фильма на новый лад. И что же, выходит можно подумать и предположить, что жизнь – это заезженная пластинка, или в лучшем случае коллекция сюжетов, зашитых словно набор ритмичных программ в операционную систему нашего разума? Можете думать, как хотите... Так происходит потому, что наш разум с накоплением осознания, с момента его активизации и материализации процессом рождения в целях удобства инвентаризирует полученный опыт. И со временем систематизирует его в определенные шаблоны и инвентарные списки. В последующем мы, к сожалению, уже становимся заложниками подобной рефлексии сознания. И процесс происходит от обратного, все новое мы воспринимаем как повторение известного, так как наш разум отсекает возможные проявления неизвестного. А поскольку в Бесконечности и вариантов развития будущего бесконечное множество, наш мозг и отбирает только утвержденные варианты развития явлений, точно так же как отсекает ненужные помехи в привычном потоке явлений. Например, со временем мы перестаем слышать тиканье часов. Вот и кажется, что ничего нового не происходит и все идет по кругу, так как по большому счету так и есть. Однако причина этого – наш разум, который хозяйничает в рамках делегированных ему сознанием полномочий. Фактически, желающим покинуть лабиринт жизни, необходимо постоянно разрывать рефлексию и интроспекцию (самонаблюдение).

Необходимо четко понимать, что накапливаемая кибернетическая информация не может не утилизироваться снова и снова. Иначе процесс ее накопления был бы для человека бессмысленным. Поэтому с ремейками мы будем сталкиваться в нашей жизни постоянно. Понимание сущности этого явления позволит относиться к нему более толерантно.

 

 
Правила игры нужно знать, но лучше устанавливать их самому.
Анджей Сток
Прочность карточного домика не зависит от количества козырей.
Лешек Кумор